English version

Бригантина поднимает паруса

В мае этого года «Студия-44» переехала в свой новый офис – трехэтажное здание в Манежном переулке, надстроенное двухуровневой мансардой. Визитной карточкой обновленной мастерской стали ее интерьеры с обнаженной стропильной конструкцией из клееной фанеры, которую критики уже успели сравнить с перевернутой лодкой викингов. На фестивале «Зодчество-2009» этот проект завоевал Бронзовый диплом.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

25 Ноября 2009
mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Россия, Санкт-Петербург, Манежный пер., 3

Авторский коллектив:
Архитекторы: Никита Явейн, Василий Романцев, Татьяна Сологуб, Георгий Снежкин, Ксения Счастливцева Конструктор: Дмитрий Ярошевский

2006 — 2008 / 2007 — 2009

Строительный подрядчик: ООО «Градстрой»
«Студия 44» – не только одно из самых известных и титулованных архитектурных бюро Санкт-Петербурга, но и одно из самых многочисленных. Штат компании насчитывает более 100 человек, включая архитекторов, конструкторов, инженеров и сотрудников макетной мастерской, и подыскать офис для такого количества народа было задачей не из простых. Долгое время «Студия 44» располагалась по двум адресам сразу – на улице Маяковского и в Манежном переулке. Для тех, кто знаком с географией Петербурга, понятно, что это в пяти минутах ходьбы друг от друга, но также понятно и то, что ничто не осложняет так повседневную работу компании, как необходимость постоянно бегать из одного подразделения в другое через квартал. Находиться в ситуации «сапожник без сапог» было тем более обидно, и руководство бюро приняло решение о строительстве полноценного офиса. Под нужды мастерской было полностью выкуплено здание в Манежном переулке – трехэтажный флигель доходного дома 1911 года постройки. Квартиры, находившиеся на первом и втором этажах, расселили, но даже при этом небольшое по площади строение было заведомо тесным для многочисленного коллектива, поэтому было принято решение о надстройке флигеля двухуровневой мансардой.

Все это было сделано задолго до кризиса, и, строго говоря, «Студия 44» собиралась справить новоселье еще в 2007 году, однако в тот момент, когда мансарда уже была возведена, на стройплощадке случился пожар. Пламя бушевало несколько часов, и за это время полностью выгорели не только надстройка, но и третий этаж флигеля, где сотрудники «Студии 44» продолжали работать, несмотря на ремонт. К счастью, обошлось без слишком большого ущерба – успели спасти и винчестеры с информацией, и макеты по проекту реконструкции Восточного крыла Главного штаба, – но вот реконструкцию пришлось начинать заново.

Манежный переулок соединяет Преображенскую площадь, знаменитую Спасо-Преображенским собором Василия Стасова, и улицу Восстания, а дом номер три расположен от ампирного храма буквально в сотне метров. И это соседство повлияло на внешний облик надстройки самым непосредственным образом. Во-первых, архитекторам необходимо было соблюсти существующий в этом районе города высотный регламент, во-вторых, хотелось высказать уважение к величественному соседу. Плавный криволинейный абрис подошел для этих целей лучше всего – и визуально скрадывает высоту надстройки (6,5 метров), и ненавязчиво перекликается с силуэтом собора. Благодаря тому, что «волна» кровли сильно отступает от края, из самого Манежного переулка надстройка вообще практически не видна. Со стороны Преображенской площади плавный изгиб отлично читается, но благодаря мягкости своих очертаний не воспринимается ни инородным, ни чересчур современным.

Впрочем, наблюдательная публика Санкт-Петербурга не оставила мансарду незамеченной – критики успели сравнить ее и с китом, и с кашалотом, и с камбузом яхты. Корабельные ассоциации подкрепляются наличием большого круглого окна-иллюминатора на боковом фасаде, и металлическими тросами, играющими роль ограждений перед окнами верхнего уровня мансарды. Сам же Никита Явейн, отвечая на вопросы о происхождении замысловатой формы надстройки, обычно рассказывает то про проглотившего слона удава из «Маленького принца» Сент-Экзюпери (это сходство, пожалуй, особенно ярко видно на разрезе), то про викингов, устраивавшихся на ночевку под перевернутой ладьей.

Увидеть остов старинной шлюпки при желании можно и в интерьере мансарды с его открытой стропильной конструкцией, смотрящейся крепким, если не вечным скелетом на фоне белых оштукатуренных стен. Кстати, это первый в Петербурге объект, в котором были применены гнутые деревоклееные конструкции (березовый шпон) российского производства. Как говорится, налицо и столь модная сегодня экологическая тема, и столь актуальная с экономической точки зрения поддержка отечественного производителя.

Авторы проекта всячески стремились к тому, чтобы оставить двухуровневое пространство мансарды, по возможности, единым. С улицы оно, кстати, именно таковым и воспринимается: огромный иллюминатор явно рассчитан на два уровня, а расположенные рядом крошечные квадратные окошки, отсылающие к капелле Роншан столь любимого Явейном Ле Корбюзье, кажутся, скорее, декоративными. И все же в самом торце верхнего уровня архитекторам пришлось сделать два кабинета – увы, не все бизнес-процессы даже в очень творческом коллективе могут протекать в open space. А чтобы не нивелировать эффект упомянутых квадратных проемчиков, кабинеты полностью выполнили в стеклянных перегородках.

Рабочие помещения нижних этажей, где сидят сотрудники макетной мастерской, конструкторы и архитекторы, работающие над самыми крупными проектами мастерской –  реконструкцией Восточного крыла Главного штаба и созданием кампуса ВШМ СПбГУ на базе дворцово-паркового ансамбля «Михайловская дача» – решены совершенно иначе. В отличие от предельно демократичной и пронизанной светом мансарды, они выполнены как классические анфилады комнат, настраивающие сотрудников на строгий рабочий лад и фактически воспроизводящие в миниатюре будущее устройство Главного штаба. И если наверху царит белый цвет, то здесь стены окрашены в яркие насыщенные тона – синий, бордовый, зеленый, больше ассоциирующиеся с ампиром, чем архитектурой XXI века. Впрочем, не зря в самой «Студии 44» считают, что в мансарде придумывают проекты новых зданий и конкурсные проекты, тогда как в комнатах, разделенных массивными двустворчатыми дверьми из светлого дерева, – проекты реставрации и реконструкции исторических зданий.
Вид на кабинет Н.И.Явейна. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Мансарда. Переговорная. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Манежный пер, 3. Вид с Преображенской площади. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © К.Счастливцевой
Мансарда. Два уровня. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Кабинет Н.И.Явейна. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Мансарда. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Мансарда. Верхний уровень. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
3 этаж. Анфилада комнат. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Переговорные. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Лестница между уровнями. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Фотогрфия: © А.Народицкого
Разрез. Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
© Студия 44


Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Россия, Санкт-Петербург, Манежный пер., 3

Авторский коллектив:
Архитекторы: Никита Явейн, Василий Романцев, Татьяна Сологуб, Георгий Снежкин, Ксения Счастливцева Конструктор: Дмитрий Ярошевский

2006 — 2008 / 2007 — 2009

Строительный подрядчик: ООО «Градстрой»

25 Ноября 2009

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».