АРХИWOOD: десять лет без права на приписки

Определен шорт-лист юбилейной, 10-й по счету, премии АРХИWOOD. Интернет-голосование за лучшие деревянные объекты года уже стартовало, а торжественная церемония награждения победителей состоится в этом году в Музее «Гараж» 19 сентября. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

03 Сентября 2019
mainImg
0 К своему первому крупному юбилею премия подошла в обычном режиме – что-то, как всегда, меняя (дату, место, число номинаций), но сохраняя в неприкосновенности главное: прозрачность, демократичность, Экспертный совет. На своем месте – и организатор, и генеральный спонсор премии: компания «Росса Ракенне СПБ» (HONKA). А церемония награждения, венчающая проект, переехала – на осень и на новое место: в Музей современного искусства «Гараж». Помимо того, что это важнейшая площадка современного искусства в Москве (а мы все-таки полагаем архитектуру искусством, хотя и не таким «важнейшим» как цирк) «Гараж» уже не раз строил прекрасные деревянные павильоны, становившиеся то номинантами, а то (как в 2013 году) – и победителями премии. Но еще в 2012 году, когда «Гараж» только начал осваивать Парк культуры, кураторы АРХИWOODа сделали небольшую экспозицию про современную русскую временную архитектуру – в рамках большой выставки «Гаража» «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана». Три четверти экспонентов той выставки были в разные годы и номинантами на премию.

Выставка же располагалась в первом павильоне «Гаража», построенном Шигеру Баном, – великим японским мастером деревянной (а также бумажной и картонной) архитектуры. Сам павильон на премию не номинировался, поскольку деревянным только казался – его колонны были лишь обернуты в картон. Эта принципиальность – тоже из числа тех вещей, которые в премии не меняются: по той же причине на нее не была выдвинута усадьба Клауга Муйжа, ставшая главным событием русской архитектуры этого года (гран-при премии «Золотое сечение»). Дело в том, что главный дом усадьбы несет (и во многом определяет фееричность общего облика) бетонное основание – не спрятанное в землю, а консолями из нее вылетающее и тем позволяющее дому парить. Конечно, у премии есть специальная номинация «Дерево в отделке», но туда он тоже не попадает, потому что все остальные конструкции дома – деревянные.

Так что формально это чудо света, построенное Тотаном Кузембаевым, можно считать «избой на чрезвычайно развитом подклете» – поэтому оно вошло в книгу, посвященную современному русскому деревянному дому, основной темой которой является поиск связей между старой и новой деревянной архитектурой (а потому и рассматриваются в ней здания только конструктивно деревянные). Книга эта готовится в издательстве «Гараж» (что стало еще одним поводом к сотрудничеству двух институций), и должна была выйти к церемонии вручения премии, но автор не справился с работой в срок (и будет строго наказан). Впрочем, эта «ложка» дорога не только к обеду, поскольку в отличие от предыдущей книги АРХИWOODа «Современное деревянное» (2017), это уже не просто каталог лучших работ, выдвигавшихся на премию, а исследование на их примере эволюции деревянного жилого дома за последние 25 лет. Эволюция эта идет по разным направлениям (уменьшаются размеры домов, размеры оконных проемов, наоборот, увеличиваются), но самым любопытным оказывается изменение источников вдохновения: сначала им была изба, потом ее сменила дача, а сегодня это в основном современная мировая архитектура.

И дома, вышедшие в шорт-лист премии 2019 года, это как раз подтверждают. Привычных домов на два ската тут от силы два-три, да и те интерпретируют архетип довольно радикально. Иван Овчинников не просто вывешивает свой Дом-мост над прудом, но еще и поворачивает его к воде фасадом, что заставляет распластать скаты и превращает дом практически в сплошной фронтон. А Сергей Колчин, наоборот, вытягивает свой двускат почти в готическую вертикаль, приставляя вплотную второй объем – темный и с более пологой крышей – чтобы оттенить радикализм первого. Который еще и в том, что боковой фасад – практически сплошной резной орнамент, но, конечно, с укрупненным и современным паттерном.

