Где же живут архитекторы?

Выставка, показанная в Милане в рамках Salone del Mobile-2014, ответила на живой интерес публики, открыв двери в дома Захи Хадид, Шигеру Бана и других знаменитых архитекторов.

Автор текста:
Инесса Ковалева

mainImg
Славой мировой столицы дизайна Милан обязан грамотной программе развития после Второй мировой войны. Здесь сосредоточились сразу все необходимые для успеха компоненты – дизайн, производство и развитая торговая сеть. С тех пор этот город продолжает сводить вместе творцов и реализаторов, соединяя все звенья в одну цепочку. Выставка Salone del Mobile, одно из самых значимых событий в мире дизайна, в этом году прошла здесь уже в 53-й раз.

На целую неделю солнечного апреля Милан превратился в бурлящий муравейник. Сюда съехались тысячи посетителей со всего мира. И «Салон» не удержать в рамках выставочного центра, к слову, совсем не маленького, построенного Массимилиано Фуксасом Rho-Fiera: по всему городу не утихали вечеринки, презентации, выставки и специальные события. Город стал единым выставочным пространством.

По словам Клаудио Лути, президента компании Cosmit, которая и организовывает «Салон», его главная задача – в создании культуры, которая затем служит ориентиром для предметного и интерьерного дизайна, предназначенного в первую очередь для дома. Ведь именно дом и является центром всего события. Поэтому неслучайной здесь стала выставка «Где живут архитекторы» – специальный проект Salone del Mobile 2014. Она открыла двери туда, куда хотелось бы заглянуть очень многим.
Вид общей части экспозиции © Alessandro Russotti
Вид общей части экспозиции © Davide Pizzigoni

Что выбирают для себя самые успешные деятели мира архитектуры? Дом или квартиру? Живут ли они в домах, ими же спроектированных? Есть ли прямые углы в жилищах Захи Хадид и Даниеля Либескинда? Выставка «Где живут архитекторы» ответила на эти вопросы и удовлетворила естественное любопытство публики. Но не менее важно, что она также была направлена на расширение видения самой архитектуры.

Шигеру Бан, Марио Беллини, Дэвид Чипперфильд, Массимилиано и Дориана Фуксас, Заха Хадид, Марсио Коган, Даниэль Либескинд и Биджой Джайн из Studio Mumbai – 8 имен, 8 домов, 8 историй, 8 парадигм современной жизни. Диалоги архитекторов и их интерьеров на фоне радикально меняющихся мегаполисов: Токио, Милана, Берлина, Парижа, Лондона, Сан-Паулу, Нью-Йорка и Мумбаи.

Куратор мероприятия, Франческа Молтени, известная проектами Design Dance и A Celestial Bathroom для Salone del Mobile 2010-го и 2012-го годов, была допущена в святая святых – собственные дома этих восьми корифеев архитектуры. После этого на Salone она вместе с известным сценографом Давидом Пиццигони разработала проект инсталляции, символически воссоздающей личные «дома-комнаты» этих архитекторов.



Кураторы ставили перед собой задачу передать атмосферу жилища каждого из участников, их восприятие пространства и связи между жизнью, домом и вещами в нем. Черпая вдохновение в реальных домах, архитектор и театральный художник создали 8 павильонов.  Работа заняла 9 месяцев. Кропотливо собирая необходимые для проекта элементы, авторы смогли также заснять дома на видео и записать интервью с хозяевами, которые и показали на выставке. Результатом стало интерактивное пространство, в котором о доме рассказывают и «индивидуальные» павильоны, и восемь героев выставки.

Кураторам выставки удалось передать атмосферу каждого дома. Все они – точный портрет своих хозяев. Пространства рассказывают об идеях, уже множество раз утвержденных архитекторами в их проектах. И даже не важно, построен дом в самом начале карьеры или же на вершине славы. По мнению Захи Хадид, свой собственный дом архитектору нужно строить либо прежде всего, как первое утверждение собственных идей, либо когда приближаешься к концу карьеры. А вот Шигеру Бан считает, что это бесконечный процесс, и дом создается всю жизнь.

