English version

Полифония строгого стиля

Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

15 Января 2021
mainImg
Архитектор:
Степан Липгарт
Проект:
ID Moskovskiy
Россия, Санкт-Петербург, Московский проспект, д. 72

Авторский коллектив:
Автор фасадных решений, руководитель авторского коллектива: Степан Липгарт
ГАП: Е. В. Подошвин
Архитекторы: Н. А. Емельянова, Е. В. Зотова
Визуализация: О. В. Андрианова

2.2020 — 10.2020

Заказчик: ООО «Специализированный застройщик «Евроинвест Московский»
Жилой комплекс из двух домов называется «Московский» в честь проспекта, на котором стоит. ID Moskovskiy (ID – часть аббревиатуры из названия компании застройщика EID, Euroinvest Development) расположен за Обводным каналом в центральной части большого квартала, ограниченного Московским проспектом, Смоленской и Заозерной улицами. Его окружение: рядовые постройки рубежа XIX-XX веков – по линиям застройки и в глубине квартала; советская неоклассика 1930-1950-х – на красную линию проспекта выходит дом с аркой Льва Косвена 1953 года; на участках к востоку – жилые многоэтажки 2000-х. Комплекс строится на территории бывшего ВНИИ токов высокой частоты.
Ситуационный план. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

«ID Московский» включает два элемента: первый – девятиэтажный, L-образный в плане (1-я и 2-я секция), и второй – десятиэтажный, П-образный (3-я секция).
Генеральный план. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

Дома, соединенные пилонадой, не замыкают двор, который лишь с двух сторон очерчен L-образным корпусом, но стоят друг рядом с другом, обращенные парадными фасадами к Московскому проспекту. Расположение их на второй линии не отменяет композиционную и объемно-пространственную связь с застройкой проспекта. Входной портал первой секции соосен симметричному дому Косвена, выходящему на красную линию, его проездная арка становится своеобразным парадным въездом, предваряющим регулярное пространство двора. Третья секция находится на одной оси с аркой дома №76 по Московскому проспекту, её протяженный фасад становится своеобразной ширмой, экранирующей исторические дворы от глухих брандмауэров современной застройки.
Вид с птичьего полета с западной стороны. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

author photo

Степан Липгарт:

Этот дом, в отличие от предшествующих проектов, где планировки в основном выполняли наши партнеры, был создан целиком моей командой, поэтому, на мой взгляд, он получился более цельным, гармоничным и созвучным петербургской-ленинградской традиции. В некотором смысле меня вдохновлял пример Лидваля, который начинал с дорогих и сложно украшенных зданий, таких, как доходный дом для его матери на Каменноостровском проспекте, потом создал архитектуру очень простого жилья для рабочих завода Нобеля, а позже вернулся в дорогой сегмент с найденными решениями, обнаружив некий идеальный баланс простого и сложного.

По сравнению с предыдущими проектами Степана Липгарта «Московский» заметно строже. Это обобщенная неоклассика, близкая к Беренсу и наследовавшим ему советским 1930-м, с элементами ар-деко и совсем без округлых линий. Ни капителей, ни гуськов, ни каблучков. Автор объясняет жесткий характер архитектуры тем, что дом находится в глубине квартала, а дворовые фасады петербургских домов традиционно более скупы на декор. Но как раз пластически «Московский» очень изобретателен и дворовым отнюдь не выглядит. Наряду с обобщенным ордером, характерным для неоклассики 1920–1930-х, в «Московском» есть также устремленность в небо, присущая архитектуре ар-деко и любимая Липгартом тема отягощенного порыва. Которые, в частности, воплощены в парадном фасаде первого дома.
Секция 1, вид с запада. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

