Дискуссия о Дворце пионеров

Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.

author pht

Автор текста:
Феликс Новиков

mainImg
Встреча не была, как сразу подчеркнул Сергей Кузнецов, ни заседанием архсовета, ни градкомиссией – главный архитектор города, по чьей инициативе состоялось собрание, назвал его «коллегиальным обсуждением». Причиной стало открытое письмо Феликса Новикова, автора Дворца Пионеров на Ленинских горах, в котором он решительно возразил против предложения Kleinewelt Architekten по реконструкции 8 и 11 корпусов Дворца, напомнил о существовании проекта, разработанного ранее им самим совместно с Ильей Заливухиным, и потребовал «проведения открытого заседания Архитектурного совета Москвы и общественного обсуждения в Союзе архитекторов». Состоявшееся заседание стало ответом Сергея Кузнецова на это требование.
Обсуждение проектов реставрации и нового строительства на территории Дворца Пионеров на Воробьевых горах, 03.2020
Фотография: Архи.ру

На заседании Феликс Новиков рассказал о своем проекте расширения Дворца Пионеров. Сейчас мы публикуем этот проект с авторскими иллюстрациями и с авторским описанием. Ниже вы найдете небольшой репортаж о заседании и ответ Феликса Новикова его критикам, на заседании не прозвучавший. Итак, слово авторам проекта:

Концепция комплексного обновления московского Дворца Пионеров
Авторы проектного предложения:
Автор московского Дворца Пионеров, Народный архитектор СССР, лауреат Госпремий СССР и РСФСР, доктор архитектуры, профессор Ф.А. Новиков
Архитектор И.В. Заливухин, Jauza. Architecture & Urban planning
17.03.2020

Генеральный план Дворца пионеров. Вариант 1960 года и продольный разрез территории, демонстрирующий трехчастный каскад рельефа
Предоставлено Ф.А. Новиковым

«Известно, что открывшийся 1 июня 1962 года Дворец пионеров был, хотя и главной, но только 1 очередью строительства комплекса. Несколько позже ему был передан 25-метровый плавательный бассейн в соседнем квартале. В последующие 57 лет ничего кроме ремонтов здесь не делалось. Внизу представлен продольный 3-частный каскад рельефа участка.
Фотография с дрона. 2018 г.
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Фото с дрона 2018 г. показывает нам главное здание, 8 и 11 корпуса, стадион, площадь парадов, входную аллею и парк за Дворцом, прилегающий к нему. Но остальная территория осталась неосвоенной, комплекс не получил четкой функциональной структуры и, как следствие, его композиция осталась незавершенной. В 2009 году Виктор Егерев и Владимир Кубасов совместно с Ильей Заливухиным сделали проектное предложение, расположив новое здание на месте 8 корпуса и показали его Лужкову. Юрий Михайлович предпочел построить объекты 2 очереди, но вскоре был отрешен от должности. Егерев, Кубасов и я продолжили работу с Заливухиным. Егерев на генплане рисовал два здания по сторонам длинной оси стадиона, Кубасов – объект равный по объему Дворцу – вместо стадиона. Мы с Ильей в 2012 году выполнили «Концепцию комплексного обновления Дворца», последние коррективы в которую внесли в конце января текущего года. Кубасов сейчас занят другим объектом и участия в нашем проекте не планирует.

Принятое в прошлом году решение о реставрации Дворца восстановит изначальную планировку здания, вернет ему прежний облик и, вместе с тем, ставит вопрос о функциональном и композиционном завершении комплекса.

Наша концепция обновления Дворца, помимо реставрации главного здания включает в себя четыре объекта, два из которых №№ 8 и 11 предлагается решительно перестроить, а два других – №№ 9 и 10 – возвести вновь. Ее мотивация связана с полтора раза большей нагрузкой на существующие объекты, необходимостью больших площадей для групповых и массовых занятий детей, а также с развитием ее содержательной части. Рассмотрим эти объекты. последовательно. В настоящее время 8-й корпус это группа из 4-х разностильных зданий, построенных в разные годы, стоящих на 5 метров ниже входной аллеи и площади парадов – и не составляющих сколько-нибудь осмысленную композицию. Они лишены какой-либо «Дворцовости» и не имеют ни стилевой, ни композиционной связи с главным зданием. В настоящее время они считаются выявленными объектами культурного значения. Мы обратились в Мосгорнаследие с заявлением об отказе этим зданиям в таком статусе. В ответе, направленном Заливухину и подписанном зам. руководителя департамента Кондрашевым сказано: – цитата – «...рассмотрение вопроса о включении либо отказе во включении объектов в реестр планируется в 2020 году». О соответствии этих зданий требованиям, предъявляемым к объектам культурного значения, вы можете судить сами.

