Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

Тони Фреттон: «Часто архитектор – единственный, кто идет на прогрессивные шаги»

Английский архитектор Тони Фреттон – о врожденной демократичности модернизма, традиционных мотивах и вкладе студентов в развитие архитектуры.

0

Тони Фреттон побывал в Москве в июле этого года по приглашению Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»: он провел воркшоп «Развитие городских территорий – опыт Лондона» и поучаствовал в круглом столе «Между домом и офисом».
 
Архи.ру:
 – Когда вы говорите об исторических зданиях, вы используете термин «культурный артефакт», имея в виду, что они многослойные «плоды» прошлого. В этом смысле, ваши здания и здания ваших коллег – «плоды» культуры прошлых эпох и современности. Но язык вашей архитектуры – это все же язык модернизма. Получается, что модернизм по-прежнему актуален?

 
Тони Фреттон:
 – Да, абсолютно. Современное движение в архитектуре было настолько же значительно, как и Ренессанс, и оно до сих пор влияет на мышление архитекторов и планировщиков, однако мы забыли о его великих достижениях и о том, что оно заменило собой. До модернизма господствующим архитектурным стилем был классицизм в изводе боз-ар, в котором были заложены несколько веков классовых различий. Дом рабочего был простым и утилитарным, в то время как жилище богача украшали, как свадебный торт. Правительственное здание выглядело как палаццо, а фабрика – как сарай. Архитекторы современного движения создали абстрактную функциональную архитектуру, которая подходила новому демократическому обществу и в которой классовых различий не было – это замечательное достижение. И некоторые из наиболее важных зданий раннего модернизма находятся здесь, в России – дом Мельникова и его рабочие клубы, дом-коммуна Наркомфина Гинзбурга.
 
Модернистские здания не всегда ценят высоко, потому что у них нет традиционного, привычного содержания. Лондон, где я провожу часть времени, полон этого привычного смысла, и потому он одновременно чудесен и «душен». В Роттердаме, полностью модернистском городе, где я живу в остальное время, отсутствие этих знакомых смыслов дает своего рода свободу. Как проектировщик я интересуюсь и знакомыми, и абстрактными формами.
 
Если мы возьмем модернизм в широком смысле, который включает в себя живопись, литературу и музыку – наряду с архитектурой, мы увидим, что Пикассо, Джеймс Джойс, Стравинский и Ле Корбюзье свободно использовали мотивы из прошлого в сочетании с новыми возможностями модернизма, чтобы создавать работы, отвечающие современной ситуации. Мне как архитектору-модернисту представляется, что такое возможно и сейчас – что можно видеть в таких моих постройках, как лондонский «Красный дом», посольство Великобритании в Варшаве и датский музей Фульсанг – и что так можно работать честно, с вниманием к нуждам общества, и без всякой постмодернистской иронии.
zooming
Тони Фреттон на воркшопе в институте «Стрелка». Фото: Михаил Голденков / Институт «Стрелка»
«Красный дом» в Лондоне. Фото © Peter Cook
 


- Вы сейчас ответили на мой следующий вопрос – о том, каково людям «вступать в контакт» с постройками модернизма. К примеру, в России можно услышать мнение о работах Дэвида Чипперфильда, что они напоминают о позднесоветском времени – и это в каком-то смысле верно, так как у нас есть здания 1970-х, которые и правда выглядят…
 
 – Как постройки Дэвида Чипперфильда?
 
- Да.
 
 – Дэвид, друг мой, в Москве говорят, что твои работы советские по стилю! Если бы я был на его месте, я был бы польщен. Мне здания этого периода кажутся очень интересными, особенно московское здание Академии наук Юрия Платонова. Если поглядеть со стороны, в советском пространстве происходило очень много интересных событий, которые давали силу приверженцам «левых» взглядов в остальном мире. А сейчас мы находимся в ситуации, когда господство экономического либерализма не подвергается сомнению, и его алчность, индивидуализм и равнодушие к социальным проблемам видны в облике застроенной среды в России и на Западе.
Как уже значительное и продолжающее увеличиваться число людей, я перед лицом этой ситуации должен показывать – в интервью и другими средствами – что я осведомлен о политической обстановке и о необходимости разрабатывать альтернативные пути развития.
 
zooming
Тони Фреттон на круглом столе в институте «Стрелка». Фото: Иван Гущин / Институт «Стрелка»



- Конечно, никто не считает, что архитектор не должен быть социально ответственным. Но не заметили ли вы, что сейчас нечто вроде этой социальной ответственности стало модным, все должны работать в развивающихся странах, и так далее?
 