Оба автора – неоднократные победители АРХИWOODа, но мощную конкуренцию им составят новички премии (представляющие при этом предыдущее поколение): Иван Шалмин и Сергей Мишин. У обоих дома – еще меньше «дома», а, скорее, объемно-пространственные конструкции «с поворотом». Удивительно, насколько они похожи – и при этом насколько отличаются. И если в «Шершавом длинном» Шалмина можно прочесть букву «Г», в двух концах которой разместились террасы, то дом Мишина в Вырице так сложно скручен, что буква «Г» почти не считывается (хотя это тоже она, и в ней такие же сквозные террасы). Оба дома с ног до головы зашиты в лиственницу, при этом дом Шалмина – горизонтальной доской, а дом Мишина – вертикальной. Первый – прост, второй – прихотлив; первый приподнят на сваи и кажется невесомым, второй тяжел, эдаким динозавром косолапо ползет по земле.
Архитектурный концептуальный проект «Фанерный Театр». БДТ им. Г.А. Товстоногова. Авторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов
Шершавый длинный. Новорижское шоссе. Архитекторы Иван Шалмин, Александр Борисов.
Фотография © Евгений Лучин
Дом архитектора. Вырица. Архитектор Сергей Мишин
Фотография © Юрий Пальмин

Гораздо скромнее в размерах First House еще одного дебютанта премии – Егора Егорычева. Всего 5 на 6 метров, при этом здесь все есть, даже прихожая и терраса. Но еще интереснее, что в таком крохотном домике две спальни: одна внизу, а вторая на антресолях – под высоким краем односкатной кровли, которая при этом взлетает не от задней стенки к передней (как обычно), а от одного бока к другому. Этому уклону вторят откосы вокруг витража и двери – и все это вместе придает простому, казалось бы, дому на удивление не общее выраженье лица. Ту же тему, но только уже на пространстве 200 м2 разыгрывает Сергей Никешкин: «односкатная стремительность кровель» (как писал Константин Мельников о своей «Махорке»), черный цвет, кабинет на втором этаже и полностью остекленная гостиная на первом.
First House. СНТ «Геолог». Архитектор Егор Егорычев
Фотография © Наталья Меликова

Венчает эту компанию «нерусских» домов Красный дом Ивана Кожина, в котором нестандартно все: и цвет (какого анналы нашей премии не знают), и вытянутый узкий объем, и полный разнобой квадратных окон. И даже дом Антона Литовского при всей его «рубленности» весьма далек от традиционного дома – и компоновкой объемов, и мощным вылетом крыши, и узкими полосками стекла. Дом ученика Николая Белоусова в целом похож на работы учителя, но в деталях тут много оригинального: необычная врубка, подшивка кровель, а главное – те самые полосы света, которые дают достаточно света в дом, но при этом не разрушают цельности деревянного сооружения.
Красный дом. Ладожское озеро. Архитектор Иван Кожин
Фотография © Иван Кожин

На фоне этой мощной главной номинации скромно выглядят претенденты на звание лучшего «Малого объекта», хотя здесь есть элегантный овальный модуль Flexse (SA lab), баня с окном в парилке (AI-Architects), черный домик охранника, спрятанный в белоснежные узоры местного орнамента (Евгения Ларкина и Антон Балахнин)… Всего два объекта вышло в финал номинации «Интерьер»: веселый хостел Baraban (ArtCrafts) и стильная «Казарма» Дмитрия Кондрашова – при этом в обоих случаях дерево не является стенами, а лишь аранжирует пространство. Но полная катастрофа приключилась в номинации «Дерево в отделке», где в шорт-лист прошел вообще всего один проект – павильон на пляже Приозерска (Rhizome). Учитывая, что объект этот весьма интересен, Оргкомитет премии принял неоднозначное решение перенести его в номинацию «Общественное сооружение».
 
