Музей «Пресня»

Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.

mainImg
Музей «Пресня»
(филиал Государственного центрального музея современной истории России)
«Моспроект-2»
Москва, Большой Предтеченский переулок, 4
1971–1975

Денис Ромодин, историк архитектуры:

Историко-мемориальный музей «Пресня» был открыт 8 ноября 1924 года в одноэтажном деревянном жилом доме 1860-х годах постройки; этот дом до 1918-го был доходным, а в феврале 1917 года в трех его помещениях помещался Пресненский районный комитет РСДРП(б). К началу событий октября 1917-го во всех районах Москвы были сформированы военно-революционные комитеты, и часть пустующих помещений дома занял ВРК.
В 1920-х согласно ленинскому плану монументальной пропаганды идей революции был дан старт процессу музеефикации мест, связанных с революционными событиями первых десятилетий XX века, и увековечивания памяти вождей и героев революций. Так, в ноябре 1924 года по инициативе ветеранов революций 1905 и 1917 годов в этом доме был открыт мемориальный историко-революционный музей «Красная Пресня», который в 1940-м стал филиалом Государственного музея Революции. На тот момент часть дома еще оставалась жилой и была занята коммунальными квартирами. Их жильцов выселили лишь по решению 1948 года.
Постепенно разраставшейся экспозиции становилось тесно в восьми залах деревянного дома. В мае 1967-го Краснопресненский райисполком принял решение «реставрировать деревянное строение – мемориальный памятник 1917 года и построить рядом с ним новое здание музея». Одновременно началось расселение соседнего деревянного дома первой трети XIX века для размещения там части новой экспозиции музея.

В связи с принятием Генерального плана развития и реконструкции Москвы в 1971 году началась реконструкция района Пресни, но еще задолго до принятия этого документа там стартовал массовый снос деревянной и кирпичной малоэтажной застройки XIX – начала XX веков. В фондах Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева сохранилось официальное письмо директора Музея Революции А. Толстихиной к директору института «Моспроект-3» А. Арефьеву и первому заместителю председателя Исполкома Краснопресненского райсовета П. Цицину с обоснованием проекта по созданию заповедника. В этом письме предлагалось организовать заповедную зону в начале Большевистской улицы (так назывался Большой Предтеченский переулок с 1924 по 1994 годы) с восстановлением покрытия мостовой булыжником, воссозданием малых архитектурных форм и элементов городской среды рубежа XIX – XX веков. Сохранившиеся и расселенные деревянные дома предполагалось отдать под размещение тематических экспозиций музея «Красная Пресня».
Проект создания музейного заповедника, 1971 год. Фонды ГЦМСИР. Предоставлено ГЦМСИР

Однако это предложение не нашло поддержки: было принято решение только о строительстве нового корпуса в создававшейся охранной зоне между реставрируемым деревянным домом №2 и изначальным зданием музея. Это пространство было занято хозяйственными дворами, которые было решено превратить в курдонер. Так как застройка этого квартала была малоэтажной и до 1970-х начало бывшего переулка представляло собой целостный ансамбль гражданской застройки XIX – начала XX века с доминантой в виде церкви Рождества Иоанна Предтечи, выстроенной поэтапно в XVIII–XIX веках, то коллектив «Моспроекта-2» во главе с архитектором В. Антоновым принял решение отодвинуть новый проектируемый корпус музея вглубь от красной линии улицы, чтобы не нарушать исторической перспективы. При составлении плана участка для размещения нового здания были сохранены и три вяза, высаженных в XIX веке. Из-за этого конфигурация здания получила излом возле переулка Капранова (ныне – Малый Предтеченский переулок). Эти же деревья с раскидистыми кронами маскировали новое здание и делали его «невидимым» в перспективе Большевистской улицы. Тем самым новое здание было корректно вписано в свободное пространство участка, примкнув вплотную к деревянному дому музея: тем самым был обеспечен переход между экспозициями внутри этих двух построек. Строительство нового корпуса музея началось в 1971 году, торжественное открытие состоялось 24 декабря 1975 года.

