English version

Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города, должен быть гибким»

Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 Архи.ру:
Весной Институт Генплана проводил форсайт – 3 месяца говорили о 30-летней перспективе. Как вы оцениваете результаты форсайта сейчас? Что показало это обсуждение?

Татьяна Гук:
 
Нам важно понимать, каким будет наш город, как изменятся его жители. Чтобы узнать об этом, Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры в партнерстве с НИУ ВШЭ, Финансовым университетом и компанией «RubiQ» провел форсайт «Москва 2050». Конечно, итоги работы форсайта не стали для нас готовыми решениями, но они помогли узнать, что повлияет на развитие города в будущем, какие технологии будут влиять на развитие градостроительства. Важным результатом этой работы также стало понимание, что мы находимся в общемировых трендах. Все направления развития, озвученные нашими социологами, демографами, экономистами, урбанистами, градостроителями, связаны с общемировыми тенденциями.
Татьяна Гук, директор Института Генплана Москвы
© Институт Генплана Москвы

Какие тенденции, направленные в будущее, вы назвали бы ключевыми?
 
На мой взгляд, это усиление урбанизации, сращивание крупных городов с их агломерациями, формирование города как точки личностного роста человека. Конечно, это сопряжено с рисками, такими как старение населения, усиление миграции, необходимость интеграции мигрантов в культурную среду.
 
Смог ли форсайт предсказать, как вырастет Москва к 2050 году?
 
Вопрос некорректный, поскольку существует мировой тренд как на урбанизацию, так и на дезурбанизацию. По какому пути пойдет Москва – зависит от очень многих факторов, которые относятся скорее к области политики, чем урбанистики. К примеру, для многих москвичей и жителей других городов нашей страны существует первое жилье и второе: зимой люди живут в городе, а летом на даче; так формируется «город» в границах, не совпадающих с административным делением. Кем считать этих людей, жителями области или жителями Москвы? Сложно сказать.

Какие еще тенденции будущего удалось определить на форсайте? Какие из них наиболее реальны?
 
Рост значимости виртуального пространства, конечно. Есть прогноз, что живое общение будет заменяться виртуальным общением, что при негативном сценарии может привести к уменьшению общения в реальной жизни. С другой стороны, такие изменения связаны с повышением требований человека к качеству среды. Если мы сможем выходить в интернет из любой точки, мы сможем выбирать комфортное для себя место пребывания: так возникает конкуренция между городскими пространствами. Она основана на сравнении качества инфраструктуры, которую город может предложить. Все, от комфортных общественных пространств до шаговой доступности городских функций и возможностей арендовать жилье в удобном месте становится конкурентным преимуществом городов в борьбе за людей, «за мозги». А в постиндустриальной экономике привлечение интеллектуального потенциала важнее всего.

Отдельные вопросы касаются мобильности как на макроуровне общественного транспорта, в том числе рельсового, так и на микроуровне, который, в частности, предполагает рост электромобилей и беспилотного транспорта. Это повлечет развитие новой инфраструктуры обслуживания. Кроме того, не за горами переход на умные системы управления транспортной структурой города.
 
То, что вполне реально и во многом актуально уже сейчас: развитие мобильности и качественных общественных пространств – продолжающиеся проекты с перспективами в будущем. Умная система, киберконтроль – тоже реальность, которая будет развиваться. Кстати, молодежь сейчас реагирует на эту реальность с намного большей лояльностью, чем старшее поколение, для них естественно, что раз в руках телефон, значит, их местоположение не является секретом. Цифровизация будет пронизывать все сферы деятельности: услуги, торговлю, градостроительное проектирование.
 
В этом году Институту 70 лет. Наверняка в связи с юбилеем вы размышляли об истории Института – давайте вспомним самые яркие моменты. 
 
Да, я думала на эту тему. Что такое 70 лет для организации, которая проектирует город? Четыре поколения проектировщиков сменилось за это время. Сейчас, фактически, работает уже пятое поколение. Кто же мы, консерваторы с большой историей, те, кто живет своим прошлым, или те, кто устремлен в будущее? Я уверена, что второе. Мы активно участвуем в динамичном развитии города, опираясь на накопленную методическую и информационную базу. Мы современны и всегда в тренде.
 
