Идейная составляющая

Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Раньше у нас было 
так много комнат, 
полных людей, 
полных идей... 
Вячеслав Бутусов /
Ю-Питер / Дети минут

Тема любого фестиваля – вещь непростая, это мы видим даже по венецианской биеннале. Кто-то из участников стремится ее раскрыть, другие столь же традиционно игнорируют. Каждый раз с темой какой-то затык, вроде она и нужна, должна объединять и сподвигать на размышления, и всё равно кому-нибудь да и не понравится. 

В этом году тема Арх Москвы – «Идеи» – охватила существенную часть экспозиции и обсуждалась на круглом столе под названием «12 разгневанных мужчин». Разговор метался между крайностями: <никаких идей нет, мы все, архитекторы, обслуживаем коммерческую реальность> – до <идей полно>, <нужны только деньги, чтобы их реализовать> или <не надо ждать никаких денег, а надо устраниться от неприятной реальности и генерить идеи>. Не были забыты и герои «бумажной архитектуры», в самые застойные времена предлагавшие яркие вещи, и общество потребления, которое из-за многообразия выбора мешает мыслить неординарно. 
Круглый стол «12 разгневанных мужчин», посвященный основной теме фестиваля – «Идеи»
Фотография: Архи.ру

В Арх Каталоге в этом году, по словам Василия Бычкова, «решили не напрягать архитекторов представлением реальных проектов», дав полную свободу и подтолкнув, таким образом, вместо самопрезентации сосредоточиться на теме выставки «Идеи». Но поскольку «главный герой выставки – Москва», то идеи для Москвы. Так что графические высказывания Арх Каталога превратились в размышления о том, что на самой выставке не было освещено в полной мере – о реалиях современного развития Москвы, ее превращения в агломерацию, сверх-мега-полис. То есть рефлексия наличествовала, а ее предмет – почти что нет, он присутствовал только в головах у зрителей и участников, или, как было сказано на том же круглом столе, вокруг нас в самом городе, выходи – смотри. И вроде бы, действительно, видно, захочешь мимо не пройдешь, но лишившись базы, рефлексия превратилась в разговор между строк, о том, что «все понимают». Прямо как в восьмидесятые. 
1. Рост вверх
Главное московское явление последних лет – уплотнение вверх, рост башен. Посвященные им высказывания звучат в основном как критический памфлет. 

Николай Полисский попросту назвал свой рисунок «Лубянской вертикалью», Василий Кулешов из ABD architects соединил башни с он-лайн-торговлей, Юрий Аввакумов нарисовал «растущий забор», похожий, в лучших традициях «бумажной архитектуры», на лестницы в небо; CITIZENSTUDIO в очередной раз вспомнили нереализованные гипер-башни авангардистов. К высказываниям о «прорастающих» башнях и их масштабном соответствии человеку и исторической застройке можно отнести также графику Сергея Чобана и АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры. Николай Лызлов сопоставил новый масштаб с масштабом исторической застройки: «...всё городское строительство перешло в распоряжение небольшого (для мегаполиса) количества суперкомпаний, оперирующих сотнями тысяч квадратных метров». Что, надо признать, уже не рефлексия, а констатация. Совершенно серьезными и неироничными также выглядят планы расстановки башен на картинке Zaha Hadid architects для 2100 года, не иначе как перед нами планируемый результат работы с упомянутыми выше суперкомпаниями. 
  • zooming
    1 / 7
    Луч идей. Василий Кулешов, ABD architects. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 7
    Луч идей. Николай Полисский. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    Луч идей. Wall. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    Луч идей. Юрий Аввакумов. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 7
    Луч идей. Николай Лызлов. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 7
    Луч идей. В центре – рисунок Сергея Чобана, правее – Цимайло, Ляшенко и Партнеры. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 7
    Луч идей. Взгляд извне. Zaha Hadid architects. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
2. Рост вширь
Вторая тема – рост вширь, увеличение московского мегаполиса до ЦКАДа и даже дальше него. Вот что говорит, к примеру, футуролог Кирилл Игнатьев: «... новая Москва охватит города и территории во всех направлениях, не только на юго-западе. То, что мы сегодня называем Москвой и Подмосковьем, будет управляться искусственным интеллектом и единой цифровой мэрией всего гипермегаполиса». С этим прогнозом стыкуется «Дедал-агломерация» Андрея Чернихова, сверхновая Москва, распространенная АБ ASADOV на всю Россию с пересадочными станциями в виде аэропортов (собственного авторства). На рост Москвы вширь намекает, как кажется, и рисунок Сергея Никешкина «Девочка на шаре», поскольку в виде «девочки» там представлен протуберанец Новой Москвы, и вокруг разлетаются некие лабиринты. 

