Дискуссия о Дворце пионеров

Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.

Автор текста:
Феликс Новиков

mainImg
Встреча не была, как сразу подчеркнул Сергей Кузнецов, ни заседанием архсовета, ни градкомиссией – главный архитектор города, по чьей инициативе состоялось собрание, назвал его «коллегиальным обсуждением». Причиной стало открытое письмо Феликса Новикова, автора Дворца Пионеров на Ленинских горах, в котором он решительно возразил против предложения Kleinewelt Architekten по реконструкции 8 и 11 корпусов Дворца, напомнил о существовании проекта, разработанного ранее им самим совместно с Ильей Заливухиным, и потребовал «проведения открытого заседания Архитектурного совета Москвы и общественного обсуждения в Союзе архитекторов». Состоявшееся заседание стало ответом Сергея Кузнецова на это требование.
Обсуждение проектов реставрации и нового строительства на территории Дворца Пионеров на Воробьевых горах, 03.2020
Фотография: Архи.ру

На заседании Феликс Новиков рассказал о своем проекте расширения Дворца Пионеров. Сейчас мы публикуем этот проект с авторскими иллюстрациями и с авторским описанием. Ниже вы найдете небольшой репортаж о заседании и ответ Феликса Новикова его критикам, на заседании не прозвучавший. Итак, слово авторам проекта:

Концепция комплексного обновления московского Дворца Пионеров
Авторы проектного предложения:
Автор московского Дворца Пионеров, Народный архитектор СССР, лауреат Госпремий СССР и РСФСР, доктор архитектуры, профессор Ф.А. Новиков
Архитектор И.В. Заливухин, Jauza. Architecture & Urban planning
17.03.2020

Генеральный план Дворца пионеров. Вариант 1960 года и продольный разрез территории, демонстрирующий трехчастный каскад рельефа
Предоставлено Ф.А. Новиковым

«Известно, что открывшийся 1 июня 1962 года Дворец пионеров был, хотя и главной, но только 1 очередью строительства комплекса. Несколько позже ему был передан 25-метровый плавательный бассейн в соседнем квартале. В последующие 57 лет ничего кроме ремонтов здесь не делалось. Внизу представлен продольный 3-частный каскад рельефа участка.
Фотография с дрона. 2018 г.
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Фото с дрона 2018 г. показывает нам главное здание, 8 и 11 корпуса, стадион, площадь парадов, входную аллею и парк за Дворцом, прилегающий к нему. Но остальная территория осталась неосвоенной, комплекс не получил четкой функциональной структуры и, как следствие, его композиция осталась незавершенной. В 2009 году Виктор Егерев и Владимир Кубасов совместно с Ильей Заливухиным сделали проектное предложение, расположив новое здание на месте 8 корпуса и показали его Лужкову. Юрий Михайлович предпочел построить объекты 2 очереди, но вскоре был отрешен от должности. Егерев, Кубасов и я продолжили работу с Заливухиным. Егерев на генплане рисовал два здания по сторонам длинной оси стадиона, Кубасов – объект равный по объему Дворцу – вместо стадиона. Мы с Ильей в 2012 году выполнили «Концепцию комплексного обновления Дворца», последние коррективы в которую внесли в конце января текущего года. Кубасов сейчас занят другим объектом и участия в нашем проекте не планирует.

Принятое в прошлом году решение о реставрации Дворца восстановит изначальную планировку здания, вернет ему прежний облик и, вместе с тем, ставит вопрос о функциональном и композиционном завершении комплекса.

Наша концепция обновления Дворца, помимо реставрации главного здания включает в себя четыре объекта, два из которых №№ 8 и 11 предлагается решительно перестроить, а два других – №№ 9 и 10 – возвести вновь. Ее мотивация связана с полтора раза большей нагрузкой на существующие объекты, необходимостью больших площадей для групповых и массовых занятий детей, а также с развитием ее содержательной части. Рассмотрим эти объекты. последовательно. В настоящее время 8-й корпус это группа из 4-х разностильных зданий, построенных в разные годы, стоящих на 5 метров ниже входной аллеи и площади парадов – и не составляющих сколько-нибудь осмысленную композицию. Они лишены какой-либо «Дворцовости» и не имеют ни стилевой, ни композиционной связи с главным зданием. В настоящее время они считаются выявленными объектами культурного значения. Мы обратились в Мосгорнаследие с заявлением об отказе этим зданиям в таком статусе. В ответе, направленном Заливухину и подписанном зам. руководителя департамента Кондрашевым сказано: – цитата – «...рассмотрение вопроса о включении либо отказе во включении объектов в реестр планируется в 2020 году». О соответствии этих зданий требованиям, предъявляемым к объектам культурного значения, вы можете судить сами.