Кстати, мы существуем даже не семьдесят, а около ста лет. И Москомархитектура, и Институт «выросли» из первых планировочных мастерских, которые занимались градостроительным осмыслением Москвы, разрабатывали Генплан 1935 года. Именно благодаря этому документу создана Москва, которую мы сегодня показываем туристам, парадный фасад города, его визитная карточка.
 
Другой важный этап – 1951 год, когда вышел указ о преобразовании мастерских в Институт Генерального плана. Главной задачей тогда было продолжить развитие города, в частности, обеспечить москвичей жильем. Позже мы получили новые границы Москвы в пределах МКАД, в эту территорию вошла «агломерация»: Перово, Люблино, Кусково, Кузьминки. Тогда была сделана попытка сформировать в этих районах самодостаточные городские центры.
 
К примеру, 1972 годом датируется документ с планом размещения объектов розничной торговли – в нем появилось понятие универсама. Тогда же возник типовой проект универсама, ярмарок, рынков. Кроме того, Генплан 1971 года подарил нам идею большой кольцевой линии метро – БКЛ. Сейчас она несколько иная по трассировке, но идея второго кольца метро была озвучена именно тогда, так же как и коридоры для хорд, которые мы строим.
 
Когда я оглядываюсь назад, то понимаю: что в 1935, что в 1971 году в институте работали гении – архитекторы-философы, способные видеть будущее и осознавать необходимость развития на много лет вперед.
 
Как Институт отмечает юбилей?
 
У нас уже прошли юбилейные торжества. Кроме того, мы собираемся в этом году издать трехтомник о проектах Института, о людях, что здесь трудились, о будущем. Результаты форсайта должны, в частности, войти в третий том.
 
Вы ничего не сказали про девяностые, когда часть идей Генплана 1971 года была нарушена хаотичной застройкой. Что вы думаете об этом периоде?
 
Я не хочу ни критиковать, ни давать оценку этому периоду. Возможно, принятые решения были правильными в тот конкретный момент, являлись требованием времени. Не исключено, что лет через 15-20 придут люди, которые будут оспаривать и нашу сегодняшнюю деятельность. Это нормальный процесс переоценки. Кто-то называет гипернасыщенную территорию Сити со всеми возможными сервисами градостроительной ошибкой. Хотя я бы сказала, что проект Сити был одним из важных шагов к развитию полицентризма, к формированию мощного делового центра за пределами Садового кольца, полноценного района, в котором можно и работать, и жить.
 
Так что девяностые я, с вашего позволения, не буду оценивать. А то, что начинает происходить в 2000-е и 2010-е, на мой взгляд, позитивные для города перемены. Кто-то из журналистов меня спросил: жалеете ли вы об утраченной Москве? Я ответила: абсолютно точно нет. Для меня очень важно визуальное восприятие, а когда я смотрю на сегодняшнюю Москву, на то, какой она стала за эти 10 лет – я вижу, что это лучший город мира.
 
Происходит широкомасштабное формирование каркаса города, транспортная система развивается, реализуются проекты, которые «лежали под сукном» 50 лет. Это можно сравнивать с периодами строительного бума в транспортной инфраструктуре в середине 1930-х годов или после войны, когда шло восстановление столицы. И я понимаю, что все так исключительно благодаря позиции руководства города, той команды, которая сейчас работает: Москомархитектуры, Стройкомплекса. Очень важно было принять решения о строительстве метро, дорог, реновации жилого фонда, привести в порядок фасады. Принятие этих сложных решений – заслуга конкретных людей, в первую очередь Сергея Семеновича Собянина, без которого реализация многих проектов была бы невозможна.

В последнее время Институт принимает особенно активное участие в развитии города, развитии транспорта, формировании новых городских центров… Это действительно так?
 
Конечно! Последние десять лет – время небывалой востребованности для нас, время таких проектов как Большая кольцевая линия, МЦК, новые радиальные направления, Генплан и схема новых территорий, которые были присоединены к Москве, и, конечно же, реновация. По сути, главный смысл существования Института в этих масштабных и громких проектах. Впрочем, очень важны и отдельные работы по Москве: и ЗИЛ, и Южный порт, и Черкизово. Это и развитие территории, прилегающей к Московским центральным диаметрам, на которые мы смотрим не только как на некий способ передвижения, но и как на шанс для пространств вокруг «зажить», начать развитие.

Сложно не спросить об увеличении плотности застройки. Она ведь усугубляет транспортные проблемы, борьбе с которыми во многом посвящена ваша работа?
 
