Санаторий «Вороново»

Санаторий «Вороново» в Новой Москве близ Подольска в фотографиях Дениса Есакова с комментарием историка архитектуры Дениса Ромодина.

mainImg
Архитектор:
Игорь Василевский
Илья Чернявский
Проект:
Санаторий «Вороново»
Россия, Москва, село Вороново

1974


Санаторий «Вороново»
Архитекторы И.З. Чернявский, И.А. Василевский
Москва, Троицкий административный округ, село Вороново
1968–1974

Денис Ромодин, историк архитектуры:

«Санаторий «Вороново» по сути – архитектурный комплекс XVIII–XXI столетий. До нашего времени в Вороново сохранились постройки середины XVIII века, которые возникли при Иване Воронцове, владевшим усадьбой в то время. Именно тогда в имении начинается активное строительство. В 1750 – 1760-х годах по проекту Карла Бланка были выстроены церковь Спаса Нерукотворного и отдельно стоящая 62-метровая колокольня, ставшая главной доминантой местности, а в парке был сооружен изящный двухэтажный Голландский домик. Если в здании церкви, выдержанной в стиле барокко, легко узнается почерк Бланка, то его Голландский домик – это эклектичное сооружение, где зодчий, используя компоновочные приемы традиционной голландской архитектуры, применил характерные для того времени барочные элементы. Здание неоднократно перестраивалось и в настоящее время отреставрировано. Церковь была разграблена лишь раз – в 1812 году, а в советское время не закрывалась, сохранив внутреннее убранство. Колокольня пострадала в 1941, долгое время оставалась заброшенной и была отреставрирована в 2014.

Меньше повезло усадебному дому. Трехэтажный господский дом с 8-колонным портиком и флигелями был спроектирован в конце XVIII века Николаем Львовым для графа Артемия Воронцова. В то же время был разбит обширный парк, который украсила водная гладь искусственного водоема: он поделил зеленый массив на две части. Но в 1812 году усадебный дом, принадлежавший в то время Федору Ростопчину, почти полностью выгорел и был частично восстановлен в 1830 году без второго и антресольного этажей. Следующая коренная перестройка дома была проведена в 1870-1880-х годах, когда усадьбой владел Александр Шереметев. Был восстановлен второй этаж, выстроена высокая мансарда с люкарнами и узкими печными трубами. Поверхность наружных стен получила штукатурный декор, имитирующий руст. Оконные рамы имели многочастную мелкую расстекловку. Здание приобрело облик, схожий по стилистике с французскими дворцовым постройками XVII века и необарочной немецкой архитектурой конца XIX века. К сожалению, автор проекта перестройки остался неизвестным. Возможно им был архитектор Николай Бенуа, часто работавший на Александра Шереметева. В 1920-х годах дом пострадал от пожара, и второй этаж был восстановлен в 1930-х годах в упрощенных формах. К тому времени был частично перестроен и Голландский домик.

В 1974–1986 институтом «Спецпроектреставрация» были проведены работы по реконструкции главного дома и реставрации Голландского домика. Усадебный дом был перестроен для нужд дома отдыха, а фасады были восстановлены согласно его облику второй половины XIX века. Все это было произведено в тот период, когда территория бывшей усадьбы была в ведении Госплана. Комитет получил эту территорию в начале 1960-х годов: тогда на площади почти в 160 гектар был огромный запущенный парк, двухэтажный господский дом, Голландский домик и руины служебных построек. Был подготовлен проект реставрации усадьбы, но существующие сооружения не могли удовлетворить нужды Госплана, т.к. требовалось создать крупный пансионат для массового отдыха работников комитета, а в дальнейшем предполагалось создание санатория с лечебным корпусом. Было принято решение о строительстве нового современного комплекса на месте луга, за гладью водоема – возле пейзажного парка. Эта территория располагалась в стороне от построек XVIII–XIX веков и не нарушала исторический облик усадьбы. Участок оказался сложной изогнутой формы, ограниченный с одной стороны линией лесного массива, а с другой – берегами водоема.

Проект разработки нового комплекса был поручен в середине 1960-х годов архитектору Илье Чернявскому, который был тогда уже в летах, и его молодому коллеге Игорю Василевскому. Творческий коллектив разработал проект комплекса, состоящего из примыкающих друг к другу общественного и спального корпусов. Они не стали проектировать типичное для того времени решение для спальных корпусов в виде параллелепипеда с «клетками» лоджий, а придумали интересный, абсолютно новый для советской курортной архитектуры прием. Спальный корпус они изогнули между водоемом и лесным массивом, разбив каждую секцию с номерами на отдельные блоки. В результате получилась изогнутая «лесенка», как бы положенная на бок. Такая компоновка дала возможность изолировать номера, исключив смежные стены, и обойтись без длинных прямых коридоров, куда выходили бы двери номеров. Снаружи такое решение превратило удлиненный спальный корпус в сложную серию объемов, скомпонованных ритмикой глубоких лоджий с чередующимися экранами ограждений – прозрачными решетчатыми и глухими.

