Будущее не дремлет

Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы» – результат сотрудничества ГНИМА, российского подразделения Европейского культурного центра ECC Russia и Итальянского культурного центра в Москве. Она заняла основные залы дома Талызиных на Воздвиженке и стартовала 31 января с кураторской экскурсии и симпозиума, всем участникам которого раздали свежеизданные каталоги выставки.
Валерия Романини, куратор выставки «Общественная архитектура – будущее Европы», с каталогом в руках
Фотография: Архи.ру

Выставка, в которой, по словам организаторов, участвует порядка 40 архитекторов и организаций, решена, образно говоря, по принципу калейдоскопа или «сборной солянки», отчего во многом напоминает кураторские экспозиции венецианского Арсенала на биеннале архитектуры разных лет: куратор формулирует мысль, как правило довольно сложно интерпретируемую и потому размытую, и приглашает огромное количество архитектурных мастерских, которые подходят, с его точки зрения, слогану, выделяя им пятачок побольше и поменьше. В основном все показывают свои проекты, хорошо если инсталляциями, развлекающими воображение зрителя; реже кто-то делает действительно тематические экспозиции, ставящие вопросы и раскрывающие тему. Получается, в общем-то, очень информативно, хотя подписи бедные, почти условные, и если автор подал свой проект подробно – он смотрится яснее, а если нет, то уж нет.

Характерным примером такого набора была биеннале 2018 года под кураторством Grafton; в рамках той биеннале European Cultural Centre в рамках параллельной программы обустроил два небольших сада Marinaressa по набережной Семи мучеников и показал выставки в двух палаццо, Бембо и Мора (последнее служит резиденцией Центра). В биеннале ECC активно участвуют с 2012 года, как в биеннале современного искусства, так и архитектуры – все проекты для последней объединены под названием Time Space Existence, каждая собирает довольно много участников разной степени известности.
Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Как говорится, казалось бы при чем здесь биеннале? – Ну, как минимум на выставке, которая развернулась сейчас в анфиладе, показан проект обустройства садов на набережной 2018 года, да и видеоинтервью программы Time Space Existence, показанные в зале с колоннами, все со «звездами», среди которых Арата Исодзаки, Питер Айзенман, Даниил Либескинд и не только – составляют довольно увлекательную часть программы. Можно сидеть и слушать, они не длинные, а тексты приведены в каталоге. Все это создает ободряющую проекцию на всемирный контекст, напоминает о Венеции, – а, перефразируя кино, Венеция это всегда хорошая идея. Звезды, которые присутствуют здесь на экранах как пророки на храмовых сводах, излагая пару истин, осеняют собой выставку и создают эффект причастности. Словом, венецианская нота здесь отнюдь не лишняя, а может быть даже и главная, более того, выставка даже может показаться частью подготовки к биеннале, чья тема «Как мы будем жить вместе» неплохо коррелирует с выбранной ECC для ГНИМА темой общественной архитектуры. Можно было бы взять эту экспозицию и «пересадить» куда-нибудь в collaterale; впрочем, ни о чем подобном не сообщается, согласно каталогу и описаниям, никакого отношения к биеннале выставка не имеет, так что это мое личное оценочное суждение, основанное на формате выставки, чур, чур.
Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Возвращаясь на минуту к «звездам» – их, помимо интервью на экранах, которые представляют отдельный, образовательный, сюжет, в остальной части выставки совсем немного. Под определение «звездной» архитектуры, строго говоря, подходит только здание филиала музея Виктории и Альберта в Данди Кенго Кумы. И, наверное, еще Петер Кулька, которому отведен целый зал (с колоннами, тот самый, где видеоинтервью) – он показывает свои проекты реконструкций общественных зданий Германии после падения стены, в общей сложности 7 сюжетов, из них два парламента и одна железнодорожная станция в Лейпциге. И еще, может быть, проект больницы в португальской Еворе, в работе над которой участвовал Эдуарду Соту де Мора.