Здесь спортзал, построенный по проекту Аркадия Половникова. Он был в нашей команде и ему поручили эту работу. Мы предлагаем его снос потому, что считаем должным обеспечить функциональную четкость комплекса. Зал должен быть там, где находится стадион, в обновленном спортивном центре. К нему мы вернемся позже.
Спортзал. Главный фасад
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Спортзал. Дворовый фасад
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Второе здание – панельная встройка между залом и школой, сделана в 80-е годы.
Панельная встройка между спортзалом и школой
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Третье – школа 1935 года с послевоенной пристройкой.
Главный фасад школы
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Второй фасад школы с пристройкой
Предоставлено Ф.А. Новиковым

А теперь зададимся вопросом: за чем дети приходят во Дворец? Мой ответ – за мечтой о своем будущем. И приходят в школьное здание. Но ведь они ходят в школу 5-6 раз в неделю, 9 месяцев в году, в течение 11 лет. Какая здесь мечта? Есть и другой вопрос. Ее построил Леонид Павлов. Как к этому отнестись? Об этом чуть позже, а пока посмотрим проект команды Переслегина.
Корпус 8. Дворец пионеров на Воробьевых горах. Проект реставрации
© Kleinewelt Architekten
Московский Дворец пионеров на Воробьевых горах, проект реставрации
© Kleinewelt Architekten

Они сохраняют спортзал, школу и пристройку, не имеющую отношения к Павлову, сносят встройку и предлагают заменить ее новой. При этом, декларируя уважение к автору, на две трети замуровали главный фасад школы и тыльный фасад спортзала, что с объектами культурного значения делать не позволяется.

Я – ученик Леонида Николаевича на 4 курсе 1948 года – прежде чем представить наше предложение, должен обосновать снос этой школы. В Москве есть школа № 464, построенная в том же году и по тому же проекту. Посмотрим на нее.
Школа Л. Павлова (школа № 464 на ул. Талалихина). Вид с торца
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Школа Л. Павлова (школа № 464 на ул. Талалихина). Вид главного фасада
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Ее адрес ул.Талалихина, д. 20, стр. 1. Здание во всем подлинно. С родной скатной кровлей. Его и надо сохранить. Замечу, что кроме школ Леонид Павлов построил в Москве еще 26 объектов. Часть из них достигла 40-летнего возраста. Ни один не имеет охранного статуса.

Теперь посмотрим обновленный корпус № 8.

Функционально мы представляем себе новое здание как Центр Научно-Технического Творчества. Оно ограничено в размерах периметром существующих строений и высотой, стоящего визави здания концертного зала. Основные исходные положения проектирования нового корпуса таковы. Мы считаем, что он должен быть созвучен главному зданию Дворца – быть таким, как если бы был построен вместе с ним в 1962 году. Его следует включить в композицию комплекса. Это обеспечивает ориентацию здания на диагональную ось – продолжение оси существующей аллеи, ограничивающей площадь парадов и ведущей к концертному залу, а также диагональная структура самого 8 корпуса.
Генплан входной аллеи и площади парадов
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Вид комплеса с проспекта Вернадского
Предоставлено Ф.А. Новиковым

В новой редакции корпуса возникает мост, соединяющий его второй – входной этаж с уровнем входной аллеи и площади парадов. Одной из главных тем всей композиции Дворца является ступенчатость силуэта – возвышается коробка сцены концертного зала, торцы трех клубных корпусов и аудитория. В корпусе № 8 эту тему поддерживает центральный фонарь.

Покажем 8 корпус с Воробьевского шоссе и ул. Фотиевой.
Вид с Воробьевского шоссе (ул. Косыгина)
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Вид с ул. Фотиевой
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Композиционным центром здесь является трехсветный атриум 2-го этажа, размером 24 х 24 метра с зенитным освещением. Помещения общественных мероприятий в главном здании имеют ширину 12.0 метров. Новый зал будет лучшим местом для проведения новогодних елок и других массовых действий. По периметру зала расположены рекреации и классы групповых занятий. В 1 этаже аудитория на 400 мест, а в светлом цокольном разместятся хозяйственные службы, для которых в проекте Переслегина есть здание, стоящее рядом с 8 корпусом. Оно лишнее в парке Дворца – также как и соседняя автошкола. И то и другое поместится в новом 8 корпусе.
План 2 этажа
Предоставлено Ф.А. Новиковым
План 1 этажа
Предоставлено Ф.А. Новиковым

