Дом с деревом

Ансамбль из трех похожих дугообразных корпусов, объединенных общим стилобатом с парковкой, прост только на первый взгляд. На самом деле он наделен сюжетом, завязанным вокруг дерева, посаженного в круглом колодце в самом центре комплекса. Вероятно, из-за появления живого древесного стержня здания тоже понемногу начинают оживать и «шевелиться». Образно говоря.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Августа 2008
mainImg

Мастерская:

SPEECH

Проект:

Многофункциональный комплекс «Лотос»
Россия, Москва, Ул. Одесская, вл. 2

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Алексей Ильин
Главный архитектор проекта: Алексей Ильин
Главный инженер проекта: Л. Макухина
Архитекторы проекта: А. Борисов, Л. Тришкина, Г. Чембаева
 

2011 – 2014

Конструктивные решения: ООО «МБ-Проект Бюро»
Дизайн входных зон: T+T Architects
Многофункциональный комплекс должен быть построен на пересечении Нахимовского проспекта и Одесской улицы, на месте бывшей фабрики-прачечной. Район со старым вотчинно-усадебным названием Зюзино сейчас застроен пятиэтажками вперемежку с более новыми панельными домами и промзонами. Однако по московским меркам он уже довольно-таки «старый» и зеленый – в трех кварталах к югу Битцевский парк, рядом, с противоположной стороны Нахимовского проспекта – «спортивный парк Котловка», да и окружающие пятиэтажки за годы своего существования заросли деревьями. Помимо экологических наблюдений, а также пром- и типовой архитектуры, другого контекста поблизости не вырисовывается – нельзя же считать таковым удаленную на несколько кварталов церковь конца XVII века. Поэтому ничто не мешает появлению на перекрестке автомобильных трасс ансамбля из трех крупных стеклянных зданий.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Проект, 2007 © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Ситуационный план © SPEECH
Комплекс любопытен сочетанием безусловной массивности и некоторого, скажем так, сдержанного изящества, по-видимому, призванного искупить эту очевидную объемность, крупноватость сооружения (на 1,7 гектарах возникает около 150 000 м2). Он состоит из трех зданий, дугообразно изогнутых вокруг общего центра – при взгляде сверху комплекс похож на разомкнутый, разделенный на части цилиндр. А при взгляде на план он обнаруживает отдаленное сходство с пропеллером – «части цилиндра» расставлены не точно по кругу, а скорее по спирали.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Проект, 2007 © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 1 этажа © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 2 этажа © SPEECH
Центр воображаемого пропеллера – круглая площадь, к ней сходятся изогнутые проезды, которые соединяют здания между собой и пронизывают их насквозь, обеспечивая въезды-выезды с разных сторон. Площадь – не просто ландшафтный или транспортный прием – она выступает в роли стержня композиции не только фигурально, но и буквально. В центре площади задуман круглый колодец 12-метровой высоты, в колодце посажено дерево. Корни дерева – на минус четвертом уровне под землей, его крона должна быть видна из сквера, устроенного на крыше стилобата. Получается так, что дерево в колодце обозначает центр архитектурного ансамбля, воплощая в себе его ось – своего рода мифологическое «древо жизни», растущее из-под земли.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Проект, 2007 © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План -4 этажа © SPEECH
Три корпуса (два офисных, один – апартаменты, но внешне они похожи) откликаются на живой «древесный» стержень композиции и вроде бы тоже начинают оживать. Обходя их вокруг, можно будет подумать, что здания шевелятся, но не сильно, без порыва и надрыва, а так, как это делают большие деревья при слабом ветре – слегка меняя форму кроны.

Эффект шевеления возникает из двух архитектурных приемов. Первый – формы зданий не строго вписаны в отрезки цилиндра. Ширина корпусов варьируется снизу вверх: их торцевые стены – не прямоугольные, а трапециевидные. Они сужаются и расширяются, причем так, что если один торец здания сужается книзу, то второй – противоположный – сужается кверху. Объемы корпусов приобретают вдобавок к основной дугообразной форме – слабую диагональную изогнутость, намек на ту форму, которую придают лопастям винта для лучшей аэродинамики. Но все это опять же не слишком. Разглядеть, что логика сужения-расширения именно такова, можно будет лишь пройдясь много раз вокруг и проанализировав ощущения. Первое же впечатление более непосредственное – корпуса не просто изогнутые, они еще и плавно меняют свою толщину.

