АРХИWOOD: десять лет без права на приписки

Определен шорт-лист юбилейной, 10-й по счету, премии АРХИWOOD. Интернет-голосование за лучшие деревянные объекты года уже стартовало, а торжественная церемония награждения победителей состоится в этом году в Музее «Гараж» 19 сентября. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

03 Сентября 2019
mainImg
К своему первому крупному юбилею премия подошла в обычном режиме – что-то, как всегда, меняя (дату, место, число номинаций), но сохраняя в неприкосновенности главное: прозрачность, демократичность, Экспертный совет. На своем месте – и организатор, и генеральный спонсор премии: компания «Росса Ракенне СПБ» (HONKA). А церемония награждения, венчающая проект, переехала – на осень и на новое место: в Музей современного искусства «Гараж». Помимо того, что это важнейшая площадка современного искусства в Москве (а мы все-таки полагаем архитектуру искусством, хотя и не таким «важнейшим» как цирк) «Гараж» уже не раз строил прекрасные деревянные павильоны, становившиеся то номинантами, а то (как в 2013 году) – и победителями премии. Но еще в 2012 году, когда «Гараж» только начал осваивать Парк культуры, кураторы АРХИWOODа сделали небольшую экспозицию про современную русскую временную архитектуру – в рамках большой выставки «Гаража» «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана». Три четверти экспонентов той выставки были в разные годы и номинантами на премию.

Выставка же располагалась в первом павильоне «Гаража», построенном Шигеру Баном, – великим японским мастером деревянной (а также бумажной и картонной) архитектуры. Сам павильон на премию не номинировался, поскольку деревянным только казался – его колонны были лишь обернуты в картон. Эта принципиальность – тоже из числа тех вещей, которые в премии не меняются: по той же причине на нее не была выдвинута усадьба Клауга Муйжа, ставшая главным событием русской архитектуры этого года (гран-при премии «Золотое сечение»). Дело в том, что главный дом усадьбы несет (и во многом определяет фееричность общего облика) бетонное основание – не спрятанное в землю, а консолями из нее вылетающее и тем позволяющее дому парить. Конечно, у премии есть специальная номинация «Дерево в отделке», но туда он тоже не попадает, потому что все остальные конструкции дома – деревянные.

Так что формально это чудо света, построенное Тотаном Кузембаевым, можно считать «избой на чрезвычайно развитом подклете» – поэтому оно вошло в книгу, посвященную современному русскому деревянному дому, основной темой которой является поиск связей между старой и новой деревянной архитектурой (а потому и рассматриваются в ней здания только конструктивно деревянные). Книга эта готовится в издательстве «Гараж» (что стало еще одним поводом к сотрудничеству двух институций), и должна была выйти к церемонии вручения премии, но автор не справился с работой в срок (и будет строго наказан). Впрочем, эта «ложка» дорога не только к обеду, поскольку в отличие от предыдущей книги АРХИWOODа «Современное деревянное» (2017), это уже не просто каталог лучших работ, выдвигавшихся на премию, а исследование на их примере эволюции деревянного жилого дома за последние 25 лет. Эволюция эта идет по разным направлениям (уменьшаются размеры домов, размеры оконных проемов, наоборот, увеличиваются), но самым любопытным оказывается изменение источников вдохновения: сначала им была изба, потом ее сменила дача, а сегодня это в основном современная мировая архитектура.

И дома, вышедшие в шорт-лист премии 2019 года, это как раз подтверждают. Привычных домов на два ската тут от силы два-три, да и те интерпретируют архетип довольно радикально. Иван Овчинников не просто вывешивает свой Дом-мост над прудом, но еще и поворачивает его к воде фасадом, что заставляет распластать скаты и превращает дом практически в сплошной фронтон. А Сергей Колчин, наоборот, вытягивает свой двускат почти в готическую вертикаль, приставляя вплотную второй объем – темный и с более пологой крышей – чтобы оттенить радикализм первого. Который еще и в том, что боковой фасад – практически сплошной резной орнамент, но, конечно, с укрупненным и современным паттерном.

