Д.А. Петров

Автор текста:
Д.А. Петров

О происхождении архитектурной композиции столпа Ивана Великого

0

Архитектурная композиция столпа Ивана Великого, построенного в 1505 - 1508 гг. фрязином Боном,  многие столетия вызывает  удивление и восхищение. Вот уже сто шестьдесят лет прошло с начала изучения памятника, он неоднократно подвергался ремонтам и реставрациям, в ходе которых  о нем было получено  значительное количество информации,  существует большая литература о  постройке,  но один из главных вопросов – о происхождении архитектурной композиции памятника - ответа так и не получил.

Существенный вклад в разработку этой проблемы внесли С.С. Подъяпольский и
А.Л. Баталов, опубликовавшие работы,  в которых, с одной стороны, был намечен определенный и, на наш взгляд, до некоторой степени верный историко – географический  ареал поисков аналогий, а с другой – описан принцип механизма художественного («креативного»)  мышления итальянских зодчих, оказавшихся в России в конце ХV – начале ХVI  в.  и работавших по заказам великого князя и его придворных.

C.C. Подъяпольский предположил, что столп Ивана Великого имеет типологическую связь с генерацией венецианских колоколен ХII – ХV вв. (ступенчатый стилобат, двухъярусное членение основного объема, сходный по пропорциям верхний восьмерик с куполом), но есть и существенные отличия:  восьмигранная форма в плане, большая ширина его нижнего яруса, наличие не одного, а трех ярусов открытых арок, из которых один занял место традиционного глухого фонаря. Рассматривая внешний архитектурный образ Ивана Великого, нетрудно заметить, что его можно описать в нескольких категориях. Во-первых, это – высотность. Во-вторых, восьмиугольная форма плана, совершенно не характерная для древнерусских построек. (Сооружение, открытое в 1913 г. на Соборной площади, кроме своей геометрической формы и литургической функции, мало похоже на построенный Боном памятник, их масштабы и архитектура не сравнимы.) В-третьих, столп Ивана Великого имеет сильное, композиционно и функционально оправданное, сокращение диаметра ярусов: в первом находится церковь и ярус звона, второй имеет откровенно высотное предназначение (ярус звона находится наверху), третий, очевидно, служит переходом к  завершению здания и содержит ярус  звона мелких колоколов. В-четвертых,  памятник имеет определенный набор архитектурных элементов (цоколь, лопатки, окна, аркатурные пояса и карнизы) и завершение, первоначальная форма которого – купол или  шатер – до сих пор остается неизвестной.

Внутреннее пространство здания совершенно не связано с наружным обликом и также обладает определенным набором архитектурных и декоративных элементов (карнизы, тяги, розетки). Полагаем, что мы можем рассматривать интересующие нас итальянские аналогии в соответствии с изложенной выше рубрикацией.

Стремление к возведению высотных доминант в виде отдельно стоящих, то есть не включенных в архитектурную композицию церкви колоколен, прослеживается в итальянской архитектуре с Х в.  Помимо колоколен,  в XIV в., итальянских городах строятся   коммунальные башни, большая высота которых идеологически обусловлена – она должна быть выше башен семейств нобилей. Высота сооружения напрямую связывалась с амбициями и престижем ктиторов, независимо от того, были ли это частные лица или город. Такие башни достигают огромной высоты, самая высокая из них,  Torrazzo в  Кремоне, была сооружена еще в начале ХIV в. как колокольня собора. Важно отметить, что все  башни  объединяет одна особенность – ярусы звона на колокольнях и смотровые площадки находятся в верхней части. Восьмигранная форма плана  Ивана Великого совсем не является уникальной для средневековой итальянской архитектуры, как думали С.С. Подъяпольский и В. В. Кавельмахер. Традиция строительства высоких  восьмигранных отдельно стоящих или являющихся частью какого - либо церковного или коммунального здания колоколен не прерывалась в средневековой Италии с романского времени. Наиболее характерна эта архитектурная форма для Ломбардии и Пьемонта.

