Д.А. Петров

Автор текста:
Д.А. Петров

О происхождении архитектурной композиции столпа Ивана Великого

Архитектурная композиция столпа Ивана Великого, построенного в 1505 - 1508 гг. фрязином Боном,  многие столетия вызывает  удивление и восхищение. Вот уже сто шестьдесят лет прошло с начала изучения памятника, он неоднократно подвергался ремонтам и реставрациям, в ходе которых  о нем было получено  значительное количество информации,  существует большая литература о  постройке,  но один из главных вопросов – о происхождении архитектурной композиции памятника - ответа так и не получил.

Существенный вклад в разработку этой проблемы внесли С.С. Подъяпольский и
А.Л. Баталов, опубликовавшие работы,  в которых, с одной стороны, был намечен определенный и, на наш взгляд, до некоторой степени верный историко – географический  ареал поисков аналогий, а с другой – описан принцип механизма художественного («креативного»)  мышления итальянских зодчих, оказавшихся в России в конце ХV – начале ХVI  в.  и работавших по заказам великого князя и его придворных.

C.C. Подъяпольский предположил, что столп Ивана Великого имеет типологическую связь с генерацией венецианских колоколен ХII – ХV вв. (ступенчатый стилобат, двухъярусное членение основного объема, сходный по пропорциям верхний восьмерик с куполом), но есть и существенные отличия:  восьмигранная форма в плане, большая ширина его нижнего яруса, наличие не одного, а трех ярусов открытых арок, из которых один занял место традиционного глухого фонаря. Рассматривая внешний архитектурный образ Ивана Великого, нетрудно заметить, что его можно описать в нескольких категориях. Во-первых, это – высотность. Во-вторых, восьмиугольная форма плана, совершенно не характерная для древнерусских построек. (Сооружение, открытое в 1913 г. на Соборной площади, кроме своей геометрической формы и литургической функции, мало похоже на построенный Боном памятник, их масштабы и архитектура не сравнимы.) В-третьих, столп Ивана Великого имеет сильное, композиционно и функционально оправданное, сокращение диаметра ярусов: в первом находится церковь и ярус звона, второй имеет откровенно высотное предназначение (ярус звона находится наверху), третий, очевидно, служит переходом к  завершению здания и содержит ярус  звона мелких колоколов. В-четвертых,  памятник имеет определенный набор архитектурных элементов (цоколь, лопатки, окна, аркатурные пояса и карнизы) и завершение, первоначальная форма которого – купол или  шатер – до сих пор остается неизвестной.

Внутреннее пространство здания совершенно не связано с наружным обликом и также обладает определенным набором архитектурных и декоративных элементов (карнизы, тяги, розетки). Полагаем, что мы можем рассматривать интересующие нас итальянские аналогии в соответствии с изложенной выше рубрикацией.

Стремление к возведению высотных доминант в виде отдельно стоящих, то есть не включенных в архитектурную композицию церкви колоколен, прослеживается в итальянской архитектуре с Х в.  Помимо колоколен,  в XIV в., итальянских городах строятся   коммунальные башни, большая высота которых идеологически обусловлена – она должна быть выше башен семейств нобилей. Высота сооружения напрямую связывалась с амбициями и престижем ктиторов, независимо от того, были ли это частные лица или город. Такие башни достигают огромной высоты, самая высокая из них,  Torrazzo в  Кремоне, была сооружена еще в начале ХIV в. как колокольня собора. Важно отметить, что все  башни  объединяет одна особенность – ярусы звона на колокольнях и смотровые площадки находятся в верхней части. Восьмигранная форма плана  Ивана Великого совсем не является уникальной для средневековой итальянской архитектуры, как думали С.С. Подъяпольский и В. В. Кавельмахер. Традиция строительства высоких  восьмигранных отдельно стоящих или являющихся частью какого - либо церковного или коммунального здания колоколен не прерывалась в средневековой Италии с романского времени. Наиболее характерна эта архитектурная форма для Ломбардии и Пьемонта.

Отдельно стоящие многоярусные восьмигранные  колокольни, построенные до 1500 г., с переменной шириной ярусов, нам не известны. Однако, в Северной Италии мы легко можем найти эту форму в башнях над сердокрестием церквей, построенных в
ХII-ХVI вв. Наибольшее распространение ярусные башни получили в соборах цистерцианских аббатств, строившихся в ХIII – ХIV вв. и ставших главным источником распространения  готики в Италии. Для нашего исследования наибольший интерес представляют ломбардские постойки – соборы монастырей Кьяровалле  и павийская Чертоза. Аналогичные постройки часто изображаются североитальянскими художниками во второй половине ХV в.  Сооружения, подобные колокольне Ивана Великого, мы находим и в архитектурных трактатах второй половины  ХV – начала  XVI в.

Очевидно, что в архитектуре и живописи Северной Италии конца  ХV в. мы можем найти архитектурные формы и композиционные приемы, использованные и примененные в церкви Ивана Лествичника.  Проблема заключается в том, что мы не знаем архитектурного памятника, где бы эти приемы были соединены в одной постройке.

