Красота: возвращение отвергнутой

«Красота имеет значение» – так звучит тема V Таллинской архитектурной биеннале. Серьезный разговор о роли архитектуры в возрождении красоты, о новой эстетике, примирении природы и машин, интуиции как способе познания, поддержан обилием VR-реальности и компьютерных моделей: старое понятие красоты возрождают при посредстве новейших технологий.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

16 Сентября 2019
mainImg
– Так, может, вы нам
откроете сию тайну, – язвительно буркнул
главный из художников, –
раз уж вы такой знаток.
Иван Ефремов, «Лезвие бритвы».
 
 

Что есть красота
Таллинская архитектурная биеннале – крупнейшее мероприятие подобного формата для Балтийского региона. В этом году конкурс на право быть главным куратором выиграла Яэль Райснер – архитектор из Израиля, которая последние десять лет посвятила изучению феномена красоты: ее восприятию, признакам, влиянию. Она и взяла на себя смелость предложить сложную тему: «Красота имеет значение: Возрождение прекрасного».

По мнению Яэль, красота не только в архитектуре, но и во многих других сферах несправедливо забыта или задвинута на третий план. В профессиональных кругах о ней стыдятся говорить, поскольку считают признаком необъективности или наивности, она больше не становится ориентиром или главной целью, само слово ассоциируется с чем-то устаревшим, легкомысленным, непрогрессивным. Такое отношение проявилось восемьдесят лет назад, вместе с теоретическими трудами и манифестами Альберто Сарториса, Зигфрида Гидиона и Люиса Мамфорда, которые привели к пардигме «форма следует за функцией». Однако на протяжении веков дела обстояли иначе: вспомнить хотя бы триаду Витрувия.
Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019
Фотография © Evert Palmets
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. MARCH studio
Изображение предоставлено организаторами

Яэль попыталась понять, что уходит вместе с красотой, и почему она все-таки важна, подключив к обсуждению современных философов, математиков, психологов, которые подготовили теоретическую базу. Достижения в нейробиологии, например, позволяют предположить, что опыт переживания красоты делает нас не только счастливее, но и здоровее, а отсутствие такового может привести к угасанию цивилизации. Математики называют красоту мерой истины и глубины, признаком упорядоченности и логичности. Психологи отмечают, что интуиция, посредством которой мы создаем и познаем истинную красоту, гораздо шире логики, возможности ее богаче.

Яэль считает, что мера хорошей архитектуры – ее способность создавать мощные эстетические впечатления, важную роль в творчестве и восприятии играет интуиция, а также новые технологии.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Space Popular
Изображение предоставлено организаторами

Удивительным образом суть официальных релизов биеннале очень точно передает отрывок из книги советского писателя Ивана Ефремова «Лезвие бритвы». Позволим себе большую цитату: «Красота – это наивысшая степень целесообразности, степень гармонического соответствия и сочетания противоречивых элементов во всяком устройстве, во всякой вещи, всяком организме. А восприятие красоты нельзя никак иначе себе представить, как инстинктивное. Иначе говоря, закрепившееся в подсознательной памяти человека благодаря миллиардам поколений с их бессознательным опытом и тысячам поколений – с опытом осознаваемым».

Архитекторы, выбранные для кураторской экспозиции, попробовали найти эстетическое воплощение всем этим идеям и показать, как может выглядеть жилье будущего. Яэль собрала все воедино и создала драматичное, немного мистическое пространство, в котором красота воспринимается как таинство и прежде всего на уровне ощущений.
 
Кураторская экспозиция: таинственный лес

Кураторская экспозиция, «канал для эмоционального переживания красоты в городских условиях», разместилась на втором этаже Эстонского музея архитектуры – бывшего соляного склада. Из восьми масштабных иснталляций Яэль «построила» улицу, которую мы наблюдаем в сумерки, в момент, когда зима сменяется весной.

