Архитектура компромисса

Объявлен победитель конкурса архитектурных проектов русского православного духовно-культурного центра в Париже. Для консерваторов он слишком модернистский, для современной архитектуры он устарел. Но точно отвечает поставленной задаче.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Победителем стал проект совместного русско-французского коллектива: бюро Арх Групп с российской стороны, и Общество архитекторов и девелоперов Мануэля Яновского – с французской. Этот проект вызвал критику сразу с двух сторон. С одной стороны, сторонники строительства в центре Парижа настоящего русского храма (то есть консервативного и традиционного) уже назвали его «сомнительно новым» представителем «анонимного и бездуховного хай-тека», критикуя новизну и обилие стекла. С другой стороны, лучший российский архитектурный критик Григорий Ревзин, как всегда тонко и точно проанализировав и стилистику, и ситуацию, определил этот проект как постмодернистский, то есть сильно (лет на 30) устаревший; и остроумно трактовал его как еще один экспонат для находящегося рядом парижского этнографического музея, построенного несколько лет назад Жаном Нувелем.

Оба определения надо признать верными. Храм, накрытый «хай-тековской» стеклянной волной, выглядит очень модернистским, залихватским и устрашающе современным по сравнению с храмовыми зданиями, возводимыми в России на протяжении последних 10-15 лет, и представляющими собой то более, то менее удачные компиляции на темы традиционной архитектуры. А характерное для постмодернизма «сочетание несочетаемого», стеклянного моря и пятиглавого храма, действительно страшно устарело: после того, как постмодернизм побывал в моде, уже случился «неомодернизм» с его архитектурой аттракциона. Который после кризиса сменился архитектурой sustainability, – пока что плохо понятно, как она выглядит внешне, но совершенно ясно, что она любит природу и экономию. Ради справедливости надо заметить, что две более свежие тенденции в проекте тоже присутствуют: стеклянная волна, по справедливому наблюдению редактора журнала ЭКА Ларисы Копыловой, напоминает уменьшенный фрагмент Миланской ярмарки Максимилиана Фуксаса. Волна накрывает сад (очевидно, обозначающий любовь к природе), а ее стекло планируется сделать самомоющимся и применить в нем некие термические технологии – вода будет согреваться и мыть кровлю (это, по-видимому, обозначает любовь к экономии).

То есть проект одновременно вызывающе нов для приверженцев чистой традиции православного храмостроительства, – и староват, компромиссен, провинциален с точки зрения современной архитектуры.

Ругать этот проект, действительно, можно долго и со вкусом. Это, прямо скажем, несложно. Во-первых, за приверженность постмодернизму. Вначале Москву затопили плохими и неумелыми подражаниями творчеству Риккардо Бофилла, теперь сам Бофилл строит важный президентский Конгресс-центр в Стрельне (на вид, признаться, ужасающий), а его ученик Мануэль Яновский (эту информацию озвучил Григорий Ревзин) проектирует будущий православный центр в Париже. Оба здания представительские, одно должно представлять государство, другое церковь, и оба проекта связаны, один прямо, другой косвенно, с мастерской  Бофилла. Как будто бы русская архитектура, кряхтя и с трудом, сделала шаг, оторвалась от «лужковского стиля» и дошла, наконец, через тридцать-то лет, до его истоков и припала к ним.

Второе слабое место проекта, прямо-таки предназначенное для битья – это, конечно же, символика. Символика православного храма, прямо скажем, дело непростое. Здесь мало что по настоящему канонизировано (то есть мало что определено церковными правилами, записанными в решениях соборов), а по большей части форма определяется традицией и предпочтениями строящих. Однако когда начинаются разговоры об этой символике – то можно подумать, что канонизировано абсолютно все. Простой пример: пятиглавие. Нередко можно слышать такое толкование: главный купол символизирует Христа, а четыре угловых евангалистов. Но оно очень позднее и изобретено, вероятнее всего, в XIX веке (это доказала известный искусствовед Ирина Бусева-Давыдова). Ни в каких правилах не записано, что настоящий православный храм должен быть обязательно пятиглавым. На самом деле пятиглавие в истории русского храмостроительства появилось исторически почти случайно: в конце XII века князь Всеволод Большое гнездо обстроил одноглавый Успенский собор города Владимира большой и высокой галереей. Для того, чтобы осветить княжеские хоры во втором ярусе этой галереи над ее сводами поставили два купола; и еще два добавили над восточными компартиментами (эти два купола добавили света увеличившемуся храмовому пространству в целом), вместе получилось пять. Раньше, в Успенском соборе Андрея Боголюбского, княжеские хоры были маленькими и скромными, а теперь они стали большими и светлыми, как и полагалось великому князю, в конце-то концов. Затем, когда московское княжество стало главным и окончательно собрало в своих руках бразды правления, а случилось это в конце XV века при Иване III, великий князь, женившись на наследнице завоеванной турками Византийской империи Зое Палеолог, затеял перестройку Успенского собора Москвы, главного храма московского государства, и построил свой храм по образцу Владимирского Успенского собора. Он стал образцом всех последующих пятиглавых храмов. Возможно, поэтому пятиглавие часто появляется там, где нужно показать единство церкви и государства: в храмах Елизаветы Петровны, православной императрицы в отличие от ее равнодушного к религии отца; в храме Христа Спасителя и типовых проектах церквей придворного архитектора Николая I Константина Тона. Государственный смысл в пятиглавии исторически главный. И в выигравшем проекте он очень адекватен ситуации – когда проект выбирает патриарх, а дела ведет управделами президента.

