Автор текста:
А. В. Радзюкевич

Пропорционально-метрологические и масштабные особенности чертежей Андреа Палладио

Трактат Андреа Палладио "Четыре книги об архитектуре" представляет собой феноменальный труд, который содержит в себе не только огромное количество высококлассных чертежей, но и целый ряд новаторский идей, входящих в настоящее время основу архитектурной теории и архитектурного проектирования.
Изданный в СССР в 1936 году на русском языке с максимальным приближением к итальянскому оригиналу, трактат представляет собой богатейший источник информации, который, как мне кажется, еще не изучен в полной мере. Остается только сожалеть, что в то время не удалось издать второй том, который должен был содержать обширные комментарии. В 1935 году редактор издания А.Г.Габричесвкий был арестован в связи с делом о «Немецко-фашисткой организации на территории СССР» и отправлен в свою первую ссылку. Людоед Джугашвили даже здесь умудрился оставить в истории след своего сапога.
Детальное изучение трактата дало нам возможность выявить некоторые новые, не выявленные ранее, особенности многогранного таланта Палладио.
Начнем с количественных параметров. Всего в трактате содержится 170 полностраничных чертежей, не считая примерно такого же количества чертежных вставок. Ближайший аналог – трактат Виньолы «Правило пяти ордеров архитектуры» содержит только 32 графических листа. По сравнению с этой работой, Палладио, безусловно, делает огромный шаг вперед, так как помимо оформления канонов ордерных систем (отличных по пропорциям от канонов Виньолы), Палладио приводит также большое количество подробных графических фиксаций своих собственных построек (2 и 3 книги трактата) и подробных обмеров античных сооружений (4-я книга трактата). Всесторонняя, всеохватная универсальность работы Палладио ставит его в один ряд с титанами эпохи Возрождения. Особо следует отметить, что Палладио, не только приводит обмеры но, по всей видимости, впервые в истории архитектурной науки приводит графические реконструкции разрушенных античных памятников (4-я книга трактата). Разумеется, эти реконструкции являются весьма смелыми. Палладио не стремится к выявлению исходной логики формообразования. Его работа больше похожа на некое творческое развитие форм сохранившихся античных руин. Художественное начало здесь явно преобладает над научным. Тем не менее, эти попытки исключительно интересны, так как они представляют собой первый опыт в этой важнейшей сфере архитектуроведения (рис.1).
Изучение самих чертежей трактата дало возможность выявить целый ряд их особенностей, в частности, пропорциональные, метрологические и масштабные.
Во-первых, благодаря тому, что Палладио приводит на страницах трактата линейку с частями вичентийского фута, разделенного на дюймы и минуты (рис.2), можно определить размеры самих чертежей. Оказывается, их ширина равна 6 дюймам или половине вичентийского фута, а высота равна 9 дюймам или половине вичентийского локтя, что дает простейшую полуторную пропорцию (рис.3). По терминологии Витрувия и Альберти эта пропорция называется квинтой и является составной частью системы музыкальных созвучий.
Во-вторых, анализ самих чертежей показывает, что они были сделаны с использованием мер виченчийской линейки. Многие линии чертежей первых трех книг трактата Палладио совпадают с линями модульной сетки, основанной на дюймах и минутах. В частности, проверка членений колонны, изображенной в тринадцатой главе первой книги трактата, показала, что все они соразмерны величинам дюйма и минуты (рис.4).
В-третьих, сопоставление шкал вичентийской линейки с размерами чертежей из второй, третьей и четвертой книг трактата, показывает, что фактически мы имеем дело с масштабными чертежами. Особенно наглядно в этом можно убедиться при изучении чертежа фасада дворца Вальмарана (рис.5). В правом нижнем углу Палладио приводит линейку шкал, обозначенных футами. Сопоставление этой линейки с линейкой винчентийского фута дает возможность обнаружить, что один дюйм вичентийского фута соответствует шести футам проекта фасада. Следовательно, одному дюйму чертежа соответствует 72 дюйма в проекте Палладио. Т.е. мы имеем дело с величиной масштаба 1 к 72.