Данный фасад, ближайший к Московскому проспекту, определен мощным вертикальным движением. По центру его расположен двухъярусный входной портал первой секции, вытянутый вверх, представляющий собой полуциркульную нишу с плоским завершением. Этот портал как бы удваивается узкой «рамой» высотой в четыре этажа, которая в свою очередь обрамляется шестиэтажным центральным ризалитом, надстроенным трехэтажным аттиком. Возникает вертикальная композиция высотой в дом, напоминающая с боковых ракурсов своей «телескопичностью» объектив старинного фотоаппарата.
Секция 1, деталь входа в парадную. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

Оба элемента комплекса «Московский» имеют традиционное для классики строение: цоколь, бельэтажная середина и относительно легкий верх. (Цоколь будет облицован стеклофибробетоном под известняк, а верхние ярусы отделаны штукатуркой). Фасадные композиции домов находятся в визуальном диалоге, соотнесены друг с другом при помощи сквозных мотивов: портал, ризалит, эркер и терраса-пергола. Волевому и строгому главному фасаду первого дома противопоставлен дворовый, структурированный типичными для Петербурга гранеными эркерами, которые в верхнем ярусе продолжаются террасами-перголами. Это еще один прием вертикального развития. Сначала натиск материи (эркер), затем нейтральная гладкая стена и, наконец, уменьшение материальности (терраса-пергола).
Вид на секция 1 с юго-западной стороны. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс
Общий вид. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

В фасаде десятиэтажного второго дома происходит наложение разных тем, подобно стретте в фуге: портал, ризалиты, эркеры, перголы, экспонированные в первом доме последовательно, здесь спрессованы, наложены друг на друга. Входной портал второго дома по абрису такой же двухъярусный и вертикальный, как в первом, но лишён ниши-углубления, и не дублируется «рамами» в верхних этажах. Здесь же, на первых двух этажах применена отличная от первого дома отделка, руст, что кроме прочего подчеркивает различную функцию нижней части домов, (коммерческие помещения и детский сад соответственно). В архитектуре второго дома с одной стороны, нет такого мощного порыва, как в главном фасаде первого дома, с другой – пластическая насыщенность выше. Здесь почти отсутствует гладкая стена, наоборот, количество слоев, профилей, выступающих и углубленных элементов велико и разнообразно.
Секция 3 со встроенным ДОО, вид с запада. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

Помимо прочего, обилие уступов и выступов позволяет сделать «линейку» балконов многообразной: начиная от французских и «небольших для чаепития» – до упомянутых выше террас-пергол на последнем этаже.
Секция 3, вид верхних этажей. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс
Секция 3, лоджии и балконы верхних этажей. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

Два дома соединяются друг к другом с помощью пилонады из восьми сдвоенных пилонов, несущих променад на уровне второго этажа. Нельзя не увидеть здесь отсылки к Дому Бенуа на Каменноостровском с колоннадой в курдонере. Пилонада разделяет двор на две части и структурируя его, подводит с одной стороны к парадной второй секции, с другой ко входу в детский сад, расположенному в торце третьей секции. Для воспитанников детского сада галерея пилонады будет иметь практическое значение: в дождливые дни они смогут совершать прогулки под ее сенью, в погожие – некоторое время шествовать под ней к площадкам, расположенным в северо-восточной части двора. На кровле галереи устроят мини-сад, общественное пространство, поставят скамейки и кадки с растениями. Попасть туда можно будет как с улицы по лестнице, так и со второго этажа первого дома.
Вид на секцию 2 и переходную колоннаду между 2 и 3 секцией. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

Заметим, что пилонада, как и колоннада, – это дополнительное пространственное переживание. Пространство перед ней – всегда торжественное, за ней – более камерное, шествие вдоль нее – ритмическое приключение.
Вид с юго-западной стороны на секцию 3. ID Moskovskiy
© Липгарт Архитектс