Знакомя с жилищами мастеров архитектуры, выставка на самом деле знакомит нас с их творчеством гораздо глубже, чем это удалось бы простой экспозиции их работ. Жаль лишь, что она продлилась так недолго. Но все материалы теперь собраны в книгу – к выставке вышло одноименное 176-страничное издание, в котором представлены интервью с архитекторами и фотографии их квартир.

Над облаками и среди деревьев. Шигеру Бан

zooming
Дом Шигеру Бана © Hiroyuki Hirai

Шигеру Бан проводит большую часть времени в самолетах, но все же иногда возвращается домой – в квартирку среди деревьев, которая расположена в им же и спроектированном в 1997 Hanegi Forest – многоквартирном доме в тихом жилом районе Токио.
Макет павильона Шигеру Бана. Фото © Инесса Ковалева

Структура миланского павильона отсылает к устройству этого дома: в основе Hanegi Forest лежит триангулярная сетка с вырезанными эллипсами, в которых были сохранены существующие на участке деревья. На выставке эти эллипсы стали окнами-колодцами в мир, который окружает архитектора. Здесь мелькают картинки Токио: спешащие пешеходы, дороги, мосты, лес и горы. Геометрия, дизайн и природа – излюбленное сочетание Бана, отраженное им в большинстве работ.
Вид павильона Шигеру Бана © Davide Pizzigoni

Дом для Шигеру Бана – это сумма многих вещей. Феномен дома вечен для тех, у кого есть все, и временен для тех, у кого нет ничего. Архитектор не создает иерархию жилой архитектурой, считая равными дорогие виллы и жилища для пострадавших от катастроф, привилегированных заказчиков и жертв стихии. С 1995, когда он создал Объединение архитекторов-добровольцев (VAN: Voluntary Architects′ Network), и по сей день он работает там, где природа или военные конфликты лишили людей крова, при этом он следует элегантному минимализму форм и исконным свойствам материалов.
Вид павильона Шигеру Бана © Alessandro Russotti

Этот принцип подтверждается его собственным жильем. Кому-то квартира в Hanegi Forest может показаться пустой: круглый стол на бумажных опорах-колоннах, стулья дизайна Террагини, старый кожаный диван и копии «кикладских идолов» – древних фигурок, которые так напоминают работы современных минималистов.
zooming
Вид павильона Шигеру Бана © Davide Pizzigoni
Вид павильона Шигеру Бана © Davide Pizzigoni

Вдохновение приходит к нему, когда нога ступает на дощатый пол – материал из детства, материал первых скульптурных работ, когда он все еще мечтал стать плотником. Потом настала пора экспериментов с другими материалами, новых проектов, использования бумаги и картона как структурного элемента. В маленькой комнатке в углу павильона Бан с экрана рассказывает о своем доме, который, несмотря на крошечный размер, полон света и вдохновения, который, как и его хозяин, дружит с Иссеем Мияке и помнит Широ Курамата. Бан делится своей философией, и в этом пространстве она действительно ощущается.


Дом ветра и всей современности. Чета Фуксас

Вид павильона четы Фуксас © Davide Pizzigoni

Войдя в павильон Массимилиано и Дорианы Фуксас, посетители сразу же сталкиваются с огромными статуями из Мали – стражами африканских домов и квартиры архитекторов на площади Вогезов в Париже.
zooming
Дом четы Фуксас © Aki Furudate

Этот дом несет отпечаток одной личности. До того, как сюда переехали Массимилиано и Дориана, здесь жил французский архитектор и урбанист Фернан Пуйон. Все здесь принадлежит ему, и дух эротизма его творчества чувствуют и сегодняшние жильцы. Они практически ничего не поменяли после переезда: «Здесь все, что мы любим,» –рассказывает Дориана. Дом полон произведениями искусства: работы Фонтана, Боэтти и мебель Жана Пруве.
Макет павильона четы Фуксас. Фото © Инесса Ковалева