Рассмотрение проектов других построек Палладио показало, что большинство из них выполнены в масштабе 1 к 80 (постройка Валерио Кьерикато, дом графа Изеппо деи Порти, дом графа Оттавио деи Тьени и др.) (рис.6). Помимо этого встречаются также такие масштабы как 1 к 120, 1 к 36, 1 к 72 и т.д. Использование различных масштабов вызвано тем, что Палладио необходимо было «вписывать» различные по габаритным размерам объекты в пространство листа, имеющее единый размер 6 на 9 дюймов. По всей видимости, чертежи Палладио являются первыми в истории проектными чертежами, выполненными в определенном, точно вычисленном, масштабе. Этот вывод может быть повергнут сомнению если обратиться к трактату Виньолы. На 33 графическом листе трактата (русское издание 1939 года с переводом А.Г.Габричевского) приводится чертеж портика на котором приводится шкала мер, обозначенная Виньолой как римские пяди (рис.7). Поскольку рамки чертежей Винолы также определены в размерах римских мер (9 дактилей на 15 дактилей), то можно утверждать, что мы имеем дело в данном случае с масштабным чертежом (масштаб 1 к 14). Следовательно, получается, что первый масштабный чертеж (по крайней мере, в публичном печатном издании) был выполнен Виньолой. Однако следует иметь в виду, что в первом издании трактата Виньолы, вышедшем раньше трактата Палладио на четыре года, было всего 32 таблицы. Пять таблиц, в числе которых и эта 33 таблица, появились только во втором издании, выпущенном ориентировочно в 70-е годы. А трактат Палладио был издан в 1570 году, и, следовательно, можно предположить, что его содержание так повлияло на Виньолу, что он освоил технику чертежа, имеющего конкретный масштаб. Во всяком случае, то, что у Виньолы в трактате выглядит как отдельный и случайный эпизод, у Палладио представлено более полно и, я бы сказал, системно.
Следует также отметить, что, несмотря на разницу числовых значений в пропорциях канонических ордеров Винолы и Палладио, само формирование чертежей у них схоже тем, что общие схемы ордеров и детали ордеров выполнены в разных масштабах и соотносятся между собой в соотношении один к четырем (рис.8.а и рис 8.б.).
Характерным отличием чертежей Палладио от чертежей Виньолы является еще и то, что Палладио умел компоновать на одном графическом листе разномасштабные чертежи (рис.9). У Винолы этот прием использован только один раз и приведен он как раз в числе тех пяти таблиц, которые появились только во втором издании (рис.10). Т.е. опять же можно предположить, что издание трактата Палладио оказало большое влияние на Виньолу и он, уже в конце своей жизни, «вдогонку» добавил еще несколько чертежей к своему трактату.
Трактат Палладио содержит исключительно интересный раздел посвященный обмерам римского Пантеона. Сравнение этих обмеров с современными обмерными данными показывают, что Палладио производил обмеры с очень высокой степенью точности.
Очень интересными представляются результаты изучения масштабов этих чертежей. Сравнительный анализ показал, что чертежи Пантеона в разных масштабах в зависимости о величины обмеряемых частей. Причем, все они выполнены в масштабах четко взаимоувязанных между собой. Так, самый большой объем – общий план Пантеона, который фактически беспустотно вписан в рамку чертежа, выполнен в масштабе 1 к 320. Фасад, который получился детальнее плана ровно в два раза имеет масштаб 1 к 160. Чертеж интерьер выполнен в масштабе в два раза более крупном чем, чертеж фасада, т.е. в масштабе 1 к 80. А чертежи деталей ордера выполнены в четыре раза крупнее чертежа интерьера (рис.11).
Фактически получается, что Палладио использовал логически взаимоувязанную цепочку масштабов 320 – 160 – 80 –20 ( 16 – 8 – 4 – 1 ). Эта система давала ему возможность вписывать необходимые чертежи в единый стандарт рамки чертежа.
Следует отметить, что соотношение масштаба ордера к деталям ордера в пропорции четыре к одному используется, как уже отмечалось выше, в трактате Виньолы и первой книге трактата Палладио, посвященных пропорция канонических ордерных систем.
Любопытно, что чертеж элементов интерьера Пантеона выполнен в масштабе 1 к 80. Именно в этом масштабе выполнены фасады большого количества запроектированных Палладио объектов (рис.12).