Я не вижу в плотности застройки прямой взаимосвязи с загруженностью дорог и в целом с какой-либо негативной повесткой. Мировая тенденция – развитие общественного транспорта. Город отвечает на этот вызов. Если мы говорим о мобильности на общественном  транспорте – вопрос загруженности дорог снимается. Подчеркну, что когда разрабатывается любая застройка, формируются и местная, и районная дорожная сеть – дома не возникают на пустом месте. Продумываются пути, которыми люди будут попадать к метро, к рекреационным территориям, к другим значимым объектам. Определяются места парковки, которым не место во дворах – там должны играть дети, там должны заниматься спортом.
 
Еще относительно парковок – это вопрос изменения менталитета, я знаю и по себе. Помню, каким шоком для меня было когда-то заявление Михаила Блинкина, что владение машиной, место парковки и его стоимость – это проблема владельца, а не государства. Но так оно и есть. Главное, чтобы у людей был выбор, и сейчас он есть. Сейчас можно поставить машину на перехватывающей парковке и ехать на метро, я часто так делаю, это быстрее и удобнее, а можно поставить машину в центре за 380 рублей в час. Все это вопрос личных решений.
 
С другой стороны, если говорить о новых квадратных метрах, то надо понимать, что их прирост не означает увеличение числа жителей в той же пропорции. Квартиры, холлы, общественные пространства стали больше, комфортнее, просторнее. Нет прямой зависимости между увеличением количества квадратных метров в городе и увеличением числа жителей. Часть площадей работает на улучшение качества жизни. Кроме того, должна сказать о высотности – мы с коллегами долгое время думали, что самые востребованные квартиры на 2, 3, 5, 7 этажах. Оказалось, что нет. Люди, особенно молодые, предпочитают верхние этажи.
 
Как давно Институт Генплана Москвы работает в регионах?
 
Достаточно давно, где-то с начала 2000-х годов.
 
С регионами сложнее, чем с Москвой?
 
Нет ни одного простого регионального проекта. Но Москва – лидер и в технологиях, и в градостроительной мысли. Мы готовы применять свой опыт в регионах.
 
Утверждены разработанные нами генпланы Казани, Воронежа, сейчас в разработке у нас находится Уфа, Альметьевск, Южно-Сахалинск. По Южно-Сахалинску мы с компанией «Центр» проводим конкурс на разработку модели нового города. Недавно консорциум под лидерством Института победил в конкурсе на разработку мастер-плана Астраханской агломерации – стратегического документа, который будет определять приоритеты развития региона. Это уникальная работа, так как мастер-план разрабатывается для агломерации впервые.

Мы много работаем с регионами. Это, действительно, непросто, но очень интересно. Безусловно, эта работа позволяет увидеть, как развивается страна, где какие приоритеты возникают. А еще это трансляция наших знаний, прежде всего по математическому имитационному моделированию: территориальному, экологическому, а также геоинформационному анализу и цифровизации генпланов.
 
Мы делаем проекты планировки линейных объектов в BIM, Институт имеет несколько наград компании Autodesk как BIM-лидер России за несколько последних лет, в том числе за 2021 год. Но одно дело работать в BIM со зданиями, другое – с линейными объектами, метро, бульварами. Мы научились это делать.
 
Хочется спросить про перспективы развития Новой Москвы. Сейчас это не очень городская территория…
 
Что значит не очень городская? Она очень интенсивно развивается, туда уже пришли две линии метро, проектируется третья, Троицкая. Мы сейчас работаем над ТПУ Остафьево со стороны Варшавского шоссе. Рассматриваем возможность размещения ЭКСПО по поручению Москомархитектуры. Многое делается для связанности территории, чтобы в Новую Москву можно было попасть не через центр столицы и даже не через МКАД. А то, что застройка там разнообразная, низкоэтажная соседствует с высокоплотной – это скорее плюс. Про Коммунарку вы знаете. Сейчас мы размышляем о размещении там большого образовательного кампуса.
 
Какого вуза?
 
Были разные варианты. Политехнический университет, МГСУ... Для нас важнее сам факт размещения якорных функций, тот факт, что там будет строиться не только жилье, что это будет полноценная с функциональной точки зрения территория. Во Внуково придет метро, аэропорт станет мегахабом. Я бы не говорила, что новая территория столицы осталась без внимания. В большей степени сейчас развивается, конечно, первый пояс Москвы, второй пояс должен «подтянуться» после того, как будет открыта Центральная кольцевая автодорога (ЦКАД) со всеми развязками.

