Архитектура компромисса

Объявлен победитель конкурса архитектурных проектов русского православного духовно-культурного центра в Париже. Для консерваторов он слишком модернистский, для современной архитектуры он устарел. Но точно отвечает поставленной задаче.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Победителем стал проект совместного русско-французского коллектива: бюро Арх Групп с российской стороны, и Общество архитекторов и девелоперов Мануэля Яновского – с французской. Этот проект вызвал критику сразу с двух сторон. С одной стороны, сторонники строительства в центре Парижа настоящего русского храма (то есть консервативного и традиционного) уже назвали его «сомнительно новым» представителем «анонимного и бездуховного хай-тека», критикуя новизну и обилие стекла. С другой стороны, лучший российский архитектурный критик Григорий Ревзин, как всегда тонко и точно проанализировав и стилистику, и ситуацию, определил этот проект как постмодернистский, то есть сильно (лет на 30) устаревший; и остроумно трактовал его как еще один экспонат для находящегося рядом парижского этнографического музея, построенного несколько лет назад Жаном Нувелем.

Оба определения надо признать верными. Храм, накрытый «хай-тековской» стеклянной волной, выглядит очень модернистским, залихватским и устрашающе современным по сравнению с храмовыми зданиями, возводимыми в России на протяжении последних 10-15 лет, и представляющими собой то более, то менее удачные компиляции на темы традиционной архитектуры. А характерное для постмодернизма «сочетание несочетаемого», стеклянного моря и пятиглавого храма, действительно страшно устарело: после того, как постмодернизм побывал в моде, уже случился «неомодернизм» с его архитектурой аттракциона. Который после кризиса сменился архитектурой sustainability, – пока что плохо понятно, как она выглядит внешне, но совершенно ясно, что она любит природу и экономию. Ради справедливости надо заметить, что две более свежие тенденции в проекте тоже присутствуют: стеклянная волна, по справедливому наблюдению редактора журнала ЭКА Ларисы Копыловой, напоминает уменьшенный фрагмент Миланской ярмарки Максимилиана Фуксаса. Волна накрывает сад (очевидно, обозначающий любовь к природе), а ее стекло планируется сделать самомоющимся и применить в нем некие термические технологии – вода будет согреваться и мыть кровлю (это, по-видимому, обозначает любовь к экономии).

То есть проект одновременно вызывающе нов для приверженцев чистой традиции православного храмостроительства, – и староват, компромиссен, провинциален с точки зрения современной архитектуры.

Ругать этот проект, действительно, можно долго и со вкусом. Это, прямо скажем, несложно. Во-первых, за приверженность постмодернизму. Вначале Москву затопили плохими и неумелыми подражаниями творчеству Риккардо Бофилла, теперь сам Бофилл строит важный президентский Конгресс-центр в Стрельне (на вид, признаться, ужасающий), а его ученик Мануэль Яновский (эту информацию озвучил Григорий Ревзин) проектирует будущий православный центр в Париже. Оба здания представительские, одно должно представлять государство, другое церковь, и оба проекта связаны, один прямо, другой косвенно, с мастерской  Бофилла. Как будто бы русская архитектура, кряхтя и с трудом, сделала шаг, оторвалась от «лужковского стиля» и дошла, наконец, через тридцать-то лет, до его истоков и припала к ним.

Второе слабое место проекта, прямо-таки предназначенное для битья – это, конечно же, символика. Символика православного храма, прямо скажем, дело непростое. Здесь мало что по настоящему канонизировано (то есть мало что определено церковными правилами, записанными в решениях соборов), а по большей части форма определяется традицией и предпочтениями строящих. Однако когда начинаются разговоры об этой символике – то можно подумать, что канонизировано абсолютно все. Простой пример: пятиглавие. Нередко можно слышать такое толкование: главный купол символизирует Христа, а четыре угловых евангалистов. Но оно очень позднее и изобретено, вероятнее всего, в XIX веке (это доказала известный искусствовед Ирина Бусева-Давыдова). Ни в каких правилах не записано, что настоящий православный храм должен быть обязательно пятиглавым. На самом деле пятиглавие в истории русского храмостроительства появилось исторически почти случайно: в конце XII века князь Всеволод Большое гнездо обстроил одноглавый Успенский собор города Владимира большой и высокой галереей. Для того, чтобы осветить княжеские хоры во втором ярусе этой галереи над ее сводами поставили два купола; и еще два добавили над восточными компартиментами (эти два купола добавили света увеличившемуся храмовому пространству в целом), вместе получилось пять. Раньше, в Успенском соборе Андрея Боголюбского, княжеские хоры были маленькими и скромными, а теперь они стали большими и светлыми, как и полагалось великому князю, в конце-то концов. Затем, когда московское княжество стало главным и окончательно собрало в своих руках бразды правления, а случилось это в конце XV века при Иване III, великий князь, женившись на наследнице завоеванной турками Византийской империи Зое Палеолог, затеял перестройку Успенского собора Москвы, главного храма московского государства, и построил свой храм по образцу Владимирского Успенского собора. Он стал образцом всех последующих пятиглавых храмов. Возможно, поэтому пятиглавие часто появляется там, где нужно показать единство церкви и государства: в храмах Елизаветы Петровны, православной императрицы в отличие от ее равнодушного к религии отца; в храме Христа Спасителя и типовых проектах церквей придворного архитектора Николая I Константина Тона. Государственный смысл в пятиглавии исторически главный. И в выигравшем проекте он очень адекватен ситуации – когда проект выбирает патриарх, а дела ведет управделами президента.