Вторая часть павильона – комната с экраном, напротив которого – длинный стол со стульями, как в квартире в Париже. Там длинный деревянный стол с 10 стульями вокруг него отражает царящую в доме атмосферу общности. Здесь чувствуются дух модернизма, процветавшего в Париже в 1980-х, катастрофические смены эпох, кропотливое восстановление района Берлинской стены и создание Дефанса. Дом Массимилиано и Дорианы Фуксас – это дом, состоящий из многих других домов и жизней, частых путешествий своих хозяев по делам и просто так.
Вид павильона четы Фуксас © Alessandro Russotti
Вид павильона четы Фуксас © Alessandro Russotti

Как ни странно, квартира на площади в центре города создает ощущение загородного дома. И этот дом растворен в великой истории, он вне времени – и, одновременно, в прошлом, настоящем и будущем. Это дом всей современности, которую можно найти в мире, дом всех друзей и знакомых. «Дом ветра, как во французских фильмах, ветра, который смешивает запахи и несет перемены,» –  поэтически описывает его хозяин.


Среди языков, книг и воспоминаний. Даниэль Либескинд

zooming
Дом Либескинда © Nicola Tranquillino

«Центр мира там, где ты живешь, где бы ты ни жил, там и будет твой центр,» – утверждает Даниэль Либескинд. Для него таких центров было шесть: Лодзь, Тель-Авив, Детройт, Нью-Йорк, Берлин и Милан. В павильоне с ярко-красной ломанной стеной внутри – 6 остановок-окон: каждая посвящена своему городу. Здесь на экранах перелистываются страницы, повествующие о разных этапах жизни хозяина. Красный цвет символизирует осознание, динамизм и изменения, а центрическая структура павильона – концентрические круги памяти. В самом центре – Манхэттен, где сейчас живет и работает архитектор. Хотя у него есть и вторая квартира – в Милане, где также находится студия, которой управляет его сын.
Вид павильона Либескинда © Alessandro Russotti

Либескинд живет среди языков, книг и воспоминаний. Здесь в воздухе смешались эхо Холокоста и коммунизма, воспоминания о Баухаусе и академии Сааринена, воссоединение Востока и Запада Германии, Италия 1980-х и изобилие Нью-Йорка. Это реальность человека, который постоянно в пути.
Вид павильона Либескинда © Alessandro Russotti

Он всю жизнь балансирует между старым и современным миром: польский Лодзь и израильский Тель-Авив в противовес «Городу Большого Яблока». И, хотя квартиры архитектора лишены острых углов, единственные два частных дома, построенные им за все годы работы, получились именно такими, как этот павильон – с перспективами интерьеров и ломаными поверхностями.
Макет павильона Даниэля Либескинда. Фото © Инесса Ковалева
Вид павильона Либескинда © Davide Pizzigoni

Хороший дом – тот, где хорошо спиться, но в то же время он создает напряженность, в нем есть что-то, что не совсем гармонично: вещи, которые беспокоят, дела, которые остаются нерешенными, человек, который чувствует себя чужим. Между домом и предметами в нем для Либескинда нет иерархических отношений, как нет их и между экранами в его павильоне. Все в мире одинаково важно. «В моей нью-йорской квартире есть стол, от которого я хотел все время избавиться. И это первое, что я спроектировал, когда мы только переехали в Милан. У нас не было ничего, и мы спали на полу,» – рассказывает архитектор. Дом Либескинда – это дом памяти. А стол там – не простой, а с красными ножками.

Дом из нескольких домов, природы и маленькой комнаты для чтения. Studio Mumbai
Биджой Джайн / Studio Mumbai ©Studio Mumbai

В темном павильоне Studio Mumbai течет вода, поэтому там влажный воздух и звук, как ни в одном другом из восьми. Здесь кажется, что ты в тропическом лесу. В реальности дом-студия архитекторов находится в пригороде Мумбаи, на берегу моря. И вода – неотъемлемый ее элемент. На нескольких экранах в павильоне мелькает природа, на других – колоритные пейзажи Мумбаи: небоскребы, текстильные фабрики, разноцветное белье на натянутых верёвках, люди на улицах.
Дом Studio Mumbai © Francesca Molteni

