Кирпичный дом в большом городе

Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

09 Октября 2020
mainImg
Архитектор:
Степан Липгарт
Проект:
ЖК “Alter”
Россия, Санкт-Петербург, Магнитогорская, 11

Авторский коллектив:
Автор объемно-пространственных и фасадных решений: С. В. Липгарт

2018 — 2020 / 3.2020

Планировочные решения, производство стадии П, производство стадии РД: ООО А-Архитектс
Визуализация: рекламное агенство Mosgraf
Заказчик: инвестиционно-строительный холдинг AAG
ЖК на Малоохтинском проспекте
Россия, Санкт-Петербург, Малоохтинский проспект, 8

Авторский коллектив:
Автор фасадных решений: С. В. Липгарт

2020 — 2020

Генплан, объемно-планировочные решения: ООО «Испытательный центр «Стройэксперт»
Два дома Степана Липгарта на реке Охте в Санкт-Петербурге интересны тем, что это продолжение темы кирпичного дома в современном городе. Тема актуальная, кирпич нравится и архитекторам, и жителям, за последние двадцать лет в России появилось немало удачных примеров. Кирпичное здание можно спроектировать множеством способов: в виде скульптуры в модернистском ключе, в смешении лофтовой эстетики с приемами традиционной архитектуры, а можно в романтических вариациях ар-деко, которые и были выбраны.
ЖК “Alter”
© Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
Дом на Малоохтинском проспекте
© Липгарт Архитектс

Контекст у жилых комплексов в районе реки Охты, на Магнитогорской улице и на Малоохтинском проспекте – общий. Участки находятся на границе исторического и советского Петербурга, в рыхлом поясе, наполненном как дореволюционными жилыми и промышленными зданиями, так и советскими хрущевками. Впрочем, виды из обоих домов откроются роскошные – на другом берегу самый что ни на есть исторический город с ансамблем Смольного и Никольским собором. Район перспективный, недалеко находится питерский Артплей, рядом строится жилой комплекс шведского девелопера. Главной точкой отсчета при обращении к кирпичной архитектуре стала судостроительная фабрика 1911 года постройки, сменившая много названий, из которых наиболее запоминающееся «Фабрика Лепсе», – краснокирпичный дореволюционный пром с башней, где в наше время поселился бизнес-центр.
  • zooming
    1 / 3
    Бывшая судостроительная фабрика Лепсе, ныне бизнес-центр «Шаумяна,10».
    © Степан Липгарт
  • zooming
    2 / 3
    Бывшая судостроительная фабрика Лепсе, ныне бизнес-центр «Шаумяна,10».
    © Степан Липгарт
  • zooming
    3 / 3
    Бывшая судостроительная фабрика Лепсе, ныне бизнес-центр «Шаумяна,10».
    © Степан Липгарт


ЖК Alter на Магнитогорской улице
Если контекст у проектов на Магнитогорской и на Малоохтинском был сходный, то согласовательные мытарства оказались разные. Сначала дом Alter на Магнитогорской был задуман автором в стиле кирпичного экспрессионизма (Backstein expressionismus) – разновидности ар-деко, характерной для масштабных немецких и голландских зданий 1920-х типа Чилехауса в Гамбурге или высотки Анцайгер в Ганновере, в которых бурные процессы машинного века уже очевидны, но кирпичная оболочка еще держится старых приемов ремесленного качества. Романтизм и гигантомания, с одной стороны, рукотворный, замысловатый маньеризм кирпичных узоров – с другой.
  • zooming
    1 / 4
    Ратуша в Вильгельмсхавене
    Фотография: Christian A. Schroeder / CC BY-SA 4.0
  • zooming
    2 / 4
    Высотное здание Anzeiger в Ганновере
    Фотография: Christian A. Schroeder / CC BY-SA 4.0
  • zooming
    3 / 4
    Станция метро Borsigwerke в Берлине
    Фотография © A.Savin, WikiCommons
  • zooming
    4 / 4
    Жилая водонапорная башня в Бремене. Арх. Вильгельм Кунц.
    Фотография: Hannes Grobe / CC BY-SA 3.0