Вообще говоря, выигравший проект надо не ругать, а похвалить. За точное соответствие сути задания, точно и емко озвученной в нескольких высказываниях людей, причастных к организации конкурса. Суть задания в его двойственности: комплекс должен быть традиционным, но современным. Традиционным потому, что храм; современным потому, что в Париже («причесанным на французский манер» – слова архиепископа Марка, ответственного в Московской патриархии за зарубежные учреждения).

В этой ситуации странно, что проект не разорвало на части в лучших традициях деконструктивизма. Потому что православная архитектура, которая развивается в России с начала 1990-х годов, и то, что сейчас люди обычно связывают с понятием «современная архитектура», – несовместимы, как вода и масло. Это практически антагонисты. И вдруг возникает, по всем признакам государственный, заказ на храм, совмещающий то и другое: «синтез отечественной традиции и идей современной западной архитектуры» (тоже слова архиепископа Марка).

Да это невозможно, потому что ни малейшего опыта такого синтеза нет. Последние двадцать лет строительства настолько консервативны, что прямо противоположны современной архитектуре. Единственной, первой и последней, слабой попыткой спроектировать современный православный храм была Георгиевская часовня на Поклонной горе. И, конечно же, невозможно создать образ современного храма за 40 дней, отведенных на проектирование. Надо ли создавать такой образ – тоже вопрос, ведь заказчика для него в России нет (что, собственно, нам и показали эти 20 лет консерватизма в церковной архитектуре).

Так что следует признать – выигравший проект замечательно воплощает смысл заказанного объекта. Он состоит из двух частей: пятиглавного храма, исторически обозначающего единство российского государства и церкви, – и стеклянного покрывала, обозначающего третью силу: современную Европу, или просто «современную архитектуру», как угодно. Для усиления русскости храма архитекторы предлагают привезти в Париж настоящий белый камень; для усиления европейскости разбивают вокруг него не просто сад, а сад Клода Моне в Живерни (хороший сад, но при чем здесь Моне?). Чувствуется, что противоположностям неуютно вместе. Тот факт, что в районе пятиглавия они срастаются – одно покрывает, другое протыкает – обозначает их союз. Ну а то, что союз получился внешне искусственным и странноватым на вид – так какой союз, такая и архитектура. Для появления настоящего синтеза ни причин, ни предпосылок не наблюдается.
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
zooming
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
zooming
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
zooming
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп

23 Марта 2011

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Владимир Путин посетил Российский духовно-культурный...
Президент РФ Владимир Путин посетил Российский духовно-культурный центр, расположенный на набережной Бранли в историческом центре Парижа. Главу российского государства встретили автор архитектурного проекта, французский зодчий Жан-Мишель Вильмот, мэр Парижа Анн Идальго и руководители столичного региона.
Пресса: Под звуки консенсуса: Le Figaro об инаугурации купола...
«Русский собор: Париж уже не делает из мухи слона». Под таким заголовком в сегодняшнем номере правой Le Figaro опубликован репортаж о возведении первого купола над будущим православным храмом РПЦ во французской столице.
Пресса: Россия начала финансировать стройку в Париже
Управление делами президента приступило к финансированию строительства Российского духовно-культурного центра в Париже, пообещав до 24 декабря перечислить французской корпорации Bouygues первые €5 млн. Согласно впервые раскрытым условиям контракта, в строительство православного храма и другие объекты в рамках этого проекта РФ собиралась вложить €43 млн, не считая €75 млн, потраченных на выкуп участка.
Пресса: В Париж с куполами
Французские власти смирились со строительством русской церкви в Париже, благо ее проектирует парижанин Жан-Мишель Вильмотт.
Пресса: Париж златоглавый
У проекта строительства духовного центра РПЦ в Париже непростая судьба: пришлось менять архитектурную концепцию вместе с архитектором. Что теперь будут строить рядом с Эйфелевой башней и кто, выяснял "Огонек".
Пресса: Храм неизвестного святого
В Париже в резиденции посла России во Франции управляющий делами президента РФ Владимир Кожин, архитектор Жан-Мишель Вильмотт и посол Александр Орлов представили новый проект российского православного духовно-культурного центра. Проект, находившийся на грани срыва, получил нового архитектора, новую программу и новый облик. Разрешение на строительство получено, сроки реализации проекта установлены в два года.
Еще раз
Обнародован новый проект русского духовно-культурного православного центра в Париже. Его автор – Жан-Мишель Вильмотт.
Пресса: Правительственный квартал разместится между Старой...
Когда и куда переедут администрация президента и правительство, выдерживают ли исторические памятники Кремля вертолетные полеты главы государства – об этом в интервью корреспонденту РИА Новости рассказал управляющий делами президента Владимир Кожин.
Пресса: Храма не имут
Новый проект российского духовно-культурного центра на набережной Бранли в Париже практически завершен. Архитектор Жан-Мишель Вильмотт представит его публике до конца года.
Пресса: Давид против Голиафа
В Париже разгорается громкий скандал вокруг еще не построенного православного храма.
Пресса: Проект строительства российского православного центра...
Французские власти поддерживают проект строительства российского духовно-культурного православного центра на набережной Бранли в Париже, но он нуждается в доработке, сказал президент Франции Франсуа Олланд.
Пресса: Увидеть Париж и перекреститься
Имиджевый проект Путина и патриарха Кирилла, грандиозный православный центр на набережной Сены, отложен. «Винегрет а-ля рюсс» не понравился простым парижанам
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Пресса: Herzog & de Meuron возведут придорожную церковь – первую...
Вместо заправки и ресторана — придорожный храм, спроектированный не кем-нибудь, а Herzog & de Meuron. Расположена церковь будет в кантоне Граубюнден на скоростной межрегиональной автомагистрали A13 близ города Андеер, ведущей в сторону перевала Сан-Бернардино, важнейшего транспортного узла в Альпах.
Пресса: Храму святой Екатерины – быть?
В Свердловской области не утихают дискуссии по поводу проекта грандиозного 66-метрового сооружения. Храм святой Екатерины планируют построить к 2023 году, когда будет отмечаться 300-летие Екатеринбурга.
Пресса: Высота — 66 метров
Свердловский минстрой показал окончательный проект храма Святой Екатерины в Екатеринбурге.
Открывшись небу
Архитекторы Enota соединили часовню с деревенской площадью, превратив свое сооружение в ландшафтную скульптуру, призванную акцентировать идентичность пригородного поселения.
Пресса: Часовня из 28 “деревьев” в Нагасаки
Японский архитектор Ю Момоеда построил небольшую часовню “Агри” в Нагасаки, вдохновившись фрактальной геометрией и близлежащим национальным парком.
Пресса: "Минск — великий европейский город 20-го века". Архитектор...
Цзывай Со (Tszwai So) — британский архитектор родом из Гонконга. В 2016-м он закончил строительство белорусской грекокатолической церкви в Лондоне, прихожанином которой стал сам. Чем его привлекла история и архитектура Беларуси, зачем он начал осваивать «мову», что удивляет британцев, которые просят об экскурсии по церкви, и чему Лондон может поучиться у Минска, Цзывай Со рассказал в интервью TUT.BY.
Пресса: Удобно, как дома: 5 мыслей о том, каким должен быть современный...
Тридцать лет назад в России возродилась профессия церковного архитектора – в СССР был впервые построен новый храм. Каждый год Русская Церковь открывает почти 1,5 тысячи храмов. Что происходит с современной церковной архитектурой, каким должен быть храм сегодня и станет ли он шедевром, рассказывает заслуженный архитектор России, член-корреспондент Международной академии архитектуры, председатель правления Гильдии храмоздателей Андрей Анисимов.
Пресса: Владимир Путин посетил Российский духовно-культурный...
Президент РФ Владимир Путин посетил Российский духовно-культурный центр, расположенный на набережной Бранли в историческом центре Парижа. Главу российского государства встретили автор архитектурного проекта, французский зодчий Жан-Мишель Вильмот, мэр Парижа Анн Идальго и руководители столичного региона.
Пресса: Российский архитектор спроектировал православный...
Под Берлином завершилось десятилетнее строительство мужского монастыря в честь святого Георгия Победоносца, возведенного по заказу Берлинской и Германской епархии Русской православной церкви, сообщает Archdaily.
Знание и свет
Катарский факультет исламоведения и мечеть «Города образования» близ Дохи по проекту бюро Mangera Yvars Architects.
Пресса: Архитектор Храма на воде представит новый проект...
Архитектор, автор скандального проекта строительства собора Святой Екатерины на городском пруду в центре Екатеринбурга Михаил Голобородский в скором времени представит обновленный эскиз так называемого Храма на воде. Об этом он сообщил «URA.RU» в понедельник, 10 апреля, комментируя акцию «Обними пруд», прошедшую в минувшие выходные.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.