Санаторий «Вороново»

Санаторий «Вороново» в Новой Москве близ Подольска в фотографиях Дениса Есакова с комментарием историка архитектуры Дениса Ромодина.

mainImg

Архитектор:

Игорь Василевский
Илья Чернявский

Проект:

Санаторий «Вороново»
Россия, Москва, село Вороново

– 1974


Санаторий «Вороново»
Архитекторы И.З. Чернявский, И.А. Василевский
Москва, Троицкий административный округ, село Вороново
1968–1974

Денис Ромодин, историк архитектуры:

«Санаторий «Вороново» по сути – архитектурный комплекс XVIII–XXI столетий. До нашего времени в Вороново сохранились постройки середины XVIII века, которые возникли при Иване Воронцове, владевшим усадьбой в то время. Именно тогда в имении начинается активное строительство. В 1750 – 1760-х годах по проекту Карла Бланка были выстроены церковь Спаса Нерукотворного и отдельно стоящая 62-метровая колокольня, ставшая главной доминантой местности, а в парке был сооружен изящный двухэтажный Голландский домик. Если в здании церкви, выдержанной в стиле барокко, легко узнается почерк Бланка, то его Голландский домик – это эклектичное сооружение, где зодчий, используя компоновочные приемы традиционной голландской архитектуры, применил характерные для того времени барочные элементы. Здание неоднократно перестраивалось и в настоящее время отреставрировано. Церковь была разграблена лишь раз – в 1812 году, а в советское время не закрывалась, сохранив внутреннее убранство. Колокольня пострадала в 1941, долгое время оставалась заброшенной и была отреставрирована в 2014.

Меньше повезло усадебному дому. Трехэтажный господский дом с 8-колонным портиком и флигелями был спроектирован в конце XVIII века Николаем Львовым для графа Артемия Воронцова. В то же время был разбит обширный парк, который украсила водная гладь искусственного водоема: он поделил зеленый массив на две части. Но в 1812 году усадебный дом, принадлежавший в то время Федору Ростопчину, почти полностью выгорел и был частично восстановлен в 1830 году без второго и антресольного этажей. Следующая коренная перестройка дома была проведена в 1870-1880-х годах, когда усадьбой владел Александр Шереметев. Был восстановлен второй этаж, выстроена высокая мансарда с люкарнами и узкими печными трубами. Поверхность наружных стен получила штукатурный декор, имитирующий руст. Оконные рамы имели многочастную мелкую расстекловку. Здание приобрело облик, схожий по стилистике с французскими дворцовым постройками XVII века и необарочной немецкой архитектурой конца XIX века. К сожалению, автор проекта перестройки остался неизвестным. Возможно им был архитектор Николай Бенуа, часто работавший на Александра Шереметева. В 1920-х годах дом пострадал от пожара, и второй этаж был восстановлен в 1930-х годах в упрощенных формах. К тому времени был частично перестроен и Голландский домик.

В 1974–1986 институтом «Спецпроектреставрация» были проведены работы по реконструкции главного дома и реставрации Голландского домика. Усадебный дом был перестроен для нужд дома отдыха, а фасады были восстановлены согласно его облику второй половины XIX века. Все это было произведено в тот период, когда территория бывшей усадьбы была в ведении Госплана. Комитет получил эту территорию в начале 1960-х годов: тогда на площади почти в 160 гектар был огромный запущенный парк, двухэтажный господский дом, Голландский домик и руины служебных построек. Был подготовлен проект реставрации усадьбы, но существующие сооружения не могли удовлетворить нужды Госплана, т.к. требовалось создать крупный пансионат для массового отдыха работников комитета, а в дальнейшем предполагалось создание санатория с лечебным корпусом. Было принято решение о строительстве нового современного комплекса на месте луга, за гладью водоема – возле пейзажного парка. Эта территория располагалась в стороне от построек XVIII–XIX веков и не нарушала исторический облик усадьбы. Участок оказался сложной изогнутой формы, ограниченный с одной стороны линией лесного массива, а с другой – берегами водоема.

Проект разработки нового комплекса был поручен в середине 1960-х годов архитектору Илье Чернявскому, который был тогда уже в летах, и его молодому коллеге Игорю Василевскому. Творческий коллектив разработал проект комплекса, состоящего из примыкающих друг к другу общественного и спального корпусов. Они не стали проектировать типичное для того времени решение для спальных корпусов в виде параллелепипеда с «клетками» лоджий, а придумали интересный, абсолютно новый для советской курортной архитектуры прием. Спальный корпус они изогнули между водоемом и лесным массивом, разбив каждую секцию с номерами на отдельные блоки. В результате получилась изогнутая «лесенка», как бы положенная на бок. Такая компоновка дала возможность изолировать номера, исключив смежные стены, и обойтись без длинных прямых коридоров, куда выходили бы двери номеров. Снаружи такое решение превратило удлиненный спальный корпус в сложную серию объемов, скомпонованных ритмикой глубоких лоджий с чередующимися экранами ограждений – прозрачными решетчатыми и глухими.

С торцевой части этот корпус замыкает мощная железобетонная лестница, а другая часть переходит в уступчатый общественный корпус, который плавно спускается к глади водоема и развернут к пешеходному мостику, перекинутому от берега со старым усадебным ансамблем. В результате, выходя из усадебного парка, его посетители видят первую очередь санатория с самого эффектного ракурса. Авторы, скорее всего, учли освещенность солнцем этой стороны в течение дня: в ясную погоду светотень меняется на фасадах всего сооружения. При этом с каждой дальней точки здание в любую погоду и время года раскрывается абсолютно по-новому, демонстрируя интересные детали на брутальных каменных фасадах.

