АРХИWOOD: десять лет без права на приписки

Определен шорт-лист юбилейной, 10-й по счету, премии АРХИWOOD. Интернет-голосование за лучшие деревянные объекты года уже стартовало, а торжественная церемония награждения победителей состоится в этом году в Музее «Гараж» 19 сентября. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.

author pht

Автор текста:
Николай Малинин

03 Сентября 2019
mainImg
К своему первому крупному юбилею премия подошла в обычном режиме – что-то, как всегда, меняя (дату, место, число номинаций), но сохраняя в неприкосновенности главное: прозрачность, демократичность, Экспертный совет. На своем месте – и организатор, и генеральный спонсор премии: компания «Росса Ракенне СПБ» (HONKA). А церемония награждения, венчающая проект, переехала – на осень и на новое место: в Музей современного искусства «Гараж». Помимо того, что это важнейшая площадка современного искусства в Москве (а мы все-таки полагаем архитектуру искусством, хотя и не таким «важнейшим» как цирк) «Гараж» уже не раз строил прекрасные деревянные павильоны, становившиеся то номинантами, а то (как в 2013 году) – и победителями премии. Но еще в 2012 году, когда «Гараж» только начал осваивать Парк культуры, кураторы АРХИWOODа сделали небольшую экспозицию про современную русскую временную архитектуру – в рамках большой выставки «Гаража» «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана». Три четверти экспонентов той выставки были в разные годы и номинантами на премию.

Выставка же располагалась в первом павильоне «Гаража», построенном Шигеру Баном, – великим японским мастером деревянной (а также бумажной и картонной) архитектуры. Сам павильон на премию не номинировался, поскольку деревянным только казался – его колонны были лишь обернуты в картон. Эта принципиальность – тоже из числа тех вещей, которые в премии не меняются: по той же причине на нее не была выдвинута усадьба Клауга Муйжа, ставшая главным событием русской архитектуры этого года (гран-при премии «Золотое сечение»). Дело в том, что главный дом усадьбы несет (и во многом определяет фееричность общего облика) бетонное основание – не спрятанное в землю, а консолями из нее вылетающее и тем позволяющее дому парить. Конечно, у премии есть специальная номинация «Дерево в отделке», но туда он тоже не попадает, потому что все остальные конструкции дома – деревянные.

Так что формально это чудо света, построенное Тотаном Кузембаевым, можно считать «избой на чрезвычайно развитом подклете» – поэтому оно вошло в книгу, посвященную современному русскому деревянному дому, основной темой которой является поиск связей между старой и новой деревянной архитектурой (а потому и рассматриваются в ней здания только конструктивно деревянные). Книга эта готовится в издательстве «Гараж» (что стало еще одним поводом к сотрудничеству двух институций), и должна была выйти к церемонии вручения премии, но автор не справился с работой в срок (и будет строго наказан). Впрочем, эта «ложка» дорога не только к обеду, поскольку в отличие от предыдущей книги АРХИWOODа «Современное деревянное» (2017), это уже не просто каталог лучших работ, выдвигавшихся на премию, а исследование на их примере эволюции деревянного жилого дома за последние 25 лет. Эволюция эта идет по разным направлениям (уменьшаются размеры домов, размеры оконных проемов, наоборот, увеличиваются), но самым любопытным оказывается изменение источников вдохновения: сначала им была изба, потом ее сменила дача, а сегодня это в основном современная мировая архитектура.

И дома, вышедшие в шорт-лист премии 2019 года, это как раз подтверждают. Привычных домов на два ската тут от силы два-три, да и те интерпретируют архетип довольно радикально. Иван Овчинников не просто вывешивает свой Дом-мост над прудом, но еще и поворачивает его к воде фасадом, что заставляет распластать скаты и превращает дом практически в сплошной фронтон. А Сергей Колчин, наоборот, вытягивает свой двускат почти в готическую вертикаль, приставляя вплотную второй объем – темный и с более пологой крышей – чтобы оттенить радикализм первого. Который еще и в том, что боковой фасад – практически сплошной резной орнамент, но, конечно, с укрупненным и современным паттерном.