Первый вариант Alter’a был домом с «бастионами», решенным в форме несимметричного каре, отмечавшего изгиб реки. Венчающую балюстраду украшали пинакли в виде фабричных труб – дань индустриальному пейзажу. Вообще фабричные трубы вызывают у архитекторов загадочные чувства: в них видят кампаниллы (а в фабриках – базилики), английский раннеиндустриальный пейзаж из труб представлялся Шинкелю курящимися египетскими обелисками. Степану Липгарту, наоборот, в пинаклях явились фабричные трубы (у Михаила Белова, помнится, были пинакли в виде нефтяных вышек). На мой взгляд, технике самое место – в пинаклях, на периферии, как горгульям – в водостоках готических соборов. Архитекторы же фабрику романтизируют и, пожалуй, чувствуют в ней энергию и витальность.
  • zooming
    1 / 5
    Проект дома на Магнитогорской ул. Вариант каре в стиле кирпичного экспрессионизма
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 5
    Один из вариантов проекта на Магнитогорской ул. в стиле кирпичного экспрессионизма
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    3 / 5
    Один из вариантов проекта на Магнитогорской ул. в стиле кирпичного экспрессионизма
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    4 / 5
    Проект дома на Магнитогорской ул. Вариант каре в классическом стиле
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    5 / 5
    Проект дома на Магнитогорской ул. Вариант каре в классическом стиле
    © Липгарт Архитектс

Так вот, романтический Backstein Expressionismus не прошел согласование у главного архитектора Петербурга, и второй, классический, вариант дома Alter также не был принят. Постепенно жилой комплекс на Магнитогорской приобрел вид сгруппированных вокруг двора трех кирпичных башен, которые выстраивают диалог с тремя белыми башнями другого архитектора, расположенными в непосредственной близости. Так что получилось некое посвящение. Поэты и композиторы свои произведения часто посвящают, а архитекторы почему-то нет. На моей памяти первый случай.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    2 / 3
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    3 / 3
    Генплан участка. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс

Три башни выполнены в так называемом «ребристом» стиле американского ар-деко. Ребристые углы уступов подчеркивают вертикальное движение, линии умножаются и стремятся вверх, завершаясь характерными скруглениями, как струи фонтанов, взмывшие вверх и достигшие предела высоты. Террасы последних трех этажей как раз и покоятся на этих «струях». Плюс есть еще пространство на крыше для жителей пентхаусов. Террасы – характерная черта американского ар-деко, а вот окна с мелкой расстекловкой в клеточку как раз больше свойственны амстердамскому и гамбургскому кирпичному экспрессионизму. Кстати, все окна – французские, до пола, чему нельзя не порадоваться.
  • zooming
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)

В соответствии с принятой структурой, в стилобате и в нижних этажах разместят коммерческие помещения. На крыше стилобата будет закрытый двор, а под ним – паркинг. Любопытно совмещение масштабов. Масштаб стилобата – один этаж, а нижний регистр башен с пилястрами – три этажа. Если башни формируют градостроительную акваторию – поскольку воспринимаются с дальних точек, – то стилобат (с кофейнями) и въезды в паркинг ориентированы на человеческий масштаб и уличное пространство. Кстати, два общественных пространства – набережную, что идет вдоль исторического «Завода Лепсе» через квартал Alter к шведскому жилому комплексу, и двор – благоустроят в рамках проекта.
  • zooming
    1 / 7
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    2 / 7
    ЖК “Alter”
    © Липгарт Архитектс, Агентство Mosgraf (визуализация)
  • zooming
    3 / 7
    План типового этажа. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс
  • zooming
    4 / 7
    План типового этажа. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс
  • zooming
    5 / 7
    План типового этажа. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс
  • zooming
    6 / 7
    План 1-го этажа. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс
  • zooming
    7 / 7
    Разрез. ЖК “Alter”
    © А-Архитектс