Семейный корпус базы «Изумрудное». Нижегородская область. Архитекторы Станислав Горшунов, Александр Шишкин
Фотография © Станислав Горшунов

Здесь, впрочем, есть забавный объект, имеющий смешанную начинку: спортивно-развлекательный центр в Химках, деревянный каркас которого служит «упаковкой» для модульных контейнеров (Alpbau и MAP Architect). Та же фирма Alpbau, с теми же КДК (клееной древесиной) и тоже в смешанном конструктиве, но уже в партнерстве с архитекторами из АБ «Новое» выполнила станцию канатной дороги «Воробьевы Горы», рисунок фасадов которой отлично отвечает теме. Два других ярких объекта номинации – из Нижнего Новгорода. Это семейный корпус базы отдыха «Изумрудное» – очередная удача Стаса Горшунова, который на этот раз выкинул шикарное коленце выносной лестницы. Сделанная как оммаж архитектуре брутализма, но совсем не из бетона, и по размерам соотносимая с самим зданием, она выглядит самостоятельной скульптурой, но при этом перекликается с тем цветовым решением. Другой шедевр – «Павильон будущего» в Выксе, построенный Сергеем Неботовым в рамках фестиваля «Арт-Овраг». Многофункциональная спираль внутри условного цилиндра – это необычайно красивое, интересное и прозрачное сооружение сделало бы честь любому европейскому фестивалю.
Павильон будущего. Нижегородская область, Выкса. Архитекторы Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
Фотография © Илья Иванов

Выкса и Горшунов оказались соседями еще в одной номинации – «Дизайн городской среды». Выкса представлена здесь Арт-дворами (Михаил Приемышев, Свят Мурунов): в привычные советские дворы заводятся современные сценарии жизни, а посредником между старым и новым логично становится дерево. Горшунов же оформил деревянными террасами пруд маленького городка Кулебаки – просто, изящно и благородно. И совсем иной масштаб – реконструкция Казанской набережной в Туле: гигантский проект бюро Wowhaus. На проект сразу обрушилась критика: надо ли, мол, было прямо под стенами Кремля устраивать все это современное благоустройство. Тем более, что бюро Wowhaus так набило руку в этом деле (громко начав Крымской набережной), что многие его ходы начинают казаться трюизмами. Но сюжетов такого рода в Туле раньше просто не было, набережная мощно встряхнула город, стала необходимым прорывом в его самоощущении, а горожане проголосовали, что называется, ногами: на открытие пришло 180 тысяч человек! И, наконец, самое неожиданное сооружение – «Братеевские телепортеры» бюро «Практика». Вышки ЛЭП – главное украшение Братеевской поймы, но они же – и главная опасность. Для того, чтобы при возможном обрыве проводов не случилось жертв, надо было возвести некие конструкции, которые бы обезопасили проход жителей к реке – в результате и получились эти модульные перголы.
телепортеры. Парк «Братеевская пойма». Архитекторы Григорий Гурьянов, Денис Чистов, Александрина Левандовская
Фотография © Бюро «Практика»

Этот объект вполне мог бы фигурировать и в номинации «Арт-объект» – где образ важнее функции. Функция может быть и придумана, или даже надумана, а точнее – изобретена. Чем и занимаются молодые архитекторы на фестивале «Древолюция». Фест, придуманный и бессменно руководимый Николаем Белоусовым, проходит уже пятый год подряд, каждый раз меняя локацию. Предпоследний проходил в Асташево, последний – в Москве, но поскольку премия сдвинулась на осень, в ней сошлись объекты с обоих фестивалей. Но безраздельное (и даже слегка неприличное) господство «Древолюции» в этой номинации (8 объектов!) объясняется не только этим обстоятельством. Конечно, территория ArtPlay была интересным вызовом, и в смысле качества объекты последней «Древолюции» выглядят солидно: что остроумная «Звонница» с найденным на территории «Манометра» колокольчиком в роли колокола, что комбинация Троянского коня с тараном в объекте «Тарань», в которой Олег Панитков, председатель Ассоциации деревянного домостроения, увидел «логотип современного деревянного: тяжелое в ажурном».