Российских участников – смотря как считать – либо двое либо четверо. Андрей Боков показывает проект, посвященный Сенежской студии Евгения Розенблюма: тема во всех отношениях интересная, но, во-первых, выпадает из общего контекста выставки, составленной в основном из современных сюжетов, а во-вторых, из-за того, что выдержки из издания Tatlin нарезаны в объемную конструкцию, очень плохо воспринимаемую и как носитель информации почти бесполезную. Сложно изучить Сенежскую студию, разглядывая получившуюся головоломку – даже если захотеть; да, можно заинтересоваться и обратиться к книге Tatlin, и все же зритель может почувствовать себя немного обманутым, как будто его втянули в некий сюжет, но дали слишком мало намеков.
Экспозиция Андрея Бокова: Сенежская школа. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Второй чисто российский участник – Уральский архитектурно-художественный университет. Хорошо что он есть, но его стенды представляют собой пример, который лежит ближе всего к практике традиционных российских «планшетов».
Экспозиция Уральского архитектурно-художественного университета, фрагмент (самый выразительный). Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Два других примера скорее относятся к области международного сотрудничества: UNStudio среди трех своих проектов показывает терминал канатной дороги через реку Амур в Благовещенске, проект-победитель конкурса, а студия M+R interior architecture – большой набор (штук шесть) лаунж-зон в аэропорту Шереметьево. И если Благовещенск встречаешь на выставке скорее с радостью, то от лаунжа «Рублёв», где из контуров церковной главы сделали своего рода клетку Фарадея, хочется скорее кричать и спрятать эту картинку от духа Тарковского, чтобы ненароком не увидел.

Остальные проекты отличаются, в общем-то, пестротой и разнообразием, как с позиции масштаба, так и показа и степени раскрытия в них темы. По мере продвижения становится ясно, что они собраны по группам, но логика комплектации скорее сбивчивая. В первом зале, к примеру, стоит поклониться названию фонда Мис ван Дер Роэ, но именно поклониться, его стена скорее обозначает присутствие знаменитой организации и поддержку начинания ее именем. И напротив, в том же зале любопытен проект венских архитекторов Baar-Baarenfels, посвященный консервации римских руин на площади Независимости в Софии – похож на сплющенный вариант пирамиды Лувра, окружен сталинской архитектурой, которую невольно начинаешь сравнивать с парижским дворцом, и в то же время представляет собой интересный вариант экспонирования руин – много лучший, чем просто запотевшее стекло под ногами.

С другой стороны, далее мы видим подборку просто-ЖК, причем часть из них даже высотные. Общественная архитектура здесь – во дворах и прочих дополнительных пространствах, в благоустройстве и в том, что у нас принято называть МОПами, местами общего пользования. Тема страшно популярная и даже перегретая, сразу удивительно, что своих в Москве не нашлось высказаться о них как подвидах общественной архитектуры. Зато показана местами хорошо – к примеру Duplex Architekten демонстрируют реконструкцию стекольной фабрики в жилой район с развитым общественным и коммерческим пространством беспроигрышным методом «замочной скважины» с цветными миниатюрными фигурками в окошках.
  • zooming
    1 / 5
    Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Duplex Architekten. Реконструкция стекольной фабрики в Бюлахе, Швейцария
    Макеты: Gruber Forster GmbH. Фотография: Архи.ру.
  • zooming
    4 / 5
    Duplex Architekten. Реконструкция стекольной фабрики в Бюлахе, Швейцария
    Макеты: Gruber Forster GmbH. Фотография: Архи.ру.
  • zooming
    5 / 5
    Duplex Architekten. Реконструкция стекольной фабрики в Бюлахе, Швейцария
    Макеты: Gruber Forster GmbH. Фотография: Архи.ру.

LAVA показывают свой проект павильона Германии на ЭКСПО 2020 не только макетом и роликом, и в VR-устройстве, с помощью 3D-очков, представляя это как взаимодействие цифровых технологий и природы: природа больше не предмет копирования, она эволюционно развивается «из себя». Но все это, и слова, и приемы, почему-то не работает на понимание исключительности данного проекта, скорее кажется избыточным дополнением. Или объяснено не очень хорошо, или авторы попросту много играют словами.
  • zooming
    1 / 3
    LAVA: проект павильона Германии на ЭКСПО 2020. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    LAVA: проект павильона Германии на ЭКСПО 2020. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    LAVA: проект павильона Германии на ЭКСПО 2020. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру

Самый приятный зал – тот, в котором расположены стенды Уральского университета. Его середина занята инсталляцией на тонких ножках, посвященной очень небольшому объекту – выставочному павильону Розы в парке Ремсхальдена, небольшом городке к востоку от Штутгарта. Воздушная беседка на холме показана столь же воздушно, так что ее общественный смысл как раз-таки вполне очевиден и даже ощущается.
Schulz und Schulz: Павильон Розы, беседка для садового фестиваля в Ремсхальдене, Германия. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру
Schulz und Schulz: Павильон Розы, беседка для садового фестиваля в Ремсхальдене, Германия. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Как и у соседнего проекта, смотровой площадки в исландском Болугарвике архитекторов Sei Studio.
Sei Studio: смотровая площадка в Болугарвике, Исландия. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Довольно увлекателен проект из жанра партиципации: архбюро NIDUM и transparadiso показывают результаты опроса жителей Мальты о судьбе Шале в Слиме, заброшенной приморской террасы-танцплощадки. Стена увешана фотографиями и надписями, а в видеоролике можно услышать характерные, почти прямо московские рассуждения о засилье девелоперов и «коробках» из стекла и бетона, которые ужасно смотрятся в исторической застройке.
NIDUM и transparadiso: проект про Шале в Слиме, Мальта. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру
NIDUM и transparadiso: проект про Шале в Слиме, Мальта. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Но на самом деле сразу надо идти в самый последний зал, – апофеоз там. «Рабочая группа идеальных пространств» на грубо нарисованной диараме и еще одном дополнительном экранчике показывает срез левоутопических штампов и пугалок: «наша экспозиция – про возможные варианты будущего». Для примера: люди не слушали климатологов-алармистов, всех затопило, мало кто остался. Мировое правительство контролирует и внушает мысли. И наоборот: утопия, земля в общем владении, никто не обижает животных, «война между полами закончена» (видимо, одно надо называть гендерным миром, другое анималистическим) – все это тысячу раз описано в кино и книгах, ощущение такое, что нам напоминают основные сюжеты, но очень пунктирно, чтобы не забыли устав комсомола, ведь завтра сдавать.

Самая феерическая – собственно диарама, комбинация трех пространств с тремя сюжетами. Слева – парк, страшно похожий на ВДНХ по духу, хотя отнюдь не только на него: на входе колоссальные юноша и девушка, но не в порыве, как Рабочий и Колхозница, а в статуарном stand-up, напротив дом-колонна, гибрид башни Татлина, Дворца Советов и колонны Траяна. Все вместе доказывает, что античный идеал общественных пространств по-прежнему актуален и ни советские, ни фашистские примеры таких вот пафосных пространств, похоже, не отпугивают. На противоположной стене – вариант будущего, где люди намеренно покинули большие города: на фоне стеклянные башни, примерно как в фильме Valli; живут обитатели нового мира в этаких вигвамчиках, общественные здания у них тоже вигвамчики, но побольше. Третий мир «террасный», самый реальный, хотя и уставлен зиккуратами, зато машины под жилыми платформами.

В принципе логично: до этого в основном попурри общественной архитектуры, а на закуску попурри идей про будущее, светлое и не очень, правда, поданных несколько шаблонно, и очень уж узнаваемых, если не приевшихся, – так сказать, будущее в прошедшем. Но главное, что хочется понять – есть ли тут доля шутки, и вот нет уверенности, что есть. А вдруг всё это искренне? Тогда страшновато.
  • zooming
    1 / 7
    Диарама «Рабочей группы идеальных пространств». Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 7
    Диарама: Международный центр. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    3 / 7
    Диарама: Международный центр. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    4 / 7
    Диарама: Международный центр. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    5 / 7
    Диарама: Международный центр. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    6 / 7
    Диарама: Террасный мир. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    7 / 7
    Диарама: Вигвамчики для новой жизни вне мегаполиса. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика

Несмотря на некоторую, как кажется, случайность набора проектов выставка выглядит живой и увлекательной, и каталог ее удачно поддерживает: многие из показанных проектов не выходят «в топ», что делает подборку как минимум любопытной, хотя она совершенно не каталожная и тему не столько раскрывает, сколько затрагивает. Но на биеннале мы такие выставки быстро пробегаем из-за обилия разного материала, а здесь есть возможность всмотреться и вдуматься в какие-то не совсем обязательные истории: превращение склада в начальную школу в Базеле или создание «игрового кохаузинга» в здании старой школы XIX века, в лесах под Хельсинки. Не всегда все объяснено и понятно, местами преобладает плетение слов и пустая риторика (хотя кроме прочего надо поменьше читать русский перевод, он прихрамывает и на экспозиции, и в каталоге). Но сами сюжеты – в основном интересны.

04 Февраля 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.