Дом на Малоохтинском проспекте
Этот дом предназначен для еще более пестрого контекста: желто-белое классическое казенное здание, доходный дом Серебряного века, лишенный декора, и советские пятиэтажки 1960-х. На участке ранее уже было спроектировано здание, однако его решения не удовлетворяли заказчика. Первоначально новый проектируемый объем складывался криволинейным, со сложным силуэтом, шел поиск наиболее оптимальной композиции с точки зрения инсоляции и показателей. В дальнейшем заказчик предпочёл вернуться к более простой форме, которая была задана в предшествовавшем проекте. Все фасады состоят из трех ярусов по два этажа плюс двухэтажный «цоколь» и аттик. От того, что этажи объединены по два, возникает зрительный эффект уменьшения высоты: кажется, что этажей пять, а на самом деле – девять. Дом выходит на улицу торцом, он же главный фасад. Композицию держат два эркера с нишей между ними. Чувственной линией эркеров проект адресуется к доходному дому начала ХХ века в стиле модерн, в частности к произведениям Алексея Бубыря. Один из вариантов даже был штукатурным, и в нем это происхождение особенно заметно.
  • zooming
    1 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант с широкими эркерами
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант с широкими эркерами
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    3 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант с широкими эркерами
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    4 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант «Бубырь штукатурный».
    © Липгарт Аркитектс
  • zooming
    5 / 5
    Дом на Малоохтинском проспекте. Вариант «Бубырь штукатурный».
    © Липгарт Аркитектс

Асимметричная ниша между эркерами вносит в композицию главного фасада легкий элемент нерегулярности. Как будто волна прошла по поверхности, оставив на ней след, и сдвинула эркеры относительно оси. На самом деле эркеры пришлось заузить, чтобы они согласно нормам не превышали 30 % площади фасада. Эркеры опираются на консоли в виде перевернутых архитектонов – ар-декошная деталь! Кирпичная стена утончается кверху: в бельэтаже профилированные обрамления окон подчеркивают массу стены, в следующем ярусе лопатки между окнами становятся уже, а в третьем эркерном ярусе кирпичные лопатки частично закрыты металлическими пластинами. Возникает эффект уменьшения плотности и растворения телесности стены.
  • zooming
    1 / 4
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 4
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    3 / 4
    Генплан. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    4 / 4
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © Липгарт Архитектс

Подобная игра есть и в нижнем ярусе, который трудно назвать цокольным, так как он выглядит легким, состоит из двух стеклянных этажей, общественного коммерческого и жилого. Зрительно они объединены стеклянной плоскостью, на которой сгущаются и разреживаются кирпичные «шторы». Дворовый фасад организован с помощью ризалитов и эркеров, но более плоских и регулярных. С противоположной стороны дом имеет выступ со скруглением, здесь как бы продолжается движение волны, начатой на главном фасаде. В аттике находится пентхаус, стена здесь облицована ребристым кирпичным узором в виде «резинки».
  • zooming
    1 / 7
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © Липгарт Архитектс
  • zooming
    2 / 7
    Дом на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    3 / 7
    План 1-го этажа. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    4 / 7
    План 3-8 этажей.ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    5 / 7
    План 9-го этажа. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    6 / 7
    Разрез 1-1. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»
  • zooming
    7 / 7
    Разрез 2-2. ЖК на Малоохтинском проспекте
    © А-Архитектс и ООО «ИЦ Стройэксперт»

Дом планируется облицовать благородным клинкером, окна у него современные, лофтовые, с темно-серыми алюминиевыми рамами. То есть промышленный лофт в самом привлекательном, кирпичном, варианте скрещён с экспрессивной пластикой доходного дома Серебряного века. Также вспоминаются эксперименты с эркерами в кирпичном экспрессионизме и в застройке Петроградской стороны 1920-х годов. По-видимому, совмещать кирпичный лофт с традиционной архитектурой вообще плодотворно. Например, в московском здании Рассвет LOFT Studio промышленная эстетика была наложена на прием Нового Урбанизма, когда фасадный фронт состоял как бы из нескольких узких домов. Коктейль кирпичного лофта с ар-нуво и ар-деко в доме на Малоохтинском проспекте также весьма убедителен.
Дом на Малоохтинском проспекте
© Липгарт Архитектс