Павильон рассказывает историю не одного дома, а сразу нескольких, которые стали за 17 лет одним целым. Биджой Джайн говорит, что он здесь всего лишь один из многих. Им хотелось создать небольшое рабочее поселении – «Студию Мумбаи». Поэтому этот общий дом состоит из нескольких, его дополняет природа вокруг и маленькая комната для чтения, которая спряталась в огромном баньяне. Отдельные объемы соединены переходами из москитной сетки. И дерево тоже – неотъемлемая часть дома: баньян вступает с ним в «диалог», постоянно раскачивая занавески своими ветками.

Дом студии дышит вместе с теми, кто в нем живет, вместе с проектами и энергетикой тех, кто здесь работает – каменщиков, плотников, ткачей, ремесленников. Их знания, опыт, память наполняют пространство вокруг. Это арендованный дом, но в нем живут любовью и заботой; он временный, но его жильцы верят в вечный цикл – от истоков до перерождения руин в новую цивилизацию. «Наша вода будет продолжать существовать даже после того как нас не станет,» – пишет Биджой Джайн, вспоминая «Воскресение Христово» Пьеро делла Франческа, работу, в которой восприятие времени непреходяще.

Бесконечное собрание всего на свете. Марсио Коган
Вид павильона Когана © Alessandro Russotti

Любимым местом Марсио Когана был дом его детства, построенный отцом, архитектором-модернистом. Все там было полностью автоматизировано и контролировалось одним нажатием волшебной кнопки.
Вид павильона Когана © Alessandro Russotti

Сейчас его дом в непривлекательном, но оживленном районе Сан-Паулу – результат слияния поспешного девелопмента 1980-х и идей Когана – недавнего выпускника архитектурной школы Университета Маккензи. Этот дом – одна из первых работ архитектора. Здесь, в квартире на 12-м этаже, он не представляет себя вне городской суеты и говорит, что никогда не смог бы жить в тихом спокойном месте. Энергия латиноамериканского мегаполиса дает ему вдохновение.
Вид павильона Когана © Alessandro Russotti

И в павильоне в Милане, и в квартире в Сан-Паулу все указывает на отличительные черты его проектов: чистые линии, диалог между массами, окна, связывающие интерьер и внешнее пространство. Прозрачность пространству придают жалюзи на панорамных окнах: так общее пространство становится интимным. Важный элемент квартиры – балкон – тоже воссоздан на выставке: в самом конце павильона за углом массивной стены неожиданно открывается синее небо.
Макет павильона Марсио Когана. Фото © Инесса Ковалева
Деталь интерьера дома Марсио Когана © Romulo Fialdini Architecture + studio mk27, Marcio Kogan

Дом Когана – бесконечное собрание всего на свете: набросков, писем друзей, автографов футболистов-режиссеров и писателей-философов, билетиков на метро, сувениров и фрагментов событий.

Дом – книжная полка. Марио Беллини
zooming
Марио Беллини в своей библиотеке © Davide Pizzigoni

«Я городской человек. Живя в Милане, я приобрел городскую культуру. И, когда я искал себе жилье, мне даже в голову не приходило, что я могу построить его себе сам,» – рассказывает Беллини. Дом, в котором он живет, возведен известным итальянским архитектором-рационалистом Пьеро Порталуппи. Это прекрасная вилла 1-й половины XX века – очень «миланская»: внутренние пространства дома перемежаются садом. Здесь же расположена и мастерская Беллини.
Макет павильона Марио Беллини. Фото © Инесса Ковалева

Сердце дома – огромная библиотека. Она разместилась в книжном шкафу высотой в 3 этажа: это огромный стеллаж, за которым прячется лестница. Чтобы было удобно доставать книги, устроена система лесов, по которым легко добраться до нужной полки. Этот стеллаж и был воссоздан в павильоне – стена-лестница, состоящая из множества квадратных ячеек. Поднявшись по ступеням, посетители оказываются в следующей комнате, на балконе, который выходит в мир архитектора: на стенах показывают видео его дома с абстрактными настенными росписями британского художника Дэвида Тремлетта.
Вид павильона Беллини © Alessandro Russotti
Вид павильона Беллини © Alessandro Russotti

Это еще одна квартира-сокровищница: книги, записи, архитектурные проекты, объекты дизайна, камеры, журналы, издания о музыке, люди, проекты, истории, путешествия, «Аркология» Паоло Солери, монография МoМА о Мис ван дер Роэ, первый стол Рона Арада, экспонировавшийся в Милане, рояль и скрипка, когда-то принадлежавшие еврейской семье его жены.


