English version

Механизм инновации

Одним из участников международного конкурса на лучшую концепцию реконструкции Политехнического музея в Москве была архитектурная мастерская «Студия 44». И хотя проект команды Никиты Явейна не стал победителем, эксперты отметили его за детальную проработку и попытку решить самые сложные проблемы здания на Лубянской площади.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

08 Ноября 2011
mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Никита Явейн, Георгий Снежкин, Владимир Лемехов, Сергей Аксенов, Илья Григорьев, Иван Кожин, Вероника Жукова, Людмила Лихачева, Маргарита Явейн, Антон Яр-Скрябин, Юрий Ашметьев, Алексей Веткин, Мария Виноградова, Юлия Дубейко, Анастасия Анисина, Евгений Новосадюк, Максим Цыбин, Анна Руденко, Николай Новоточинов, Наталья Потапенко

2011

Фонд развития Политехнического Музея по поручению Министерства Культуры РФ и ФГУК «Политехнический Музей»
Вообще проблем у Политехнического музея рекордно много: нуждаются в обновлении и выставочные залы, и техническое оснащение комплекса, остро необходимы парковки, давно назрел вопрос и об актуализации самой экспозиции, – но, пожалуй, самыми болезненными остаются вопрос его места и роли в городе, а также планировки самого здания. Дело в том, что знаменитая постройка в неорусском стиле – это на самом деле три дома, созданных в разное время разными архитекторами (центральная часть – 1877, арх. И. А. Монигетти; южное крыло – 1883-1896, арх. Н. А. Шохин; северное крыло – 1903-1907, арх. В. И. Ермишанцев, В. В. Воейков) и по большому счет между собой не связанных. Коммуникации между объемами настолько несовершенны (достаточно привести такой красноречивый пример: главная парадная лестница «проскакивает» мимо второго этажа), что нередко для того, чтобы попасть из одной части музея в другую, необходимо выйти из одного подъезда и пройти по улице до другого. Может ли учреждение культуры в таких условиях нормально развиваться и обеспечивать посетителям полноценные экскурсионные программы? На взгляд Никиты Явейна, ответ очевиден, поэтому решению этого вопроса архитекторы уделили в своем проекте реконструкции самое пристальное внимание. Второй важнейший аспект – островное расположение Политехнического музея в городе. Как известно, со всех четырех сторон он ограничен довольно активными в смысле трафика трассами (с юго-запада – улицей Новая площадь, с северо-запада – Политехническим проездом, с северо-востока – Лубянским проездом и с юго-востока – площадью Ильинских ворот), что делает его далеко не самым доступным в столице музеем, и эту проблему архитекторы также попытались исправить.

Самое радикальное изменение в структуре Политеха, предложенное «Студией 44», заключается в том, чтобы связать пространства цокольного этажа музея (на отметке -4.200) с выходами из двух ближайших станций метро – «Лубянки» и «Китай-города». Многим критикам эта идея дала повод сравнить учреждение культуры с пересадочным узлом, но, строго говоря, подобная метафора не совсем справедлива: музей будет связан не с метро как таковым, а лишь с теми его выходами, которые ведут к Политехническому (самыми малолюдными из всех, кстати). Сквозной проход по цокольному этажу здания авторы проекта предлагают организовать по линии приямков, расположенных по периметру внутренних дворов здания. А в части тротуара, примыкающей к проезжей части Новой площади приямки предлагается накрыть прозрачными колпаками – благодаря этому у музея появятся новые, уличные, витрины для демонстрации отдельных достижений науки и техники, которые, в свою очередь, станут рекламой основной экспозиции.

Для того чтобы соединить корпуса музея в единое целое и дать посетителям возможность непрерывного последовательного обхода экспозиции, центральную часть здания «Студия 44» предложила оборудовать системой эскалаторов и пологих наклонных траволаторов. Естественно, подобного рода нововведения невозможны без частичной внутренней перепланировки – архитекторы постарались найти компромисс между потребностями здания и необходимостью соблюдения охранного законодательства, предложив разобрать междуэтажные перекрытия и сохранив при этом все сводчатые и арочные конструкции. А вот кровлю над траволаторами авторы предлагают заменить на светопрозрачную (с сохранением исходной конфигурации), в результате чего эта часть здания превратится в центральный атриум – коммуникационное ядро музея, которого сегодня в его структуре просто нет.