Здесь спортзал, построенный по проекту Аркадия Половникова. Он был в нашей команде и ему поручили эту работу. Мы предлагаем его снос потому, что считаем должным обеспечить функциональную четкость комплекса. Зал должен быть там, где находится стадион, в обновленном спортивном центре. К нему мы вернемся позже.
Спортзал. Главный фасад
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Спортзал. Дворовый фасад
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Второе здание – панельная встройка между залом и школой, сделана в 80-е годы.
Панельная встройка между спортзалом и школой
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Третье – школа 1935 года с послевоенной пристройкой.
Главный фасад школы
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Второй фасад школы с пристройкой
Предоставлено Ф.А. Новиковым

А теперь зададимся вопросом: за чем дети приходят во Дворец? Мой ответ – за мечтой о своем будущем. И приходят в школьное здание. Но ведь они ходят в школу 5-6 раз в неделю, 9 месяцев в году, в течение 11 лет. Какая здесь мечта? Есть и другой вопрос. Ее построил Леонид Павлов. Как к этому отнестись? Об этом чуть позже, а пока посмотрим проект команды Переслегина.
Корпус 8. Дворец пионеров на Воробьевых горах. Проект реставрации
© Kleinewelt Architekten
Московский Дворец пионеров на Воробьевых горах, проект реставрации
© Kleinewelt Architekten

Они сохраняют спортзал, школу и пристройку, не имеющую отношения к Павлову, сносят встройку и предлагают заменить ее новой. При этом, декларируя уважение к автору, на две трети замуровали главный фасад школы и тыльный фасад спортзала, что с объектами культурного значения делать не позволяется.

Я – ученик Леонида Николаевича на 4 курсе 1948 года – прежде чем представить наше предложение, должен обосновать снос этой школы. В Москве есть школа № 464, построенная в том же году и по тому же проекту. Посмотрим на нее.
Школа Л. Павлова (школа № 464 на ул. Талалихина). Вид с торца
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Школа Л. Павлова (школа № 464 на ул. Талалихина). Вид главного фасада
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Ее адрес ул.Талалихина, д. 20, стр. 1. Здание во всем подлинно. С родной скатной кровлей. Его и надо сохранить. Замечу, что кроме школ Леонид Павлов построил в Москве еще 26 объектов. Часть из них достигла 40-летнего возраста. Ни один не имеет охранного статуса.

Теперь посмотрим обновленный корпус № 8.

Функционально мы представляем себе новое здание как Центр Научно-Технического Творчества. Оно ограничено в размерах периметром существующих строений и высотой, стоящего визави здания концертного зала. Основные исходные положения проектирования нового корпуса таковы. Мы считаем, что он должен быть созвучен главному зданию Дворца – быть таким, как если бы был построен вместе с ним в 1962 году. Его следует включить в композицию комплекса. Это обеспечивает ориентацию здания на диагональную ось – продолжение оси существующей аллеи, ограничивающей площадь парадов и ведущей к концертному залу, а также диагональная структура самого 8 корпуса.
Генплан входной аллеи и площади парадов
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Вид комплеса с проспекта Вернадского
Предоставлено Ф.А. Новиковым

В новой редакции корпуса возникает мост, соединяющий его второй – входной этаж с уровнем входной аллеи и площади парадов. Одной из главных тем всей композиции Дворца является ступенчатость силуэта – возвышается коробка сцены концертного зала, торцы трех клубных корпусов и аудитория. В корпусе № 8 эту тему поддерживает центральный фонарь.

Покажем 8 корпус с Воробьевского шоссе и ул. Фотиевой.
Вид с Воробьевского шоссе (ул. Косыгина)
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Вид с ул. Фотиевой
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Композиционным центром здесь является трехсветный атриум 2-го этажа, размером 24 х 24 метра с зенитным освещением. Помещения общественных мероприятий в главном здании имеют ширину 12.0 метров. Новый зал будет лучшим местом для проведения новогодних елок и других массовых действий. По периметру зала расположены рекреации и классы групповых занятий. В 1 этаже аудитория на 400 мест, а в светлом цокольном разместятся хозяйственные службы, для которых в проекте Переслегина есть здание, стоящее рядом с 8 корпусом. Оно лишнее в парке Дворца – также как и соседняя автошкола. И то и другое поместится в новом 8 корпусе.
План 2 этажа
Предоставлено Ф.А. Новиковым
План 1 этажа
Предоставлено Ф.А. Новиковым

