АРХИWOOD: десять лет без права на приписки

Определен шорт-лист юбилейной, 10-й по счету, премии АРХИWOOD. Интернет-голосование за лучшие деревянные объекты года уже стартовало, а торжественная церемония награждения победителей состоится в этом году в Музее «Гараж» 19 сентября. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.

author pht

Автор текста:
Николай Малинин

03 Сентября 2019
mainImg
К своему первому крупному юбилею премия подошла в обычном режиме – что-то, как всегда, меняя (дату, место, число номинаций), но сохраняя в неприкосновенности главное: прозрачность, демократичность, Экспертный совет. На своем месте – и организатор, и генеральный спонсор премии: компания «Росса Ракенне СПБ» (HONKA). А церемония награждения, венчающая проект, переехала – на осень и на новое место: в Музей современного искусства «Гараж». Помимо того, что это важнейшая площадка современного искусства в Москве (а мы все-таки полагаем архитектуру искусством, хотя и не таким «важнейшим» как цирк) «Гараж» уже не раз строил прекрасные деревянные павильоны, становившиеся то номинантами, а то (как в 2013 году) – и победителями премии. Но еще в 2012 году, когда «Гараж» только начал осваивать Парк культуры, кураторы АРХИWOODа сделали небольшую экспозицию про современную русскую временную архитектуру – в рамках большой выставки «Гаража» «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана». Три четверти экспонентов той выставки были в разные годы и номинантами на премию.

Выставка же располагалась в первом павильоне «Гаража», построенном Шигеру Баном, – великим японским мастером деревянной (а также бумажной и картонной) архитектуры. Сам павильон на премию не номинировался, поскольку деревянным только казался – его колонны были лишь обернуты в картон. Эта принципиальность – тоже из числа тех вещей, которые в премии не меняются: по той же причине на нее не была выдвинута усадьба Клауга Муйжа, ставшая главным событием русской архитектуры этого года (гран-при премии «Золотое сечение»). Дело в том, что главный дом усадьбы несет (и во многом определяет фееричность общего облика) бетонное основание – не спрятанное в землю, а консолями из нее вылетающее и тем позволяющее дому парить. Конечно, у премии есть специальная номинация «Дерево в отделке», но туда он тоже не попадает, потому что все остальные конструкции дома – деревянные.

Так что формально это чудо света, построенное Тотаном Кузембаевым, можно считать «избой на чрезвычайно развитом подклете» – поэтому оно вошло в книгу, посвященную современному русскому деревянному дому, основной темой которой является поиск связей между старой и новой деревянной архитектурой (а потому и рассматриваются в ней здания только конструктивно деревянные). Книга эта готовится в издательстве «Гараж» (что стало еще одним поводом к сотрудничеству двух институций), и должна была выйти к церемонии вручения премии, но автор не справился с работой в срок (и будет строго наказан). Впрочем, эта «ложка» дорога не только к обеду, поскольку в отличие от предыдущей книги АРХИWOODа «Современное деревянное» (2017), это уже не просто каталог лучших работ, выдвигавшихся на премию, а исследование на их примере эволюции деревянного жилого дома за последние 25 лет. Эволюция эта идет по разным направлениям (уменьшаются размеры домов, размеры оконных проемов, наоборот, увеличиваются), но самым любопытным оказывается изменение источников вдохновения: сначала им была изба, потом ее сменила дача, а сегодня это в основном современная мировая архитектура.

И дома, вышедшие в шорт-лист премии 2019 года, это как раз подтверждают. Привычных домов на два ската тут от силы два-три, да и те интерпретируют архетип довольно радикально. Иван Овчинников не просто вывешивает свой Дом-мост над прудом, но еще и поворачивает его к воде фасадом, что заставляет распластать скаты и превращает дом практически в сплошной фронтон. А Сергей Колчин, наоборот, вытягивает свой двускат почти в готическую вертикаль, приставляя вплотную второй объем – темный и с более пологой крышей – чтобы оттенить радикализм первого. Который еще и в том, что боковой фасад – практически сплошной резной орнамент, но, конечно, с укрупненным и современным паттерном.