Оба автора – неоднократные победители АРХИWOODа, но мощную конкуренцию им составят новички премии (представляющие при этом предыдущее поколение): Иван Шалмин и Сергей Мишин. У обоих дома – еще меньше «дома», а, скорее, объемно-пространственные конструкции «с поворотом». Удивительно, насколько они похожи – и при этом насколько отличаются. И если в «Шершавом длинном» Шалмина можно прочесть букву «Г», в двух концах которой разместились террасы, то дом Мишина в Вырице так сложно скручен, что буква «Г» почти не считывается (хотя это тоже она, и в ней такие же сквозные террасы). Оба дома с ног до головы зашиты в лиственницу, при этом дом Шалмина – горизонтальной доской, а дом Мишина – вертикальной. Первый – прост, второй – прихотлив; первый приподнят на сваи и кажется невесомым, второй тяжел, эдаким динозавром косолапо ползет по земле.
Архитектурный концептуальный проект «Фанерный Театр». БДТ им. Г.А. Товстоногова. Авторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов
Шершавый длинный. Новорижское шоссе. Архитекторы Иван Шалмин, Александр Борисов.
Фотография © Евгений Лучин
Дом архитектора. Вырица. Архитектор Сергей Мишин
Фотография © Юрий Пальмин

Гораздо скромнее в размерах First House еще одного дебютанта премии – Егора Егорычева. Всего 5 на 6 метров, при этом здесь все есть, даже прихожая и терраса. Но еще интереснее, что в таком крохотном домике две спальни: одна внизу, а вторая на антресолях – под высоким краем односкатной кровли, которая при этом взлетает не от задней стенки к передней (как обычно), а от одного бока к другому. Этому уклону вторят откосы вокруг витража и двери – и все это вместе придает простому, казалось бы, дому на удивление не общее выраженье лица. Ту же тему, но только уже на пространстве 200 м2 разыгрывает Сергей Никешкин: «односкатная стремительность кровель» (как писал Константин Мельников о своей «Махорке»), черный цвет, кабинет на втором этаже и полностью остекленная гостиная на первом.
First House. СНТ «Геолог». Архитектор Егор Егорычев
Фотография © Наталья Меликова

Венчает эту компанию «нерусских» домов Красный дом Ивана Кожина, в котором нестандартно все: и цвет (какого анналы нашей премии не знают), и вытянутый узкий объем, и полный разнобой квадратных окон. И даже дом Антона Литовского при всей его «рубленности» весьма далек от традиционного дома – и компоновкой объемов, и мощным вылетом крыши, и узкими полосками стекла. Дом ученика Николая Белоусова в целом похож на работы учителя, но в деталях тут много оригинального: необычная врубка, подшивка кровель, а главное – те самые полосы света, которые дают достаточно света в дом, но при этом не разрушают цельности деревянного сооружения.
Красный дом. Ладожское озеро. Архитектор Иван Кожин
Фотография © Иван Кожин

На фоне этой мощной главной номинации скромно выглядят претенденты на звание лучшего «Малого объекта», хотя здесь есть элегантный овальный модуль Flexse (SA lab), баня с окном в парилке (AI-Architects), черный домик охранника, спрятанный в белоснежные узоры местного орнамента (Евгения Ларкина и Антон Балахнин)… Всего два объекта вышло в финал номинации «Интерьер»: веселый хостел Baraban (ArtCrafts) и стильная «Казарма» Дмитрия Кондрашова – при этом в обоих случаях дерево не является стенами, а лишь аранжирует пространство. Но полная катастрофа приключилась в номинации «Дерево в отделке», где в шорт-лист прошел вообще всего один проект – павильон на пляже Приозерска (Rhizome). Учитывая, что объект этот весьма интересен, Оргкомитет премии принял неоднозначное решение перенести его в номинацию «Общественное сооружение».
 