Тотан Кузембаев нарисовал остро-критичную, но визуально красивую антиутопию, в которой Земля непригодна для жизни, а москвичи расселяются в космосе привычными для них кольцами, «тем более что для безвоздушного пространства это оказалось как нельзя кстати» – «в 3021 году Москва была признана лучшим городом галактики на фестивале Арх Москва и награждена золотым кольцом от созвездия Бычков». 
  • zooming
    1 / 4
    Луч идей. Тотан Кузембаев. Новая Москва 3021. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Луч идей. Андрей Чернихов. Дедал-агломерация. Компьютерная графика – Александр Кинзерский. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Луч идей. АБ ASADOV. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Луч идей. АБ Крупный план. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
3. Биоценоз
Все, что касается роста вверх и вширь, выглядит как наблюдения за очевидными вещами, сформулированные с разной степенью ироничности. Следующая группа относится скорее к объяснению специфики этого роста, представляя его как своего рода биологический процесс. Максим Скулачев: «Мне, как биологу, Москва очень нравится. Она напоминает, скажем, биоценоз ливневых лесов Амазонки – сообщество живых существ с максимальным разнообразием». В следующей фразе биолог ошибается, говоря, что в Москве трудно найти ракурс с хотя бы двумя зданиями с одном стиле, это утверждение верно только для центра города, и то не вполне. Но в целом он озвучил характерную идею – беспорядочный рост Москвы нередко объясняют «всеядностью», заложенной исторически пестротой развития города. В то же время это верно для мегаполисов в целом, о которых известно, что растут они как опара, подчиняясь своим каким-то внутренним законам, и все разговоры об управлении ими это нередко лишь имитация управления. 

