Футуристическая усадьба

В ПТАМ Виссарионова недавно закончили работу над проектом второй очереди миниатюрного арт-отеля «на турецком берегу». Этот объект сами архитекторы чаще всего называют просто виллой, а стиль, в котором она создана, – биоморфизмом. Правда, в данном случае биоморизм – это не архитектура, «выращенная» из ландшафта, а, скорее, объект подчеркнуто футуристического дизайна, искусно в него имплантированный.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

18 Сентября 2009
mainImg

Архитектор:

Юрий Виссарионов

Мастерская:

ПТАМ Виссарионова
Новая вилла должна служить как гостевой дом, поэтому ее второе название – арт-отель. Однако если это и гостиница, то «для своих» – в главном доме, вилле, построенной по проекту Юрия Виссарионова и его коллег пару лет назад, бывает довольно много гостей; для тех, кто хочет задержаться на несколько дней, и предназначен новый флигель. Приставка «арт» подчеркивает его особый дизайнерский статус – гостевой дом был заказан и спроектирован как камерная галерея современного искусства, экспонатами которой станут и картины, и скульптуры, и используемые в интерьере предметы мебели, и даже сама его отделка.

Относительно главного дома вилла расположится чуть ниже по склону – архитекторы умело используют существующий перепад рельефа для того, чтобы визуально обособить постройки друг от друга и тем самым сделать их близкое соседство максимально комфортным абсолютно для всех обитателей. Вместе с оригинальным навесом летнего театра и строящейся виллой главный дом образует своеобразный треугольник, главной вершиной которого и является.

Вилла имеет ярко-выраженную цилиндрическую форму: овальные основания этажей установлены на мощный цоколь, облицованный ломаным камнем и валунами. Почти все помещения дома имеют панорамное остекление, что создает ощущение, будто сквозь объем пропущен еще один цилиндр – полностью остекленный. Он завершается открытой смотровой площадкой, имеющей форму трапеции со скругленным углами. Вход в гостевой дом оформлен с помощью стены, словно «отслоившейся» от цоколя и уподобляющей входную зону своеобразной воронке.

Всего в доме разместятся два апартамента: на первом этаже холл, две спальни и гостиная с собственным выходом во внутренний дворик, на втором – холл, спальня, гостиная и просторная двухуровневая терраса с обзорной площадкой на плоской кровле. В цоколе размещен винный погреб. В оформлении интерьеров гостевого дома архитекторы также верны биоморфизму, однако в границах отдельно взятых помещений он приобретает куда более радикальные, откровенно футуристические черты. Так, стены комнат выполнены из полимербетона и оформлены цветной подсветкой. Из пола и стен то тут, то там неожиданно «вырастают», словно выплавляются прямо на наших глазах необходимые предметы мебели. Светильники решены в виде сталактитов, свисающих с потолка, полки и стеллажи трактованы как кратерообразные ниши, утопленные в стены. Ощущение пребывания на космической станции усиливают окна-иллюминаторы и такая же скругленная форма дверных проемов, больше напоминающих перегородки между отсеками в звездолетах.

Конечно, пластбетон в интерьере используется не впервые, однако главной сферой его применения традиционно считались общественные зоны. Архитекторы ПТАМ Виссарионова смело ломают стереотипы, показывая, что этот материал способен создать по-настоящему необычный, запоминающийся интерьер, лишенный какой-либо пафосности и нарочитой дороговизны.

Как своеобразное продолжение обстановки гостевого дома воспринимается и строящийся по соседству летний кинотеатр. Кажется, что его трибуны выполнены из белой застывшей лавы, а легкий полупрозрачный навес в виде крыла параплана роднит это сооружение с «перепончатыми» козырьками-крыльями основного дома, с которым кинотеатр связан извилистой дорожкой. Кстати говоря, навес-крыло может изменять угол наклона в зависимости от расположения солнца.

Юрий Виссарионов – вдохновенный и редкий для современной российской архитектуры сторонник биоморфизма. Этот экспрессивный стиль далеко не всегда приживается в больших городах, но очень органичен для курортных построек, и вилла в Турции – идеальное тому подтверждение. Архитектор с нескрываемым удовольствием подчиняет свои здания причудам приморского рельефа, играет с формами и пластикой открытых террас и козырьков, любуется контрастными тенями, которые они отбрасывают на светлые поверхности пола и стен. То, что в мегаполисе могло бы показаться избыточным и футуристичным, на фоне гор и моря воспринимается как идеальная метафора беззаботного отпуска на средиземноморском побережье.

zooming
Гостевой флигель арт-отеля в Турции © ПТАМ Виссарионова
Интерьер
zooming
Гостевой флигель арт-отеля в Турции © ПТАМ Виссарионова
zooming
Гостевой флигель арт-отеля в Турции © ПТАМ Виссарионова
zooming
Генплан
Гостевой флигель арт-отеля в Турции © ПТАМ Виссарионова
zooming
План 1 этажа
zooming
План 2 этажа
zooming
Летний театр
Гостевой флигель арт-отеля в Турции © ПТАМ Виссарионова
zooming
Гостевой флигель арт-отеля в Турции © ПТАМ Виссарионова
zooming
Гостевой флигель арт-отеля в Турции © ПТАМ Виссарионова
zooming
Гостевой флигель арт-отеля в Турции © ПТАМ Виссарионова


Архитектор:

Юрий Виссарионов

Мастерская:

ПТАМ Виссарионова

18 Сентября 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.