Оба автора – неоднократные победители АРХИWOODа, но мощную конкуренцию им составят новички премии (представляющие при этом предыдущее поколение): Иван Шалмин и Сергей Мишин. У обоих дома – еще меньше «дома», а, скорее, объемно-пространственные конструкции «с поворотом». Удивительно, насколько они похожи – и при этом насколько отличаются. И если в «Шершавом длинном» Шалмина можно прочесть букву «Г», в двух концах которой разместились террасы, то дом Мишина в Вырице так сложно скручен, что буква «Г» почти не считывается (хотя это тоже она, и в ней такие же сквозные террасы). Оба дома с ног до головы зашиты в лиственницу, при этом дом Шалмина – горизонтальной доской, а дом Мишина – вертикальной. Первый – прост, второй – прихотлив; первый приподнят на сваи и кажется невесомым, второй тяжел, эдаким динозавром косолапо ползет по земле.
Архитектурный концептуальный проект «Фанерный Театр». БДТ им. Г.А. Товстоногова. Авторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов
Шершавый длинный. Новорижское шоссе. Архитекторы Иван Шалмин, Александр Борисов.
Фотография © Евгений Лучин
Дом архитектора. Вырица. Архитектор Сергей Мишин
Фотография © Юрий Пальмин
Гораздо скромнее в размерах First House еще одного дебютанта премии – Егора Егорычева. Всего 5 на 6 метров, при этом здесь все есть, даже прихожая и терраса. Но еще интереснее, что в таком крохотном домике две спальни: одна внизу, а вторая на антресолях – под высоким краем односкатной кровли, которая при этом взлетает не от задней стенки к передней (как обычно), а от одного бока к другому. Этому уклону вторят откосы вокруг витража и двери – и все это вместе придает простому, казалось бы, дому на удивление не общее выраженье лица. Ту же тему, но только уже на пространстве 200 м2 разыгрывает Сергей Никешкин: «односкатная стремительность кровель» (как писал Константин Мельников о своей «Махорке»), черный цвет, кабинет на втором этаже и полностью остекленная гостиная на первом.
First House. СНТ «Геолог». Архитектор Егор Егорычев
Фотография © Наталья Меликова
Венчает эту компанию «нерусских» домов Красный дом Ивана Кожина, в котором нестандартно все: и цвет (какого анналы нашей премии не знают), и вытянутый узкий объем, и полный разнобой квадратных окон. И даже дом Антона Литовского при всей его «рубленности» весьма далек от традиционного дома – и компоновкой объемов, и мощным вылетом крыши, и узкими полосками стекла. Дом ученика Николая Белоусова в целом похож на работы учителя, но в деталях тут много оригинального: необычная врубка, подшивка кровель, а главное – те самые полосы света, которые дают достаточно света в дом, но при этом не разрушают цельности деревянного сооружения.
Красный дом. Ладожское озеро. Архитектор Иван Кожин
Фотография © Иван Кожин
На фоне этой мощной главной номинации скромно выглядят претенденты на звание лучшего «Малого объекта», хотя здесь есть элегантный овальный модуль Flexse (SA lab), баня с окном в парилке (AI-Architects), черный домик охранника, спрятанный в белоснежные узоры местного орнамента (Евгения Ларкина и Антон Балахнин)… Всего два объекта вышло в финал номинации «Интерьер»: веселый хостел Baraban (ArtCrafts) и стильная «Казарма» Дмитрия Кондрашова – при этом в обоих случаях дерево не является стенами, а лишь аранжирует пространство. Но полная катастрофа приключилась в номинации «Дерево в отделке», где в шорт-лист прошел вообще всего один проект – павильон на пляже Приозерска (Rhizome). Учитывая, что объект этот весьма интересен, Оргкомитет премии принял неоднозначное решение перенести его в номинацию «Общественное сооружение».
Семейный корпус базы «Изумрудное». Нижегородская область. Архитекторы Станислав Горшунов, Александр Шишкин
Фотография © Станислав Горшунов