В горизонтальном строении фасадов выделяется подиум, на уровне аллеи и площади, входной этаж отмечен ритмом импостов, а венчающие здание два этажа подобны фасаду главного корпуса Дворца. При этом при взгляде с площади парадов здание выглядит соразмерным концертному залу. Общая площадь корпуса 12 500 м2.
Диагональный фасад
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Диагональный фасад – вид с площади
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Диагональный разрез
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Корпус № 11 и стадион проектировал по нашему заданию «Спортпроект» – автор арх. Роберт Упмал. Некий подрядчик взялся за его реконструкцию и, развалив здание, бросил стройку. Здание было узким, оно станет шире.
Руины 11-го корпуса
Предоставлено Ф.А. Новиковым

В проекте Переслегина стеклянные фасады. Раньше здесь была и должна быть стена. В центре плана находится кафе. Остальное расчленено на мелкие и узкие, длинные помещения.
Дворец пионеров на Воробьевых горах. Концепция развития территории
© Kleinewelt Architekten
Формообразование корпус 11. Дворец пионеров на Воробьевых горах. Проект реставрации
© Kleinewelt Architekten

В нашем проекте с более широким корпусом на переднем фронте надземного этажа устроены вестибюли, тренерские, другие службы. Они связанны галереей, служащей также и для зрительских мест. В подземном этаже раздевалки и душевые. Пространство двухсветного спортивного зала с зенитным освещением, длинной 138 м и шириной 18 м, компенсирует утрату зала, сносимого в 8 корпусе. Здесь будут подвижные перегородки, позволяющие разделять его на несколько залов нужного размера в разных вариантах для различных спортивных занятий. В разрезе виден прием освещения. Площадь здания 4 000 м2.
Альтернативный вариант. Планы этажей
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Разрезы и деталь зенитного освещения
Предоставлено Ф.А. Новиковым

А теперь о проекте кафе. В проекте Переслегина оно смотрит на дворы прилегающих зданий. Как тут не сказать «Не лучше ли кума на себя оборотиться? Мы предлагаем построить кафе с другой стороны пруда с видом на комплекс Дворца. Оно включено в проект с № 9 с площадью 500 м2. Теперь посмотрим на вид комплекса с дрона с включенными в него 8 и 11 корпусами и кафе у пруда и покажем панораму парка и Дворца с его террасы, ориентированной на продольную ось всей композиции комплекса.
Фото с дрона с 8-м и 11-м корпусами и кафе
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Видим пруд, набережную весь трехчастный каскад рельефа, стену 11 корпуса, трибуны стадиона, пионерский знак между лестницами. Выше купол планетария и флагшток. Всю эту панораму венчает московский университет, стоящий на той же оси.
Панорамный вид с террасы кафе
Предоставлено Ф.А. Новиковым

И, наконец, поговорим о корпусе под № 10. Еще в 2010 году я задумался о том, как можно застроить участок вдоль Воробьевского шессе, где были объекты 2-й очереди. На этой земле за 57 лет вырос парк, который следует благоустроить. Здесь были бассейн и спортзалы. Но первый уже есть, а второе есть в нашем проекте. «Свято место» осталось пусто.
Фото с дрона с 8-м и 11-м корпусами и кафе
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Я вспомнил проект «горизонтальных небоскребов» Лисицкого. Сделал эскиз. Однако что строить – не знал. А идея была рядом. Я живу а городе Рочестер, штат Нью-Йорк. Здесь в 2006 году открылся детский музей. Они пошли по миру отсюда, из США. Теперь есть во многих странах и в России тоже. Например, музей игрушек в Сергиевом Посаде. Но музей в Рочестере назван «National Museum of Play», Национальный музей игры, а это совсем другое. Его главная задача – более ранняя профессиональная ориентация детей. Это прежде ребенок спал с соской во рту, а теперь с соской во рту он давит пальчиком на скрин своего смартфона. Музей игры вовлекает детей в профессионально ориентированные игры. В том числе обучающие программированию.