В горизонтальном строении фасадов выделяется подиум, на уровне аллеи и площади, входной этаж отмечен ритмом импостов, а венчающие здание два этажа подобны фасаду главного корпуса Дворца. При этом при взгляде с площади парадов здание выглядит соразмерным концертному залу. Общая площадь корпуса 12 500 м2.
Диагональный фасад
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Диагональный фасад – вид с площади
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Диагональный разрез
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Корпус № 11 и стадион проектировал по нашему заданию «Спортпроект» – автор арх. Роберт Упмал. Некий подрядчик взялся за его реконструкцию и, развалив здание, бросил стройку. Здание было узким, оно станет шире.
Руины 11-го корпуса
Предоставлено Ф.А. Новиковым

В проекте Переслегина стеклянные фасады. Раньше здесь была и должна быть стена. В центре плана находится кафе. Остальное расчленено на мелкие и узкие, длинные помещения.
Дворец пионеров на Воробьевых горах. Концепция развития территории
© Kleinewelt Architekten
Формообразование корпус 11. Дворец пионеров на Воробьевых горах. Проект реставрации
© Kleinewelt Architekten

В нашем проекте с более широким корпусом на переднем фронте надземного этажа устроены вестибюли, тренерские, другие службы. Они связанны галереей, служащей также и для зрительских мест. В подземном этаже раздевалки и душевые. Пространство двухсветного спортивного зала с зенитным освещением, длинной 138 м и шириной 18 м, компенсирует утрату зала, сносимого в 8 корпусе. Здесь будут подвижные перегородки, позволяющие разделять его на несколько залов нужного размера в разных вариантах для различных спортивных занятий. В разрезе виден прием освещения. Площадь здания 4 000 м2.
Альтернативный вариант. Планы этажей
Предоставлено Ф.А. Новиковым
Разрезы и деталь зенитного освещения
Предоставлено Ф.А. Новиковым

А теперь о проекте кафе. В проекте Переслегина оно смотрит на дворы прилегающих зданий. Как тут не сказать «Не лучше ли кума на себя оборотиться? Мы предлагаем построить кафе с другой стороны пруда с видом на комплекс Дворца. Оно включено в проект с № 9 с площадью 500 м2. Теперь посмотрим на вид комплекса с дрона с включенными в него 8 и 11 корпусами и кафе у пруда и покажем панораму парка и Дворца с его террасы, ориентированной на продольную ось всей композиции комплекса.
Фото с дрона с 8-м и 11-м корпусами и кафе
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Видим пруд, набережную весь трехчастный каскад рельефа, стену 11 корпуса, трибуны стадиона, пионерский знак между лестницами. Выше купол планетария и флагшток. Всю эту панораму венчает московский университет, стоящий на той же оси.
Панорамный вид с террасы кафе
Предоставлено Ф.А. Новиковым

И, наконец, поговорим о корпусе под № 10. Еще в 2010 году я задумался о том, как можно застроить участок вдоль Воробьевского шессе, где были объекты 2-й очереди. На этой земле за 57 лет вырос парк, который следует благоустроить. Здесь были бассейн и спортзалы. Но первый уже есть, а второе есть в нашем проекте. «Свято место» осталось пусто.
Фото с дрона с 8-м и 11-м корпусами и кафе
Предоставлено Ф.А. Новиковым

Я вспомнил проект «горизонтальных небоскребов» Лисицкого. Сделал эскиз. Однако что строить – не знал. А идея была рядом. Я живу а городе Рочестер, штат Нью-Йорк. Здесь в 2006 году открылся детский музей. Они пошли по миру отсюда, из США. Теперь есть во многих странах и в России тоже. Например, музей игрушек в Сергиевом Посаде. Но музей в Рочестере назван «National Museum of Play», Национальный музей игры, а это совсем другое. Его главная задача – более ранняя профессиональная ориентация детей. Это прежде ребенок спал с соской во рту, а теперь с соской во рту он давит пальчиком на скрин своего смартфона. Музей игры вовлекает детей в профессионально ориентированные игры. В том числе обучающие программированию.