Оба автора – неоднократные победители АРХИWOODа, но мощную конкуренцию им составят новички премии (представляющие при этом предыдущее поколение): Иван Шалмин и Сергей Мишин. У обоих дома – еще меньше «дома», а, скорее, объемно-пространственные конструкции «с поворотом». Удивительно, насколько они похожи – и при этом насколько отличаются. И если в «Шершавом длинном» Шалмина можно прочесть букву «Г», в двух концах которой разместились террасы, то дом Мишина в Вырице так сложно скручен, что буква «Г» почти не считывается (хотя это тоже она, и в ней такие же сквозные террасы). Оба дома с ног до головы зашиты в лиственницу, при этом дом Шалмина – горизонтальной доской, а дом Мишина – вертикальной. Первый – прост, второй – прихотлив; первый приподнят на сваи и кажется невесомым, второй тяжел, эдаким динозавром косолапо ползет по земле.
Архитектурный концептуальный проект «Фанерный Театр». БДТ им. Г.А. Товстоногова. Авторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов
Шершавый длинный. Новорижское шоссе. Архитекторы Иван Шалмин, Александр Борисов.
Фотография © Евгений Лучин
Дом архитектора. Вырица. Архитектор Сергей Мишин
Фотография © Юрий Пальмин

Гораздо скромнее в размерах First House еще одного дебютанта премии – Егора Егорычева. Всего 5 на 6 метров, при этом здесь все есть, даже прихожая и терраса. Но еще интереснее, что в таком крохотном домике две спальни: одна внизу, а вторая на антресолях – под высоким краем односкатной кровли, которая при этом взлетает не от задней стенки к передней (как обычно), а от одного бока к другому. Этому уклону вторят откосы вокруг витража и двери – и все это вместе придает простому, казалось бы, дому на удивление не общее выраженье лица. Ту же тему, но только уже на пространстве 200 м2 разыгрывает Сергей Никешкин: «односкатная стремительность кровель» (как писал Константин Мельников о своей «Махорке»), черный цвет, кабинет на втором этаже и полностью остекленная гостиная на первом.
First House. СНТ «Геолог». Архитектор Егор Егорычев
Фотография © Наталья Меликова

Венчает эту компанию «нерусских» домов Красный дом Ивана Кожина, в котором нестандартно все: и цвет (какого анналы нашей премии не знают), и вытянутый узкий объем, и полный разнобой квадратных окон. И даже дом Антона Литовского при всей его «рубленности» весьма далек от традиционного дома – и компоновкой объемов, и мощным вылетом крыши, и узкими полосками стекла. Дом ученика Николая Белоусова в целом похож на работы учителя, но в деталях тут много оригинального: необычная врубка, подшивка кровель, а главное – те самые полосы света, которые дают достаточно света в дом, но при этом не разрушают цельности деревянного сооружения.
Красный дом. Ладожское озеро. Архитектор Иван Кожин
Фотография © Иван Кожин

На фоне этой мощной главной номинации скромно выглядят претенденты на звание лучшего «Малого объекта», хотя здесь есть элегантный овальный модуль Flexse (SA lab), баня с окном в парилке (AI-Architects), черный домик охранника, спрятанный в белоснежные узоры местного орнамента (Евгения Ларкина и Антон Балахнин)… Всего два объекта вышло в финал номинации «Интерьер»: веселый хостел Baraban (ArtCrafts) и стильная «Казарма» Дмитрия Кондрашова – при этом в обоих случаях дерево не является стенами, а лишь аранжирует пространство. Но полная катастрофа приключилась в номинации «Дерево в отделке», где в шорт-лист прошел вообще всего один проект – павильон на пляже Приозерска (Rhizome). Учитывая, что объект этот весьма интересен, Оргкомитет премии принял неоднозначное решение перенести его в номинацию «Общественное сооружение».
 
