Идейная составляющая

Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Раньше у нас было 
так много комнат, 
полных людей, 
полных идей... 
Вячеслав Бутусов /
Ю-Питер / Дети минут

Тема любого фестиваля – вещь непростая, это мы видим даже по венецианской биеннале. Кто-то из участников стремится ее раскрыть, другие столь же традиционно игнорируют. Каждый раз с темой какой-то затык, вроде она и нужна, должна объединять и сподвигать на размышления, и всё равно кому-нибудь да и не понравится. 

В этом году тема Арх Москвы – «Идеи» – охватила существенную часть экспозиции и обсуждалась на круглом столе под названием «12 разгневанных мужчин». Разговор метался между крайностями: <никаких идей нет, мы все, архитекторы, обслуживаем коммерческую реальность> – до <идей полно>, <нужны только деньги, чтобы их реализовать> или <не надо ждать никаких денег, а надо устраниться от неприятной реальности и генерить идеи>. Не были забыты и герои «бумажной архитектуры», в самые застойные времена предлагавшие яркие вещи, и общество потребления, которое из-за многообразия выбора мешает мыслить неординарно. 
Круглый стол «12 разгневанных мужчин», посвященный основной теме фестиваля – «Идеи»
Фотография: Архи.ру

В Арх Каталоге в этом году, по словам Василия Бычкова, «решили не напрягать архитекторов представлением реальных проектов», дав полную свободу и подтолкнув, таким образом, вместо самопрезентации сосредоточиться на теме выставки «Идеи». Но поскольку «главный герой выставки – Москва», то идеи для Москвы. Так что графические высказывания Арх Каталога превратились в размышления о том, что на самой выставке не было освещено в полной мере – о реалиях современного развития Москвы, ее превращения в агломерацию, сверх-мега-полис. То есть рефлексия наличествовала, а ее предмет – почти что нет, он присутствовал только в головах у зрителей и участников, или, как было сказано на том же круглом столе, вокруг нас в самом городе, выходи – смотри. И вроде бы, действительно, видно, захочешь мимо не пройдешь, но лишившись базы, рефлексия превратилась в разговор между строк, о том, что «все понимают». Прямо как в восьмидесятые. 
1. Рост вверх
Главное московское явление последних лет – уплотнение вверх, рост башен. Посвященные им высказывания звучат в основном как критический памфлет. 

Николай Полисский попросту назвал свой рисунок «Лубянской вертикалью», Василий Кулешов из ABD architects соединил башни с он-лайн-торговлей, Юрий Аввакумов нарисовал «растущий забор», похожий, в лучших традициях «бумажной архитектуры», на лестницы в небо; CITIZENSTUDIO в очередной раз вспомнили нереализованные гипер-башни авангардистов. К высказываниям о «прорастающих» башнях и их масштабном соответствии человеку и исторической застройке можно отнести также графику Сергея Чобана и АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры. Николай Лызлов сопоставил новый масштаб с масштабом исторической застройки: «...всё городское строительство перешло в распоряжение небольшого (для мегаполиса) количества суперкомпаний, оперирующих сотнями тысяч квадратных метров». Что, надо признать, уже не рефлексия, а констатация. Совершенно серьезными и неироничными также выглядят планы расстановки башен на картинке Zaha Hadid architects для 2100 года, не иначе как перед нами планируемый результат работы с упомянутыми выше суперкомпаниями. 
  • zooming
    1 / 7
    Луч идей. Василий Кулешов, ABD architects. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 7
    Луч идей. Николай Полисский. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    Луч идей. Wall. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    Луч идей. Юрий Аввакумов. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 7
    Луч идей. Николай Лызлов. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 7
    Луч идей. В центре – рисунок Сергея Чобана, правее – Цимайло, Ляшенко и Партнеры. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 7
    Луч идей. Взгляд извне. Zaha Hadid architects. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
2. Рост вширь
Вторая тема – рост вширь, увеличение московского мегаполиса до ЦКАДа и даже дальше него. Вот что говорит, к примеру, футуролог Кирилл Игнатьев: «... новая Москва охватит города и территории во всех направлениях, не только на юго-западе. То, что мы сегодня называем Москвой и Подмосковьем, будет управляться искусственным интеллектом и единой цифровой мэрией всего гипермегаполиса». С этим прогнозом стыкуется «Дедал-агломерация» Андрея Чернихова, сверхновая Москва, распространенная АБ ASADOV на всю Россию с пересадочными станциями в виде аэропортов (собственного авторства). На рост Москвы вширь намекает, как кажется, и рисунок Сергея Никешкина «Девочка на шаре», поскольку в виде «девочки» там представлен протуберанец Новой Москвы, и вокруг разлетаются некие лабиринты. 

