WAF 2016: обратный отсчёт

Представляем краткую аннотацию фестиваля и комментарии участников нынешнего и прошлых WAF: о том, чем он интересен и важен.

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

11 Ноября 2016
mainImg
Осталось пять дней до начала очередного Всемирного архитектурного фестиваля WAF 2016. В Берлине соберутся ведущие архитекторы мира для того, чтобы лично представить членам жюри свои проекты и постройки. По итогам презентаций планируется выбрать победителей в 32 номинациях: 17 в категории «Реализация», 13 – «Будущий проект» и ещё две в категориях «Ландшафт» и «Малый объект», между которыми затем будет идти основная борьба за титулы лучшего объекта, проекта, ландшафта, а также интерьера, поскольку в рамках фестиваля WAF также проходит конкурс «INSIDE. World Festival of Interior».

Интересно, что у нынешнего WAF есть несколько общих моментов с последними фестивалями «Зодчество», что можно расценивать как подтверждение того, что российские архитектурные выставки не так уж кардинально отстают от общемировых. «Зодчество-2016» прошло в полуразрушенных цехах Трехгорной мануфактуры, а WAF 2016 займет огромный ангар на территории бывшей промышленной зоны, а ныне – одну из самых популярных площадок для проведения культурных мероприятий в столице Германии, Arena Berlin в берлинском районе Трептов. Современная архитектура с удовольствием осваивает пост-индустриальные пространства, видя в них не только эффектный и в меру драматичный фон для любой архитектурной экспозиции, но и символическое подтверждение собственных претензий на статус будущих памятников, который могут получить через сто лет строящиеся сейчас функциональные, рациональные и внестилевые объекты, так похожие на своих промо-предшественников.
zooming
Здание Arena Berlin © World Architecture Festival
Внешний вид здания Arena Berlin. Изображение предоставлено http://musictour.eu
zooming
Фрагмент комплекса Arena Berlin © World Architecture Festival
Пространства большого зала Arena Berlin © World Architecture Festival

Главной темой дискуссионной программы WAF-2016 его куратор Пол Финч назвал «Доступное жильё». Аналогичная тематика также присутствовала на фестивале «Зодчество», правда, не в этом году, а в прошлом, когда новые подходы к индустриальному домостроению стали основным лейтмотивом экспозиции Москомархитектуры. WAF смотрит на проблему шире, предлагая архитекторам и экспертам осмыслить свою роль в улучшении условий жизни людей по всему миру.

Внимание сообщества будет сфокусировано на примерах архитектуры, создаваемой и функционирующей в условиях острой нехватки ресурсов, а также на тех проектах, в которых удалось реализовать пусть небольшие, но осознанные и прочувствованные социально-ответственные решения.

Помимо публичных презентаций проектов, лекций, дискуссий и мастер-классов планируются несколько обзорных экскурсий по Берлину с осмотром архитектурных объектов. Кроме того, в зале Arena Berlin покажут выставку новейших строительных материалов и технологий.

Организаторы утверждают, что в общей сложности за три фестивальных дня на различных площадках WAF состоится более 400 живых выступлений лучших архитекторов из 58 стран мира, среди которых: Zaha Hadid Architects, BIG, Studio Gang, Foster + Partners, Scott Brownrigg + Grimshaw, UNStudio, Дэвид Чипперфильд, Алан Бальфур, Уве Бергман Кай и многие другие.

Россию представят бюро SPEECH, Wowhaus, UNK project, Blank Architects, Arch group, «Студия 44», «Цимайло, Ляшенко и партнеры», «А-Проект.к» и «Евгений Герасимов и партнеры».

А пока участники и гости WAF 2016 пакуют чемоданы, мы собрали несколько комментариев участников нынешнего и прошлых фестивалей о том, чем именно, на их взгляд, интересен и важен фестиваль для мирового архитектурного процесса вообще и для российской архитектуры в частности.
 
***
Петр Кудрявцев,
партнер бюро Citymakers
zooming
«В середине 2000-х годов в качестве главного редактора и издателя журнала ARX я активно сотрудничал с Полом Финчем, который на тот момент возглавлял редакцию журнала The Architectural Review. У нас было несколько совместных проектов, в том числе очень успешная международная конференция Tall Buildings в 2006 году. Когда в 2008 началась подготовка к проведению первого Всемирного архитектурного фестиваля, идеологом которого был Пол, мне предложили участвовать в жюри и стать российским представителем – я с удовольствием взялся за работу. Уверен тогда и сейчас, что WAF – ведущая профессиональная площадка для архитекторов. Она позволяет включиться в процесс, увидеть весь спектр международной архитектуры, понять общемировые тенденции и соотнести с ними свои проекты. Для появления хорошей архитектуры нужна конкуренция. Для этого недостаточно сравнивать Плоткина со Скуратовым – надо себя сравнивать с лучшими в мире. И система отбора конкурсных работ, и метод судейства на WAF гарантирует беспристрастность. Лучше и объективнее, может быть, только Притцкер, но их система неприменима к конкурсу с тысячами участников со всего мира. Год за годом я вижу эволюцию конкурса, рост качества представляемых проектов, рост конкуренции. На третий-четвертый год в фестивале начали участвовать звезды первой величины – Норман Фостер, Заха Хадид и другие. Если раньше российские проекты только попадали в шорт-листы, то в прошлом году Никита Явейн выиграл сразу в двух номинациях. Уверен, что в будущем российские проекты будут выигрывать все чаще. У нас, конечно, есть проблема с реализацией, но в проектах мы регулярно должны выигрывать. А по прошествии ещё 2-3 лет должны появится столь же мощные построенные объекты».
***
 