Рассмотрим теперь качественный аспект исследования содержания трактата Палладио. Я имею в виду особенности творческого метода Палладио. Многие исследователи пытались и пытаются найти некие секреты мастерства Палладио. Секреты, понимаемые как некие технические приемы формообразования. В частности, в большой и серьезной работе О.И.Гурьева «Композиции Андреа Палладио» изданной в 1984 году, такая попытка представлена наиболее полно. На основании изучения больших сравнительно-статистических исследований, О.И.Гурьев высказывает предположение, что творческий метод Палладио базировался на создании подобных полей композиции и на использовании пропорции золотого сечения. Золотое сечение увлекло также и И.В.Жолтовского, переводчика трактата Палладио и горячего его подражателя. В этом можно увидеть серьезное противоречие и некий исторический парадокс. Дело в том, что трактат Палладио не содержит абсолютно никаких сведений о золотой пропорции. Нет даже намеков. И здесь мы сталкиваемся с проблемой возникновения мифов в науке. В конце 19 – начале 20 веков трудами в основном немецких исследователей был раздут миф о том, что пропорция золотого сечения господствует и в природе и искусстве и что оно является неким мерилом красоты и гармонии. Во многих популярных изданиях и энциклопедиях утверждается, что в эпоху Возрождения золотая пропорция получила широкое распространение и что ею увлекался сам Леонардо да Винчи. К счастью, есть серьезные исследования по этой теме, которые доказывают историческую неправдоподобность такого «золотого» подхода к искусству эпохи Возрождения. Я имею в виду работы В.П.Зубова и А.И.Щетникова.
Если же говорить о проблеме изучения творческого метода Палладио по существу, то хотелось бы отметить несколько моментов.
Первое. В книге первой он, размышляя о пропорциях комнат, перечисляет семь «наиболее прекрасных и пропорциональных видов комнат»:
- круглые;
- квадратные;
- в соотношении диагонали квадрата к стороне квадрата;
- в соотношении 4 к 3;
- в соотношении 3 к 2;
- в соотношении 5 к 3;
- в соотношении 2 к 1.
Т.е. мы видим предельно простые математические соотношения, которые очень сложно принять за некие секреты красоты.
Второе. Там же в первой книге, в разделе, где Палладио размышляет о нарушениях правил, он совершенно не уделяет никакого внимание числовым соотношениям. Его в первую очередь волнует то, что принято сегодня называть архитектоникой. Палладио постулирует следующее – архитектор не должен «отклоняться от указаний природы и от простоты, присущей всякому ее творению». Конкретизируя эту мысль Палладио поясняет, что «непозволительно вместо колонн, предназначенных поддерживать тяжесть, помещать картуши – чрезвычайно неприятные для глаза понимающего». Он считает также, что украшения, которые сильно выступают вперед, угрожают падением и вызывают страх у тех, кто находится внизу. Кроме того, следует избегать карнизов несоразмерных с колоннами, ибо большие карнизы на маленьких колоннах или маленькие карнизы на больших колоннах придают зданию уродливый вид. Колонна должна быть цельной, прочной, надежной и устойчивой для лежащей на ней тяжести. Вот как бы и все «секреты», которые как бы очевидны для всех. Главным мерилом красоты для Палладио выступает «глаз понимающего», а не какая-то математическая пропорция. Так, если посмотреть на некоторые чертежи канонов ордеров, то можно увидеть длинные цепочки вычислений (рис.13). По этим чертежам видно, что Палладио фактически «лепил» форму как скульптор «на глазок», а затем фиксировал найденные соотношения с помощью чисел. «Глаз понимающего» был для него первичнее числа. Палладио-художник шел впереди Палладио-математика.
И последнее. Творческий метод Палладио основан на его мироощущении, которое сегодня нам может показаться архаичным, но это показывает не то, что Палладио устарел, а то, что мы сами ушли куда-то не туда. Вот что он пишет о своей деятельности: «…когда мы, созерцая прекрасную машину мироздания, видим, каких дивных высот она преисполнена и как небеса в своем круговороте сменяют в ней времена года и сами себя сохранят в сладчайшей гармонии своего размеренного хода – мы уже не сомневаемся, что возводимые нами храмы должны быть подобны тому храму, который Бог в бесконечной своей благости сотворил…». По всей видимости, именно в этом отношении к мирозданию скрывается основной «секрет» творчества Палладио. Для него это были не просто красивые слова. Он действительно воспринимал окружающий мир с трепетным благоговением и это не могло не повлиять на его творчество, ставшее неподвластным Времени.
Рис. 1
Рис. 2
Рис. 3
Рис. 4
Рис. 5
Рис. 6
Рис. 7
Рис. 8a
Рис. 8b
Рис. 9
Рис. 10
Рис. 11
Рис. 12
Рис. 13

15 Января 2009

Автор текста:

А. В. Радзюкевич
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.