 – Я думаю, это скорее конкретная тенденция, чем мода; конечно, мои лондонские студенты настроены все более «социально». Но у меня самого нет опыта работы в развивающихся странах, лишь в Великобритании (которая порой может напоминать развивающуюся страну) и Северной Европе.
 
- Вы работаете в Британии, но также много ваших проектов было реализовано в Нидерландах. Как так получилось?
 
 – В то время Голландия экспериментировала с разными точками зрения и интересовалась зарубежными архитекторами – немного вроде курортного романа с горячим итальянцем, или, в моем случае, cool англичанином [игра слов: cool (англ.) одновременно означает «прохладный» и «крутой»  –  прим. ред]. Общественное устройство в Англии и Голландии практически одинаково. Несмотря на нынешние агрессивно консервативные режимы в обеих странах, оно и там, и там в основе своей социально-демократическое.
В контексте местных голландских особенностей наши постройки там, наверное, кажутся несколько странными, но несколько странные фрагменты – это даже хорошо для города.
 
zooming
Музей искусств Фульсанг © Helene Binet
zooming
Музей искусств Фульсанг © Helene Binet



- Я помню, как Дэвид Аджайе на открытии своей Школы управления в Сколково говорил, как ему понравилось работать в России, и что он хотел бы построить здесь что-нибудь еще. Но эта его постройка пока остается единственным зданием крупного зарубежного архитектора в России.
 
 – Я уверен, что это было сказано совершенно бескорыстно и ни в какой мере не было направлено на продвижение его карьеры… Касательно второй части вопроса, в России есть очень хорошие архитекторы – не хуже, чем в любой другой стране мира, поэтому я не уверен, что здесь требуется много иностранных архитекторов.
 
- И вы говорите, что вы с Аджайе друзья?
 

 – Да, мы с Дэвидом дружим. Он зовет меня лондонским архитектурным «крестным отцом», поэтому я думаю, что и мне можно его немного поддразнить.
 
- Ваши работы и его – из совершенно разных частей спектра…
 
 – Творчество Дэвида относится к полихромной части спектра…
Говорят, что я повлиял на более молодых архитекторов, но все же у каждого из нас – свой собственный голос, и мы уважаем друг друга.
 
zooming
Посольство Великобритании в Польше. Фото © Peter Cook
zooming
Посольство Великобритании в Польше. Фото © Peter Cook



- При взгляде со стороны представляется, что в Британии сейчас работает очень сильная группа архитекторов-модернистов – более сильная, чем в Германии, к примеру – вы, Дэвид Чипперфильд, Кит Уильямс, Терри Поусон
 
 – Добавьте к этому списку бюро Sergison Bates, Стивена Тейлора (Steven Taylor), Джонатана Вулфа (Jonathan Woolf), Йэна Ричи и многих других. Это было удивительно – вдруг обнаружить, что мир интересуется нашими работами, потому что архитектурная практика в Великобритании может быть похожей на путь на веслах против сильного течения. Именно поэтому Чипперфильд, Стерлинг, Фостер, Роджерс и я были вынуждены работать в других странах. И очень приятно слышать, что мы образуем движение. Признание заслуг – это приятно, но нельзя забывать при этом об ответственности. Поэтому, приехав в Россию, я постараюсь рассказать о возможностях идей – в форме открытого предложения, а не навязывания стилевой позиции.
 
- На тему работы в Англии: вы и Дэвид Чипперфильд в своих интервью критикуете британское отношение к архитекторам, архитектуре, процессу проектирования и т. д. Почему? Глядя из России, часто кажется, что в Европе ­– рай для архитекторов.
 
 – Архитекторам следует указывать политикам и бюрократам, где и как можно улучшить ситуацию. Я восхищаюсь Дэвидом, потому что он совершенно прямолинеен. Другие архитекторы в его положении были бы дипломатичными, а архитекторы-«звезды» говорят лишь то, что хочет услышать их собеседник. Дэвид ­– чрезвычайно ценный критик, и его работы всегда очень хороши. Я многому научился на их примере, и я даю своим студентам задание: изучить его творчество. Он прекрасный проектировщик, очень хорошо строит, очень хорошо понимает материалы, а также понимает, как создавать большое количество высококачественных работ.
 
Нам нужно много разных архитекторов – таких, как Дэвид, с большими «производственными мощностями», и таких, как я, с меньшим количеством глубоких проектов. При этом мы должны заботиться не только о текущем моменте, обучая следующее поколение архитекторов и помогая им начать самостоятельную карьеру.
 
