Красота: возвращение отвергнутой

«Красота имеет значение» – так звучит тема V Таллинской архитектурной биеннале. Серьезный разговор о роли архитектуры в возрождении красоты, о новой эстетике, примирении природы и машин, интуиции как способе познания, поддержан обилием VR-реальности и компьютерных моделей: старое понятие красоты возрождают при посредстве новейших технологий.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

16 Сентября 2019
mainImg
– Так, может, вы нам
откроете сию тайну, – язвительно буркнул
главный из художников, –
раз уж вы такой знаток.
Иван Ефремов, «Лезвие бритвы».
 
 

Что есть красота
Таллинская архитектурная биеннале – крупнейшее мероприятие подобного формата для Балтийского региона. В этом году конкурс на право быть главным куратором выиграла Яэль Райснер – архитектор из Израиля, которая последние десять лет посвятила изучению феномена красоты: ее восприятию, признакам, влиянию. Она и взяла на себя смелость предложить сложную тему: «Красота имеет значение: Возрождение прекрасного».

По мнению Яэль, красота не только в архитектуре, но и во многих других сферах несправедливо забыта или задвинута на третий план. В профессиональных кругах о ней стыдятся говорить, поскольку считают признаком необъективности или наивности, она больше не становится ориентиром или главной целью, само слово ассоциируется с чем-то устаревшим, легкомысленным, непрогрессивным. Такое отношение проявилось восемьдесят лет назад, вместе с теоретическими трудами и манифестами Альберто Сарториса, Зигфрида Гидиона и Люиса Мамфорда, которые привели к пардигме «форма следует за функцией». Однако на протяжении веков дела обстояли иначе: вспомнить хотя бы триаду Витрувия.
Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019
Фотография © Evert Palmets
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. MARCH studio
Изображение предоставлено организаторами

Яэль попыталась понять, что уходит вместе с красотой, и почему она все-таки важна, подключив к обсуждению современных философов, математиков, психологов, которые подготовили теоретическую базу. Достижения в нейробиологии, например, позволяют предположить, что опыт переживания красоты делает нас не только счастливее, но и здоровее, а отсутствие такового может привести к угасанию цивилизации. Математики называют красоту мерой истины и глубины, признаком упорядоченности и логичности. Психологи отмечают, что интуиция, посредством которой мы создаем и познаем истинную красоту, гораздо шире логики, возможности ее богаче.

Яэль считает, что мера хорошей архитектуры – ее способность создавать мощные эстетические впечатления, важную роль в творчестве и восприятии играет интуиция, а также новые технологии.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Space Popular
Изображение предоставлено организаторами

Удивительным образом суть официальных релизов биеннале очень точно передает отрывок из книги советского писателя Ивана Ефремова «Лезвие бритвы». Позволим себе большую цитату: «Красота – это наивысшая степень целесообразности, степень гармонического соответствия и сочетания противоречивых элементов во всяком устройстве, во всякой вещи, всяком организме. А восприятие красоты нельзя никак иначе себе представить, как инстинктивное. Иначе говоря, закрепившееся в подсознательной памяти человека благодаря миллиардам поколений с их бессознательным опытом и тысячам поколений – с опытом осознаваемым».

Архитекторы, выбранные для кураторской экспозиции, попробовали найти эстетическое воплощение всем этим идеям и показать, как может выглядеть жилье будущего. Яэль собрала все воедино и создала драматичное, немного мистическое пространство, в котором красота воспринимается как таинство и прежде всего на уровне ощущений.
 
Кураторская экспозиция: таинственный лес

Кураторская экспозиция, «канал для эмоционального переживания красоты в городских условиях», разместилась на втором этаже Эстонского музея архитектуры – бывшего соляного склада. Из восьми масштабных иснталляций Яэль «построила» улицу, которую мы наблюдаем в сумерки, в момент, когда зима сменяется весной.