Здесь, впрочем, есть забавный объект, имеющий смешанную начинку: спортивно-развлекательный центр в Химках, деревянный каркас которого служит «упаковкой» для модульных контейнеров (Alpbau и MAP Architect). Та же фирма Alpbau, с теми же КДК (клееной древесиной) и тоже в смешанном конструктиве, но уже в партнерстве с архитекторами из АБ «Новое» выполнила станцию канатной дороги «Воробьевы Горы», рисунок фасадов которой отлично отвечает теме. Два других ярких объекта номинации – из Нижнего Новгорода. Это семейный корпус базы отдыха «Изумрудное» – очередная удача Стаса Горшунова, который на этот раз выкинул шикарное коленце выносной лестницы. Сделанная как оммаж архитектуре брутализма, но совсем не из бетона, и по размерам соотносимая с самим зданием, она выглядит самостоятельной скульптурой, но при этом перекликается с тем цветовым решением. Другой шедевр – «Павильон будущего» в Выксе, построенный Сергеем Неботовым в рамках фестиваля «Арт-Овраг». Многофункциональная спираль внутри условного цилиндра – это необычайно красивое, интересное и прозрачное сооружение сделало бы честь любому европейскому фестивалю.
Павильон будущего. Нижегородская область, Выкса. Архитекторы Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
Фотография © Илья Иванов
Выкса и Горшунов оказались соседями еще в одной номинации – «Дизайн городской среды». Выкса представлена здесь Арт-дворами (Михаил Приемышев, Свят Мурунов): в привычные советские дворы заводятся современные сценарии жизни, а посредником между старым и новым логично становится дерево. Горшунов же оформил деревянными террасами пруд маленького городка Кулебаки – просто, изящно и благородно. И совсем иной масштаб – реконструкция Казанской набережной в Туле: гигантский проект бюро Wowhaus. На проект сразу обрушилась критика: надо ли, мол, было прямо под стенами Кремля устраивать все это современное благоустройство. Тем более, что бюро Wowhaus так набило руку в этом деле (громко начав Крымской набережной), что многие его ходы начинают казаться трюизмами. Но сюжетов такого рода в Туле раньше просто не было, набережная мощно встряхнула город, стала необходимым прорывом в его самоощущении, а горожане проголосовали, что называется, ногами: на открытие пришло 180 тысяч человек! И, наконец, самое неожиданное сооружение – «Братеевские телепортеры» бюро «Практика». Вышки ЛЭП – главное украшение Братеевской поймы, но они же – и главная опасность. Для того, чтобы при возможном обрыве проводов не случилось жертв, надо было возвести некие конструкции, которые бы обезопасили проход жителей к реке – в результате и получились эти модульные перголы.
телепортеры. Парк «Братеевская пойма». Архитекторы Григорий Гурьянов, Денис Чистов, Александрина Левандовская
Фотография © Бюро «Практика»
Этот объект вполне мог бы фигурировать и в номинации «Арт-объект» – где образ важнее функции. Функция может быть и придумана, или даже надумана, а точнее – изобретена. Чем и занимаются молодые архитекторы на фестивале «Древолюция». Фест, придуманный и бессменно руководимый Николаем Белоусовым, проходит уже пятый год подряд, каждый раз меняя локацию. Предпоследний проходил в Асташево, последний – в Москве, но поскольку премия сдвинулась на осень, в ней сошлись объекты с обоих фестивалей. Но безраздельное (и даже слегка неприличное) господство «Древолюции» в этой номинации (8 объектов!) объясняется не только этим обстоятельством. Конечно, территория ArtPlay была интересным вызовом, и в смысле качества объекты последней «Древолюции» выглядят солидно: что остроумная «Звонница» с найденным на территории «Манометра» колокольчиком в роли колокола, что комбинация Троянского коня с тараном в объекте «Тарань», в которой Олег Панитков, председатель Ассоциации деревянного домостроения, увидел «логотип современного деревянного: тяжелое в ажурном».