Именно каменная облицовка придала комплексу монументальность и схожесть с обнаженными каменными породами на фоне воды и леса. К сожалению, облицовка в 1968–1974 годах была выполнена не на должном уровне, и в 2011–2012 годах поверхности фасадов пришлось отделать штукатуркой, имитирующей рисунок камня. К счастью, были воспроизведены вертикальные членения общественного корпуса, а фактурная новая штукатурка даже придала ему новое звучание. Чернявский и Василевский сделали со стороны главного входа массивный козырек, который врезается в выдвинутый объем кино-концертного зала. Под ним они расположили открытую террасу и фойе, откуда отдыхающие попадают в большой атриум, вокруг которого на нескольких уровнях помещены столовая, холлы, танцевальный и спортивные залы и библиотека. Авторы отказались от устройства наверху атриума обычного светового фонаря, потому что такое решение создало бы эффект колодца. Они подвели на разных уровнях в отдельных местах выходящее на улицу боковое остекление, что сделало весь атриум светлым и просторным, а зеркальная мраморная облицовка стен и перил добавила света. Стены и галереи отделаны тем же камнем, что и фасады. К счастью, в ходе внутренних ремонтных работ в 2011–2012 годах была тщательно отреставрирована вся каменная облицовка, что вернуло атриуму первоначальную красоту. Суровый образ атриума и галерей делают более легким оригинальная люстра и светильники, выполненные в виде сложных конусообразных деталей – имитирующих красную медь и собранных в шарообразные формы.

Стоит отметить и решение обеденного зала столовой и бассейна, в интерьерах которого архитекторы использовали разноуровневые подвесные потолки с алюминиевыми рейками, имитирующие старую бронзу. Обеденный зал специально разделили на зоны, разместив их на разных уровнях и отграничив декоративными оградами с озеленением. Это придало помещению уют и сделало его непохожим на обычную столовую, хотя там одновременно обслуживалось до 580 человек.

В спальном корпусе на каждом этаже были устроены холлы, снабженные каминами разной формы и декора. А коридор первого этажа авторы проекта украсили причудливым ограждением с озеленением, которое отделило входы в помещения от основного прохода. Все эти элементы сохранились до нашего времени и были вписаны в новый интерьер корпуса. Когда основные отделочные работы в 1973–1974 годах были завершены, то помещения были обставлены оригинальной мебелью и оборудованием из стран СЭВ и Финляндии. В холлах стояли кресла Ball – шарообразные конструкции из стеклопластика, придуманные дизайнером Эро Аарнио. Они удачно сочетались с прогрессивным для советской архитектуры 1970-х интерьером и экстерьером дома отдыха. Конечно, реализацию такого статусного проекта Госплан мог себе позволить, и его возможности дали архитекторам Илье Чернявскому и Игорю Василевскому проявить себя в полной мере. Именно с этого проекта у Чернявского начинается интересный период курортной архитектуры. Выработанные в Вороново решения он использует в другом доме отдыха – в Отрадном, спроектированном для Мосгорисполкома. А архитектура корпуса в Вороново уже в 1980-х годах привлекла серьезное внимание отечественной и зарубежной архитектурной общественности. Так, в книге Удо Культермана «Архитектура 1970-х» это здание единственное представляло СССР.

К сожалению, Илье Чернявскому не удалось реализовать лечебный корпус в Вороново, который должен был расположиться на Малом пруду. Этот проект был разработан в 1980-х годах и представлял собой здание, накрытое крышей сложной скатной формы. Когда в 2012 году началась реконструкция дома отдыха под современный санаторий Министерства экономического развития, там был выстроен новый лечебный корпус. Его сделали полуподземным с верхним освещением и эксплуатируемой кровлей с газоном и дорожками. Такое решение вписало его в территорию, не нарушив восприятие главного фасада спального и общественного корпуса 1970-х годов.»




Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков
Санаторий «Вороново». Фотография © Денис Есаков


Архитектор:

Игорь Василевский
Илья Чернявский

Проект:

Санаторий «Вороново»
Россия, Москва, село Вороново

– 1974

07 Сентября 2016

author pht

Авторы текста:

Денис Ромодин, Денис Есаков

Статьи по теме: Советский модернизм

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Прения о шаре
История о взаимодействии авторов и профессиональной этике: с хорошим концом на примере Даниловского рынка и с плохим – на примере Перовского. В переписке Феликса Новикова и Александры Чечеткиной, с экскурсами в 1980-е.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Тотальный театр
Публикуем фрагмент о советской театральной архитектуре 1960–1980-х годов из книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре.»
«Ничего не надо сносить!»
В конце лета на организованной DOM publishers дискуссии фотографы и исследователи Денис Есаков и Наталья Меликова, архитектурный критик Лара Копылова и историк архитектуры Анна Гусева обсудили проблему применения понятия «памятник» к зданиям XX века и их сохранение. Публикуем текст их беседы.
Музей Ленина в Горках
Музей В.И. Ленина в Горках по проекту Леонида Павлова в контексте «ленинианы» его автора: публикация исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.
Пансионат «Дружба»
Пансионат «Дружба» в Курпатах близ Ялты по проекту Игоря Василевского, его конструктивные особенности и использование при проектировании САПР – в развернутой публикации исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.