Сначала они играют в профессию – могут вообразить себя кем угодно – врачом, строителем, ученым, космонавтом и им предоставят все необходимое для такой игры. Этот, образно говоря, «Дворец октябрят», поможет детям определиться в профессии, а потом они придут во Дворец пионеров познавать ее азы. Мы предлагаем построить здесь такой музей, как первую игротеку в стране. Вряд ли для этого найдется лучшее место.
Фото с дрона с корпусом № 10
Предоставлено Ф.А. Новиковым

С учетом особенности участка мы изобразили здание в виде горизонтального двухэтажного объема (нижний служебный, верхний игровые залы) с зеркальным дном, отражающим вид парка и поднятого над ним выше роста существующих деревьев (там есть пустоты, на которые можно опереться). И включили объект в нашу концепцию обновления дворца с № 10. Высота здания оправдана изменением среды, присутствием башни гостиницы «Корстон» и трех 20-этажных жилых башен за прудом. При этом кровли 7 и 8 корпусов равны по высоте, также как и кровли коробки сцены 7 и фонаря 8 корпуса. Они выше площади парадов на 15 м. Сама площадь выше нижнего плато на те же 15 м. Значит высота – горизонт кровли музея – 30 м. И еще одно: Длина здания Дворца 230 м, музея по кровле 200 м. Между этими линейными зданиями, как «шарнир» всей композиции стоит ромб 8 корпуса.

Она представлена изображением с новыми 8 и 11 корпусами, с кафе и музеем игры. Его площадь 6 000 м2. Здесь первый эскиз на эту тему – место и приём композиции. Таким нам видится завершенный комплекс – функционально и композиционно. Дворец строился три с половиной года. Завершить реставрацию предлагается в 2023 году. Этот срок реален и для всей нашей программы. В последующие 57 лет во Дворец придут сотни тысяч детей, внуков и правнуков нынешних москвичей и найдут здесь мечту о своем будущем!»
zooming

Ф.А. Новиков

***

Репортаж: обсуждение 5 марта 2020 в Большом зале Москомархитектуры
Обсуждение проектов реставрации и нового строительства на территории Дворца Пионеров на Воробьевых горах, 03.2020
Фотография: Архи.ру

Представляя свою концепцию реставрации Дворца пионеров и развития его территории, Николай и Сергей Переслегины подчеркнули – им, как авторам концепции, нравится 8 корпус и они хотели бы его сохранить, а школа – пусть типовая, но отличается от школы на улице Талалихина в деталях. Кроме того, Николай Переслегин подчеркнул, что Kleinewelt Architekten, разработав концепцию реставрации Дворца и развития его территории, больше в работе не участвует, поскольку передал всю инициативу заказчику концепции, компании Росреставрация.
Обсуждение проектов реставрации и нового строительства на территории Дворца Пионеров на Воробьевых горах, 03.2020
Фотография: Архи.ру

О наблюдательном совете
Упомянув, что после работы над концепцией Kleinewelt Architekten передали всю работу Росреставрации, Николай Переслегин призвал создать «совет, который наблюдал бы за процессом». Поскольку «мы еще не знаем, кто будет реализовывать и как», – необходимо открытое, прозрачное и профессиональное наблюдение за процессом реставрации Дворца. В совет, по словам Переслегина, могли бы войти архитекторы, «Архнадзор» и представители профильных депатраментов.

Возражения на проект Феликса Новикова и Ильи Заливухина
Вся территория парка 40-летия ВЛКСМ, на которой расположен дворец, имеет охранный статус как памятник ландшафтного искусства. А значит ничего нового строить на этой территории нельзя, даже если часть корпусов, которые значатся сейчас как выявленные памятники, не будут утверждены в охранном статусе. Эту позицию озвучил присутствовавший на встрече глава Москомнаследия Алексей Емельянов, начав с того, что отмена проекта масштабного строительства на территории Дворца в 2009 году была связана не с отставкой мэра Юрия Лужкова, а именно с охранным статусом территории. Кроме того, по словам Емельянова, как только началось обсуждение будущего строительства, в адрес департамента стали поступать письма от жителей Гагаринского района с требованиями всякие обсуждения такого строительства прекратить. Протесты жителей против «любого строительства на этой территории» начались еще в 2012 году, подчекнул глава ведомства охраны памятников. «Хотя, – как заметил Алексей Емельянов, – в части размещения детей» такое строительство многое бы решило. Глава Москомналедия завершил свое выступление уверением в том, что если появятся идеи, как расширить площади Дворца не нарушая законодательства – то есть без нового строительства, как поработать с 8 и 11 корпусами, «мы с удовольствием прислушаемся; но таково законодательство, любое строительство на территории запрещено».
Обсуждение проектов реставрации и нового строительства на территории Дворца Пионеров на Воробьевых горах, 03.2020
Фотография: Архи.ру

Сергей Кузнецов зачитал письменное заявление главы Научно-методического совета Москомнаследия Андрея Баталова, в котором говорилось, что Дворец Пионеров – одно из немногих произведений модернизма, получивших охранный статус, и что статус парка позволил зданию Дворца, в период, «связанный со сменой общественной формации, а именно исчезновения пионерской организации», сохраниться и сохранить пространственную структуру своего ансамбля, «однако это предполагает и отчуждение от авторского желания преобразовать свое произведение. Это своеобразная плата за его сохранение <...> лишить памятник статуса выявленного можно, но строить на территории памятника нельзя <...> смысл в том, что произведение живет своей жизнью».