Биологическую составляющую – города как хаотического живого роста как такового – ярче других отразила инсталляция Алексея Козыря и Александра Пономарева, которые дали посетителям возможность полюбоваться в микроскоп на простейшие организмы дафний: «Структурный принцип «Природосообразности планировки» должен проявляться  в композиции города и служит основным ресурсом его архитектурно-художественного своеобразия».
Луч идей. Архитектурная мастерская Алексея Козыря. Александр Пономарев. Город как развивающаяся структура. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Некий культурный бэкграунд, трактованный в том же ключе – «разнообразия образов жизни» – предложили ТПО «Резерв» в живописной абстрактной картине. Здесь разнообразие дано через многослойность пятен, которые поначалу кажутся наложенными как слои обоев, содранных при переезде, или как пятна краски, которыми ЖКХ закрашивает надписи на стене трансформаторной будки, но разноформатные сетки делают пятна похожими на дома. Это высказывание поначалу кажется посвященным разнообразию жизни города в целом, но впоследствии можно понять, что оно, на самом деле, напоминает о конкурсном проекте «Резерва» 2017 для пилотной площадки Царицыно, кварталов 2а и 2б, девиз которого был «сочетание различных укладов жизни для различных социальных кластеров». [У проекта непростая история, на его основе сделан ППТ района, как выяснилось позднее, больше архитекторы с этим участком не работают, а работают с соседним, севернее]. 
Луч идей. ТПО «Резерв». В. Плоткин. Д. Веркеенко, М. Ксенофонтова. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Самый цветистый вариант «города наслоений» видим в высказывании Wowhaus, в котором, помимо идеи разнообразия, сквозит некая тревога: как бы не пере-благоустроить весь город, надо ведь оставить место для живой жизни – что несколько неожиданно, а может быть, напротив, даже и логично для бюро, специализирующегося на проектах благоустройства. 
Луч идей. Wowhaus. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Wowhaus. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Москву как паттерн наслоений форм, слов и смыслов, чреватый постоянным развитием и бесконечным усложнением, в котором, вероятно заключена некая парадоксальная устойчивость – сколько ее ни трансформируй, надстраивай-перестраивай, а все равно жива, – увидели Сергей Надточий, Юлий Борисов, Nowadays, Илья Мукосей и, с другой стороны АБ «Остоженка», чье рассуждение стартует с «города рек» и приходит к городу будущих времен, который «наследует так или иначе <...> атрибуты всех предыдущих этапов развития». 
Луч идей. АБ «Остоженка». Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Сергей Надточий. АБ ATRIUM. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Юлий Борисов. ГК UNK. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Илья Мукосей. Guibellini. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Арсений Леонович. Тропосфера. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Если две первые группы, о росте вверх и росте вширь, скорее пугают как  антиутопия, то третью группу при всем разнообразии смыслов объединяет идея восхищения разнообразием форм жизни. Оно обосновывает устойчивость и жизнеспособность через множественность шансов. Мегаполис безудержно растет, абсорбируя все, что может, но он и дает почву для существования и развития внутри себя. Хотя, как говорят те же биологи, шанс для индивида и шанс для популяции вещи разные; ну да будем надеяться, что хотя бы взаимосвязанные. 
4. Отказ / молчание / меланхолия
Самый яркий отказ от высказывания – у Сергея Скуратова, белый лист, чистое молчание. Однако он назван и подписан, так что отказ получается уже не полным, скорее он сродни утверждению «ничего не скажу» (человек, который это произносит, как известно, уже говорит) или трубке Магритта (ceci n'est pas une pipe). То же самое проделал Сергей Скуратов и на круглом столе: вначале заявил, что идей нет, затем сказал, что хотел этим заявлением разбудить и «потроллить» аудиторию, а идеи на самом деле есть. Но так или иначе белый лист Скуратова представляет собой самую яркую форму отказа от высказывания, недаром его поместили в начало (или в конец) Арх Каталога. 
Луч идей. Сергей Скуратов. Белый. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Другая форма отказа – no idea Евгения Асса, а говоря точнее, Архитекторов Асс. «Идей нет», или, как справедливо заметил Илья Мукосей, эти слова также переводятся как «не знаю». Однако картинка есть – то ли это портрет Москвы как таковой, мол, нет идей для неё, то ли все же портрет башни и намек на циклическое возвращение темы доминант, смотри пункт 1. 
Луч идей. Архитекторы Асс. No idea. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

К теме отказов примыкает Наринэ Тютчева со словами – а нужны ли наши идеи Москве? Может быть Москву надо просто узнать и полюбить? Ей созвучно высказывание Ирины Прохоровой о «стыдливо скрываемой нежной сути Москвы», «с церквушками и кафе» как «самом ценном». Сюда же можно отнести рисунки Михаила Филиппова и Максима Атаянца с идеалом исторического города. Все это столь же мило, сколь  и утопично. 
5. Руководство к действию
Самая малочисленная и разрозненная группа – руководства к действию. Илья Заливухин показывает свою известную картинку о полицентричности, Борис Бернаскони перечисляет, в каком-то нездешнем брюссельском духе, пункты 5Е. Главный архитектор города Сергей Кузнецов как крепкий хозяйственник призывает жителей ждать красоты не только от архитекторов, но и от себя, и не вешать кондиционеры на фасады исторических зданий, не создавать хаос. 

***

Каталогизировать идеи – дело неблагодарное. Как и печалиться об их отсутствии или уверять в их наличии. Вообще говоря, любое многозначительное слово, к примеру, «идея», будучи 10 раз повторенным, теряет вкус и начинает раздражать. Что мы сегодня ищем в архитектуре? Идеи? А вчера искусство искали? Главная тема быстро начинает пробуксовывать и обнаруживать потертости. И между тем и выставке без темы нельзя, и, с другой стороны, ничто не проходит даром: легкие теоретические «вздёргивания» – мы что, бессмысленные / безидейные? – провоцируют порассуждать, выйти из рутины, сформировать какой-то внеположный реальности взгляд, задуматься, пусть на два дня, а потом опять побежать. 