Второй прием, придающий зданиям гибкость, связан с решением фасадов. Они разделены на горизонтальные ленты по два этажа в каждой. Фасадная плоскость каждой ленты наклонена к небу таким образом, как будто бы каждая пара из двух этажей вписана в гигантскую пирамиду. Сверху на нее надета еще одна такая же пирамида, на нее следующая, и так далее – эффект немного напоминает гигантскую игрушечную елку, составленную из стеклянных ярусов. Он же напоминает чешуйки броненосца или пластины доспеха средневекового рыцаря – в тех местах, где железный панцирь должен был сгибаться, пластины находили друг на друга и обеспечивали некоторую гибкость. В зданиях на Одесской улице, контуры корпусов колеблются, изменяют толщину объемов сверху-вниз и снизу-вверх – это требует от зданий визуального «запаса гибкости». Который и возникает из-за того, объемы кажутся составными – согласитесь, «чешуйчатую» форму легче гнуть, чем жесткий стеклянный параллелепипед.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Проект, 2007 © SPEECH
Разумеется, описанный эффект существует только на уровне образа – никто не собирается изгибать корпуса в режиме реального времени. Однако выглядят они так, как будто это возможно. Как если бы внутри зданий, например, были спрятаны специальные механизмы, которые позволяют изменять их конфигурацию – например, для того, чтобы обеспечить дереву в колодце максимум света в течение целого дня. Или чтобы медленно поворачивать само здание вслед за солнцем и наоборот, убегая в тень. Повторюсь, это всего лишь фантазии. Но если механизмы подобного рода вдруг появятся – форма корпусов многофункционального комплекса на Одесской улице будет для них подходящим архитектурным решением.

Пока же, в рамках статичной архитектуры, прием служит и некоторым другим, более близким целям. Во-первых, он защищает верхний этаж «лент» от солнца, так как расположенная над ним консоль отбрасывает тень. Во-вторых, стеклянные плоскости «лент» обращены к небу и отражают его эффективнее, чем это получается у вертикальных фасадов. Нельзя не вспомнить, что именно ради отражения неба подобный прием наклонных стеклянных лент был использован в дворовом фасаде «Эрмитаж-Плаза» Сергея Киселева (правда, там не было изгибов и мотив был направлен на решение задачи вписаться в городской контекст). И, наконец, третье – наклонные ленты сдвоены, а горизонтали междуэтажных перекрытий смягчены «растворяющейся» градиентной окраской. Горизонтали акцентированы через одну – это скрывает истинный масштаб здания, избавляет от измельченности полос и делает его более скульптурным – что особенно хорошо при взгляде из окна автомобиля, когда проезжающий не имеет времени вглядываться в детали.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Проект, 2007 © SPEECH
zooming
Многофункциональный комплекс «Лотос». Рзвертка по Нахимовскому проспекту. Проект, 2007 © SPEECH
zooming
Многофункциональный комплекс «Лотос». Развертка по Одесской улице. Проект, 2007 © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Деталь фасада © SPEECH
Среди российских проектов Чобана & Кузнецова есть орнаментально-изобразительные, есть каменные – анализирующие традицию, а этот проект можно было бы, условно говоря, отнести к разряду «шевелящегося модернизма». Он стеклянный и металлический, простой и строгий, но не совсем. В нем наличествует движение – народившееся внутри архитектурной формы и застывшее, но вроде бы ненадолго, провоцируя наблюдателя опасаться, что здания зашевелятся снова.

Такому шевелению плохо быть бессюжетным, и у ансамбля есть интрига. Например такая. В бывшем усадебном, а ныне блочно-панельном, хотя и недешевом районе возникает железо-бетонный внутри, а снаружи стеклянный офисно-гостиничный комплекс. Как и полагается, его парковки занимают весь участок в длину, в ширину и на четыре этажа в глубину. Как и полагается, его архитектура – современная и строгая. Три здания комплекса вписаны в простую геометрическую форму цилиндра – здесь можно вспомнить московскую гостиницу «Космос», представляющую собой две трети очень правильного цилиндра. Но посередине бетонных парковок возникает нечто чуждое – «прорастает» дерево, как отголосок давно утраченной усадебной идентичности места. Это прорастание вынуждает архитектуру реагировать на него – «оживать» и «шевелиться». Что она и делает, взламывая гладкую стеклянную поверхность полосатой «чешуей» и искривляя свои контуры. Но все это – только архитектурный сюжет, дом, конечно же, не выкопается и никуда не уйдет, просто пошумит немного и замрет. Как дерево.
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 11 этажа (офисы) © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 20 этажа © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 21 этажа (офисы, техническая часть) © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Разрез © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Разрез © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Фасад © SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Фасад © SPEECH


Мастерская:

SPEECH

Проект:

Многофункциональный комплекс «Лотос»
Россия, Москва, Ул. Одесская, вл. 2

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Алексей Ильин
Главный архитектор проекта: Алексей Ильин
Главный инженер проекта: Л. Макухина
Архитекторы проекта: А. Борисов, Л. Тришкина, Г. Чембаева
 

2011 – 2014

Конструктивные решения: ООО «МБ-Проект Бюро»
Дизайн входных зон: T+T Architects

20 Августа 2008

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.