«Открытый город»: Археология будущего

Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.

mainImg
Архитектор:
Михаил Бейлин
Даниил Никишин
Мастерская:
ГОРОЖАНЕ/ CITIZENSTUDIO
0
Воркшоп Citizenstudio для фестиваля Открытый Город
Участники:
Елизавета Желаева / МАРХИ, Елизавета Дворщенко / СпбГАСУ, Максим Черепанов / МАРХИ, Елена Смирнова / МАРХИ
Кураторы: Даниил Никишин, Михаил Бейлин

 

Кураторский манифест

Основным методом, которым мы пользуемся, является ретроспективное препарирование временной материи. Осуществляется своего рода бросок наблюдателя в прошлое. Отскок, согласно идее, внезапно происходит под непривычным углом. Возвращаясь из контрольной точки прошлого, в которой события, эпохи, тенденции сформировались иначе, чем мы знаем, мы наблюдаем изменения привычной картины настоящего.

Зачастую, бросая мимолетный взгляд на знакомые ландшафты, мы задаемся вопросом – «А что, если бы?».

Что, если бы Петр не перенес столицу в Петербург? Если бы не произошел пожар Москвы? Если бы не случилась Октябрьская революция и город сформировался в буржуазную столицу наподобие Парижа? Если бы не случился резкий переход от конструктивизма к классицизму и ампиру?

Многие подобные сценарии, своего рода утопии-предвкушения, формализовались в графике, литературе, кинематографе – наподобие сталинского плана реконструкции Москвы.

Мы размышляем над тем, как бы мог выглядеть город сегодня, если бы некоторые мировые тенденции, такие как высотное строительство, приходили не извне спустя десятилетия, но зарождались эволюционно именно на московской земле.

Оглядываясь по сторонам, каждый раз встречаясь с тем или иным игровым сценарием, в котором мы исследуем настоящее через альтернативное прошлое, мы задаемся вопросом – что делает наш город особенным, что делает Москву именно Москвой? Поверни русло истории в сторону – перестанет ли Москва быть Москвой? 

Инструкция к действию:
Мы формируем пул событий, исторических сдвижек и аберраций, описывая и размышляя над тем, как в результате их возникновения, менялись тенденции, ландшафты, городская жизнь и уклад.

В дальнейшем, в игровой манере, мы пересобираем привычные локации с точки зрения свидетеля результата этих изменений, находящегося в сегодняшнем дне.
 
Китайгородская стена. Триптих
Елизавета Желаева

Этот проект о поиске не случившихся образов Москвы, в силу тех или иных обстоятельств в прошлом, касающихся архитектурной деятельности. Отталкиваясь от момента сноса Китайгородской стены, я создаю три параллельные реальности, в которых работают следующие условия.

1.  
В первом случае город тяготел к сохранению строений, ничего не было снесено и ничего не было построено. Здесь в наибольшей степени отображен слой утраченных зданий.
Китайгородская стена. Триптих
© Елизавета Желаева


2. 
Второй случай рассказывает о «новом городе», где снесли весь существующий слой и возвели новый. Его образ состоит из нереализованных проектов первой половины XX века.
Китайгородская стена. Триптих
© Елизавета Желаева


3. 
Третья история – о городе, где возможно всё, он характеризуются высокой степенью многослойности, так как в его структуре ничего не было утрачено окончательно и практически все было построено. Здесь на слой случившейся действительности места накладывается и слой снесенных зданий разных эпох, и нереализованные масштабные проекты.
Китайгородская стена. Триптих
© Елизавета Желаева

На каждый образ мы смотрим из сегодняшнего дня и используем характерно нашему времени, поэтому я добавила узнаваемые московские атрибуты. В этом проекте константой остается только Китайгородская стена, которая не была снесена, но и стала используемой горожанами и проходит красной нитью через весь триптих.
Три великих мечты
Елизавета Дворщенко

1932. Три истории  / Три Москвы / Три концепции
Иногда задумываешься, а как бы выглядел мой город, если история развивалась по другому сценарию?

Москва Николая Ладовского
В одной реальности ты видишь динамично развивающийся город. Своей осью он смотрит на северо-запад. Прогуливаясь по центру, встречаешь Кремль и другие исторические памятники, но дальше город развивается стремительно. Сквозь монотонную застройку прорываются большие куски зелени, берега реки напоминают сады, а на периферии города промышленность, своим контуром формирующая очертание параболы. Промышленность – как крепостная стена ограничивает город. За ней только леса, поля и хозяйства. Но со временем город растет, эта четкая граница стирается. Жилье постепенно просачивается свозь монолитные формы мануфактур и выносит их за черты города.
  • zooming
    Москва Николая Ладовского. Три великих мечты
    © Елизавета Дворщенко
  • zooming
    Москва Николая Ладовского. Три великих мечты
    © Елизавета Дворщенко


Москва Ле Корбюзье
В другой реальности перед тобой четкая структура. Город компактен и строго разбит по функциям. На севере находится новый административный центр, затем, чуть южнее – жилые районы, исторический центр, а на самой южной периферии промышленность. Радиально-кольцевая организация города уходит как ненужный средневековый рудимент. На ее месте появляется ортогональная сетка. Попадая в центр замечаешь, что все, за исключением основных исторических памятников, замещается геометрический правильными выстроенными районами.