Отдельно стоящие многоярусные восьмигранные  колокольни, построенные до 1500 г., с переменной шириной ярусов, нам не известны. Однако, в Северной Италии мы легко можем найти эту форму в башнях над сердокрестием церквей, построенных в
ХII-ХVI вв. Наибольшее распространение ярусные башни получили в соборах цистерцианских аббатств, строившихся в ХIII – ХIV вв. и ставших главным источником распространения  готики в Италии. Для нашего исследования наибольший интерес представляют ломбардские постойки – соборы монастырей Кьяровалле  и павийская Чертоза. Аналогичные постройки часто изображаются североитальянскими художниками во второй половине ХV в.  Сооружения, подобные колокольне Ивана Великого, мы находим и в архитектурных трактатах второй половины  ХV – начала  XVI в.

Очевидно, что в архитектуре и живописи Северной Италии конца  ХV в. мы можем найти архитектурные формы и композиционные приемы, использованные и примененные в церкви Ивана Лествичника.  Проблема заключается в том, что мы не знаем архитектурного памятника, где бы эти приемы были соединены в одной постройке.

Тем не менее,  памятник, в котором описаны многие из  указанных   выше элементов, соединенных в одном сооружении, давно известен.  Это сочинение Антонио Аверлино (Филарете)  «Трактат об архитектуре». В шестой книги этого трактата говорится о сооружении, стоящем посреди замка. Это башня, внизу которой находятся службы, выше – капелла, « где, по крайней мере, по субботам, должна быть служба», еще выше, «между колоннами.. .. большой колокол». Наверху описан «заостренный» купол, на котором установлен шар. Описание формы здания достаточно неопределенно и запутано, но совершенно ясно, что это уступчатая башня, как минимум, с тремя уступами. Конфигурация планов ярусов  не совсем понятна, текст Филарете неясен, но, судя по рисункам в рукописи (хотя они не тождественны тексту и представляют собой параллельный информативный ряд), башня имела круглый и восьмиугольный ярус.

Очевидна близость описанного сооружения конструкциям и архитектурной композиции колокольни Ивана Великого. Исследователи уже предполагали возможность существования списка с рукописи Филарете в Москве в конце ХV в.,  возможно, привезенного другом Филарете, Аристотелем Фиораванти. Можно осторожно предположить, что оставшийся после смерти Фиораванти трактат мог послужить одним из источников создания  оригинальной композиционной  идеи кремлевской колокольни.

Одной из особенностей объемно – пространственной композиции церкви Иоанна Лествичника  является устройство внутренного пространства,  когда внутри нижнего, наиболее широкого, объема  устроена церковь, высота которой меньше высоты объема,   следующий (точнее, третий по порядку) внутренний объем своей нижней частью принадлежит нижнему наружному объему, а в  верхней части  - верхнему наружному объему.

Здания такой конструкции в ренессансной Италии нам не известны. Однако существует  сооружение, имеющее именно такую структуру, а также ряд необычных деталей, не распространенных в реальной архитектуре. Это – изображение башенной постройки в книге рисунков, Le rovine di Roma (1508 – 1513), принадлежавшей ломбардскому архитектору и художнику  Бартоломео Суардо по прозвищу Брамантино (около 1465 г.  – около 1530 г.), а также планы ряда построек из той же книги (очень характерны толстые стены октагонов с размещенными в них лестницами разной формы). В совокупности, во всех этих рисунках мы видим конструкции и элементы, присутствующие и в Иване Великом. Думаем, что есть достаточно оснований предполагать, что при разработке проекта колокольни использовались материалы, аналогичные архитектурным рисункам Брамантино. Ясно, что и сама московская постройка в структурно – композиционном плане представляет собой отражение архитектурных идей, бродивших в головах архитекторов и строителей Ломбардии в последнем десятилетии ХV в. 