Первые ощущения: полумрак, стволы берез, приглушенное «городское» пение птиц. Увидеть экспозицию сразу не позволяет большой черный экран – «поворот», который заставляет пережить опыт, похожий на тот, когда идешь по тесной улочке старинного города и вдруг попадаешь на площадь с огромным собором. Вместо собора wow-эффект создают причудливые формы, сочетание жесткой сетки и хаотичных образований, тактильность объектов и виртуальная реальность.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019.
Изображение предоставлено организаторами

Полумрак, раскаты грома, темные стволы деревьев и светлые пятна камерных пространств на их фоне создают ощущение, что человек возвращается к пещере, почтительно отступает перед силами природы. Освещение, звуковое сопровождение, сами объекты действительно вызывают много эмоций и переживаний: от страха перед стихией до чувства защищенности в материнской утробе, от инопланетности до принадлежности к чему-то большому.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Yael Reisner and Barnaby Gunning
Изображение предоставлено организаторами

Позже возникают обобщения: в городе будущего популярны модульные конструкции, многие механизмы заимствованы у природы, недостающее восполняют VR-очки, интуиция – часть творческого процесса. Человек встраивается в ландшафт, а не подчиняет его себе.

Яэль Райснер и Барнаби Ганнинг, который когда-то построил полноценный дом из деталей лего, представили универсальную ячейку для жилья и работы человека любого возраста и статуса, которая состоит из перетекающих друг в друга помещений: от уютного приватного до открытого общественного. В ячейки интегрировано множество растений: обычные комнатные или случайно выросшие, а также гидропонные сады.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Yael Reisner and Barnaby Gunning
Изображение предоставлено организаторами

Со Фудзимото, автор павильона галереи Serpentine 2013 года, видит жилье будущего как примитивную «Открытую пещеру», в которой пол, стены, потолок и мебель строятся из универсального набора деревянных блоков, которые позволяют менять и приспосабливать пространство, сохраняя его комфортность.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Sou Fujimoto
Изображение предоставлено организаторами

Еще одна модульная система – от австралийской March Studio. Несущая конструкция заполняется деревянными решетчатыми модулями-балками с жилыми ячейками внутри, размер которых зависит от потребностей жильца. Вместе они образуют башню или «вертикальный город» на 500 человек, который бесконечно модифицируется: части здания можно двигать, перестраивать, заменять, а то и вовсе забрать свою ячейку и перенести ее в другую «суперструктуру» или вообще поставить в лесу или на пляже. Конструкция не умозрительная: студия уже создает реальные прототипы.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. MARCH studio
Изображение предоставлено организаторами

Австрийцы SOMA придумали временные конструкции, частично напечатанные на 3D-принтере, с с помощью которых можно воздействовать на привычный городской ландшафт. Сложные завихренные структуры могут кардинально преобразить место, акцентировать вход, привлечь внимание. Для примера архитекторы выбрали культурно-спортивный комплекс на берегу залива в Таллине, построенный к Олимпиаде 1980 года и показали его новые интерпретации с помощью своих композиций.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Soma Studio
Изображение предоставлено организаторами

Проект Кадри Керге (Kadri Kerge) называется Beauty-Ful(l): это дом, предназначенный для бинуклеарных семей, число которых в Эстонии сильно выросло. Архитектор предлагает встроить в традиционный деревянный дом модуль, параметры которого рассчитаны на основе золотого сечения. Появляется система приватных и общих пространств, а интерьер оказывает терапевтический эффект.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Kadri Kerge
Изображение предоставлено организаторами
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Kadri Kerge
Изображение предоставлено организаторами

KTA пошли от нарратива и придумали апокалиптичную историю для своего проекта. В будущем человек получает протеин из насекомых, которых тоже осталось немного. К панельному дому однажды присасывается клещ – «агент красоты» – и его полностью покрывают теплоизоляционной пеной, чтобы сохранить клеща и вырастить колонию. На первом этаже живет фермер, который снабжает дом едой. На биеннале представлен киоск фермера с громко стрекочущими кузнечиками.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. soma и KTA
Изображение предоставлено организаторами