Что происходит с актуализацией Генплана Москвы?

Последний генплан Москвы был принят еще в 2010 году, этот документ охватывает развитие города до 2025 года. После присоединения к столице новых территорий был также принят отдельный генплан их развития до 2035 года.

Форсайт, который мы сейчас провели, это своего рода пробный шар, попытка понять, чего мы ожидаем от будущего Москвы – нужен генплан или стратегия пространственного развития? Я уже неоднократно говорила, что генпланы сейчас скорее ограничивают изменения города.
 
Это не означает, что речь о документе, который развяжет нам руки для любых прихотей. Я имею в виду документ еще более верхнего уровня, о стратегии, которая задает цели, с которыми можно сверяться, выбирая средства, подходящие к каждой конкретной ситуации. Такой целью может быть, к примеру, достижение определенного процента арендного жилья или средняя продолжительность пути от дома до работы не более 40 минут.
 
А как, исходя из вашего опыта, можно трансформировать такой документ как генплан, чтобы он стал гибким?
 
На опыте Воронежа и Уфы мы делали большое количество многофункциональных зон, индексов, которые входят в состав той или иной зоны и позволяют на следующем этапе проектирования не вносить изменения, а выбирать то, что нужно. Это зависит от политики руководства региона. Кто-то хочет более жестких документов, хочет получить понятное мерило – что можно и чего нельзя. Однако, с моей точки зрения, более перспективен гибкий документ, более понятный и удобный в работе.
 
Я бы сказала, что на уровне Генплана должны жестко фиксироваться вещи, которые являются жизнеобеспечивающими: транспорт, инженерия. А все что касается развития территорий, должно регулироваться проще и свободнее.
 
Последние 10 лет многие обсуждают тему мастер-планирования, однако не все понимают, что из себя представляет этот документ. Между тем, от действующего генплана он должен отличаться именно своей гибкостью. Мастер-план – это декларация целей и направлений развития, которая оставляет широкий диапазон маневра в случае внезапных изменений. Мастер-план должен носить настоятельно-рекомендательный характер и диктоваться текущими потребностями общества, формироваться профессионалами в диалоге между жителями, бизнесом и властью.
 

29 Сентября 2021

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Технологии и материалы
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар...
Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Сейчас на главной
Три проекта для Подмосковья
Публикуем три из пяти проектов, представленных в рамках VI Форума проектировщиков Московской области в качестве образцовой работы с территориями и с проектной документацией. Надеемся чуть позже показать еще два, более масштабных.
Откопать счастье
Проект «Архитектура + Археология», курированный бюро KATARSIS, совершенно справедливо был отмечен гран-при Открытого города. Он гигантский, романтичный, интерактивный и, я бы так сказала, меланхолически-позитивный. Если МАРШ съедали город, то тут откапывали из песка и исследовали. А еще – авторы дали нам ооочень подробный отчет. Настоящие археологи.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Имманентная бионика
Продолжаем публиковать проекты Открытого города, выбранные редакцией. Следующий посвящен программированию бионических форм, его курировало бюро «Чехарда». Формы – из российской природы, размещены на карте страны и доступны для изучения посредством смартфона.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.
Радости Монпарнаса
Архитекторы бюро MVRDV продолжают оттачивать приемы эффективной и экологически безопасной реконструкции объектов позднего модернизма. Им удалось вернуть Парижу целый квартал многофункциональной застройки Gaîté Montparnasse.
Ре-контейнер
Сообщество p.m. (personal message) дало вторую жизнь морскому контейнеру, в котором работает кофейня: авторы наладили инженерные системы, продумали эргономику и добавили яркие акценты. Барная стойка, например, сделана их переработанных пластиковых крышечек.
Инструкция не прилагается
Детская площадка, разработанная бюро UTRO, предлагает игру без заложенного взрослыми сценария: за счет ландшафта и абстрактных фигур дети могут наделять пространство какими угодно смыслами, развивая воображение.
Ослепляющий камуфляж
Электростанция на биотопливе Powerbarn по проекту Giovanni Vaccarini Architetti недалеко от Равенны – часть плана по превращению промзоны в центр производства «зеленой» энергии.