Дом, заполняющий пустоту. Дэвид Чипперфильд

Дом Дэвида Чипперфильда © Ute Zscharnt

Комплекс Нового музея в Берлине принес автору не только престижную Премию Мис ван дер Роэ, но и стал в определенном смысле его домом. Музей – это часть масштабной реконструкции, затеянной в районе Митте после падения Берлинской стены. Невозможно было удержаться, чтобы не внедрить в этот проект еще и жилую функцию. В результате, на одном из многих пустых участков появился дом, символично легкий серый бетонный объем с огромными окнами. Здесь и находится квартира Дэвида Чипперфильда, объединенная с его мастерской.
zooming
Вид павильона Чипперфильда © Davide Pizzigoni

Павильон, как и дом – всего лишь фон для проекции истории Берлина. На внешних стенах размещены окна – экраны, и так изображение Нового Музея оказывается и внутри, и снаружи. Интерьер павильона передает атмосферу квартиры. Красная и зеленая стены, разделяющие пространство на три части – отсылка к гостиной архитектора: два зеленых дивана поставлены друг напротив друга в центре комнаты, а за ними – красные стеллажи с книгами.
Макет павильона Дэвида Чипперфильда. Фото © Инесса Ковалева
Вид павильона Чипперфильда © Alessandro Russotti

В этом пространстве чувствуешь, что дом – это всего лишь тонкий барьер между личным комфортом и средой, где мы встречаем других людей.


Идеально белый цвет среди красного кирпича викторианских зданий. Заха Хадид

zooming
Дом Захи Хадид © Davide Pizzigoni

Ее дом идеален для того, чтобы ходить там босиком. В лондонском доме Захи Хадид полы перетекают в стены, а потом и в потолки: это единая волна, как и во всех ее проектах. Он идеально белый и развивается вокруг бассейна-имплювия – по типу средиземноморского дома.
Вид павильона Захи Хадид © Alessandro Russotti

Здесь нет реликвий, зато ощущается архитектура во всех ее проявлениях: прочитанная, изученная, обдуманная, реализованная, построенная, побежденная, желаемая и пережитая; чувствуется и инженерно-математическое образование, полученное Хадид в Бейруте.
Макет павильона Захи Хадид. Фото © Инесса Ковалева

В доме из поликарбоната, построенном среди красного кирпича викторианских зданий, иконопись, ландшафт и культура украшения выражены в непредсказуемых формах. Дом – это капсула, кабина космического корабля из научно-фантастический фильмов, с перетекающими поверхностями, характерными для удивительной параметрической архитектуры Захи Хадид. Но и прямые углы здесь все-таки тоже есть.
Вид павильона Захи Хадид © Davide Pizzigoni

Ее настоящим домом был родной дом в Багдаде, вдохновленный стилем Баухауса, с итальянской мебелью 1950-х – 60-х годов, выбранной родителями-космополитами. С тех пор, как она покинула его, она чувствовала себя цыганкой, постоянно меняя временное жилье. И сейчас она все также путешествует и проводит много времени вне дома.

Павильон, рассказывающий эти истории, стал синтезом этих двух домов, одинаково важных для архитектора: в простом прямоугольном объеме – криволинейный стол-экран, как большой общий стол в ее лондонской квартире. Навес над ним – воплощение идеи Хадид о безусловной важности родного крова для каждого человека.


22 Апреля 2014

Автор текста:

Инесса Ковалева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту по проекту Querkraft и Berger + Parkkinen в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.