Попытка исцеления

Проект мемориального комплекса на территории Освенцима стал для Arch group поводом задуматься о том, что делает из миллионов людей не только жертв, но и палачей. Архитекторы называют свой музей «прививкой от зла».

Автор текста:
Алла Павликова

24 Февраля 2015
mainImg
Архитектор:
Алексей Горяинов
Михаил Крымов
Мастерская:
Arch group
В наступившем году исполнилось семьдесят лет со дня освобождения Освенцима. К этой дате был приурочен объявленный в конце минувшего года архитектурный конкурс, предлагающий архитекторам всего мира подумать над созданием нового мемориального центра. Сейчас в Освенциме функционирует музейный комплекс, созданный вскоре после войны, в 1947 году, в уцелевших бараках Аушвица II – Биркенау, который считается своего рода эпицентром событий, так как именно там погибло три четверти всех жертв концлагеря (более миллиона из миллиона четырехсот).

Новый мемориальной центр, согласно конкурсному заданию, должен расположиться вблизи территории бывшего лагеря Аушвиц I, а ныне – тихого и современного центра Освенцима, небольшого польского городка на сорок тысяч жителей, где уже ничто не напоминает о событиях тех лет. И состав будущего центра, по условиям конкурса, должен помимо мемориального музея включать множество общественно значимых пространств: большой актовый зал, театр, творческие мастерские и учебные аудитории.

Руководители бюро Arch group Алексей Горяинов и Михаил Крымов, поначалу вдохновившись идеей проектирования музея Освенцима как таковой, позднее пришли к выводу о том, что предложенное задание уводит участников от памяти о великой трагедии – и отказались от участия в соревновании. Не участвуя в конкурсе, архитекторы между тем все же создали собственный проект музея Освенцима, исключительно мемориального, воплотив в этой работе свои представления об экспозиции такого рода. Таким образом, проект, не ориентированный ни на реализацию, ни даже на участие в конкурсе, можно причислить к «бумажным», – в сущности, он представляет собой концептуальную штудию важной темы.
Мемориальный комплекс Освенцим © Arch group
Мемориальный комплекс Освенцим.Ситуационный план © Arch group
Мемориальный комплекс Освенцим.План © Arch group

В своем проекте Алексей Горяинов и Михаил Крымов расположили музей у стен сохраненного в существующем мемориальном комплексе лагеря Аушвиц II. Архитекторы вытянули галереи своего музея тонкой нитью вдоль дороги, ведущей в лагерь, а основное музейное пространство спрятали под землю, чтобы не отвлекать внимания посетителей от вида на лагерь с его длинными оградами и мрачными бараками. На поверхность выведена лишь верхняя галерея. Она полностью стеклянная и по форме сама напоминает барак, а потому не выбивается из окружения.
Мемориальный комплекс Освенцим.Разрез © Arch group
Мемориальный комплекс Освенцим.Разрез © Arch group

«Прививка от зла» – так называют свой проект авторы, предлагая, по их собственным словам, пересмотреть саму суть традиционных музеев Холокоста. Там в основе музейных экспозиций, как правило, лежат переживания, рассказы и фотографии жертв, и каждый посетитель, проникаясь чувством ужаса, невольно ставит себя на их место. Посещать такие музеи психологически очень сложно. Далеко не все люди в состоянии посмотреть и малую часть экспозиций. Михаил Крымов поясняет: «Жертва не выбирает свою участь. А вот палачами люди становятся добровольно, самостоятельно делая выбор и подчас не замечая, где находится точка невозврата. О палачах не принято говорить в таких местах, но, к сожалению, практически каждый посетитель этого музея, поставленный в определенные условия, мог оказаться не только на месте жертвы, но и на месте палача. Документальное изображение результатов произошедшего и того, как обычные люди становятся их виновниками, сможет предотвратить новые преступления».

Исследования психологов, проведенные как после войны, так и в недавнее время, успешно подтверждают одну из прописных истин: зло есть в каждом из нас. К примеру, в эксперименте Аша 75% испытуемых легко соглашались с заведомо ошибочным мнением большинства. В эксперименте Милгрема 87,5% испытуемых «убивали» жертву электрическим током, просто подчиняясь авторитету ученого. В Стенфордском тюремном эксперименте студенты, получившие роль охранников, уже через два дня проявили садистские наклонности. Эти эксперименты были повторены в разных странах и неопровержимо доказали универсальность результатов. «Я уверен, что если бы участникам эксперимента объяснили его суть, показали результаты, а затем попросили повторить все сначала, то процент готовых выполнить приказ был бы существенно ниже, – говорит Алексей Горяинов, – именно снижение этих пугающих цифр, прививка к приятию зла и подчинению ему должно, на наш взгляд, стать основной миссией музейно-мемориального комплекса».
Мемориальный комплекс Освенцим. «Путь палача» © Arch group

Осознание того, что внутри музея посетителя ждет столкновение со страшной реальностью, приходит уже на входе, расположенном вблизи главных ворот лагеря. Входная музейная группа – это серый бетонный тоннель, постепенно уходящий под землю. В длинной узкой галерее, которая в конце сходится в маленькую точку, нет естественного света. Общая протяженность давящего коридора, погруженного в полумрак – около 400 метров, но другой дороги посетителю не предложено и каждый, кто вошел, должен пройти по этому маршруту. Архитекторы понимают его как своего рода чистилище, откуда никто не выйдет прежним. Между тем кроме гнетущей атмосферы внутри нет никаких ужасных свидетельств, повествующих о жертвах Освенцима, никаких деталей, которые могут оттолкнуть и испугать человека, вызвать отвращение и убить желание осмыслить произошедшее.

