Кирпичный дом в большом городе

Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

09 Октября 2020
mainImg
Архитектор:
Степан Липгарт
Мастерская:
Липгарт Архитектс
Проект:
ЖК “Alter”
Россия, Санкт-Петербург, Магнитогорская, 11

Авторский коллектив:
Автор объемно-пространственных и фасадных решений: С. В. Липгарт

2018 — 2020 / 2020

Планировочные решения, производство стадии П, производство стадии РД: ООО А-Архитектс
Визуализация: рекламное агенство Mosgraf
Заказчик: инвестиционно-строительный холдинг AAG
ЖК на Малоохтинском проспекте
Россия, Санкт-Петербург, Малоохтинский проспект, 8

Авторский коллектив:
Автор фасадных решений: С. В. Липгарт

2020 — 2020

Генплан, объемно-планировочные решения: ООО «Испытательный центр «Стройэксперт»
Два дома Степана Липгарта на реке Охте в Санкт-Петербурге интересны тем, что это продолжение темы кирпичного дома в современном городе. Тема актуальная, кирпич нравится и архитекторам, и жителям, за последние двадцать лет в России появилось немало удачных примеров. Кирпичное здание можно спроектировать множеством способов: в виде скульптуры в модернистском ключе, в смешении лофтовой эстетики с приемами традиционной архитектуры, а можно в романтических вариациях ар-деко, которые и были выбраны.
ЖК “Alter”
© Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
Дом на Малоохтинском проспекте
© Липгарт Архитектс

Контекст у жилых комплексов в районе реки Охты, на Магнитогорской улице и на Малоохтинском проспекте – общий. Участки находятся на границе исторического и советского Петербурга, в рыхлом поясе, наполненном как дореволюционными жилыми и промышленными зданиями, так и советскими хрущевками. Впрочем, виды из обоих домов откроются роскошные – на другом берегу самый что ни на есть исторический город с ансамблем Смольного и Никольским собором. Район перспективный, недалеко находится питерский Артплей, рядом строится жилой комплекс шведского девелопера. Главной точкой отсчета при обращении к кирпичной архитектуре стала судостроительная фабрика 1911 года постройки, сменившая много названий, из которых наиболее запоминающееся «Фабрика Лепсе», – краснокирпичный дореволюционный пром с башней, где в наше время поселился бизнес-центр.
  • zooming
    1 / 3
    Бывшая судостроительная фабрика Лепсе, ныне бизнес-центр «Шаумяна,10».
    © Степан Липгарт
  • zooming
    2 / 3
    Бывшая судостроительная фабрика Лепсе, ныне бизнес-центр «Шаумяна,10».
    © Степан Липгарт
  • zooming
    3 / 3
    Бывшая судостроительная фабрика Лепсе, ныне бизнес-центр «Шаумяна,10».
    © Степан Липгарт


ЖК Alter на Магнитогорской улице
Если контекст у проектов на Магнитогорской и на Малоохтинском был сходный, то согласовательные мытарства оказались разные. Сначала дом Alter на Магнитогорской был задуман автором в стиле кирпичного экспрессионизма (Backstein expressionismus) – разновидности ар-деко, характерной для масштабных немецких и голландских зданий 1920-х типа Чилехауса в Гамбурге или высотки Анцайгер в Ганновере, в которых бурные процессы машинного века уже очевидны, но кирпичная оболочка еще держится старых приемов ремесленного качества. Романтизм и гигантомания, с одной стороны, рукотворный, замысловатый маньеризм кирпичных узоров – с другой.
  • zooming
    1 / 4
    Ратуша в Вильгельмсхавене
    Фотография: Christian A. Schroeder / CC BY-SA 4.0
  • zooming
    2 / 4
    Высотное здание Anzeiger в Ганновере
    Фотография: Christian A. Schroeder / CC BY-SA 4.0
  • zooming
    3 / 4
    Станция метро Borsigwerke в Берлине
    Фотография © A.Savin, WikiCommons
  • zooming
    4 / 4
    Жилая водонапорная башня в Бремене. Арх. Вильгельм Кунц.
    Фотография: Hannes Grobe / CC BY-SA 3.0

