Беседовала:
Дарья Шадчина

Мария Романова: «На площадке BIF каждый сможет найти новый вектор для своего развития»

Куратор Best Interior Festival – о теме фестиваля, который в этом году пройдет на одной площадке с «Зодчеством».

С 11 по 13 ноября в Гостином дворе пройдет III Всероссийский архитектурный фестиваль Best Interior Festival. Темой, выбранной в качестве лейтмотива грядущего события, стала Изменчивость – непрекращающаяся трансформация и устойчивое непостоянство, присущие всей нашей жизни и интерьерному искусству в частности, особенно в последнее время. Как гласит кураторский манифест, «Ветер перемен так силен, что Изменчивость становится чуть ли не единственной постоянной нашего времени».

Подробнее разобраться в причинах лабильности современного мира, а также попытаться постичь глубинные смыслы, заложенные в кураторском послании, нам помогла его автор Мария Романова.
Мария Романова, куратор Best Interior Festival
Фотография предоставлена пресс-службой САР

Почему темой фестиваля была выбрана Изменчивость, и что вы как куратор вкладываете в этот термин?

Тема «Изменчивость» появилась задолго до введения режима самоизоляции. Она связана с тем, что мы подошли к определённому переломному моменту. Жизнь меняет своё русло: на смену «аналоговым» людям приходят «цифровые», что так или иначе отражается на нашем мышлении и образе жизни. Изменения происходят во всех сферах и не реагировать на них невозможно.

Интерьерное пространство также стало иным. Архитектура и дизайн всегда отвечали на поставленные обществом вопросы как в техническом, так и в эстетическом плане. Специалист должен знать вкусы конечного пользователя, его желания, привычки, образ жизни, поэтому одна из главных задач архитектора, дизайнера – понимать, какие изменения приходят в социум, и как на них своевременно реагировать.

Многие спрашивают, почему Изменчивость, а не Изменения. Изменчивость – это характеристика, Изменения – следствие. Мы остановились на Изменчивости, как на одной из характерных черт нашего непостоянного мира.

Каковы тенденции? Мир продолжит ускоряться?

Это происходит постоянно, и количество изменений будет возрастать в геометрической прогрессии. Другой вопрос – всегда ли нужно за ними следовать? Как при этом отличить временные тренды и увлечения, этакие сиюминутные порывы, от чего-то более устойчивого?

Мне очень хочется, чтобы мы не забывали о балансе и гармонии, о возможности быть максимально гибкими. Парадокс в том, что в это стремительное время можно выжить, только замедлившись. Поэтому не стоит быть слишком категоричными, гнаться за новым, сразучто-тоотвергать; гораздо продуктивнее наблюдать, исследовать, осмысливать и только потом действовать.

Какая роль в этом процессе отводится архитекторам?

У нас есть шанс стать исследователями и ежедневно изучать этот мир. Есть возможность отказаться от профессионального снобизма (тем, кому он присущ) и понять, что у современных клиентов очень высока степень осведомленности. Наконец, существует даже не возможность, а необходимость стать для конечного пользователя тем самым проводником, который поможет отсеять ненужную информацию и разобраться в чудовищном потоке навязанных готовых решений и сервисов.

В прошлом году фестиваль проходил в Доме архитектора, в этом году – новая площадка. Что изменится?

2019-й был Годом театра, поэтому акцентом выставочной программы стало перевоплощение, – преобразование пространства через смыслы и сценарии, посредством искусства интерьера. Это, безусловно, придавало экспозиции эффект театральности. Best Interior Festival 2019 представлял из себя камерную выставку, и исторические пространства Дома архитектора помогли реализовать поставленную задачу. Однако, данный формат не позволил полностью раскрыть суть идеи, которую декларирует BIF: «Фестиваль как исследование интерьерной среды».

Время показало, и это опять про изменчивость, что наибольшим спросом сейчас пользуется не выставочный контент, а интерактив и деловые коммуникации. Период изоляции продемонстрировал, с каким воодушевлением люди, вынужденные оставаться в замкнутом пространстве, общались виртуально, обменивались идеями, находили единомышленников, создавали и по сей день создают новые цифровые продукты в различных сферах. Best Interior Festival как раз и представляет собой такую площадку для реальных коммуникаций. Любые компании, связанные с формированием и наполнением интерьерной среды, смогут найти себе там место.

Кого вы видите в качестве участников события?

Наша основная аудитория остаётся прежней: архитектурные бюро, творческие мастерские, дизайнеры интерьера, декораторы. Мы будем рады видеть в числе экспонентов Британскую школу дизайна, кафедру дизайна среды МАРХИ, кафедры художественного проектирования интерьеров и промышленного дизайна Строгановки, Университет креативных индустрий, Международную школу дизайна и многих других коллег, которые сами выберут подходящий для них формат участия. Это может быть коллективная концептуальная выставка, экспозиция-манифест, круглый стол, семинар или презентация. Выбор за ними, а мы, в свою очередь, готовы помочь каждому найти единомышленников и заявить о себе в новом интересном качестве.

Насколько мне известно, за весенний и летний периоды многие из этих институций совершили большой рывок. Мы приглашаем их представить свой обновлённый имидж и рассказать о проведённых исследованиях, достигнутых результатах и разработанных образовательных программах. Также это приглашение напрямую относится к профильным порталам и онлайн-журналам. Парадокс, но чем глубже и шире информационное поле онлайн, тем сильнее желание общения офлайн. Все устали от виртуальности, людям хочется личных встреч. А Best Interior Festival – это и есть живая платформа для различных групп участников.

Конечно, мы приглашаем к сотрудничеству коммуникационные агентства, работающие с инновациями, интерьерной и архитектурной средой, социологами, маркетологами. Безусловно, хочется продолжить общение с девелоперскими компаниями, начатое во время локдауна.