Необходимо отметить, что рисунки центрических зданий  в трактате Брамантино существенно отличались от известных рисунков Франческо ди Джорджо из Туринского кодекса,  созданных в 1475 – 1476 гг. В качестве некоторой параллели  планам Брамантино можно указать на рисунки – перспективы Николлетто да Модена (работал между 1485 и 1503 гг.) и  молодого Бальтазаре Перуцци (1481 – 1537). Многие частные архитектурно – конструктивные решения, использованные в этих рисунках и в Иван Великом, находят аналогии и в реальных  североитальянских постройках 1480 - 1520- х гг.

Серьезное отличие кремлевской постройки от ее итальянских аналогов состоит в    массивности и мощи конструкций нижнего восьмерика здания. Они представляются неоправданными и излишними Мы знаем только один тип построек, обладающий столь же массивными конструкциями,  разной шириной ярусов и многочисленными внутристенными лестницами разной формы. Это – большие башни Московского Кремля, возведенные в 1485 – 1490-х  гг.  Можно осторожно предположить, что, приступая к возведению Ивана Великого, мастер Бон воспользовался практическим  опытом  и конструктивной идеей строителей кремлевских башен. Указав на архитектурные аналоги, мы, тем не менее, не можем объяснить причину строительства столь мощного сооружения, особенно учитывая огромный опыт итальянских архитекторов в строительстве высотных сооружений в сейсмической зоне со значительно более легкими конструкциями. Возможно, великий князь захотел получить помимо колокольни еще и своеобразный «несгораемый шкаф», в котором он мог бы хранить свою казну (по образцу новгородских церквей с подклетами), не боясь разрушительных московских пожаров. В этом случае становится понятным и устройство в колокольне дополнительных помещений.

Рассматривая наружный декор колокольни Ивана Великого, следует заметить, что С.С. Подъяпольский высказал, на наш взгляд, совершенно правильную идею о прямой связи архитектурного декора московской звонницы и некоторых памятников Виченцы и Монтаньяны конца ХV в., построенных или приписываемых Лоренцо ди Болонья.

Архитектурные и конструктивные решения, использованные в колокольне Ивана  Великого, находят множество аналогий в средневековой и раннеренессансной архитектуре Северной Италии. Однако  все они известны «по  отдельности», московский же памятник, не имеющий там  прямых аналогий, прежде всего, отличается особым, «синтетическим» характером композиции, свойственной, скорее, не каноническому образу мышления  архитекторов Возрождения , но творческим поискам североитальянских, и прежде всего ломбардских, мастеров второй половины ХV в., в работах которых ранний ренессанс переплетается с готикой.

15 Мая 2009

Д.А. Петров

Автор текста:

Д.А. Петров
Похожие статьи
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Технологии и материалы
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Сейчас на главной
Ларец самоцветов
За лаконичными фасадами загородного дома семьи архитекторов из Уфы прячется личный «музей»: насыщенное по цвету и фактурам пространство, в котором каждый предмет и дизайнерское решение несет отпечаток индивидуальности хозяев.
Геопластический подход
T+T architects сообщают о завершении благоустройства двора 1 очереди ЖК «Александровский сад» в Екатеринбурге – ландшафт дополняет контекстуальную архитектуру, приспособленную к предпочтениям покупателей и к центру города, смелыми неомодернистскими росчерками и пышной разнообразной зеленью.
Стихия воды
Ванная на 84 этаже, купание под звездами, заплыв к Финскому заливу и спуск к горному источнику – в нашей подборке спа-комплексов.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Сохранить модернистское здание вокзала города Владимира!
Открываем сбор подписей под открытым письмом директора Музея архитектуры Елизаветы Лихачевой и архитектора Сергея Чобана в защиту модернистского здания вокзала города Владимира, которому сейчас угрожает реконструкция с обезличиванием, и всех памятников модернизма в целом – авторы призывают поставить их на охрану как федеральные ОКН. Поддерживаем инициативу, эти здания, действительно, давно пора поставить на охрану.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.