Подземный коридор – это «путь палача», изображение жизни обычных людей. Сохранившиеся документы и фотографии позволяют выстроить такую экспозицию от начала и до конца: вот человек живет в красивом доме, слушает музыку, сажает цветы, получает образование, воспитывает детей, добивается первых успехов. В какой-то момент появляются свидетельства о его вступлении в партию, новом назначении, переводе. Постепенно этот человек становится частью одного сминающего все на своем пути механизма. Дальше – война, Освенцим и бесконечный конвейер трупов. Таким образом, перед глазами посетителя выстраивается вся жизнь палачей, включая те моменты, когда они могли остановиться, но почему-то этого не сделали.

Экспозиция прерывается инсталляциями с результатами описанных выше психологических экспериментов, напоминая людям об опасности стать причастными к злу. Сам посетитель оказывается вовлеченным в процесс, участвуя в ряде простых тестов, составленных профессиональными психологами, которые наглядно показывают, насколько легко манипулировать людьми, сбивая их с правильного пути.
Мемориальный комплекс Освенцим. Монумент жертвам лагеря © Arch group

Пройдя весь долгий путь, посетитель попадает в большой зеркальный зал, в центре которого установлен шестиметровый стеклянный куб, доверху наполненный мобильными телефонами. По мысли авторов, телефонов должно быть полтора миллиона, что соответствует примерному количеству убитых в лагере (точные цифры до сих пор неизвестны). Авторы намеренно используют предмет современности в противовес представленным в существующем музее Освенцима настоящим вещам, отнятым у узников (очки, зубные щетки, кисточки для бритья). Мобильный телефон, имеющийся сегодня почти у каждого человека, становится привязкой к настоящему дню, он словно говорит, что и сегодня население планеты не застраховано от повторения трагедии. Огромное количество мерцающих экранов призвано дать представление о масштабах произошедшего, многократно приумножаясь в бесчисленных зеркальных отражениях. Куб – это монумент жертвам Освенцима, а его отражения – память обо всех случаях геноцида.
Мемориальный комплекс Освенцим. Зеркальный зал © Arch group

Вокруг зеркального зала следует пандус, ведущий вверх, на поверхность земли, где под стеклянным куполом устроена «Галерея памяти» – памяти о жертвах лагеря. Главным «экспонатом» галереи становится сам лагерь, жуткая панорама которого открывается перед глазами посетителей во всем своем объеме: вышки, ограды, первая линия бараков, где содержались сотни тысяч людей, пятна фундаментов и лес поднимающихся в небо печных труб. Именно здесь появляется осознание реальности трагедии, о которой рассказывалось в подземелье, физическое соприкосновение с ней. Противоположная от лагеря стеклянная стена галереи несет на себе сохранившиеся списки и фотографии узников. О большинстве убитых даже не было сделано записей, их отправляли в газовые камеры сразу по прибытии в Освенцим. Память о них авторы проекта решили запечатлеть в бесконечных рядах маленьких, трехсантиметровых человеческих силуэтов. Это еще одна попытка дать представление современному человеку о чудовищных событиях, происходивших в этом месте. Покидая «Галерею памяти», посетитель снова оказывается перед главными воротами Аушвица II, откуда могли бы начинаться экскурсии уже по территории подлинного лагеря.
Мемориальный комплекс Освенцим. Галерея Памяти © Arch group

Отдельная часть экспозиции – комната под названием «Черный зал», которая располагается также под землей, сразу за зеркальным залом. В ней представлена традиционная экспозиция музеев Холокоста с изображением всех ужасов лагеря. Это помещение намеренно вынесено отдельным блоком, как необходимая, но не обязательная часть экспозиции. Человек сам для себя решает, стоит ли посещать этот зал и брать ли туда детей, которых увиденное может сильно шокировать. Здесь очень важно избежать чувства отвращения от изображения изможденных узников, которое не позволяет относиться к ним как к реальным людям. Отвращение является биологической защитной реакцией человека, блокирует центр эмпатии и все другие чувства. Все нацистские режимы использовали этот прием, вызывая отвращение к тому или иному народу, переставая называть человека человеком и тем самым оправдывая свои преступления.

«Мы не хотим, чтобы посетитель переставал видеть людей как в палачах, так и в их жертвах. И те и другие – люди, – заключают авторы проекта. – Нам хотелось бы, чтобы музей вызвал правильные переживания, чтобы, посетив его, человек получил свой опыт, пусть очень тяжелый, но по-настоящему полезный».

Опыт проектирования такого музея, даже без выхода за рамки поля концептуальных размышлений в сферу реального проектирования, безусловно, очень важен, – как и опыт изучения границ податливости человеческой психологии, беспомощности перед пропагандой, запросто обнаруживающий в почти любом человеке зверя, готового искать врагов по названным кем-то признакам. Тема обостренно-болезненная, неприятная, но актуальная. В какой момент мы становимся причастными к убийству? Когда мы делаем первую уступку своей совести ради карьеры, успеха, благополучия? Насколько вообще преодолимы проблемы массовой психологии, и, главное – возможна ли описанная авторами проекта «прививка от зла», лечится ли болезнь слепой ненависти? Ответов на эти вопросы, надо думать, ни у кого нет. Но попытки излечения делать, по-видимому, надо.
 

Архитектор:
Алексей Горяинов
Михаил Крымов
Мастерская:
Arch group

24 Февраля 2015

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия (коллажа), отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. На сегодняшний день VitraHaus посетили 3,5 миллиона человек со всего мира. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.