Владимир Плоткин,
главный архитектор ТПО «Резерв»,
участник WAF 2008, член жюри WAF 2008, 2009
zooming
«Главное впечатление от фестивалей WAF, в которых я участвовал – присутствие в эпицентре мировой архитектурной жизни. Устроители смогли собрать архитекторов со всего мира, среди которых были абсолютные звезды, причём не в качестве почетных гостей, а как участники конкурса. Практически все проекты, прошедшие в шорт-лист и ставшие лауреатами в своих номинациях, – это очень сильные, статусные работы, обошедшие с тех пор страницы ведущих архитектурных журналов.

Мне очень понравился формат живых презентаций и объективность системы судейства, которое я смог оценить как со стороны участника, так и со стороны члена жюри. Обычно жюри в каждой номинации состоит из четырёх человек из разных стран, что гарантирует беспристрастность и непредвзятость. Жюри может задавать вопросы по каждому проекту, в конце буквально полчаса обсуждаются все проекты и выносится вполне объективное решение. Конечно, учитываются какие-то глобальные тренды, но это больше работает при выборе абсолютного победителя. Например, на первых фестивалях была очень актуальна тема устойчивого развития. И первый приз в 2009 году получил южноафриканский культурный центр, построенный из традиционных материалов. Тем не менее это было выполнено профессионально и было достаточно необычно. В ситуации, когда на конкурсе демонстрируется много «звёздной архитектуры», со свойственным ей пафосом и мегабюджетами, хочется выбрать что-то нейтральное, но интересное. Для многих архитектурных команд фестиваль становится отличной площадкой раскрутки и выхода на международный уровень. Как мне кажется, именно с WAF 2008 начался «звёздный» период у BIG. Они показали свой террасный дом в Копенгагене и чуть было не стали победителями.
Проект – победитель раздела «Культура» и обладатель титула «Лучшее здание мира» 2009 – Культурный центр Mapungubwe Interpretation Center (Южная Африка). Архитектор Питер Рич, бюро Peter Rich Architects

С 2009 года мы [ТПО «Резерв»] не участвуем в WAF, но только потому, что теперь я хорошо представляю себе формат и уровень конкуренции на конкурсе. Поэтому нужно дождаться по-настоящему сильного реализованного проекта, который можно было бы с уверенностью выставить. Но я искренне советую всем коллегам если не участвовать, то, по крайней мере, посетить WAF или следить за его результатами».
Здание Федерального Арбитражного суда Московского округа. Реализация, 2007 © ТПО «Резерв»
***
 
Магдалена Чихонь,
управляющий партнер, главный архитектор бюро Blank architects,
участник WAF 2013, WAF 2014, WAF 2015, WAF 2016
zooming
«Мы принимаем участие уже в четвёртом Всемирном архитектурном фестивале и каждый раз выходим в шорт-лист своей номинации. Надеемся, что в этом году мы победим в своей категории. Безусловно, теперь мы знаем методику и основные приемы, но единого «рецепта успеха» нет. Тут важно всё: как реагирует жюри, каков был основной фокус в подаче проекта. Это отличная школа самопрезентации.

Первый раз мы участвовали в фестивале, когда он проходил в Барселоне, Потом два раза ездили в Сингапур. Это было очень интересно. Было очень много австралийских бюро, американских, азиатских. Географическая удаленность позволила выйти за пределы европейского культурного пространства. То, что мы живём и работаем в Европе, то, что мы видим, читаем и делаем, во многом определяет результат нашей работы. WAF в Сингапуре дал нам возможность открыться новому и непредвзято посмотреть на происходящее во всем остальном мире. Кроме того, на фестивалях всегда много молодых архитекторов, тех, о которых индустрия будет говорить завтра. Интересно сравнивать их презентации с выступлениями «звёзд архитектуры». График проведения презентаций очень плотный, но если расставить приоритеты и распланировать весь день, то вы почерпнёте много важной информации. Фестиваль был очень полезен для нас как архитекторов с точки зрения личностного роста и самообразования.
ТРК «Митино Парк» © Blank Architects

Мне в прошлом году особенно понравились встречи с начинающими бюро, каждый из которых рассказывал свою «историю успеха». Мы [бюро Blank architects] хотим расти, у нас есть свои цели, наше видение будущего, мы хотим выйти на международный уровень, участвуем в международных конкурсах – и нам интересно, как другие компании добились успеха. Для меня, как для лидера архитектурного бюро, очень важно учитывать это при разработке дальнейшей стратегии развития».
Домик в поле. Глогов, Польша © Blank Architects
***
 