Но место, где проходила предыдущая «Древолюция», вдохновило молодежь на совсем уж метафизические порывы. Это чухломские леса вокруг знаменитого Асташовского терема Андрея Павличенкова – но все объекты реагируют даже не столько на него (среди них нет ничего в «русском стиле»), сколько на присутствие этого чуда посреди глухого леса. «Аверс/реверс» – манифестация границы между Россией дремучей, пьющей, ленивой – и просвещенной, деятельной, здоровой: объект не предлагает выбрать, с кем ты, но осознать наличие границы, для чего подняться над. Следующий шаг – путь, объект «Лесом»: казалось бы, давно избитая тема «домика на дереве», но хитрость в том, что к дому ведет 36-метровая лестница, петляющая меж деревьев (и к ним же крепящаяся), а в самом домике можно развести костер на высоте 12 метров. Дальше – и вовсе полет: гигантские качели в чаще леса (объект «Над»). Это уже само по себе сильный ход, но и тут к ним есть важное дополнение: маленький красный домик на вершине ели, который оказывается «под», когда ты взлетаешь на качелях, задрав ноги вверх. А самая драматичная работа «Древолюции», напрямую реагирующая на трагедию русского деревянного дома, русской деревни – «Дом порос». В руины бывших домов встроены доски-«бабочки»: словно бы крыша провалилась в дом, но не ушла вся вглубь и там сгнила (как ей и полагается), а как бы проросла к небу. Это мощное высказывание, в котором есть и печаль, и надежда; где можно прочесть как историю гибели русского дома, так и его возрождения – благо, лучший образец этого – совсем рядом.
Дом порос. Терем «Асташово», фестиваль «Древолюция». Авторы: Ксения Дудина, Настасья Иванова, Дмитрий Мухин, Ян Посадский
Фотография © Андрей Павличенков

Всего на премию поступило 199 заявок. Конечно, круглому юбилею полагается более круглая цифра, и мы уже радостно потирали руки в предвкушении рекорда, но арт-объект «Колокольня» с нового фестиваля «Река мира» оказался разрушен местными злоумышленниками. И Женя Казарновская, куратор фестиваля, специально отправившаяся его фотографировать, вернулась ни с чем. Это, конечно, обнажает некоторые недостатки «соучаствующего проектирования», но в переводе на язык арт-объектов – «население не осталось равнодушным». Тем не менее, «Река» грозит стать новым сильным поставщиком объектов в эту номинацию, пока же она представлена «Подсолнухом» индийца Субота Керкара: как подсолнух меняет свой вид в течение дня, так объект меняется, когда проплываешь мимо него по той самой «Реке мира», в качестве которой – Нерль.

Керкар вдохновлялся историей про то, как Петр привез подсолнух из Голландии и масло его стало народным продуктом, а московский художник Алексей Лучко вдохновился темой «стаек» – так в Сатке Челябинской области называли сараи, где держали скотину и кур. И сделал свою «Стайку» – более, конечно, живописную, чем полагается, но с точной дозировкой материалов старых (грубых досок и фанеры) и новых (цветного пластика). «Стайку» легко уличить в подражании «сараям» Александра Бродского, но точнее будет сказать, что это эстетика «русского бедного» вернулась к своим истокам.
Алексей Лучко. Стайка 2607. Челябинская область, город Сатка
Фотография © Денис Шакиров, Анна Филиппова

Народное голосование на сайте премии (https://premiya.arhiwood.com/prize/vote/) будет проходить две недели и завершится 16 сентября. Тогда же подведет итоги и профессиональное жюри.

03 Сентября 2019

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
Технологии и материалы
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Сейчас на главной
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.