Первые ощущения: полумрак, стволы берез, приглушенное «городское» пение птиц. Увидеть экспозицию сразу не позволяет большой черный экран – «поворот», который заставляет пережить опыт, похожий на тот, когда идешь по тесной улочке старинного города и вдруг попадаешь на площадь с огромным собором. Вместо собора wow-эффект создают причудливые формы, сочетание жесткой сетки и хаотичных образований, тактильность объектов и виртуальная реальность.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019.
Изображение предоставлено организаторами

Полумрак, раскаты грома, темные стволы деревьев и светлые пятна камерных пространств на их фоне создают ощущение, что человек возвращается к пещере, почтительно отступает перед силами природы. Освещение, звуковое сопровождение, сами объекты действительно вызывают много эмоций и переживаний: от страха перед стихией до чувства защищенности в материнской утробе, от инопланетности до принадлежности к чему-то большому.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Yael Reisner and Barnaby Gunning
Изображение предоставлено организаторами

Позже возникают обобщения: в городе будущего популярны модульные конструкции, многие механизмы заимствованы у природы, недостающее восполняют VR-очки, интуиция – часть творческого процесса. Человек встраивается в ландшафт, а не подчиняет его себе.

Яэль Райснер и Барнаби Ганнинг, который когда-то построил полноценный дом из деталей лего, представили универсальную ячейку для жилья и работы человека любого возраста и статуса, которая состоит из перетекающих друг в друга помещений: от уютного приватного до открытого общественного. В ячейки интегрировано множество растений: обычные комнатные или случайно выросшие, а также гидропонные сады.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Yael Reisner and Barnaby Gunning
Изображение предоставлено организаторами

Со Фудзимото, автор павильона галереи Serpentine 2013 года, видит жилье будущего как примитивную «Открытую пещеру», в которой пол, стены, потолок и мебель строятся из универсального набора деревянных блоков, которые позволяют менять и приспосабливать пространство, сохраняя его комфортность.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Sou Fujimoto
Изображение предоставлено организаторами

Еще одна модульная система – от австралийской March Studio. Несущая конструкция заполняется деревянными решетчатыми модулями-балками с жилыми ячейками внутри, размер которых зависит от потребностей жильца. Вместе они образуют башню или «вертикальный город» на 500 человек, который бесконечно модифицируется: части здания можно двигать, перестраивать, заменять, а то и вовсе забрать свою ячейку и перенести ее в другую «суперструктуру» или вообще поставить в лесу или на пляже. Конструкция не умозрительная: студия уже создает реальные прототипы.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. MARCH studio
Изображение предоставлено организаторами

Австрийцы SOMA придумали временные конструкции, частично напечатанные на 3D-принтере, с с помощью которых можно воздействовать на привычный городской ландшафт. Сложные завихренные структуры могут кардинально преобразить место, акцентировать вход, привлечь внимание. Для примера архитекторы выбрали культурно-спортивный комплекс на берегу залива в Таллине, построенный к Олимпиаде 1980 года и показали его новые интерпретации с помощью своих композиций.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Soma Studio
Изображение предоставлено организаторами

Проект Кадри Керге (Kadri Kerge) называется Beauty-Ful(l): это дом, предназначенный для бинуклеарных семей, число которых в Эстонии сильно выросло. Архитектор предлагает встроить в традиционный деревянный дом модуль, параметры которого рассчитаны на основе золотого сечения. Появляется система приватных и общих пространств, а интерьер оказывает терапевтический эффект.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Kadri Kerge
Изображение предоставлено организаторами
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Kadri Kerge
Изображение предоставлено организаторами

KTA пошли от нарратива и придумали апокалиптичную историю для своего проекта. В будущем человек получает протеин из насекомых, которых тоже осталось немного. К панельному дому однажды присасывается клещ – «агент красоты» – и его полностью покрывают теплоизоляционной пеной, чтобы сохранить клеща и вырастить колонию. На первом этаже живет фермер, который снабжает дом едой. На биеннале представлен киоск фермера с громко стрекочущими кузнечиками.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. soma и KTA
Изображение предоставлено организаторами