Сначала они играют в профессию – могут вообразить себя кем угодно – врачом, строителем, ученым, космонавтом и им предоставят все необходимое для такой игры. Этот, образно говоря, «Дворец октябрят», поможет детям определиться в профессии, а потом они придут во Дворец пионеров познавать ее азы. Мы предлагаем построить здесь такой музей, как первую игротеку в стране. Вряд ли для этого найдется лучшее место.
Фото с дрона с корпусом № 10
Предоставлено Ф.А. Новиковым

С учетом особенности участка мы изобразили здание в виде горизонтального двухэтажного объема (нижний служебный, верхний игровые залы) с зеркальным дном, отражающим вид парка и поднятого над ним выше роста существующих деревьев (там есть пустоты, на которые можно опереться). И включили объект в нашу концепцию обновления дворца с № 10. Высота здания оправдана изменением среды, присутствием башни гостиницы «Корстон» и трех 20-этажных жилых башен за прудом. При этом кровли 7 и 8 корпусов равны по высоте, также как и кровли коробки сцены 7 и фонаря 8 корпуса. Они выше площади парадов на 15 м. Сама площадь выше нижнего плато на те же 15 м. Значит высота – горизонт кровли музея – 30 м. И еще одно: Длина здания Дворца 230 м, музея по кровле 200 м. Между этими линейными зданиями, как «шарнир» всей композиции стоит ромб 8 корпуса.

Она представлена изображением с новыми 8 и 11 корпусами, с кафе и музеем игры. Его площадь 6 000 м2. Здесь первый эскиз на эту тему – место и приём композиции. Таким нам видится завершенный комплекс – функционально и композиционно. Дворец строился три с половиной года. Завершить реставрацию предлагается в 2023 году. Этот срок реален и для всей нашей программы. В последующие 57 лет во Дворец придут сотни тысяч детей, внуков и правнуков нынешних москвичей и найдут здесь мечту о своем будущем!»
zooming

Ф.А. Новиков

***

Репортаж: обсуждение 5 марта 2020 в Большом зале Москомархитектуры
Обсуждение проектов реставрации и нового строительства на территории Дворца Пионеров на Воробьевых горах, 03.2020
Фотография: Архи.ру

Представляя свою концепцию реставрации Дворца пионеров и развития его территории, Николай и Сергей Переслегины подчеркнули – им, как авторам концепции, нравится 8 корпус и они хотели бы его сохранить, а школа – пусть типовая, но отличается от школы на улице Талалихина в деталях. Кроме того, Николай Переслегин подчеркнул, что Kleinewelt Architekten, разработав концепцию реставрации Дворца и развития его территории, больше в работе не участвует, поскольку передал всю инициативу заказчику концепции, компании Росреставрация.
Обсуждение проектов реставрации и нового строительства на территории Дворца Пионеров на Воробьевых горах, 03.2020
Фотография: Архи.ру

О наблюдательном совете
Упомянув, что после работы над концепцией Kleinewelt Architekten передали всю работу Росреставрации, Николай Переслегин призвал создать «совет, который наблюдал бы за процессом». Поскольку «мы еще не знаем, кто будет реализовывать и как», – необходимо открытое, прозрачное и профессиональное наблюдение за процессом реставрации Дворца. В совет, по словам Переслегина, могли бы войти архитекторы, «Архнадзор» и представители профильных депатраментов.

Возражения на проект Феликса Новикова и Ильи Заливухина
Вся территория парка 40-летия ВЛКСМ, на которой расположен дворец, имеет охранный статус как памятник ландшафтного искусства. А значит ничего нового строить на этой территории нельзя, даже если часть корпусов, которые значатся сейчас как выявленные памятники, не будут утверждены в охранном статусе. Эту позицию озвучил присутствовавший на встрече глава Москомнаследия Алексей Емельянов, начав с того, что отмена проекта масштабного строительства на территории Дворца в 2009 году была связана не с отставкой мэра Юрия Лужкова, а именно с охранным статусом территории. Кроме того, по словам Емельянова, как только началось обсуждение будущего строительства, в адрес департамента стали поступать письма от жителей Гагаринского района с требованиями всякие обсуждения такого строительства прекратить. Протесты жителей против «любого строительства на этой территории» начались еще в 2012 году, подчекнул глава ведомства охраны памятников. «Хотя, – как заметил Алексей Емельянов, – в части размещения детей» такое строительство многое бы решило. Глава Москомналедия завершил свое выступление уверением в том, что если появятся идеи, как расширить площади Дворца не нарушая законодательства – то есть без нового строительства, как поработать с 8 и 11 корпусами, «мы с удовольствием прислушаемся; но таково законодательство, любое строительство на территории запрещено».
Обсуждение проектов реставрации и нового строительства на территории Дворца Пионеров на Воробьевых горах, 03.2020
Фотография: Архи.ру

Сергей Кузнецов зачитал письменное заявление главы Научно-методического совета Москомнаследия Андрея Баталова, в котором говорилось, что Дворец Пионеров – одно из немногих произведений модернизма, получивших охранный статус, и что статус парка позволил зданию Дворца, в период, «связанный со сменой общественной формации, а именно исчезновения пионерской организации», сохраниться и сохранить пространственную структуру своего ансамбля, «однако это предполагает и отчуждение от авторского желания преобразовать свое произведение. Это своеобразная плата за его сохранение <...> лишить памятник статуса выявленного можно, но строить на территории памятника нельзя <...> смысл в том, что произведение живет своей жизнью».