Первый вариант Alter’a был домом с «бастионами», решенным в форме несимметричного каре, отмечавшего изгиб реки. Венчающую балюстраду украшали пинакли в виде фабричных труб – дань индустриальному пейзажу. Вообще фабричные трубы вызывают у архитекторов загадочные чувства: в них видят кампаниллы (а в фабриках – базилики), английский раннеиндустриальный пейзаж из труб представлялся Шинкелю курящимися египетскими обелисками. Степану Липгарту, наоборот, в пинаклях явились фабричные трубы (у Михаила Белова, помнится, были пинакли в виде нефтяных вышек). На мой взгляд, технике самое место – в пинаклях, на периферии, как горгульям – в водостоках готических соборов. Архитекторы же фабрику романтизируют и, пожалуй, чувствуют в ней энергию и витальность.
  • zooming
    1 / 5
    Проект дома на Магнитогорской ул. Вариант каре в стиле кирпичного экспрессионизма
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 5
    Один из вариантов проекта на Магнитогорской ул. в стиле кирпичного экспрессионизма
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    3 / 5
    Один из вариантов проекта на Магнитогорской ул. в стиле кирпичного экспрессионизма
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    4 / 5
    Проект дома на Магнитогорской ул. Вариант каре в классическом стиле
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    5 / 5
    Проект дома на Магнитогорской ул. Вариант каре в классическом стиле
    © Липгарт Архитектс

Так вот, романтический Backstein Expressionismus не прошел согласование у главного архитектора Петербурга, и второй, классический, вариант дома Alter также не был принят. Постепенно жилой комплекс на Магнитогорской приобрел вид сгруппированных вокруг двора трех кирпичных башен, которые выстраивают диалог с тремя белыми башнями другого архитектора, расположенными в непосредственной близости. Так что получилось некое посвящение. Поэты и композиторы свои произведения часто посвящают, а архитекторы почему-то нет. На моей памяти первый случай.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    2 / 3
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    3 / 3
    Генплан участка. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс

Три башни выполнены в так называемом «ребристом» стиле американского ар-деко. Ребристые углы уступов подчеркивают вертикальное движение, линии умножаются и стремятся вверх, завершаясь характерными скруглениями, как струи фонтанов, взмывшие вверх и достигшие предела высоты. Террасы последних трех этажей как раз и покоятся на этих «струях». Плюс есть еще пространство на крыше для жителей пентхаусов. Террасы – характерная черта американского ар-деко, а вот окна с мелкой расстекловкой в клеточку как раз больше свойственны амстердамскому и гамбургскому кирпичному экспрессионизму. Кстати, все окна – французские, до пола, чему нельзя не порадоваться.
  • zooming
    1 / 2
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    2 / 2
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)

В соответствии с принятой структурой, в стилобате и в нижних этажах разместят коммерческие помещения. На крыше стилобата будет закрытый двор, а под ним – паркинг. Любопытно совмещение масштабов. Масштаб стилобата – один этаж, а нижний регистр башен с пилястрами – три этажа. Если башни формируют градостроительную акваторию – поскольку воспринимаются с дальних точек, – то стилобат (с кофейнями) и въезды в паркинг ориентированы на человеческий масштаб и уличное пространство. Кстати, два общественных пространства – набережную, что идет вдоль исторического «Завода Лепсе» через квартал Alter к шведскому жилому комплексу, и двор – благоустроят в рамках проекта.
  • zooming
    1 / 7
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    2 / 7
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    3 / 7
    План типового этажа. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс
  • zooming
    4 / 7
    План типового этажа. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс
  • zooming
    5 / 7
    План типового этажа. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс
  • zooming
    6 / 7
    План 1-го этажа. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс
  • zooming
    7 / 7
    Разрез. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс


Дом на Малоохтинском проспекте
Этот дом предназначен для еще более пестрого контекста: желто-белое классическое казенное здание, доходный дом Серебряного века, лишенный декора, и советские пятиэтажки 1960-х. На участке ранее уже было спроектировано здание, однако его решения не удовлетворяли заказчика. Первоначально новый проектируемый объем складывался криволинейным, со сложным силуэтом, шел поиск наиболее оптимальной композиции с точки зрения инсоляции и показателей. В дальнейшем заказчик предпочёл вернуться к более простой форме, которая была задана в предшествовавшем проекте. Все фасады состоят из трех ярусов по два этажа плюс двухэтажный «цоколь» и аттик. От того, что этажи объединены по два, возникает зрительный эффект уменьшения высоты: кажется, что этажей пять, а на самом деле – девять. Дом выходит на улицу торцом, он же главный фасад. Композицию держат два эркера с нишей между ними. Чувственной линией эркеров проект адресуется к доходному дому начала ХХ века в стиле модерн, в частности к произведениям Алексея Бубыря. Один из вариантов даже был штукатурным, и в нем это происхождение особенно заметно.
  • zooming
    1 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант с широкими эркерами
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант с широкими эркерами
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    3 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант с широкими эркерами
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    4 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант «Бубырь штукатурный».
    © Липгарт Аркитектс
  • zooming
    5 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант «Бубырь штукатурный».
    © Липгарт Аркитектс

Асимметричная ниша между эркерами вносит в композицию главного фасада легкий элемент нерегулярности. Как будто волна прошла по поверхности, оставив на ней след, и сдвинула эркеры относительно оси. На самом деле эркеры пришлось заузить, чтобы они согласно нормам не превышали 30 % площади фасада. Эркеры опираются на консоли в виде перевернутых архитектонов – ар-декошная деталь! Кирпичная стена утончается кверху: в бельэтаже профилированные обрамления окон подчеркивают массу стены, в следующем ярусе лопатки между окнами становятся уже, а в третьем эркерном ярусе кирпичные лопатки частично закрыты металлическими пластинами. Возникает эффект уменьшения плотности и растворения телесности стены.
  • zooming
    1 / 4
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 4
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    3 / 4
    Генплан. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    4 / 4
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © Липгарт Архитектс

Подобная игра есть и в нижнем ярусе, который трудно назвать цокольным, так как он выглядит легким, состоит из двух стеклянных этажей, общественного коммерческого и жилого. Зрительно они объединены стеклянной плоскостью, на которой сгущаются и разреживаются кирпичные «шторы». Дворовый фасад организован с помощью ризалитов и эркеров, но более плоских и регулярных. С противоположной стороны дом имеет выступ со скруглением, здесь как бы продолжается движение волны, начатой на главном фасаде. В аттике находится пентхаус, стена здесь облицована ребристым кирпичным узором в виде «резинки».
  • zooming
    1 / 7
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 7
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    3 / 7
    План 1-го этажа. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    4 / 7
    План 3-8 этажей.ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    5 / 7
    План 9-го этажа. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    6 / 7
    Разрез 1-1. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    7 / 7
    Разрез 2-2. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»

Дом планируется облицовать благородным клинкером, окна у него современные, лофтовые, с темно-серыми алюминиевыми рамами. То есть промышленный лофт в самом привлекательном, кирпичном, варианте скрещён с экспрессивной пластикой доходного дома Серебряного века. Также вспоминаются эксперименты с эркерами в кирпичном экспрессионизме и в застройке Петроградской стороны 1920-х годов. По-видимому, совмещать кирпичный лофт с традиционной архитектурой вообще плодотворно. Например, в московском здании Рассвет LOFT Studio промышленная эстетика была наложена на прием Нового Урбанизма, когда фасадный фронт состоял как бы из нескольких узких домов. Коктейль кирпичного лофта с ар-нуво и ар-деко в доме на Малоохтинском проспекте также весьма убедителен.
Дом на Малоохтинском проспекте
© Липгарт Архитектс