Авторы проекта решили интересную, но сложную задачу композиционного решения фасадов, поделив его на две части – верхнюю и нижнюю. Сплошное остекление нижней части как бы растворяет в отражении историческую застройку и зелень курдонера, делая первый этаж более легким и прозрачным. Сквозь него просматривается экспозиция и холл музея с витражной лентой, выполненной по эскизам художницы Е. Головинской. Витражная стена несет и практическую функцию – закрывает фойе музея от хозяйственного двора при соседней телефонной станции. Потолки общественных помещений первого этажа прорезывались поперечными световодами, которые шли через витрину остекления и выходили на улицу в козырек нависающей части второго этажа. Это решение, позаимствованное у железнодорожного вокзала Термини в Риме, особенно эффектно смотрелось в вечернее время. Сейчас сплошные световоды заменены точечными светильниками, что нарушило восприятие здания в вечернее время.
Вид на музей с колокольни церкви. 2015. Фото © Денис Ромодин

Верхняя часть фасада – почти глухая стена, облицованная доломитом, который добывали в Эстонской ССР на острове Сааремаа. Авторы проекта решили разнообразить массивный фасад второго этажа нишами и вертикальным окном с выступающим объемом-козырьком, который имитирует трибуну и одновременно акцентирует вход в здание. В 1982 году на козырьке появилась надпись «Музей Красная Пресня» из бронзовых букв.
Не менее эффектны и боковые фасады со стороны Малого Предтеченского переулка и внутриквартального проезда. Первый как будто нависает над тротуаром и украшен лоджиями-нишами, а второй – формирует фон для деревянного дома-музея своими скругленными объемами с большим угловым остеклением.
 
Витраж. 2015. Фото © Денис Ромодин

Авторы проекта основывались на аналогичных мемориальных комплексах, характерных для того времени. В них не предусматривался ряд помещений, которые должны были располагаться в приспосабливаемых постройках по соседству. Это создало ряд недостатков во внутренней планировке. Центральную часть здания занимает лестница с круглым окном в цокольном этаже, связывающая гардероб с залами музея, расположенными на трех этажах. Первоначально в правом крыле первого этажа проектировались помещения для буфета и кухни, поскольку музей был рассчитан на посещение экспозиции большими организованными группами туристов, приезжающих из других городов на обзорные тематические экскурсии. Но так как архитекторы не предусмотрели в проекте административных помещений, а также комнат для научных сотрудников и экскурсоводов, то это пространство в 2015–2016 годах было перестроено под нужды музея.
Зал первого этажа первоначально имел секции из подвесных стеклянных витрин, которые делали интерьер более легким и сочетались со сплошным остеклением внешней стены. Это позволяло увидеть оттуда фасад деревянного мемориального дома, куда был организован проход из межэтажной площадки второй лестницы, соединяющей гардероб в цоколе с экспозиционными залами второго этажа. Ныне прежнее пространство гардероба перестроено под выставочный зал, а гардероб разместился в цоколе основной лестницы.
План здания. Публикуется по: «Архитектурное творчество СССР». Вып.8

Несмотря на трансформацию первоначальной экспозиции, а также некоторые изменения планировочного решения, почти полностью сохранилась отделка залов второго этажа. Наиболее эффектно решены интерьеры двух залов, которые освещаются шедовой кровлей. Высота окон и наклон секций крыши решены таким образом, чтобы солнечный свет не проникал непосредственно на уровень экспозиции в залах, но при этом обеспечивал равномерную освещенность помещений. Третий зал отделен от двух других наклонным пандусом и стеклянными дверьми, что дает возможность устраивать в нем самостоятельные лекции и выставки. Интерьер зала украшен доломитом и абстрактной витражной линией, в которой читается революционная тематика: штыки, серп и молот.
Четвертый зал по первоначальному проекту предполагалось сделать киноконцертным, но в конце 1970-х возникла идея большой диорамы «Героическая Пресня. 1905 год», которая была выполнена под руководством художника-монументалиста Е. Дешалыта и открыта в 1982 году. Само полотно и макетированная часть диорамы были оборудованы световой и звуковой партитурой, которая в настоящее время восстановлена. Зал диорамы в 1982-м был переоформлен в новом стиле: стены были отделаны красными панелями, а ограждение, цоколь и подвесной потолок – алюминиевыми рейками, анодированными под старую бронзу.
Несмотря на недостатки планировки и внутренние перестройки 2010–2015 годов, здание остается знаковым объектом архитектуры 1970-х и примером «средового брутализма» деликатно вписанного в историческую застройку. Новое здание музея стало примером того, как современная архитектура может быть выразительной и монументальной, но при этом относиться с уважением к своему окружению.



Фотографии Дениса Есакова


Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков

 

18 Октября 2018

Денис Есаков

Авторы текста:

Денис Есаков, Денис Ромодин
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Пресса: Спасите модернизм
Архитектор Алексей Быков объехал Украину в поисках зданий в стиле модернизм. Большинство из них в запустении, не считаются архитектурными памятниками и скоро могут быть снесены или кардинально перестроены. Алексей рассказал Bird in Flight, почему модернистские здания нужно оберегать и сложно снимать.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.