Вообще говоря, выигравший проект надо не ругать, а похвалить. За точное соответствие сути задания, точно и емко озвученной в нескольких высказываниях людей, причастных к организации конкурса. Суть задания в его двойственности: комплекс должен быть традиционным, но современным. Традиционным потому, что храм; современным потому, что в Париже («причесанным на французский манер» – слова архиепископа Марка, ответственного в Московской патриархии за зарубежные учреждения).

В этой ситуации странно, что проект не разорвало на части в лучших традициях деконструктивизма. Потому что православная архитектура, которая развивается в России с начала 1990-х годов, и то, что сейчас люди обычно связывают с понятием «современная архитектура», – несовместимы, как вода и масло. Это практически антагонисты. И вдруг возникает, по всем признакам государственный, заказ на храм, совмещающий то и другое: «синтез отечественной традиции и идей современной западной архитектуры» (тоже слова архиепископа Марка).

Да это невозможно, потому что ни малейшего опыта такого синтеза нет. Последние двадцать лет строительства настолько консервативны, что прямо противоположны современной архитектуре. Единственной, первой и последней, слабой попыткой спроектировать современный православный храм была Георгиевская часовня на Поклонной горе. И, конечно же, невозможно создать образ современного храма за 40 дней, отведенных на проектирование. Надо ли создавать такой образ – тоже вопрос, ведь заказчика для него в России нет (что, собственно, нам и показали эти 20 лет консерватизма в церковной архитектуре).

Так что следует признать – выигравший проект замечательно воплощает смысл заказанного объекта. Он состоит из двух частей: пятиглавного храма, исторически обозначающего единство российского государства и церкви, – и стеклянного покрывала, обозначающего третью силу: современную Европу, или просто «современную архитектуру», как угодно. Для усиления русскости храма архитекторы предлагают привезти в Париж настоящий белый камень; для усиления европейскости разбивают вокруг него не просто сад, а сад Клода Моне в Живерни (хороший сад, но при чем здесь Моне?). Чувствуется, что противоположностям неуютно вместе. Тот факт, что в районе пятиглавия они срастаются – одно покрывает, другое протыкает – обозначает их союз. Ну а то, что союз получился внешне искусственным и странноватым на вид – так какой союз, такая и архитектура. Для появления настоящего синтеза ни причин, ни предпосылок не наблюдается.
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
zooming
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
zooming
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп
zooming
Проект российского культурного духовного православного центра на набережной Бранли в Париже. Архитекторы: Мануэль Нуньес-Яновский, Алексей Горяинов, Михаил Крымов. Изображения с сайта бюро Арх Групп


23 Марта 2011

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Современная архитектура — для религии

Открывшись небу
Архитекторы Enota соединили часовню с деревенской площадью, превратив свое сооружение в ландшафтную скульптуру, призванную акцентировать идентичность пригородного поселения.
Знание и свет
Катарский факультет исламоведения и мечеть «Города образования» близ Дохи по проекту бюро Mangera Yvars Architects.
Пальмы и колонны
Аманда Ливит и ее бюро AL_A выиграли конкурс на проект мечети при Всемирном торговом центре в Абу-Даби.
«14 святых»
Проект мусульманского религиозного центра «14 Святых» в Екатеринбурге Акбера Мамедова и его мастерской Mamedov + Partners.
Без излишеств
Монастырь Санта-Каталина де Сиена в провинции Валенсия по проекту Педро Эрнандеса Лопеса и Hernández Arquitectos.

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.