Тотан Кузембаев нарисовал остро-критичную, но визуально красивую антиутопию, в которой Земля непригодна для жизни, а москвичи расселяются в космосе привычными для них кольцами, «тем более что для безвоздушного пространства это оказалось как нельзя кстати» – «в 3021 году Москва была признана лучшим городом галактики на фестивале Арх Москва и награждена золотым кольцом от созвездия Бычков». 
  • zooming
    1 / 4
    Луч идей. Тотан Кузембаев. Новая Москва 3021. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Луч идей. Андрей Чернихов. Дедал-агломерация. Компьютерная графика – Александр Кинзерский. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Луч идей. АБ ASADOV. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Луч идей. АБ Крупный план. Арх Москва 2021
    Фотография: Архи.ру
3. Биоценоз
Все, что касается роста вверх и вширь, выглядит как наблюдения за очевидными вещами, сформулированные с разной степенью ироничности. Следующая группа относится скорее к объяснению специфики этого роста, представляя его как своего рода биологический процесс. Максим Скулачев: «Мне, как биологу, Москва очень нравится. Она напоминает, скажем, биоценоз ливневых лесов Амазонки – сообщество живых существ с максимальным разнообразием». В следующей фразе биолог ошибается, говоря, что в Москве трудно найти ракурс с хотя бы двумя зданиями с одном стиле, это утверждение верно только для центра города, и то не вполне. Но в целом он озвучил характерную идею – беспорядочный рост Москвы нередко объясняют «всеядностью», заложенной исторически пестротой развития города. В то же время это верно для мегаполисов в целом, о которых известно, что растут они как опара, подчиняясь своим каким-то внутренним законам, и все разговоры об управлении ими это нередко лишь имитация управления. 