Семейный корпус базы «Изумрудное». Нижегородская область. Архитекторы Станислав Горшунов, Александр Шишкин
Фотография © Станислав Горшунов

Здесь, впрочем, есть забавный объект, имеющий смешанную начинку: спортивно-развлекательный центр в Химках, деревянный каркас которого служит «упаковкой» для модульных контейнеров (Alpbau и MAP Architect). Та же фирма Alpbau, с теми же КДК (клееной древесиной) и тоже в смешанном конструктиве, но уже в партнерстве с архитекторами из АБ «Новое» выполнила станцию канатной дороги «Воробьевы Горы», рисунок фасадов которой отлично отвечает теме. Два других ярких объекта номинации – из Нижнего Новгорода. Это семейный корпус базы отдыха «Изумрудное» – очередная удача Стаса Горшунова, который на этот раз выкинул шикарное коленце выносной лестницы. Сделанная как оммаж архитектуре брутализма, но совсем не из бетона, и по размерам соотносимая с самим зданием, она выглядит самостоятельной скульптурой, но при этом перекликается с тем цветовым решением. Другой шедевр – «Павильон будущего» в Выксе, построенный Сергеем Неботовым в рамках фестиваля «Арт-Овраг». Многофункциональная спираль внутри условного цилиндра – это необычайно красивое, интересное и прозрачное сооружение сделало бы честь любому европейскому фестивалю.
Павильон будущего. Нижегородская область, Выкса. Архитекторы Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
Фотография © Илья Иванов

Выкса и Горшунов оказались соседями еще в одной номинации – «Дизайн городской среды». Выкса представлена здесь Арт-дворами (Михаил Приемышев, Свят Мурунов): в привычные советские дворы заводятся современные сценарии жизни, а посредником между старым и новым логично становится дерево. Горшунов же оформил деревянными террасами пруд маленького городка Кулебаки – просто, изящно и благородно. И совсем иной масштаб – реконструкция Казанской набережной в Туле: гигантский проект бюро Wowhaus. На проект сразу обрушилась критика: надо ли, мол, было прямо под стенами Кремля устраивать все это современное благоустройство. Тем более, что бюро Wowhaus так набило руку в этом деле (громко начав Крымской набережной), что многие его ходы начинают казаться трюизмами. Но сюжетов такого рода в Туле раньше просто не было, набережная мощно встряхнула город, стала необходимым прорывом в его самоощущении, а горожане проголосовали, что называется, ногами: на открытие пришло 180 тысяч человек! И, наконец, самое неожиданное сооружение – «Братеевские телепортеры» бюро «Практика». Вышки ЛЭП – главное украшение Братеевской поймы, но они же – и главная опасность. Для того, чтобы при возможном обрыве проводов не случилось жертв, надо было возвести некие конструкции, которые бы обезопасили проход жителей к реке – в результате и получились эти модульные перголы.
телепортеры. Парк «Братеевская пойма». Архитекторы Григорий Гурьянов, Денис Чистов, Александрина Левандовская
Фотография © Бюро «Практика»

Этот объект вполне мог бы фигурировать и в номинации «Арт-объект» – где образ важнее функции. Функция может быть и придумана, или даже надумана, а точнее – изобретена. Чем и занимаются молодые архитекторы на фестивале «Древолюция». Фест, придуманный и бессменно руководимый Николаем Белоусовым, проходит уже пятый год подряд, каждый раз меняя локацию. Предпоследний проходил в Асташево, последний – в Москве, но поскольку премия сдвинулась на осень, в ней сошлись объекты с обоих фестивалей. Но безраздельное (и даже слегка неприличное) господство «Древолюции» в этой номинации (8 объектов!) объясняется не только этим обстоятельством. Конечно, территория ArtPlay была интересным вызовом, и в смысле качества объекты последней «Древолюции» выглядят солидно: что остроумная «Звонница» с найденным на территории «Манометра» колокольчиком в роли колокола, что комбинация Троянского коня с тараном в объекте «Тарань», в которой Олег Панитков, председатель Ассоциации деревянного домостроения, увидел «логотип современного деревянного: тяжелое в ажурном».