Семейный корпус базы «Изумрудное». Нижегородская область. Архитекторы Станислав Горшунов, Александр Шишкин
Фотография © Станислав Горшунов

Здесь, впрочем, есть забавный объект, имеющий смешанную начинку: спортивно-развлекательный центр в Химках, деревянный каркас которого служит «упаковкой» для модульных контейнеров (Alpbau и MAP Architect). Та же фирма Alpbau, с теми же КДК (клееной древесиной) и тоже в смешанном конструктиве, но уже в партнерстве с архитекторами из АБ «Новое» выполнила станцию канатной дороги «Воробьевы Горы», рисунок фасадов которой отлично отвечает теме. Два других ярких объекта номинации – из Нижнего Новгорода. Это семейный корпус базы отдыха «Изумрудное» – очередная удача Стаса Горшунова, который на этот раз выкинул шикарное коленце выносной лестницы. Сделанная как оммаж архитектуре брутализма, но совсем не из бетона, и по размерам соотносимая с самим зданием, она выглядит самостоятельной скульптурой, но при этом перекликается с тем цветовым решением. Другой шедевр – «Павильон будущего» в Выксе, построенный Сергеем Неботовым в рамках фестиваля «Арт-Овраг». Многофункциональная спираль внутри условного цилиндра – это необычайно красивое, интересное и прозрачное сооружение сделало бы честь любому европейскому фестивалю.
Павильон будущего. Нижегородская область, Выкса. Архитекторы Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
Фотография © Илья Иванов

Выкса и Горшунов оказались соседями еще в одной номинации – «Дизайн городской среды». Выкса представлена здесь Арт-дворами (Михаил Приемышев, Свят Мурунов): в привычные советские дворы заводятся современные сценарии жизни, а посредником между старым и новым логично становится дерево. Горшунов же оформил деревянными террасами пруд маленького городка Кулебаки – просто, изящно и благородно. И совсем иной масштаб – реконструкция Казанской набережной в Туле: гигантский проект бюро Wowhaus. На проект сразу обрушилась критика: надо ли, мол, было прямо под стенами Кремля устраивать все это современное благоустройство. Тем более, что бюро Wowhaus так набило руку в этом деле (громко начав Крымской набережной), что многие его ходы начинают казаться трюизмами. Но сюжетов такого рода в Туле раньше просто не было, набережная мощно встряхнула город, стала необходимым прорывом в его самоощущении, а горожане проголосовали, что называется, ногами: на открытие пришло 180 тысяч человек! И, наконец, самое неожиданное сооружение – «Братеевские телепортеры» бюро «Практика». Вышки ЛЭП – главное украшение Братеевской поймы, но они же – и главная опасность. Для того, чтобы при возможном обрыве проводов не случилось жертв, надо было возвести некие конструкции, которые бы обезопасили проход жителей к реке – в результате и получились эти модульные перголы.
телепортеры. Парк «Братеевская пойма». Архитекторы Григорий Гурьянов, Денис Чистов, Александрина Левандовская
Фотография © Бюро «Практика»

Этот объект вполне мог бы фигурировать и в номинации «Арт-объект» – где образ важнее функции. Функция может быть и придумана, или даже надумана, а точнее – изобретена. Чем и занимаются молодые архитекторы на фестивале «Древолюция». Фест, придуманный и бессменно руководимый Николаем Белоусовым, проходит уже пятый год подряд, каждый раз меняя локацию. Предпоследний проходил в Асташево, последний – в Москве, но поскольку премия сдвинулась на осень, в ней сошлись объекты с обоих фестивалей. Но безраздельное (и даже слегка неприличное) господство «Древолюции» в этой номинации (8 объектов!) объясняется не только этим обстоятельством. Конечно, территория ArtPlay была интересным вызовом, и в смысле качества объекты последней «Древолюции» выглядят солидно: что остроумная «Звонница» с найденным на территории «Манометра» колокольчиком в роли колокола, что комбинация Троянского коня с тараном в объекте «Тарань», в которой Олег Панитков, председатель Ассоциации деревянного домостроения, увидел «логотип современного деревянного: тяжелое в ажурном».