Биологическую составляющую – города как хаотического живого роста как такового – ярче других отразила инсталляция Алексея Козыря и Александра Пономарева, которые дали посетителям возможность полюбоваться в микроскоп на простейшие организмы дафний: «Структурный принцип «Природосообразности планировки» должен проявляться  в композиции города и служит основным ресурсом его архитектурно-художественного своеобразия».
Луч идей. Архитектурная мастерская Алексея Козыря. Александр Пономарев. Город как развивающаяся структура. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Некий культурный бэкграунд, трактованный в том же ключе – «разнообразия образов жизни» – предложили ТПО «Резерв» в живописной абстрактной картине. Здесь разнообразие дано через многослойность пятен, которые поначалу кажутся наложенными как слои обоев, содранных при переезде, или как пятна краски, которыми ЖКХ закрашивает надписи на стене трансформаторной будки, но разноформатные сетки делают пятна похожими на дома. Это высказывание поначалу кажется посвященным разнообразию жизни города в целом, но впоследствии можно понять, что оно, на самом деле, напоминает о конкурсном проекте «Резерва» 2017 для пилотной площадки Царицыно, кварталов 2а и 2б, девиз которого был «сочетание различных укладов жизни для различных социальных кластеров». [У проекта непростая история, на его основе сделан ППТ района, как выяснилось позднее, больше архитекторы с этим участком не работают, а работают с соседним, севернее]. 
Луч идей. ТПО «Резерв». В. Плоткин. Д. Веркеенко, М. Ксенофонтова. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Самый цветистый вариант «города наслоений» видим в высказывании Wowhaus, в котором, помимо идеи разнообразия, сквозит некая тревога: как бы не пере-благоустроить весь город, надо ведь оставить место для живой жизни – что несколько неожиданно, а может быть, напротив, даже и логично для бюро, специализирующегося на проектах благоустройства. 
Луч идей. Wowhaus. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Wowhaus. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Москву как паттерн наслоений форм, слов и смыслов, чреватый постоянным развитием и бесконечным усложнением, в котором, вероятно заключена некая парадоксальная устойчивость – сколько ее ни трансформируй, надстраивай-перестраивай, а все равно жива, – увидели Сергей Надточий, Юлий Борисов, Nowadays, Илья Мукосей и, с другой стороны АБ «Остоженка», чье рассуждение стартует с «города рек» и приходит к городу будущих времен, который «наследует так или иначе <...> атрибуты всех предыдущих этапов развития». 
Луч идей. АБ «Остоженка». Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Сергей Надточий. АБ ATRIUM. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Юлий Борисов. ГК UNK. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Илья Мукосей. Guibellini. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру
Луч идей. Арсений Леонович. Тропосфера. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Если две первые группы, о росте вверх и росте вширь, скорее пугают как  антиутопия, то третью группу при всем разнообразии смыслов объединяет идея восхищения разнообразием форм жизни. Оно обосновывает устойчивость и жизнеспособность через множественность шансов. Мегаполис безудержно растет, абсорбируя все, что может, но он и дает почву для существования и развития внутри себя. Хотя, как говорят те же биологи, шанс для индивида и шанс для популяции вещи разные; ну да будем надеяться, что хотя бы взаимосвязанные. 
4. Отказ / молчание / меланхолия
Самый яркий отказ от высказывания – у Сергея Скуратова, белый лист, чистое молчание. Однако он назван и подписан, так что отказ получается уже не полным, скорее он сродни утверждению «ничего не скажу» (человек, который это произносит, как известно, уже говорит) или трубке Магритта (ceci n'est pas une pipe). То же самое проделал Сергей Скуратов и на круглом столе: вначале заявил, что идей нет, затем сказал, что хотел этим заявлением разбудить и «потроллить» аудиторию, а идеи на самом деле есть. Но так или иначе белый лист Скуратова представляет собой самую яркую форму отказа от высказывания, недаром его поместили в начало (или в конец) Арх Каталога. 
Луч идей. Сергей Скуратов. Белый. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Другая форма отказа – no idea Евгения Асса, а говоря точнее, Архитекторов Асс. «Идей нет», или, как справедливо заметил Илья Мукосей, эти слова также переводятся как «не знаю». Однако картинка есть – то ли это портрет Москвы как таковой, мол, нет идей для неё, то ли все же портрет башни и намек на циклическое возвращение темы доминант, смотри пункт 1. 
Луч идей. Архитекторы Асс. No idea. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

К теме отказов примыкает Наринэ Тютчева со словами – а нужны ли наши идеи Москве? Может быть Москву надо просто узнать и полюбить? Ей созвучно высказывание Ирины Прохоровой о «стыдливо скрываемой нежной сути Москвы», «с церквушками и кафе» как «самом ценном». Сюда же можно отнести рисунки Михаила Филиппова и Максима Атаянца с идеалом исторического города. Все это столь же мило, сколь  и утопично. 
5. Руководство к действию
Самая малочисленная и разрозненная группа – руководства к действию. Илья Заливухин показывает свою известную картинку о полицентричности, Борис Бернаскони перечисляет, в каком-то нездешнем брюссельском духе, пункты 5Е. Главный архитектор города Сергей Кузнецов как крепкий хозяйственник призывает жителей ждать красоты не только от архитекторов, но и от себя, и не вешать кондиционеры на фасады исторических зданий, не создавать хаос. 

***

Каталогизировать идеи – дело неблагодарное. Как и печалиться об их отсутствии или уверять в их наличии. Вообще говоря, любое многозначительное слово, к примеру, «идея», будучи 10 раз повторенным, теряет вкус и начинает раздражать. Что мы сегодня ищем в архитектуре? Идеи? А вчера искусство искали? Главная тема быстро начинает пробуксовывать и обнаруживать потертости. И между тем и выставке без темы нельзя, и, с другой стороны, ничто не проходит даром: легкие теоретические «вздёргивания» – мы что, бессмысленные / безидейные? – провоцируют порассуждать, выйти из рутины, сформировать какой-то внеположный реальности взгляд, задуматься, пусть на два дня, а потом опять побежать. 

Если говорить об идеях, то надо признать, что наши мэтры совершенно правы: идей нет и в то же время их полно. Они все разные, и никакая не имеет серьезного веса, и все быстро надоедают. Сама по себе безидейность тоже идея, отказ от идеологии в пользу свободы или отказ от поиска смысла / идеала в пользу обслуживания коммерческой составляющей – все это, будучи декларировано, становится идеей. 

