Будущее не дремлет

Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы» – результат сотрудничества ГНИМА, российского подразделения Европейского культурного центра ECC Russia и Итальянского культурного центра в Москве. Она заняла основные залы дома Талызиных на Воздвиженке и стартовала 31 января с кураторской экскурсии и симпозиума, всем участникам которого раздали свежеизданные каталоги выставки.
Валерия Романини, куратор выставки «Общественная архитектура – будущее Европы», с каталогом в руках
Фотография: Архи.ру

Выставка, в которой, по словам организаторов, участвует порядка 40 архитекторов и организаций, решена, образно говоря, по принципу калейдоскопа или «сборной солянки», отчего во многом напоминает кураторские экспозиции венецианского Арсенала на биеннале архитектуры разных лет: куратор формулирует мысль, как правило довольно сложно интерпретируемую и потому размытую, и приглашает огромное количество архитектурных мастерских, которые подходят, с его точки зрения, слогану, выделяя им пятачок побольше и поменьше. В основном все показывают свои проекты, хорошо если инсталляциями, развлекающими воображение зрителя; реже кто-то делает действительно тематические экспозиции, ставящие вопросы и раскрывающие тему. Получается, в общем-то, очень информативно, хотя подписи бедные, почти условные, и если автор подал свой проект подробно – он смотрится яснее, а если нет, то уж нет.

Характерным примером такого набора была биеннале 2018 года под кураторством Grafton; в рамках той биеннале European Cultural Centre в рамках параллельной программы обустроил два небольших сада Marinaressa по набережной Семи мучеников и показал выставки в двух палаццо, Бембо и Мора (последнее служит резиденцией Центра). В биеннале ECC активно участвуют с 2012 года, как в биеннале современного искусства, так и архитектуры – все проекты для последней объединены под названием Time Space Existence, каждая собирает довольно много участников разной степени известности.
Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Как говорится, казалось бы при чем здесь биеннале? – Ну, как минимум на выставке, которая развернулась сейчас в анфиладе, показан проект обустройства садов на набережной 2018 года, да и видеоинтервью программы Time Space Existence, показанные в зале с колоннами, все со «звездами», среди которых Арата Исодзаки, Питер Айзенман, Даниил Либескинд и не только – составляют довольно увлекательную часть программы. Можно сидеть и слушать, они не длинные, а тексты приведены в каталоге. Все это создает ободряющую проекцию на всемирный контекст, напоминает о Венеции, – а, перефразируя кино, Венеция это всегда хорошая идея. Звезды, которые присутствуют здесь на экранах как пророки на храмовых сводах, излагая пару истин, осеняют собой выставку и создают эффект причастности. Словом, венецианская нота здесь отнюдь не лишняя, а может быть даже и главная, более того, выставка даже может показаться частью подготовки к биеннале, чья тема «Как мы будем жить вместе» неплохо коррелирует с выбранной ECC для ГНИМА темой общественной архитектуры. Можно было бы взять эту экспозицию и «пересадить» куда-нибудь в collaterale; впрочем, ни о чем подобном не сообщается, согласно каталогу и описаниям, никакого отношения к биеннале выставка не имеет, так что это мое личное оценочное суждение, основанное на формате выставки, чур, чур.
Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Возвращаясь на минуту к «звездам» – их, помимо интервью на экранах, которые представляют отдельный, образовательный, сюжет, в остальной части выставки совсем немного. Под определение «звездной» архитектуры, строго говоря, подходит только здание филиала музея Виктории и Альберта в Данди Кенго Кумы. И, наверное, еще Петер Кулька, которому отведен целый зал (с колоннами, тот самый, где видеоинтервью) – он показывает свои проекты реконструкций общественных зданий Германии после падения стены, в общей сложности 7 сюжетов, из них два парламента и одна железнодорожная станция в Лейпциге. И еще, может быть, проект больницы в португальской Еворе, в работе над которой участвовал Эдуарду Соту де Мора.