В этом году отменился ряд осенних выставок, поэтому Гостиный двор, где будет проходить BIF, и огромная аудитория «Зодчества» в придачу, – это весомые аргументы в пользу участия для торговых, производственных и строительно- отделочных компаний, которые стремятся заявить о себе на рынке интерьеров. Без этой группы участников трудно представить себе продуктивный диалог.

Как концепция фестиваля будет отражена в выставочной экспозиции, спецпроектах, событиях и дискуссиях?

Вместе с организатором фестиваля Союзом архитекторов России мы рассматриваем деловую программу как информационный и коммуникационный канал. Поэтому, предлагаем разные форматы участия и будем стараться сделать взаимодействие максимально удобным и продуктивным. В фестивальной презентации есть целый раздел под названием «Время друг для друга – новая роскошь». Хочется акцентировать внимание на том, что мы можем дать друг другу и почему личное общение столь важно для творчества.

Какой реакции от посетителей вы ждёте как куратор? О чём, возможно, хотите заставить задуматься людей, на какую мысль их навести?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить Best Interior Festival 2019, проходивший в контексте искусства авторских интерьеров. Чётко прописанная тема «Актуальный театр интерьера», заданное куратором направление, а также пространство Центрального Дома архитектора поставили участников в достаточно жёсткие рамки. Открытое проницаемое пространство Атриума Гостиного двора, где будет проходить BIF 2020, даст нам значительно больше свободы действия. Интерактивность будет повсюду. Мы хотим, чтобы все участники и посетители были максимально вовлечены в водоворот фестивальных событий, будь то открытые дискуссионные площадки, профильные семинары или пространства для коммуникаций.

Что касается темы, в этом году мы обрисовали её проблематику гораздо шире, предложив участникам оперировать понятием Изменчивость. Мы хотим, чтобы каждый по-своему прочувствовал это направление, попробовал раскрыть заданную тему, используя разные творческие приёмы и подходы. Я уже говорила, что мы позиционируем BIF как исследование интерьерной среды и хотим, чтобы наши участники максимально раскрылись в том, что именно им сегодня по-настоящему нужно, важно и интересно.

Расскажите о причине объединения на одной площадке фестивалей BIF и «Зодчество». Как они будут уживаться вместе?

Они уже замечательно уживались в прошлом. Ведь BIF возник как продолжение Всероссийского архитектурного смотра-конкурса Национальная премия «Лучший интерьер», который был учреждён Союзом архитекторов России в 2017 году и проводился в рамках фестиваля «Зодчество». А с 2018-го уже стал самостоятельным мероприятием. «Зодчество» имеет многолетнюю историю, а Best Interior Festival только набирает обороты, его аудитория еще формируется, поэтому подобное объединение меня очень радует.

Дизайн интерьера и архитектура – это всего лишь разные масштабы, переход от мелкого к более крупному. В обоих видах творчества наиболее важным является осознание того, что каждый квадратный сантиметр пространства может изменить твою жизнь как в лучшую, так и в худшую сторону. Тема фестиваля «Зодчество» – Вечность. У меня не было цели противопоставить темы двух фестивалей, но так получилось, что есть вечное, а есть изменчивое. Не секрет, что интерьеры в основном живут меньше, чем здания, – их моральное и физическое старение происходит значительно быстрее, они чаще обновляются и подвергаются необходимым трансформациям. Современный человек так часто меняет свои вкусы и предпочтения, что интерьеру приходится быть гибким, трансформируемым. Архитектура же всегда стремилась к вечности, каждый архитектор хотел бы оставить материальный след на века. И тем не менее, оба направления – и вечность, и изменчивость, – это всё про одну большую систему. Здесь нет противопоставлений, есть разные скорости, разные масштабы, разные технологии. Это не первый случай, когда на одной площадке соединяется «тяжёлая артиллерия» архитектурной науки и дизайнеры, декораторы. Уверена, они обнаружат, что говорят на одном языке.

Чем удивит Best Interior Festival 2020?

Наша главная задача – донести до аудитории, что на площадке BIF каждый сможет найти новый вектор для своего развития, уловить интересный посыл, обнаружить неожиданный ход в привычном течении событий... Это всё даёт кооперация с Союзом архитекторов, сотрудничество с творческим профессиональным сообществом. BIF – фестиваль для всех. Мне очень хочется прорыва, хочется, чтобы соединилось несоединимое и дало новый импульс к дальнейшему развитию.

Мы долго спорили, пускать ли в манифест слово «визионерство». У этого термина много неоднозначных толкований. Для кого-то – мистика и галлюцинации, для меня – способность видеть перспективу и генерировать идеи. Быть на шаг впереди – это и есть визионерство. Поэтому, вдобавок к привычному конкурсу лучших интерьеров мы сейчас делаем новый конкурс концепций и уже разработали для него темы.

У нас есть уникальный шанс предугадать, что ещё будет меняться, а что уже окончательно устарело. Подумать о том, как нам существовать дальше в новых реалиях, и чем обернутся очередные перемены. Об этом мы и хотим поговорить с архитекторами, потому что именно они способны дать креативные нестандартные предложения. Мы приглашаем к участию в конкурсе концепций социологов, девелоперов, городских активистов, различные коммуникационные агентства и предлагаем им также сформулировать свои темы, отвечающие целям и задачам фестиваля.

Нам важно показать, что такое визионерство в профессии архитектора, и самое главное, продемонстрировать, что архитектура и дизайн – это не только технический ответ на поставленную задачу. Это творчество и высокая эстетика пространства, исследование среды и тщательное изучение всех её трансформаций.

21 Августа 2020

Беседовала:

Дарья Шадчина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.