Идеи бывают разные, бывают сверхидеи на несколько сотен лет или политэкономические на полторы сотни, идеи, внеположные архитектуре и искусству – большие идеи, в основном, кстати, все таковы, они норовят подмять под себя и поставить на службу. Мы такие идеи ищем? Они временами порождали очень интересные формы, целые движения и направления. Но и съедали в своем метаболизме тоже немало. 

Есть, с другой стороны, пластические идеи, чисто формальные, часть набора приемов – пример поиска таких идей на стенде реновации любопытным образом срифмовался с поиском более поэтических идей в Арх Каталоге. Впрочем представить себе, что Арх Каталог возьмет под козырек и предложит некий набор путей развития города на выбор, а город возьмет их на вооружение, как, к примеру, идею развития общественных пространств, квартальной застройки или декорирования фасадов, и будут все эти идеи совершенно новыми и родятся прямо здесь, – не то чтобы просто странно, скорее немыслимо. Так тенденции не рождаются, чтобы их попросили, они родились и все дружно отправились шагать в новом указанном направлении. 

Показанные размышления больше похожи на попытку поддержать эстетическую / незаинтересованную составляющую архитектурного творчества, еще раз доказать себе и другим, что дело «бумажной архитектуры» если не побеждает, то хотя бы живет. Недаром контекст «бумажных» проектов был сейчас представлен на Арх Москве очень обильно выставкой Зосимова и Аввакумова, да и в Каталоге участвовало несколько корифеев движения 1980-х, и даже Василий Бычков признался в своей когда-то причастности к движению. 
Бумажная архитектура. Архив. Арх Москва 2021
Фотография: Архи.ру

Движение (боюсь написать «как известно», поскольку тема тонкая) не имело непосредственных лидеров и программы, а было серией проектов, которые студенты и молодые выпускники МАРХИ делали для международных конкурсов и для себя. Конкурсы не были рассчитаны на реализацию, и работы были скорее местом стыковки концептуализма в искусстве с какой-то чуть более архитектурной проблематикой, где-то добавлявшей несколько иные сюжеты. В отсутствие возможности прямого архитектурного высказывания оно, сросшись с тогдашним совриском, сформировало какой-то тип высказывания в картинках и сопровождающих их текстах, но не как тезис и диаграмма, а оставляющих некий зазор для толкования. С реальностью они пересекались в основном в том, что были от нее далеки. Но, как все далекое от реальности, эти фантастические миры были, конечно, ее интерпретацией, в достаточной степени отстраненной, хотя у всех по-разному. Мне кажется, что ответ на вопрос, какие идеи искала нынешняя Арх Москва, находится где-то здесь: сохранили ли архитекторы способность к коммуникации через такого рода картинки? Жива ли традиция? Не надоело ли? Ну, пожалуй, жива, и если ее время от времени подталкивать, наверное, будет шевелиться. 

Подчеркну еще раз, что какие-то новые сюжеты для развития мегаполиса Москвы, или, упаси Бог, его регулирования, здесь искать не имело смысла – в этом отношении «идей нет». Нет этой вот руководящей и направляющей: путь там, иди туда. На самом деле все такого рода идеи уже не просто высказали, но и затерли до дыр аналитики, причем самым честным признанием кажется, опять же, то, которое исходит из отрицания и катастрофического мировидения: мегаполисы неуправляемы, но растут хорошо. То ли еще будет. Участие архитекторов в их росте разве что декоративное, из разряда тех идей, которые выбирают на конкурсах-ярмарках. Так в чем же ценность показанного нам, художественного, в сущности, высказывания? Предположу, что, помимо очередного регулярного обращения к корням бумажной архитектуры с проверкой (жива-жива), еще и вот в чем: повлиять на что-либо сложно, но наблюдать-то мы еще можем. Это создает, возможно никому не нужный в практическом плане, но по-своему привлекательный слой рефлексии бытия. 

09 Июня 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Технологии и материалы
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Сейчас на главной
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
СГТУ им. Юрия Гагарина: бакалавры 2021
Семь выпускных работ бакалавров Саратовского государственного технического университета и участников Клуба Молодых Архитекторов: крематорий, экополис, завод по переработке мусора, развитие прибрежных и лунных территорий.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.