Российских участников – смотря как считать – либо двое либо четверо. Андрей Боков показывает проект, посвященный Сенежской студии Евгения Розенблюма: тема во всех отношениях интересная, но, во-первых, выпадает из общего контекста выставки, составленной в основном из современных сюжетов, а во-вторых, из-за того, что выдержки из издания Tatlin нарезаны в объемную конструкцию, очень плохо воспринимаемую и как носитель информации почти бесполезную. Сложно изучить Сенежскую студию, разглядывая получившуюся головоломку – даже если захотеть; да, можно заинтересоваться и обратиться к книге Tatlin, и все же зритель может почувствовать себя немного обманутым, как будто его втянули в некий сюжет, но дали слишком мало намеков.
Экспозиция Андрея Бокова: Сенежская школа. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Второй чисто российский участник – Уральский архитектурно-художественный университет. Хорошо что он есть, но его стенды представляют собой пример, который лежит ближе всего к практике традиционных российских «планшетов».
Экспозиция Уральского архитектурно-художественного университета, фрагмент (самый выразительный). Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Два других примера скорее относятся к области международного сотрудничества: UNStudio среди трех своих проектов показывает терминал канатной дороги через реку Амур в Благовещенске, проект-победитель конкурса, а студия M+R interior architecture – большой набор (штук шесть) лаунж-зон в аэропорту Шереметьево. И если Благовещенск встречаешь на выставке скорее с радостью, то от лаунжа «Рублёв», где из контуров церковной главы сделали своего рода клетку Фарадея, хочется скорее кричать и спрятать эту картинку от духа Тарковского, чтобы ненароком не увидел.

Остальные проекты отличаются, в общем-то, пестротой и разнообразием, как с позиции масштаба, так и показа и степени раскрытия в них темы. По мере продвижения становится ясно, что они собраны по группам, но логика комплектации скорее сбивчивая. В первом зале, к примеру, стоит поклониться названию фонда Мис ван Дер Роэ, но именно поклониться, его стена скорее обозначает присутствие знаменитой организации и поддержку начинания ее именем. И напротив, в том же зале любопытен проект венских архитекторов Baar-Baarenfels, посвященный консервации римских руин на площади Независимости в Софии – похож на сплющенный вариант пирамиды Лувра, окружен сталинской архитектурой, которую невольно начинаешь сравнивать с парижским дворцом, и в то же время представляет собой интересный вариант экспонирования руин – много лучший, чем просто запотевшее стекло под ногами.

С другой стороны, далее мы видим подборку просто-ЖК, причем часть из них даже высотные. Общественная архитектура здесь – во дворах и прочих дополнительных пространствах, в благоустройстве и в том, что у нас принято называть МОПами, местами общего пользования. Тема страшно популярная и даже перегретая, сразу удивительно, что своих в Москве не нашлось высказаться о них как подвидах общественной архитектуры. Зато показана местами хорошо – к примеру Duplex Architekten демонстрируют реконструкцию стекольной фабрики в жилой район с развитым общественным и коммерческим пространством беспроигрышным методом «замочной скважины» с цветными миниатюрными фигурками в окошках.
  • zooming
    1 / 5
    Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Duplex Architekten. Реконструкция стекольной фабрики в Бюлахе, Швейцария
    Макеты: Gruber Forster GmbH. Фотография: Архи.ру.
  • zooming
    4 / 5
    Duplex Architekten. Реконструкция стекольной фабрики в Бюлахе, Швейцария
    Макеты: Gruber Forster GmbH. Фотография: Архи.ру.
  • zooming
    5 / 5
    Duplex Architekten. Реконструкция стекольной фабрики в Бюлахе, Швейцария
    Макеты: Gruber Forster GmbH. Фотография: Архи.ру.

LAVA показывают свой проект павильона Германии на ЭКСПО 2020 не только макетом и роликом, и в VR-устройстве, с помощью 3D-очков, представляя это как взаимодействие цифровых технологий и природы: природа больше не предмет копирования, она эволюционно развивается «из себя». Но все это, и слова, и приемы, почему-то не работает на понимание исключительности данного проекта, скорее кажется избыточным дополнением. Или объяснено не очень хорошо, или авторы попросту много играют словами.
  • zooming
    1 / 3
    LAVA: проект павильона Германии на ЭКСПО 2020. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    LAVA: проект павильона Германии на ЭКСПО 2020. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    LAVA: проект павильона Германии на ЭКСПО 2020. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру

Самый приятный зал – тот, в котором расположены стенды Уральского университета. Его середина занята инсталляцией на тонких ножках, посвященной очень небольшому объекту – выставочному павильону Розы в парке Ремсхальдена, небольшом городке к востоку от Штутгарта. Воздушная беседка на холме показана столь же воздушно, так что ее общественный смысл как раз-таки вполне очевиден и даже ощущается.
Schulz und Schulz: Павильон Розы, беседка для садового фестиваля в Ремсхальдене, Германия. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру
Schulz und Schulz: Павильон Розы, беседка для садового фестиваля в Ремсхальдене, Германия. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Как и у соседнего проекта, смотровой площадки в исландском Болугарвике архитекторов Sei Studio.
Sei Studio: смотровая площадка в Болугарвике, Исландия. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Довольно увлекателен проект из жанра партиципации: архбюро NIDUM и transparadiso показывают результаты опроса жителей Мальты о судьбе Шале в Слиме, заброшенной приморской террасы-танцплощадки. Стена увешана фотографиями и надписями, а в видеоролике можно услышать характерные, почти прямо московские рассуждения о засилье девелоперов и «коробках» из стекла и бетона, которые ужасно смотрятся в исторической застройке.
NIDUM и transparadiso: проект про Шале в Слиме, Мальта. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру
NIDUM и transparadiso: проект про Шале в Слиме, Мальта. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
Фотография: Архи.ру

Но на самом деле сразу надо идти в самый последний зал, – апофеоз там. «Рабочая группа идеальных пространств» на грубо нарисованной диараме и еще одном дополнительном экранчике показывает срез левоутопических штампов и пугалок: «наша экспозиция – про возможные варианты будущего». Для примера: люди не слушали климатологов-алармистов, всех затопило, мало кто остался. Мировое правительство контролирует и внушает мысли. И наоборот: утопия, земля в общем владении, никто не обижает животных, «война между полами закончена» (видимо, одно надо называть гендерным миром, другое анималистическим) – все это тысячу раз описано в кино и книгах, ощущение такое, что нам напоминают основные сюжеты, но очень пунктирно, чтобы не забыли устав комсомола, ведь завтра сдавать.

Самая феерическая – собственно диарама, комбинация трех пространств с тремя сюжетами. Слева – парк, страшно похожий на ВДНХ по духу, хотя отнюдь не только на него: на входе колоссальные юноша и девушка, но не в порыве, как Рабочий и Колхозница, а в статуарном stand-up, напротив дом-колонна, гибрид башни Татлина, Дворца Советов и колонны Траяна. Все вместе доказывает, что античный идеал общественных пространств по-прежнему актуален и ни советские, ни фашистские примеры таких вот пафосных пространств, похоже, не отпугивают. На противоположной стене – вариант будущего, где люди намеренно покинули большие города: на фоне стеклянные башни, примерно как в фильме Valli; живут обитатели нового мира в этаких вигвамчиках, общественные здания у них тоже вигвамчики, но побольше. Третий мир «террасный», самый реальный, хотя и уставлен зиккуратами, зато машины под жилыми платформами.

В принципе логично: до этого в основном попурри общественной архитектуры, а на закуску попурри идей про будущее, светлое и не очень, правда, поданных несколько шаблонно, и очень уж узнаваемых, если не приевшихся, – так сказать, будущее в прошедшем. Но главное, что хочется понять – есть ли тут доля шутки, и вот нет уверенности, что есть. А вдруг всё это искренне? Тогда страшновато.
  • zooming
    1 / 7
    Диарама «Рабочей группы идеальных пространств». Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 7
    Диарама: Международный центр. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    3 / 7
    Диарама: Международный центр. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    4 / 7
    Диарама: Международный центр. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    5 / 7
    Диарама: Международный центр. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    6 / 7
    Диарама: Террасный мир. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика
  • zooming
    7 / 7
    Диарама: Вигвамчики для новой жизни вне мегаполиса. Выставка «Общественная архитектура – будущее Европы», ГНИМА
    Рабочая группа идеальных пространств / пересъемка ролика

Несмотря на некоторую, как кажется, случайность набора проектов выставка выглядит живой и увлекательной, и каталог ее удачно поддерживает: многие из показанных проектов не выходят «в топ», что делает подборку как минимум любопытной, хотя она совершенно не каталожная и тему не столько раскрывает, сколько затрагивает. Но на биеннале мы такие выставки быстро пробегаем из-за обилия разного материала, а здесь есть возможность всмотреться и вдуматься в какие-то не совсем обязательные истории: превращение склада в начальную школу в Базеле или создание «игрового кохаузинга» в здании старой школы XIX века, в лесах под Хельсинки. Не всегда все объяснено и понятно, местами преобладает плетение слов и пустая риторика (хотя кроме прочего надо поменьше читать русский перевод, он прихрамывает и на экспозиции, и в каталоге). Но сами сюжеты – в основном интересны.

04 Февраля 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Сейчас на главной
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.