Представителей ДКН поддержал и Рустам Рахматуллин из «Архнадзора», подчеркнув, что закон об охране памятников следует строго соблюдать и оговорившись, что даже вставка, предложенная в проекте Kleinewelt, не вполне соответствует законодательству.

По словам Евгения Асса, рассматриваемый случай – «беспрецедентный в нашей практике, в силу удаленности автора на огромное расстояние, и проекта – на значительное время». «Мне очень нравится проект, который предложил Феликс Аронович, – подчеркнул Евгений Асс, – никто, кроме Феликса Ароновича, не чувствует этот проект лучше». Евгений Асс даже назвал проект, предложенный Феликсом Новиковым, «естественным продолжением той работы, которая была начата [в первой, построенной очереди, – прим. ред.]», и подчернкул, что хорошо понимает чувства автора проекта, также как и настойчивость, с которой тот продвигает свою идею. Однако: «закон, озвученный хранителями», не позволяет нового строительства, и с этим необходимо смириться, – завершил свое выступление Евгений Асс.
 
Петр Кудрявцев, «как социолог, консультировавший соседние проекты», указал на активность сообщества жителей района, назвав его «одним из самых мощных, сравнимых только с Патриаршими прудами [где сейчас идет борьба против надстройки домика на пруду, – прим. ред.]. Здесь «любое профессиональное движение превратится в общественное», – предостерег Петр Кудрявцев.

Прозвучало, что если создать прецедент нарушения закона об охране памятников, это откроет «Ящик Пандоры», то есть повсеместно начнутся попытки таких исключений. 

Резюмируя разговор, Сергей Кузнецов подчеркнул: «речь не только о том, что мы заложники бумажки» [охранного статуса], но «мнение местного сообщества таково, что лучше вообще не трогать». Кроме того: «ситуация небывалая для нас», мы общаемся с «автором памятника», но – в ней «много смыслов», и «надо держаться ситуации, которая существует». Сергей Кузнецов поддержал идею контроля за реализацией и качеством исполнения, но строго повторил, что мы не можем выходить за рамки законодательства.

Словом, пионеров оставили без дополнительных метров, и директор Дворца Елена Мельвиль только и сказала, что «спасибо за мечту». И что если 3000 детей будет негде заниматься, будет очень жаль.
репортаж: Ю.Т.
 
***

Резюме Феликса Новикова
«Профессионального разговора не получилось. Никто, кроме Евгения Асса, не сказал ни слова о композиционных осях, о композиции, стилистике и координации архитектуры существующих и предлагаемых объектов, никого это не интересовало. Я услышал только два тезиса, отрицающих наше предложение.

Первый – нельзя строить ничего нового. Таков закон. Но если с самого начала было известно, что комплекс функционально и композиционно не завершен, что будет, условно говоря, 2 очередь, если 35% территории не было освоено (мы к ней не прикасались), как можно было это запрещать? Если запрет исключает развитие, дети не получат комфортных условий для клубных занятий и массовых действий (в нашем варианте комплекса в нем в четыре раза больше дополнительных площадей, чем по проекту Переслегина), значит этот закон противоречит интересам детей и его должно отменить. И никто меня в этом не переубедит.

Второй тезис – возражают жители Гагаринского района. Их испугались. Но позвольте мне выступить перед ними и они будут на моей стороне. Разве трудно обьяснить любящим родителям, что в случае реализации проекта во Дворце не будет тесно? (Многие бывшие свободные пространства заняты теперь классами и реставрация не сможет их открыть). Что комплекс получит новые функции и предоставит детям больше разнообразных занятий? И в этом я по-прежнему убежден в своей правоте.

Я полагаю, что в случае реализации нашей концепции обновления Дворца и окружающего его парка, Москва получит комплекс, второй после Зарядья по значимости и успеху. И это будет добрый дар нынешним и будущим поколения детей столицы России».

18 Марта 2020

author pht

Автор текста:

Феликс Новиков
comments powered by HyperComments
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.