С торцевой части этот корпус замыкает мощная железобетонная лестница, а другая часть переходит в уступчатый общественный корпус, который плавно спускается к глади водоема и развернут к пешеходному мостику, перекинутому от берега со старым усадебным ансамблем. В результате, выходя из усадебного парка, его посетители видят первую очередь санатория с самого эффектного ракурса. Авторы, скорее всего, учли освещенность солнцем этой стороны в течение дня: в ясную погоду светотень меняется на фасадах всего сооружения. При этом с каждой дальней точки здание в любую погоду и время года раскрывается абсолютно по-новому, демонстрируя интересные детали на брутальных каменных фасадах.

Именно каменная облицовка придала комплексу монументальность и схожесть с обнаженными каменными породами на фоне воды и леса. К сожалению, облицовка в 1968–1974 годах была выполнена не на должном уровне, и в 2011–2012 годах поверхности фасадов пришлось отделать штукатуркой, имитирующей рисунок камня. К счастью, были воспроизведены вертикальные членения общественного корпуса, а фактурная новая штукатурка даже придала ему новое звучание. Чернявский и Василевский сделали со стороны главного входа массивный козырек, который врезается в выдвинутый объем кино-концертного зала. Под ним они расположили открытую террасу и фойе, откуда отдыхающие попадают в большой атриум, вокруг которого на нескольких уровнях помещены столовая, холлы, танцевальный и спортивные залы и библиотека. Авторы отказались от устройства наверху атриума обычного светового фонаря, потому что такое решение создало бы эффект колодца. Они подвели на разных уровнях в отдельных местах выходящее на улицу боковое остекление, что сделало весь атриум светлым и просторным, а зеркальная мраморная облицовка стен и перил добавила света. Стены и галереи отделаны тем же камнем, что и фасады. К счастью, в ходе внутренних ремонтных работ в 2011–2012 годах была тщательно отреставрирована вся каменная облицовка, что вернуло атриуму первоначальную красоту. Суровый образ атриума и галерей делают более легким оригинальная люстра и светильники, выполненные в виде сложных конусообразных деталей – имитирующих красную медь и собранных в шарообразные формы.

Стоит отметить и решение обеденного зала столовой и бассейна, в интерьерах которого архитекторы использовали разноуровневые подвесные потолки с алюминиевыми рейками, имитирующие старую бронзу. Обеденный зал специально разделили на зоны, разместив их на разных уровнях и отграничив декоративными оградами с озеленением. Это придало помещению уют и сделало его непохожим на обычную столовую, хотя там одновременно обслуживалось до 580 человек.

В спальном корпусе на каждом этаже были устроены холлы, снабженные каминами разной формы и декора. А коридор первого этажа авторы проекта украсили причудливым ограждением с озеленением, которое отделило входы в помещения от основного прохода. Все эти элементы сохранились до нашего времени и были вписаны в новый интерьер корпуса. Когда основные отделочные работы в 1973–1974 годах были завершены, то помещения были обставлены оригинальной мебелью и оборудованием из стран СЭВ и Финляндии. В холлах стояли кресла Ball – шарообразные конструкции из стеклопластика, придуманные дизайнером Эро Аарнио. Они удачно сочетались с прогрессивным для советской архитектуры 1970-х интерьером и экстерьером дома отдыха. Конечно, реализацию такого статусного проекта Госплан мог себе позволить, и его возможности дали архитекторам Илье Чернявскому и Игорю Василевскому проявить себя в полной мере. Именно с этого проекта у Чернявского начинается интересный период курортной архитектуры. Выработанные в Вороново решения он использует в другом доме отдыха – в Отрадном, спроектированном для Мосгорисполкома. А архитектура корпуса в Вороново уже в 1980-х годах привлекла серьезное внимание отечественной и зарубежной архитектурной общественности. Так, в книге Удо Культермана «Архитектура 1970-х» это здание единственное представляло СССР.

К сожалению, Илье Чернявскому не удалось реализовать лечебный корпус в Вороново, который должен был расположиться на Малом пруду. Этот проект был разработан в 1980-х годах и представлял собой здание, накрытое крышей сложной скатной формы. Когда в 2012 году началась реконструкция дома отдыха под современный санаторий Министерства экономического развития, там был выстроен новый лечебный корпус. Его сделали полуподземным с верхним освещением и эксплуатируемой кровлей с газоном и дорожками. Такое решение вписало его в территорию, не нарушив восприятие главного фасада спального и общественного корпуса 1970-х годов.»




Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков


Архитектор:
Игорь Василевский
Илья Чернявский
Проект:
Санаторий «Вороново»
Россия, Москва, село Вороново

1974

07 Сентября 2016

author pht

Авторы текста:

Денис Есаков, Денис Ромодин
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Сейчас на главной
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».