Но место, где проходила предыдущая «Древолюция», вдохновило молодежь на совсем уж метафизические порывы. Это чухломские леса вокруг знаменитого Асташовского терема Андрея Павличенкова – но все объекты реагируют даже не столько на него (среди них нет ничего в «русском стиле»), сколько на присутствие этого чуда посреди глухого леса. «Аверс/реверс» – манифестация границы между Россией дремучей, пьющей, ленивой – и просвещенной, деятельной, здоровой: объект не предлагает выбрать, с кем ты, но осознать наличие границы, для чего подняться над. Следующий шаг – путь, объект «Лесом»: казалось бы, давно избитая тема «домика на дереве», но хитрость в том, что к дому ведет 36-метровая лестница, петляющая меж деревьев (и к ним же крепящаяся), а в самом домике можно развести костер на высоте 12 метров. Дальше – и вовсе полет: гигантские качели в чаще леса (объект «Над»). Это уже само по себе сильный ход, но и тут к ним есть важное дополнение: маленький красный домик на вершине ели, который оказывается «под», когда ты взлетаешь на качелях, задрав ноги вверх. А самая драматичная работа «Древолюции», напрямую реагирующая на трагедию русского деревянного дома, русской деревни – «Дом порос». В руины бывших домов встроены доски-«бабочки»: словно бы крыша провалилась в дом, но не ушла вся вглубь и там сгнила (как ей и полагается), а как бы проросла к небу. Это мощное высказывание, в котором есть и печаль, и надежда; где можно прочесть как историю гибели русского дома, так и его возрождения – благо, лучший образец этого – совсем рядом.
Дом порос. Терем «Асташово», фестиваль «Древолюция». Авторы: Ксения Дудина, Настасья Иванова, Дмитрий Мухин, Ян Посадский
Фотография © Андрей Павличенков
Всего на премию поступило 199 заявок. Конечно, круглому юбилею полагается более круглая цифра, и мы уже радостно потирали руки в предвкушении рекорда, но арт-объект «Колокольня» с нового фестиваля «Река мира» оказался разрушен местными злоумышленниками. И Женя Казарновская, куратор фестиваля, специально отправившаяся его фотографировать, вернулась ни с чем. Это, конечно, обнажает некоторые недостатки «соучаствующего проектирования», но в переводе на язык арт-объектов – «население не осталось равнодушным». Тем не менее, «Река» грозит стать новым сильным поставщиком объектов в эту номинацию, пока же она представлена «Подсолнухом» индийца Субота Керкара: как подсолнух меняет свой вид в течение дня, так объект меняется, когда проплываешь мимо него по той самой «Реке мира», в качестве которой – Нерль.

Керкар вдохновлялся историей про то, как Петр привез подсолнух из Голландии и масло его стало народным продуктом, а московский художник Алексей Лучко вдохновился темой «стаек» – так в Сатке Челябинской области называли сараи, где держали скотину и кур. И сделал свою «Стайку» – более, конечно, живописную, чем полагается, но с точной дозировкой материалов старых (грубых досок и фанеры) и новых (цветного пластика). «Стайку» легко уличить в подражании «сараям» Александра Бродского, но точнее будет сказать, что это эстетика «русского бедного» вернулась к своим истокам.
Алексей Лучко. Стайка 2607. Челябинская область, город Сатка
Фотография © Денис Шакиров, Анна Филиппова
Народное голосование на сайте премии (https://premiya.arhiwood.com/prize/vote/) будет проходить две недели и завершится 16 сентября. Тогда же подведет итоги и профессиональное жюри.

03 Сентября 2019

author pht

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.