Часть проектов относится к интерьерам. Элена Манфердини (Elena Manferdini), к примеру, предложили обои виртуальной реальности: травы колышутся, порхают бабочки, стена оживает.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Elena Manferdini
Изображение предоставлено организаторами
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Elena Manferdini
Изображение предоставлено организаторами

Студия Space Popular видит интерьер будущего, когда человеческую близость полностью заменят, по словам авторов, видео-звонки, как коллаж из различных слоев: в виртуальной реальности у любого предмета появляется потенциал стать красивым, а обстановка и атмосфера меняются за секунды. Красота для архитекторов – нечто, что помогает улучшить коммуникацию и донести чувства и мысли.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Space Popular
Изображение предоставлено организаторами

Все инсталляции объединяет площадка виртуальной реальности «Говорящие деревья Таллина». Человек надевает VR-очки и, касаясь рукой одного из фрагментов одной из инсталляций, видит полное пространство. Также в галерее зала размещены видеопроекции, которые подробнее раскрывают замысел каждого участника. По словам Яэль Райснер, бюджет кураторской экспозиции составил 60 тысяч евро, причем большая часть ушла именно на дополненную реальность.

Один из важных выводов кураторской экспозиции: «красота – не единичная идея, важнее ее множественность».
 
Воплощенная красота
Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
Фотография © Evert Palmets

Еще одно мероприятие биеннале – конкурс Huts and Habitats, для которого предлагалось создать нечто вроде современной хижины – вероятно, это отсылка к концепции «примитивной хижины» Марка-Антуана Лаугье, истоку всей «истинной архитектуры».

Макеты 12 финалистов выставлены перед входом на основную экспозицию, а проект победителей реализован. Конструкцию из гнутой под паром древесины, названную «Стимпанк», установили на небольшом холме перед входом в Музей, где она и простоит до следующей биеннале.
Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
Фотография © Evert Palmets

Модель «Стимпанка» разработана компьютером, в ней нет ни одной одинаковой детали, сборка была возможна только в VR-очках, которые указывали уровни и последовательность установки деревянных панелей. Получилось, что человек создал идею – алгоритм, машина выстроила образ и «руководила» процессом, при этом эстетика – природная, очень уж павильон напоминает кокон осиного гнезда.
  • zooming
    1 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    2 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    3 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    4 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    5 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    6 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    7 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    8 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets

 
Пути красоты

Параллельная программа биеннале не настолько серьёзна, во всяком случае, без нейробиологии и дополненной реальности; впрочем она шире раскрывает понятие красоты. Крайне трогательна выставка под названием «Ужасно красиво»: на ней собраны проекты студентов престижных архитектурных школ, которые по той или иной причине не удались. Участники представили свои истории и урок, который извлекли, а также доработали проекты с точки зрения красоты.

Помимо традиционных видеопоказов и фотовыставок есть возможность посетить с экскурсией архитектурные бюро Таллина, послушать музыку, созданную специально для зданий, узнать о красоте «низменной» архитектуры – туалетов, например.
Проект Lines Rehab, победитель конкурса Vision Competition. Таллинская архитектурная биеннале 2019
Изображение предоставлено организаторами

Отрадно, что в биеннале участвуют российские архитекторы: авторский коллектив в составе Дмитрия Приходько, Натальи Крымской и Амирхана Габдуллина занял первое место в конкурсе Vision, в креативном пространстве Telliskivi проходит выставка «Дети авангарда», организованная журналом «Проект Балтия»: серия снимков Дмитрия Цыренщикова с постройками ленинградских конструктивистов.

Таллинская архитектурная биеннале продлится до 17 ноября 2019.

16 Сентября 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.