Поэтому в Лондоне сейчас – удачная, но также и рискованная ситуация, которую мы должны продолжать критиковать. В  Москве обстановка выглядит гораздо более тяжелой. Если я вообще могу высказываться, алчность и невежество разрушают Москву так же, как они разрушили Лондон. Два дня назад Михаил Хазанов показал мне свое здание для правительства Московской области. Заказчики в какой-то момент решили, что можно обойтись остекленными внутренними стенами атриума, а сам атриум не делать – ради экономии средств. Но Хазанов убедил их, что без атриума здание будет выглядеть ужасно, и тот все же был сооружен. Архитектор был совершенно прав, защищая этот элемент проекта, потому что в следующие десятилетия люди привыкнут в идее свободного общения в этом публичном пространстве, и станет ясно, что Михаил Хазанов опередил свое время. Архитекторы должны быть несговорчивыми, должны отказываться идти на компромисс, потому что часто они единственные, кто подобными действиями способствует прогрессу. Конструктивисты это показали очень наглядно.
 
- Это верно, но их здания сейчас в очень плохом состоянии, как вы знаете.
 
 – Это трагедия, это чудовищно, потому что их здания были крайне важны для развития европейского модернизма, настолько же важны, как постройки Ле Корбюзье и Мис ван дер Роэ.
Это культурный долг России и Европы – восстановить эти памятники и заботиться о них на научной базе. Силами рынка этого не сделать. Сейчас, когда размах эксперимента Тэтчер стал виден полностью, в Великобритании постепенно понимают, что слепая вера в силы рынка не создала ни устойчивое общество, ни устойчивый город, и что необходимо продуманное, «культурное» планирование. Московским девелоперам стоило бы подумать о том, какой город они оставят своим детям и внукам.
 
- Боюсь, они собираются просто отправить своих внуков в Штаты…
 
 – …или в Лондон.
 
- Или в Лондон, где многие из них уже обосновались. Но продолжим тему молодого поколения: у вас обширный опыт педагога, в Москву сейчас вы также приехали как педагог. Ваши методы преподавания изменились со временем?
 
 – Я думаю, да, не могу сказать, как именно, потому что это был процесс эволюции. Меня интересует непрерывное существование старых идей в современном обществе. Я имею в виду не историю, но давно устоявшиеся методы работы, которые остаются актуальными и сегодня. Также, по моему опыту, собственно студенты-архитекторы не сильно изменились. Они остаются «инстинктивными» гуманистами, думающими о проблемах общества. Поэтому я уверен в нынешнем молодом поколении – и учащихся лондонской Школы Кэсса, где я сейчас преподаю, и в студентах моего воркшопа здесь, в институте «Стрелка».
 
Тони Фреттон на воркшопе в институте «Стрелка». Фото: Михаил Голденков / Институт «Стрелка»



- Какой совет вы даете своим студентам, когда они завершают обучение?
 
 – Я стараюсь помогать им советами «суммарно» до момента получения диплома. Я думаю, в нынешней ситуации нужна совместная работа профессионалов с разными точками зрения, как при разработке компьютерных программ c открытым исходным кодом. Как и многие другие педагоги, я признаю, что студенты могут внести свой вклад в архитектурную теорию. Я учу студентов, как понять ценность их идей и как использовать их на практике. Меня можно обвинить в том, что я принимаю их мысли некритично, но это небольшая цена за то, чтобы привить молодым архитекторам уверенность в себе вместе с чувством социальной ответственности.

15 Сентября 2014

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Технологии и материалы
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр встраивается в среду московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой древесины. Наличники окон, разработанные по историческим аналогам из различных регионов России, дополняют образ.
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Путь Цоя
Planet 9 создали дизайн для выставки «Путь героя», которая открыта сейчас с Манеже. Пластическое и пространственное решение, интерпретируя историю жизни и творчества Виктора Цоя, выстраивает собственный, очень активный комментарий.
Научное открытие
В Петербурге прошел форсайт «Среда стрелки: Научный квартал». Участники искали способ сделать научные учреждения, сосредоточенные на стрелке Васильевского острова, более открытыми и интересными горожанам.
Фильм в зачет
Андрей Киселев и Сергей Шестопалов приглашают посмотреть фильм экспериментальной проектной студии РАНХиГС, который стал итогом семестра, посвященного навыкам самопрезентации.
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстраивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Двор для «Неба»
Проект двора ЖК «Небо» разработала британская компания Gillespies. Авторы сделали акцент на равномерном сочетании развитого озеленения и строгих выгородок, что вполне соответствует духу самого комплекса.
Космические амбиции
Бюро MVRDV обнародовало концепцию эко-долины вокруг поселка «Гагарин» в Армении. Вини Маас уверен — самому первому космонавту их проект бы наверняка понравился.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Проницаемые структуры
В башне Zuiderzicht в Антверпене по проекту архитекторов KCAP и evr-architecten жильцы сами решают, что будет в выбранной квартире: балкон, остекленная или открытая терраса.
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта, испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос, эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.