Знаменитые внутренние дворы Политеха, конечно, тоже преобразовываются. Их «Студия 44» вполне предсказуемо превращает в крытые атриумы, накрывая дворы светопрозрачными структурами. Чердачные пространства, в свою очередь, превращаются в мансарду, где, согласно проекту, после реконструкции смогли бы разместиться библиотека, Центр инноваций и аудитории Образовательного центра. Интересно, что именно преобразованные дворы в проекте Явейна становятся главными общественными пространствами музея. Дабы подчеркнуть их новый статус, авторы проекта дают им звучные  названия – «Город инноваций» (бывший южный двор) и «Площадь инноваций» (бывший северный двор). Первый накрыт складчатой стеклянной кровлей, под которой на крышах дворовых флигелей высаживаются оранжерейные растения, плоская кровля второй имеет возможность сдвигаться до середины двора, что позволит не только устраивать шоу под открытым небом, но и доставлять в музей крупные выставочные объекты. При этом поверхность «Площади инноваций» способна трансформироваться в амфитеатр, а обращенные к ней дворовые фасады оборудованы панорамными лифтами и специальными передвижными объемами, которые могут служить как театральными ложами, так и витринами для экспонатов.

Проект «Студии 44» предусматривает и целый ряд реставрационных мероприятий, среди которых расчистка цокольного этажа от поздних наслоений, раскрытие закрытых входов в здание, реставрация стропильной системы и заложенных фонарей верхнего света. Предусмотрены также воссоздание интерьера Большой Аудитории Лектория Политехнического музея на период начала ХХ века и реставрация главной лестницы. Правда, коммуникационную роль исторической парадной лестницы  предполагается ограничить: в концепции «Студии 44» она ведет только в Центр Инноваций, Образовательный центр и библиотеку, – а ее марши превращаются в аванзалы библиотечных фондов открытого доступа. Отметим, что такой развернутой реставрационной программой проект команды Никиты Явейна очень выгодно отличался от всех остальных участвовавших в конкурсе концепций, авторы которых сосредоточились, в основном, на дизайне экспозиций и общей смене имиджа музея.

«Поскольку памятнику противопоказаны включения новой архитектуры, мы решили ограничиться привнесением в здание только механизмов, то есть разных технологических элементов, которые облегчат существование музея и одновременно образуют своего рода инсталляцию произведений инженерного искусства», – рассказывает архитектор. Под механизмами Явейн подразумевает и уже упомянутые траволаторы с лифтами и мобильными театральными ложами, и, например, телескопический подъемный кран, который не только позволить доставлять крупноразмерные экспонаты во внутренний двор музея (что само по себе довольно зрелищно), но и станет, по замыслу авторов, своего рода «горизонтальным колесом обозрения». «Вообще по внешнему виду этого здания в неорусском стиле крайне трудно догадаться, что внутри него расположен Политехнический музей, поэтому вводя в проект механизмы, в том числе и такие крупногабаритные, как кран, – продолжает Явейн, – мы пытались создать систему «рекламных» объектов, привлекающих к музею внимание и рассказывающих о его внутреннем содержании». Интересно, что другим таким «рекламным» объектом должны были стать несколько ракет – «ВОСТОК-1» архитекторы предложили установить в центре Лубянской площади (все равно место для монумента вакантно), а в Ильинском сквере «прорастить» из-под земли несколько более современных моделей космических кораблей.
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
zooming
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Функциональная схема. Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
© Студия 44
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Архитектурная концепция реконструкции здания Политехнического музея в Москве
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Никита Явейн, Георгий Снежкин, Владимир Лемехов, Сергей Аксенов, Илья Григорьев, Иван Кожин, Вероника Жукова, Людмила Лихачева, Маргарита Явейн, Антон Яр-Скрябин, Юрий Ашметьев, Алексей Веткин, Мария Виноградова, Юлия Дубейко, Анастасия Анисина, Евгений Новосадюк, Максим Цыбин, Анна Руденко, Николай Новоточинов, Наталья Потапенко

2011

Фонд развития Политехнического Музея по поручению Министерства Культуры РФ и ФГУК «Политехнический Музей»

08 Ноября 2011

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Студия 44: другие проекты
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Судьба Апраксина двора
Совет по культурному наследию Петербурга поддержал концепцию реновации «Апраксина двора», разработанную «Студией 44». Она предполагает многофункциональность и пешеходное пространство с заездом из-под земли. И основана на поэтапной тактике работы с многочисленными собственниками.
Постиндустриальная тяга
В Музее железных дорог России архитекторы «Студии 44» смогли создать сильное и эффектное пространство для коллекции из более чем 100 исторических паровозов и локомотивов.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.