Если говорить об идеях, то надо признать, что наши мэтры совершенно правы: идей нет и в то же время их полно. Они все разные, и никакая не имеет серьезного веса, и все быстро надоедают. Сама по себе безидейность тоже идея, отказ от идеологии в пользу свободы или отказ от поиска смысла / идеала в пользу обслуживания коммерческой составляющей – все это, будучи декларировано, становится идеей. 

Идеи бывают разные, бывают сверхидеи на несколько сотен лет или политэкономические на полторы сотни, идеи, внеположные архитектуре и искусству – большие идеи, в основном, кстати, все таковы, они норовят подмять под себя и поставить на службу. Мы такие идеи ищем? Они временами порождали очень интересные формы, целые движения и направления. Но и съедали в своем метаболизме тоже немало. 

Есть, с другой стороны, пластические идеи, чисто формальные, часть набора приемов – пример поиска таких идей на стенде реновации любопытным образом срифмовался с поиском более поэтических идей в Арх Каталоге. Впрочем представить себе, что Арх Каталог возьмет под козырек и предложит некий набор путей развития города на выбор, а город возьмет их на вооружение, как, к примеру, идею развития общественных пространств, квартальной застройки или декорирования фасадов, и будут все эти идеи совершенно новыми и родятся прямо здесь, – не то чтобы просто странно, скорее немыслимо. Так тенденции не рождаются, чтобы их попросили, они родились и все дружно отправились шагать в новом указанном направлении. 

Показанные размышления больше похожи на попытку поддержать эстетическую / незаинтересованную составляющую архитектурного творчества, еще раз доказать себе и другим, что дело «бумажной архитектуры» если не побеждает, то хотя бы живет. Недаром контекст «бумажных» проектов был сейчас представлен на Арх Москве очень обильно выставкой Зосимова и Аввакумова, да и в Каталоге участвовало несколько корифеев движения 1980-х, и даже Василий Бычков признался в своей когда-то причастности к движению. 
Бумажная архитектура. Архив. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Движение (боюсь написать «как известно», поскольку тема тонкая) не имело непосредственных лидеров и программы, а было серией проектов, которые студенты и молодые выпускники МАРХИ делали для международных конкурсов и для себя. Конкурсы не были рассчитаны на реализацию, и работы были скорее местом стыковки концептуализма в искусстве с какой-то чуть более архитектурной проблематикой, где-то добавлявшей несколько иные сюжеты. В отсутствие возможности прямого архитектурного высказывания оно, сросшись с тогдашним совриском, сформировало какой-то тип высказывания в картинках и сопровождающих их текстах, но не как тезис и диаграмма, а оставляющих некий зазор для толкования. С реальностью они пересекались в основном в том, что были от нее далеки. Но, как все далекое от реальности, эти фантастические миры были, конечно, ее интерпретацией, в достаточной степени отстраненной, хотя у всех по-разному. Мне кажется, что ответ на вопрос, какие идеи искала нынешняя Арх Москва, находится где-то здесь: сохранили ли архитекторы способность к коммуникации через такого рода картинки? Жива ли традиция? Не надоело ли? Ну, пожалуй, жива, и если ее время от времени подталкивать, наверное, будет шевелиться. 

Подчеркну еще раз, что какие-то новые сюжеты для развития мегаполиса Москвы, или, упаси Бог, его регулирования, здесь искать не имело смысла – в этом отношении «идей нет». Нет этой вот руководящей и направляющей: путь там, иди туда. На самом деле все такого рода идеи уже не просто высказали, но и затерли до дыр аналитики, причем самым честным признанием кажется, опять же, то, которое исходит из отрицания и катастрофического мировидения: мегаполисы неуправляемы, но растут хорошо. То ли еще будет. Участие архитекторов в их росте разве что декоративное, из разряда тех идей, которые выбирают на конкурсах-ярмарках. Так в чем же ценность показанного нам, художественного, в сущности, высказывания? Предположу, что, помимо очередного регулярного обращения к корням бумажной архитектуры с проверкой (жива-жива), еще и вот в чем: повлиять на что-либо сложно, но наблюдать-то мы еще можем. Это создает, возможно никому не нужный в практическом плане, но по-своему привлекательный слой рефлексии бытия. 

09 Июня 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.