Тем не менее,  памятник, в котором описаны многие из  указанных   выше элементов, соединенных в одном сооружении, давно известен.  Это сочинение Антонио Аверлино (Филарете)  «Трактат об архитектуре». В шестой книги этого трактата говорится о сооружении, стоящем посреди замка. Это башня, внизу которой находятся службы, выше – капелла, « где, по крайней мере, по субботам, должна быть служба», еще выше, «между колоннами.. .. большой колокол». Наверху описан «заостренный» купол, на котором установлен шар. Описание формы здания достаточно неопределенно и запутано, но совершенно ясно, что это уступчатая башня, как минимум, с тремя уступами. Конфигурация планов ярусов  не совсем понятна, текст Филарете неясен, но, судя по рисункам в рукописи (хотя они не тождественны тексту и представляют собой параллельный информативный ряд), башня имела круглый и восьмиугольный ярус.

Очевидна близость описанного сооружения конструкциям и архитектурной композиции колокольни Ивана Великого. Исследователи уже предполагали возможность существования списка с рукописи Филарете в Москве в конце ХV в.,  возможно, привезенного другом Филарете, Аристотелем Фиораванти. Можно осторожно предположить, что оставшийся после смерти Фиораванти трактат мог послужить одним из источников создания  оригинальной композиционной  идеи кремлевской колокольни.

Одной из особенностей объемно – пространственной композиции церкви Иоанна Лествичника  является устройство внутренного пространства,  когда внутри нижнего, наиболее широкого, объема  устроена церковь, высота которой меньше высоты объема,   следующий (точнее, третий по порядку) внутренний объем своей нижней частью принадлежит нижнему наружному объему, а в  верхней части  - верхнему наружному объему.

Здания такой конструкции в ренессансной Италии нам не известны. Однако существует  сооружение, имеющее именно такую структуру, а также ряд необычных деталей, не распространенных в реальной архитектуре. Это – изображение башенной постройки в книге рисунков, Le rovine di Roma (1508 – 1513), принадлежавшей ломбардскому архитектору и художнику  Бартоломео Суардо по прозвищу Брамантино (около 1465 г.  – около 1530 г.), а также планы ряда построек из той же книги (очень характерны толстые стены октагонов с размещенными в них лестницами разной формы). В совокупности, во всех этих рисунках мы видим конструкции и элементы, присутствующие и в Иване Великом. Думаем, что есть достаточно оснований предполагать, что при разработке проекта колокольни использовались материалы, аналогичные архитектурным рисункам Брамантино. Ясно, что и сама московская постройка в структурно – композиционном плане представляет собой отражение архитектурных идей, бродивших в головах архитекторов и строителей Ломбардии в последнем десятилетии ХV в. 

Необходимо отметить, что рисунки центрических зданий  в трактате Брамантино существенно отличались от известных рисунков Франческо ди Джорджо из Туринского кодекса,  созданных в 1475 – 1476 гг. В качестве некоторой параллели  планам Брамантино можно указать на рисунки – перспективы Николлетто да Модена (работал между 1485 и 1503 гг.) и  молодого Бальтазаре Перуцци (1481 – 1537). Многие частные архитектурно – конструктивные решения, использованные в этих рисунках и в Иван Великом, находят аналогии и в реальных  североитальянских постройках 1480 - 1520- х гг.

Серьезное отличие кремлевской постройки от ее итальянских аналогов состоит в    массивности и мощи конструкций нижнего восьмерика здания. Они представляются неоправданными и излишними Мы знаем только один тип построек, обладающий столь же массивными конструкциями,  разной шириной ярусов и многочисленными внутристенными лестницами разной формы. Это – большие башни Московского Кремля, возведенные в 1485 – 1490-х  гг.  Можно осторожно предположить, что, приступая к возведению Ивана Великого, мастер Бон воспользовался практическим  опытом  и конструктивной идеей строителей кремлевских башен. Указав на архитектурные аналоги, мы, тем не менее, не можем объяснить причину строительства столь мощного сооружения, особенно учитывая огромный опыт итальянских архитекторов в строительстве высотных сооружений в сейсмической зоне со значительно более легкими конструкциями. Возможно, великий князь захотел получить помимо колокольни еще и своеобразный «несгораемый шкаф», в котором он мог бы хранить свою казну (по образцу новгородских церквей с подклетами), не боясь разрушительных московских пожаров. В этом случае становится понятным и устройство в колокольне дополнительных помещений.

Рассматривая наружный декор колокольни Ивана Великого, следует заметить, что С.С. Подъяпольский высказал, на наш взгляд, совершенно правильную идею о прямой связи архитектурного декора московской звонницы и некоторых памятников Виченцы и Монтаньяны конца ХV в., построенных или приписываемых Лоренцо ди Болонья.

Архитектурные и конструктивные решения, использованные в колокольне Ивана  Великого, находят множество аналогий в средневековой и раннеренессансной архитектуре Северной Италии. Однако  все они известны «по  отдельности», московский же памятник, не имеющий там  прямых аналогий, прежде всего, отличается особым, «синтетическим» характером композиции, свойственной, скорее, не каноническому образу мышления  архитекторов Возрождения , но творческим поискам североитальянских, и прежде всего ломбардских, мастеров второй половины ХV в., в работах которых ранний ренессанс переплетается с готикой.

15 Мая 2009

Д.А. Петров

Автор текста:

Д.А. Петров
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.