Обе вариации кирпичного дома, предложенные Степаном Липгартом, представляются мне перспективными для современного города. Трактованная творчески кирпичная кладка формирует в первых ярусах комфортную для глаза пластику, позволяя строить выше сколько угодно одинаковых этажей, если это необходимо. Значительная часть Манхэттена и других районов Нью-Йорка выстроена именно так. Для крупных российских городов, где по обстоятельствам непреодолимой силы не удается создавать гуманную 7-8 этажную застройку, фактурный кирпич разной степени ордерности – отличный выход. Там же, где масштаб меньше и ТЭПы не столь сильно довлеют над автором, возможности кирпичной пластики совершенно безграничны, что и доказывает проект на Малоохтинском проспекте.
P.S. Человек как художественная задача
Единение человеческого начала и художественных ценностей в традиционной архитектуре считалось непреложным. Превращение машины в идола, случившееся в архитектуре авангарда, привело к полному вытеснению человеческого, которое выражалось раньше в ордере, пластике, человекоподобии здания. Этот процесс продолжается около ста лет. В XXI веке наличие в поэтике архитектуры человеческого начала не только не считается обязательным, но о нем даже не вопрошают. Отчасти проблематика человека переместилась в благоустройство и планировку квартир, но там речь идет о чисто функциональном, то есть усеченном понимании человека.

Фабрика начала ХХ века была домом для машины, но парадоксальным образом сохраняла человеческое начало в строении кирпичного фасада, пропорциях, силуэте, карнизах и наличниках. Теперь мы ценим и сохраняем доавангардный кирпичный пром, причем сохраняем именно оболочку, распоряжаясь внутренним пространством по своему усмотрению. Как хорошо, что форма не следовала функции! В кирпичном экспрессионизме 1920-х жилой дом, напротив, в каком-то смысле стал фабрикой, наполнился индустриальной романтикой, но человеческое сохранил априори благодаря рисунку рукотворной кирпичной кладки.

Сегодня архитекторы о человеческом начале как художественной задаче не спрашивают, поглощенные менее высокими, хотя и не менее важными, задачами. Но для Степана Липгарта этот вопрос был главным в период получения образования. Именно о человеке состоялся спор студента Липгарта с деконструктивистом Томом Мейном, и вектор был выбран Степаном именно тогда. Во всех своих петербургских проектах – ЖК «Ренессанс», ЖК «Бомонд» и ЖК «Маленькая Франция» на Васильевском острове, архитектор занимается исследованием пластики фасада, в котором человек так или иначе присутствует. И два кирпичных дома на Охте – не исключение.

Остается, конечно, еще главный вопрос «Зачем?». Зачем человек в архитектуре? Ответ, по крайней мере для христианина, очень простой. Человек – это образ Божий. Выкидывая из архитектуры человека, мы устраняем из нее и Бога. Остается природа и техника, экологический тоталитаризм и роботизированная цивилизация, которые мы и наблюдаем в надвигающемся шестом технологическом укладе. Искусство и архитектура (если она – искусство) всегда точно предсказывают образ будущего. Хорошо, что они оставляют нам надежду.
 

Архитектор:
Степан Липгарт
Мастерская:
Липгарт Архитектс
Проект:
ЖК “Alter”
Россия, Санкт-Петербург, Магнитогорская, 11

Авторский коллектив:
Автор объемно-пространственных и фасадных решений: С. В. Липгарт

2018 — 2020 / 2020

Планировочные решения, производство стадии П, производство стадии РД: ООО А-Архитектс
Визуализация: рекламное агенство Mosgraf
Заказчик: инвестиционно-строительный холдинг AAG
ЖК на Малоохтинском проспекте
Россия, Санкт-Петербург, Малоохтинский проспект, 8

Авторский коллектив:
Автор фасадных решений: С. В. Липгарт

2020 — 2020

Генплан, объемно-планировочные решения: ООО «Испытательный центр «Стройэксперт»

09 Октября 2020

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.