Обе вариации кирпичного дома, предложенные Степаном Липгартом, представляются мне перспективными для современного города. Трактованная творчески кирпичная кладка формирует в первых ярусах комфортную для глаза пластику, позволяя строить выше сколько угодно одинаковых этажей, если это необходимо. Значительная часть Манхэттена и других районов Нью-Йорка выстроена именно так. Для крупных российских городов, где по обстоятельствам непреодолимой силы не удается создавать гуманную 7-8 этажную застройку, фактурный кирпич разной степени ордерности – отличный выход. Там же, где масштаб меньше и ТЭПы не столь сильно довлеют над автором, возможности кирпичной пластики совершенно безграничны, что и доказывает проект на Малоохтинском проспекте.
P.S. Человек как художественная задача
Единение человеческого начала и художественных ценностей в традиционной архитектуре считалось непреложным. Превращение машины в идола, случившееся в архитектуре авангарда, привело к полному вытеснению человеческого, которое выражалось раньше в ордере, пластике, человекоподобии здания. Этот процесс продолжается около ста лет. В XXI веке наличие в поэтике архитектуры человеческого начала не только не считается обязательным, но о нем даже не вопрошают. Отчасти проблематика человека переместилась в благоустройство и планировку квартир, но там речь идет о чисто функциональном, то есть усеченном понимании человека.

Фабрика начала ХХ века была домом для машины, но парадоксальным образом сохраняла человеческое начало в строении кирпичного фасада, пропорциях, силуэте, карнизах и наличниках. Теперь мы ценим и сохраняем доавангардный кирпичный пром, причем сохраняем именно оболочку, распоряжаясь внутренним пространством по своему усмотрению. Как хорошо, что форма не следовала функции! В кирпичном экспрессионизме 1920-х жилой дом, напротив, в каком-то смысле стал фабрикой, наполнился индустриальной романтикой, но человеческое сохранил априори благодаря рисунку рукотворной кирпичной кладки.

Сегодня архитекторы о человеческом начале как художественной задаче не спрашивают, поглощенные менее высокими, хотя и не менее важными, задачами. Но для Степана Липгарта этот вопрос был главным в период получения образования. Именно о человеке состоялся спор студента Липгарта с деконструктивистом Томом Мейном, и вектор был выбран Степаном именно тогда. Во всех своих петербургских проектах – ЖК «Ренессанс», ЖК «Бомонд» и ЖК «Маленькая Франция» на Васильевском острове, архитектор занимается исследованием пластики фасада, в котором человек так или иначе присутствует. И два кирпичных дома на Охте – не исключение.

Остается, конечно, еще главный вопрос «Зачем?». Зачем человек в архитектуре? Ответ, по крайней мере для христианина, очень простой. Человек – это образ Божий. Выкидывая из архитектуры человека, мы устраняем из нее и Бога. Остается природа и техника, экологический тоталитаризм и роботизированная цивилизация, которые мы и наблюдаем в надвигающемся шестом технологическом укладе. Искусство и архитектура (если она – искусство) всегда точно предсказывают образ будущего. Хорошо, что они оставляют нам надежду.
 
Архитектор:
Степан Липгарт
Проект:
ЖК “Alter”
Россия, Санкт-Петербург, Магнитогорская, 11

Авторский коллектив:
Автор объемно-пространственных и фасадных решений: С. В. Липгарт

2018 — 2020 / 3.2020

Планировочные решения, производство стадии П, производство стадии РД: ООО А-Архитектс
Визуализация: рекламное агенство Mosgraf
Заказчик: инвестиционно-строительный холдинг AAG
ЖК на Малоохтинском проспекте
Россия, Санкт-Петербург, Малоохтинский проспект, 8

Авторский коллектив:
Автор фасадных решений: С. В. Липгарт

2020 — 2020

Генплан, объемно-планировочные решения: ООО «Испытательный центр «Стройэксперт»

09 Октября 2020

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
Липгарт Архитектс: другие проекты
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.