Часть проектов относится к интерьерам. Элена Манфердини (Elena Manferdini), к примеру, предложили обои виртуальной реальности: травы колышутся, порхают бабочки, стена оживает.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Elena Manferdini
Изображение предоставлено организаторами
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Elena Manferdini
Изображение предоставлено организаторами

Студия Space Popular видит интерьер будущего, когда человеческую близость полностью заменят, по словам авторов, видео-звонки, как коллаж из различных слоев: в виртуальной реальности у любого предмета появляется потенциал стать красивым, а обстановка и атмосфера меняются за секунды. Красота для архитекторов – нечто, что помогает улучшить коммуникацию и донести чувства и мысли.
Кураторская экспозиция на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Space Popular
Изображение предоставлено организаторами

Все инсталляции объединяет площадка виртуальной реальности «Говорящие деревья Таллина». Человек надевает VR-очки и, касаясь рукой одного из фрагментов одной из инсталляций, видит полное пространство. Также в галерее зала размещены видеопроекции, которые подробнее раскрывают замысел каждого участника. По словам Яэль Райснер, бюджет кураторской экспозиции составил 60 тысяч евро, причем большая часть ушла именно на дополненную реальность.

Один из важных выводов кураторской экспозиции: «красота – не единичная идея, важнее ее множественность».
 
Воплощенная красота
Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
Фотография © Evert Palmets

Еще одно мероприятие биеннале – конкурс Huts and Habitats, для которого предлагалось создать нечто вроде современной хижины – вероятно, это отсылка к концепции «примитивной хижины» Марка-Антуана Лаугье, истоку всей «истинной архитектуры».

Макеты 12 финалистов выставлены перед входом на основную экспозицию, а проект победителей реализован. Конструкцию из гнутой под паром древесины, названную «Стимпанк», установили на небольшом холме перед входом в Музей, где она и простоит до следующей биеннале.
Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
Фотография © Evert Palmets

Модель «Стимпанка» разработана компьютером, в ней нет ни одной одинаковой детали, сборка была возможна только в VR-очках, которые указывали уровни и последовательность установки деревянных панелей. Получилось, что человек создал идею – алгоритм, машина выстроила образ и «руководила» процессом, при этом эстетика – природная, очень уж павильон напоминает кокон осиного гнезда.
  • zooming
    1 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    2 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    3 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    4 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    5 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    6 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    7 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets
  • zooming
    8 / 8
    Инсталляция «Стимпанк» на Таллинской архитектурной биеннале 2019. Gwyllim Jahn, Cameron Newnham (Fologram, AU), Soomeen Hahm Design (UK), Igor Pantic (UK)
    Фотография © Evert Palmets

 
Пути красоты

Параллельная программа биеннале не настолько серьёзна, во всяком случае, без нейробиологии и дополненной реальности; впрочем она шире раскрывает понятие красоты. Крайне трогательна выставка под названием «Ужасно красиво»: на ней собраны проекты студентов престижных архитектурных школ, которые по той или иной причине не удались. Участники представили свои истории и урок, который извлекли, а также доработали проекты с точки зрения красоты.

Помимо традиционных видеопоказов и фотовыставок есть возможность посетить с экскурсией архитектурные бюро Таллина, послушать музыку, созданную специально для зданий, узнать о красоте «низменной» архитектуры – туалетов, например.
Проект Lines Rehab, победитель конкурса Vision Competition. Таллинская архитектурная биеннале 2019
Изображение предоставлено организаторами

Отрадно, что в биеннале участвуют российские архитекторы: авторский коллектив в составе Дмитрия Приходько, Натальи Крымской и Амирхана Габдуллина занял первое место в конкурсе Vision, в креативном пространстве Telliskivi проходит выставка «Дети авангарда», организованная журналом «Проект Балтия»: серия снимков Дмитрия Цыренщикова с постройками ленинградских конструктивистов.

Таллинская архитектурная биеннале продлится до 17 ноября 2019.

16 Сентября 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.