Но место, где проходила предыдущая «Древолюция», вдохновило молодежь на совсем уж метафизические порывы. Это чухломские леса вокруг знаменитого Асташовского терема Андрея Павличенкова – но все объекты реагируют даже не столько на него (среди них нет ничего в «русском стиле»), сколько на присутствие этого чуда посреди глухого леса. «Аверс/реверс» – манифестация границы между Россией дремучей, пьющей, ленивой – и просвещенной, деятельной, здоровой: объект не предлагает выбрать, с кем ты, но осознать наличие границы, для чего подняться над. Следующий шаг – путь, объект «Лесом»: казалось бы, давно избитая тема «домика на дереве», но хитрость в том, что к дому ведет 36-метровая лестница, петляющая меж деревьев (и к ним же крепящаяся), а в самом домике можно развести костер на высоте 12 метров. Дальше – и вовсе полет: гигантские качели в чаще леса (объект «Над»). Это уже само по себе сильный ход, но и тут к ним есть важное дополнение: маленький красный домик на вершине ели, который оказывается «под», когда ты взлетаешь на качелях, задрав ноги вверх. А самая драматичная работа «Древолюции», напрямую реагирующая на трагедию русского деревянного дома, русской деревни – «Дом порос». В руины бывших домов встроены доски-«бабочки»: словно бы крыша провалилась в дом, но не ушла вся вглубь и там сгнила (как ей и полагается), а как бы проросла к небу. Это мощное высказывание, в котором есть и печаль, и надежда; где можно прочесть как историю гибели русского дома, так и его возрождения – благо, лучший образец этого – совсем рядом.
Дом порос. Терем «Асташово», фестиваль «Древолюция». Авторы: Ксения Дудина, Настасья Иванова, Дмитрий Мухин, Ян Посадский
Фотография © Андрей Павличенков

Всего на премию поступило 199 заявок. Конечно, круглому юбилею полагается более круглая цифра, и мы уже радостно потирали руки в предвкушении рекорда, но арт-объект «Колокольня» с нового фестиваля «Река мира» оказался разрушен местными злоумышленниками. И Женя Казарновская, куратор фестиваля, специально отправившаяся его фотографировать, вернулась ни с чем. Это, конечно, обнажает некоторые недостатки «соучаствующего проектирования», но в переводе на язык арт-объектов – «население не осталось равнодушным». Тем не менее, «Река» грозит стать новым сильным поставщиком объектов в эту номинацию, пока же она представлена «Подсолнухом» индийца Субота Керкара: как подсолнух меняет свой вид в течение дня, так объект меняется, когда проплываешь мимо него по той самой «Реке мира», в качестве которой – Нерль.

Керкар вдохновлялся историей про то, как Петр привез подсолнух из Голландии и масло его стало народным продуктом, а московский художник Алексей Лучко вдохновился темой «стаек» – так в Сатке Челябинской области называли сараи, где держали скотину и кур. И сделал свою «Стайку» – более, конечно, живописную, чем полагается, но с точной дозировкой материалов старых (грубых досок и фанеры) и новых (цветного пластика). «Стайку» легко уличить в подражании «сараям» Александра Бродского, но точнее будет сказать, что это эстетика «русского бедного» вернулась к своим истокам.
Алексей Лучко. Стайка 2607. Челябинская область, город Сатка
Фотография © Денис Шакиров, Анна Филиппова

Народное голосование на сайте премии (https://premiya.arhiwood.com/prize/vote/) будет проходить две недели и завершится 16 сентября. Тогда же подведет итоги и профессиональное жюри.

03 Сентября 2019

author pht

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.