Но место, где проходила предыдущая «Древолюция», вдохновило молодежь на совсем уж метафизические порывы. Это чухломские леса вокруг знаменитого Асташовского терема Андрея Павличенкова – но все объекты реагируют даже не столько на него (среди них нет ничего в «русском стиле»), сколько на присутствие этого чуда посреди глухого леса. «Аверс/реверс» – манифестация границы между Россией дремучей, пьющей, ленивой – и просвещенной, деятельной, здоровой: объект не предлагает выбрать, с кем ты, но осознать наличие границы, для чего подняться над. Следующий шаг – путь, объект «Лесом»: казалось бы, давно избитая тема «домика на дереве», но хитрость в том, что к дому ведет 36-метровая лестница, петляющая меж деревьев (и к ним же крепящаяся), а в самом домике можно развести костер на высоте 12 метров. Дальше – и вовсе полет: гигантские качели в чаще леса (объект «Над»). Это уже само по себе сильный ход, но и тут к ним есть важное дополнение: маленький красный домик на вершине ели, который оказывается «под», когда ты взлетаешь на качелях, задрав ноги вверх. А самая драматичная работа «Древолюции», напрямую реагирующая на трагедию русского деревянного дома, русской деревни – «Дом порос». В руины бывших домов встроены доски-«бабочки»: словно бы крыша провалилась в дом, но не ушла вся вглубь и там сгнила (как ей и полагается), а как бы проросла к небу. Это мощное высказывание, в котором есть и печаль, и надежда; где можно прочесть как историю гибели русского дома, так и его возрождения – благо, лучший образец этого – совсем рядом.
Дом порос. Терем «Асташово», фестиваль «Древолюция». Авторы: Ксения Дудина, Настасья Иванова, Дмитрий Мухин, Ян Посадский
Фотография © Андрей Павличенков

Всего на премию поступило 199 заявок. Конечно, круглому юбилею полагается более круглая цифра, и мы уже радостно потирали руки в предвкушении рекорда, но арт-объект «Колокольня» с нового фестиваля «Река мира» оказался разрушен местными злоумышленниками. И Женя Казарновская, куратор фестиваля, специально отправившаяся его фотографировать, вернулась ни с чем. Это, конечно, обнажает некоторые недостатки «соучаствующего проектирования», но в переводе на язык арт-объектов – «население не осталось равнодушным». Тем не менее, «Река» грозит стать новым сильным поставщиком объектов в эту номинацию, пока же она представлена «Подсолнухом» индийца Субота Керкара: как подсолнух меняет свой вид в течение дня, так объект меняется, когда проплываешь мимо него по той самой «Реке мира», в качестве которой – Нерль.

Керкар вдохновлялся историей про то, как Петр привез подсолнух из Голландии и масло его стало народным продуктом, а московский художник Алексей Лучко вдохновился темой «стаек» – так в Сатке Челябинской области называли сараи, где держали скотину и кур. И сделал свою «Стайку» – более, конечно, живописную, чем полагается, но с точной дозировкой материалов старых (грубых досок и фанеры) и новых (цветного пластика). «Стайку» легко уличить в подражании «сараям» Александра Бродского, но точнее будет сказать, что это эстетика «русского бедного» вернулась к своим истокам.
Алексей Лучко. Стайка 2607. Челябинская область, город Сатка
Фотография © Денис Шакиров, Анна Филиппова

Народное голосование на сайте премии (https://premiya.arhiwood.com/prize/vote/) будет проходить две недели и завершится 16 сентября. Тогда же подведет итоги и профессиональное жюри.

03 Сентября 2019

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.