Доминантами служат высотки крестообразной формы в 50 этажей. А между ними большие зеленые зоны и многоуровневая сеть автодорог. Город наполнен зеленью и окружен ей. Это город в саду или сад в городе?
  • zooming
    Москва Корбюзье. Три великих мечты
    © Елизавета Дворщенко
  • zooming
    Москва Корбюзье. Три великих мечты
    © Елизавета Дворщенко


Москва Эрнеста Мая
В третий реальности ты уже не в Москве, а за 20 километров от нее. В маленьком городе-спутнике. Здесь кипит жизнь. Вокруг малоэтажная застройка с приусадебными участками, а за пределами городка сельскохозяйственные зоны. И таких городков десятки, все на удалении от Москвы. Старая историческая Москва превратилась в административно-деловой центр. Сюда люди приезжают только работать и править.
  • zooming
    Москва Эрнеста Мая. Три великих мечты
    © Елизавета Дворщенко
  • zooming
    Москва Эрнеста Мая. Три великих мечты
    © Елизавета Дворщенко
Город победившего модернизма
Максим Черепанов

Сталина нет.

Как следствие, Сталинской архитектуры не случилось. Представим себе город, в котором целью архитекторов становится не парадное оформление города, а удобство граждан в машинную эру. Представим себе архитекторов, воодушевленных идеями авангарда 1920-х годов и встретивших эпоху послевоенного модернизма. Представим себе страну, которую захлестнули масштабные стройки, а столица была перестроена на новый лад.
Город победившего модернизма
© Максим Черепанов

Конкурс на генеральный план прошел бы раньше и скрестил лучшие идеи в один мегапроект города-сада. Жизнь людей переместилась в гигантские дома, нависшие над городом. Власть переместилась в мегаструктуру авторства Леонида Павлова. Город пронзили широкие транспортные артерии. Между супердомами разбили парки и рекреационные зоны, следуя заветам Ле Корбюзье. Памятники архитектуры и старый город оставили.
 
К счастью, подобные проекты остались на бумаге, и в частности, на моих изображениях. Разумеется, что столь немасштабные здания создали бы немало проблем как для города, так и для человека. Но для истории архитектуры эти идеи очень ценны и ярко отражают настроение архитекторов того времени – веру в безграничные возможности человека и светлое будущее.
  • zooming
    1 / 3
    Город победившего модернизма
    © Максим Черепанов
  • zooming
    2 / 3
    Город победившего модернизма
    © Максим Черепанов
  • zooming
    3 / 3
    Город победившего модернизма
    © Максим Черепанов
Смутное время и Эпоха Возрождения
Елена Смирнова  

С 1917 по 1960 годы в Москве было закрыто 670 храмов, 433 из них было уничтожено. Оставшиеся переоборудованы под нужды общества: от складов и овощехранилищ до многоквартирных жилых домов.

На примере собора Богоматери у Калужских ворот в Москве я попыталась представить сценарий, при котором в послереволюционное время храмы не сносили, а реконструировали.
 
В 1 работе мы можем наблюдать собор в период НЭПА. Люди спешат принести пользу Отечеству: в небе проходят испытания новой модели самолета; как корабль плывет дирижабль с изображением вождя; на улице идёт парад в честь главных членов партии, но самые интересные события разворачиваются в храме. Под самым куполом происходит партийное заседание, в главном зале премьера спектакля, в колокольне проводятся опыты авиамоделирования.  И лишь глубоко под землей ещё есть духовная жизнь: осталась домовая церковь, в которой все ещё идут богослужения.
Смутное время и Эпоха Возрождения
© Елена Смирнова

Во 2 работе храм показам в наше время. Преодолев смутные времена, он предстал перед нами в первоначальном виде. И вновь эти стены наполнены светом и молитвой прихожан.
Смутное время и Эпоха Возрождения
© Елена Смирнова

Любая реконструкция лучше, чем полная утрата объекта культурного наследия. Ведь в таком случае храм подлежит восстановлению и может спустя время снова начать функционировать!
Архитектор:
Михаил Бейлин
Даниил Никишин
Мастерская:
ГОРОЖАНЕ/ CITIZENSTUDIO

25 Ноября 2021

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
СГТУ им. Юрия Гагарина: бакалавры 2021
Семь выпускных работ бакалавров Саратовского государственного технического университета и участников Клуба Молодых Архитекторов: крематорий, экополис, завод по переработке мусора, развитие прибрежных и лунных территорий.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.
Золотая медаль МАРХИ 2021: победители
Публикуем два проекта, награжденных Золотой медалью МАРХИ. Магистерская диссертация Полины Болдыревой посвящена исследованию метаструктур, а дипломный проект Дарьи Зотовой – проработке событийного комплекса с иммерсивным театром в Ясенево.
Поэтика незамечаемого
Какие упражнения помогают студентам МАРШ исследовать повседневность и ловить гения места – рассказывают кураторы Школы на примере итоговых работ двух студий бакалавриата 2021 года.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Второй выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.