Алена Зайцева,
ведущий архитектор бюро Wowhaus,
участник WAF 2015 с проектом реконструкции Площади Революции,
участник WAF 2016 с Городской фермой на ВДНХ
zooming
«Фестиваль произвёл на меня сильное впечатление. Я ехала в Сингапур, ожидая увидеть такой азиатский шик – большой зал с золотой люстрой и коврами, а всё происходило в очень простой обстановке, напоминающей ангар. Всё было подчинено основной цели – проведению публичных презентаций конкурсных проектов. Для этого в зале были выстроены 10 павильонов, в которых нон-стоп шли презентации в блиц-формате. Посетители фестиваля свободно переходили из одной «юрты» в другую, слушая выступающих, а когда проходили презентации архитектурных звёзд, в павильонах было не протолкнуться. Жёсткий регламент затруднял возможность познакомиться с самими проектами. И выставка на небольших планшетах не очень в этом помогла. Всё очень технично, быстро, выглядит как сдача экзаменов в институте.

Готовиться к презентациям нужно серьёзно. За 10 минут ты должен рассказать самое главное о своем проекте на английском языке, а потом есть ещё 10 минут, чтобы ответить на вопросы жюри. И с этим, как я увидела, у многих проблемы. Кто-то читает по бумажке, кто-то говорит с сильным акцентом. Понять суть проекта без специальной подготовки достаточно сложно, а это имеет принципиальное значение. Мне кажется, для WAF красота картинки менее важна, чем концептуальная составляющая: смысловое, идеологическое наполнение проекта, вклад в социальную среду. Это, на самом деле, здорово».
Городская ферма на ВДНХ, 1 очередь. Бюро Wowhaus. Фотография © Митя Чебаненко
***
 
Никита Явейн,
руководитель архитектурного бюро «Студия 44»,
участник WAF 2013, WAF 2014, WAF 2015, WAF 2016,
победитель WAF 2015 в разделе «Постройки» (категория «Школа») с комплексом Академии танца под руководством Бориса Эйфмана и в разделе «Будущий проект» (категория «Мастер-план») с проектом развития исторического центра Калининграда
zooming
«Для меня ценность участия в WAF – в возможности учиться: как подавать свои проекты, как реагировать на какие-то тенденции, что работает, а что нет. Я видел, как бюро BIG устраивает целое театральное представление из своей презентации, и то же самое делает, например, MVRDV. Это интересно. Этому не нужно подражать, но видеть это и знать эти приемы полезно. Интересно проверить себя, соотнести уровень своих проектов с мировыми лидерами. Интересно попытаться предугадать выбор жюри. Это не всегда удаётся, что также усиливает интригу соревнования. Все поданные нами на конкурс проекты проходили в шорт-лист, а два проекта даже победили в своих категориях. Значит, в целом, уровень соответствует. Но осечки всё же возможны… Оценивать проекты приглашают различных экспертов, а также победителей прошлых фестивалей, благодаря чему конкурс проходит достаточно объективно. Ты представляешь свой проект и видишь, как они его обсуждают. Всё открыто. Ты видишь, как жюри реагирует, тебе всё понятно. И даже чувствуешь, как они спорят, один улыбается, другой держит политическую линию… На конъюнктуру и приоритеты членов жюри влияет место проведения фестиваля. Когда фестиваль проходил в Сингапуре, большое внимание уделялось азиатским проектам. Нельзя сбрасывать со счетов и политические мотивы. В первый раз, представляя олимпийский вокзал в Сочи, я слышал реплики: «Путин», «Олимпиада», «давать нельзя», «давайте поищем ещё что-нибудь». Но это не помешало им год назад премировать сразу два российских проекта. Посмотрим, что будет сейчас, в Берлине, насколько активно будет продвигаться современная немецкая архитектура и как будут оцениваться наши».
Академия танца под руководством Бориса Эйфмана. Главный фасад. Реализация, 2013 © Студия 44
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место. Проект, 2014
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
***
 


11 Ноября 2016

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Слишком много государства. Что же на самом деле сказал...
Выступление Патрика Шумахера в Берлине вызвало скандал: его назвали «фашистом», мечтающим выселить из центра города всех «низкоэффективных» людей. Но его идея – об уходе от бессмысленных государственных нормативов к рыночному саморегулированию.
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
Слишком много государства. Что же на самом деле сказал...
Выступление Патрика Шумахера в Берлине вызвало скандал: его назвали «фашистом», мечтающим выселить из центра города всех «низкоэффективных» людей. Но его идея – об уходе от бессмысленных государственных нормативов к рыночному саморегулированию.
WAF. Гордость и предубеждение
WAF-2016, где Россия была представлена рекордным количеством проектов, вышедших в финал, но так и не победивших в своих номинациях, оставил непростые впечатления, в причинах и последствиях которых мы пробуем разобраться.
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
Технологии и материалы
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Сейчас на главной
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.