Представителей ДКН поддержал и Рустам Рахматуллин из «Архнадзора», подчеркнув, что закон об охране памятников следует строго соблюдать и оговорившись, что даже вставка, предложенная в проекте Kleinewelt, не вполне соответствует законодательству.

По словам Евгения Асса, рассматриваемый случай – «беспрецедентный в нашей практике, в силу удаленности автора на огромное расстояние, и проекта – на значительное время». «Мне очень нравится проект, который предложил Феликс Аронович, – подчеркнул Евгений Асс, – никто, кроме Феликса Ароновича, не чувствует этот проект лучше». Евгений Асс даже назвал проект, предложенный Феликсом Новиковым, «естественным продолжением той работы, которая была начата [в первой, построенной очереди, – прим. ред.]», и подчернкул, что хорошо понимает чувства автора проекта, также как и настойчивость, с которой тот продвигает свою идею. Однако: «закон, озвученный хранителями», не позволяет нового строительства, и с этим необходимо смириться, – завершил свое выступление Евгений Асс.
 
Петр Кудрявцев, «как социолог, консультировавший соседние проекты», указал на активность сообщества жителей района, назвав его «одним из самых мощных, сравнимых только с Патриаршими прудами [где сейчас идет борьба против надстройки домика на пруду, – прим. ред.]. Здесь «любое профессиональное движение превратится в общественное», – предостерег Петр Кудрявцев.

Прозвучало, что если создать предент нарушения закона об охране памятников, это откроет «Ящик Пандоры», то есть повсеместно начнутся попытки таких исключений. 

Резюмируя разговор, Сергей Кузнецов подчеркнул: «речь не только о том, что мы заложники бумажки» [охранного статуса], но «мнение местного сообщества таково, что лучше вообще не трогать». Кроме того: «ситуация небывалая для нас», мы общаемся с «автором памятника», но – в ней «много смыслов», и «надо держаться ситуации, которая существует». Сергей Кузнецов поддержал идею контроля за реализацией и качеством исполнения, но строго повторил, что мы не можем выходить за рамки законодательства.

Словом, пионеров оставили без дополнительных метров, и директор Дворца Елена Мельвиль только и сказала, что «спасибо за мечту». И что если 3000 детей будет негде заниматься, будет очень жаль.
репортаж: Ю.Т.
 
***

Резюме Феликса Новикова
«Профессионального разговора не получилось. Никто, кроме Евгения Асса, не сказал ни слова о композиционных осях, о композиции, стилистике и координации архитектуры существующих и предлагаемых объектов, никого это не интересовало. Я услышал только два тезиса, отрицающих наше предложение.

Первый – нельзя строить ничего нового. Таков закон. Но если с самого начала было известно, что комплекс функционально и композиционно не завершен, что будет, условно говоря, 2 очередь, если 35% территории не было освоено (мы к ней не прикасались), как можно было это запрещать? Если запрет исключает развитие, дети не получат комфортных условий для клубных занятий и массовых действий (в нашем варианте комплекса в нем в четыре раза больше дополнительных площадей, чем по проекту Переслегина), значит этот закон противоречит интересам детей и его должно отменить. И никто меня в этом не переубедит.

Второй тезис – возражают жители Гагаринского района. Их испугались. Но позвольте мне выступить перед ними и они будут на моей стороне. Разве трудно обьяснить любящим родителям, что в случае реализации проекта во Дворце не будет тесно? (Многие бывшие свободные пространства заняты теперь классами и реставрация не сможет их открыть). Что комплекс получит новые функции и предоставит детям больше разнообразных занятий? И в этом я по-прежнему убежден в своей правоте.

Я полагаю, что в случае реализации нашей концепции обновления Дворца и окружающего его парка, Москва получит комплекс, второй после Зарядья по значимости и успеху. И это будет добрый дар нынешним и будущим поколения детей столицы России».

0

18 Марта 2020

Автор текста:

Феликс Новиков
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.