Проект Липгарта для вестибюлей реализован не будет. А жаль, он продолжал темы, заявленные на фасадах: семиметровые потолки, подчеркнутые вертикали в декоре стен, три узких окна во втором ярусе (офис управляющей компании), напоминающие концертный орган, рисунок крыльев на стенах и ар-декошные восьмиугольники, стремящиеся к ромбам. Все эти детали задавали торжественный тон.
  • zooming
    1 / 4
    Интерьер парадной. Вариант, вид 4. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 4
    Интерьер парадной. Вариант, вид 3. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    3 / 4
    Интерьер парадной. Вариант, вид 2. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    4 / 4
    Интерьер парадной. Вариант, вид 1. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс

Что касается квартирографии, в «Московском» она представлена вариантами от студий до 4-комнатных квартир, в диапазоне от 35 м2 до 138 м2. В их решениях можно отметить два принципа. Площадь дома убывает кверху, при этом квартиры к верхним этажам становятся больше по площади, а их количество уменьшается. «Ряд квартир близок дореволюционной анфиладной планировке и парадным планировкам 1930-1950-х, – рассказывает Степан Липгарт. – Речь прежде всего о симметричных квартирах третьей секции [второго дома, – прим. ред.], центром которых стала большая гостиная с эркером. Таким образом, мы не только в решении объемов и фасадов, но и в планировках стремились следовать принципам жилого дома, традиционного для Петербурга-Ленинграда».
  • zooming
    1 / 19
    Секция 1, план 2 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 19
    Секция 1, план 3-6 этажей. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    3 / 19
    Секция 1, план 8 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    4 / 19
    Секция 1, план 9 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    5 / 19
    Секция 1, план кровли. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    6 / 19
    Секция 1, разрез 1-1. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    7 / 19
    Секция 1, план 1 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    8 / 19
    Секция 2, разрез 2-2. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    9 / 19
    Секция 2, план 1 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    10 / 19
    Секция 2, план 2 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    11 / 19
    Секция 2, план 3-6 этажей. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    12 / 19
    Секция 2, план 8 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    13 / 19
    Секция 2, план 9 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    14 / 19
    Секция 3, разрез 3-3. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    15 / 19
    Секция 3, план 1 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    16 / 19
    Секция 3, план 2 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    17 / 19
    Секция 3, план 4-6 этажей. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    18 / 19
    Секция 3, план 8-9 этажей. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    19 / 19
    Секция 3, план 10 этажа. ID Moskovskiy
    © Липгарт Архитектс

***

Итак, дом строг в деталях, но срежиссирован сложно и разнообразно. Он откликается на петербургский и ленинградский контекст, выстраивает «второй парадный фронт» за линией Московского проспекта; он активно использует эркеры и террасы-перголы, а его пилонада интерпретирует идею Бенуа. Что же до строгости решения, то оно имеет как бы две грани. С одной стороны, это средство достижения сдержанной элегантности не в ущерб содержательности, с другой – средство монументализации и воплощения волевого порыва – героической темы, которая последовательно развивается в произведениях Степана Липгарта. В этом смысле дом близок ордерным кораблям графического триптиха, показанного архитектором на ноябрьском фестивале Зодчество: целеустремленным и элегантно-могущественным.
Графический триптих "Immobile super mobile erigo (На зыбком воздвигаю незыблемое)". Ростра, Под килем, Огни за кормой. 2020
© Степан Липгарт

Подобное настроение более чем созвучно минувшему грозовому 2020 году, нашему «новейшему времени», когда определенное эстетство не исключает напряжения всех сил и самодисциплины.
Архитектор:
Степан Липгарт
Проект:
ID Moskovskiy
Россия, Санкт-Петербург, Московский проспект, д. 72

Авторский коллектив:
Автор фасадных решений, руководитель авторского коллектива: Степан Липгарт
ГАП: Е. В. Подошвин
Архитекторы: Н. А. Емельянова, Е. В. Зотова
Визуализация: О. В. Андрианова

2.2020 — 10.2020

Заказчик: ООО «Специализированный застройщик «Евроинвест Московский»

15 Января 2021

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
Липгарт Архитектс: другие проекты
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.