Музей «Пресня»

Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.

mainImg
Музей «Пресня»
(филиал Государственного центрального музея современной истории России)
«Моспроект-2»
Москва, Большой Предтеченский переулок, 4
1971–1975

Денис Ромодин, историк архитектуры:

Историко-мемориальный музей «Пресня» был открыт 8 ноября 1924 года в одноэтажном деревянном жилом доме 1860-х годах постройки; этот дом до 1918-го был доходным, а в феврале 1917 года в трех его помещениях помещался Пресненский районный комитет РСДРП(б). К началу событий октября 1917-го во всех районах Москвы были сформированы военно-революционные комитеты, и часть пустующих помещений дома занял ВРК.
В 1920-х согласно ленинскому плану монументальной пропаганды идей революции был дан старт процессу музеефикации мест, связанных с революционными событиями первых десятилетий XX века, и увековечивания памяти вождей и героев революций. Так, в ноябре 1924 года по инициативе ветеранов революций 1905 и 1917 годов в этом доме был открыт мемориальный историко-революционный музей «Красная Пресня», который в 1940-м стал филиалом Государственного музея Революции. На тот момент часть дома еще оставалась жилой и была занята коммунальными квартирами. Их жильцов выселили лишь по решению 1948 года.
Постепенно разраставшейся экспозиции становилось тесно в восьми залах деревянного дома. В мае 1967-го Краснопресненский райисполком принял решение «реставрировать деревянное строение – мемориальный памятник 1917 года и построить рядом с ним новое здание музея». Одновременно началось расселение соседнего деревянного дома первой трети XIX века для размещения там части новой экспозиции музея.

В связи с принятием Генерального плана развития и реконструкции Москвы в 1971 году началась реконструкция района Пресни, но еще задолго до принятия этого документа там стартовал массовый снос деревянной и кирпичной малоэтажной застройки XIX – начала XX веков. В фондах Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева сохранилось официальное письмо директора Музея Революции А. Толстихиной к директору института «Моспроект-3» А. Арефьеву и первому заместителю председателя Исполкома Краснопресненского райсовета П. Цицину с обоснованием проекта по созданию заповедника. В этом письме предлагалось организовать заповедную зону в начале Большевистской улицы (так назывался Большой Предтеченский переулок с 1924 по 1994 годы) с восстановлением покрытия мостовой булыжником, воссозданием малых архитектурных форм и элементов городской среды рубежа XIX – XX веков. Сохранившиеся и расселенные деревянные дома предполагалось отдать под размещение тематических экспозиций музея «Красная Пресня».
Проект создания музейного заповедника, 1971 год. Фонды ГЦМСИР. Предоставлено ГЦМСИР

Однако это предложение не нашло поддержки: было принято решение только о строительстве нового корпуса в создававшейся охранной зоне между реставрируемым деревянным домом №2 и изначальным зданием музея. Это пространство было занято хозяйственными дворами, которые было решено превратить в курдонер. Так как застройка этого квартала была малоэтажной и до 1970-х начало бывшего переулка представляло собой целостный ансамбль гражданской застройки XIX – начала XX века с доминантой в виде церкви Рождества Иоанна Предтечи, выстроенной поэтапно в XVIII–XIX веках, то коллектив «Моспроекта-2» во главе с архитектором В. Антоновым принял решение отодвинуть новый проектируемый корпус музея вглубь от красной линии улицы, чтобы не нарушать исторической перспективы. При составлении плана участка для размещения нового здания были сохранены и три вяза, высаженных в XIX веке. Из-за этого конфигурация здания получила излом возле переулка Капранова (ныне – Малый Предтеченский переулок). Эти же деревья с раскидистыми кронами маскировали новое здание и делали его «невидимым» в перспективе Большевистской улицы. Тем самым новое здание было корректно вписано в свободное пространство участка, примкнув вплотную к деревянному дому музея: тем самым был обеспечен переход между экспозициями внутри этих двух построек. Строительство нового корпуса музея началось в 1971 году, торжественное открытие состоялось 24 декабря 1975 года.

Авторы проекта решили интересную, но сложную задачу композиционного решения фасадов, поделив его на две части – верхнюю и нижнюю. Сплошное остекление нижней части как бы растворяет в отражении историческую застройку и зелень курдонера, делая первый этаж более легким и прозрачным. Сквозь него просматривается экспозиция и холл музея с витражной лентой, выполненной по эскизам художницы Е. Головинской. Витражная стена несет и практическую функцию – закрывает фойе музея от хозяйственного двора при соседней телефонной станции. Потолки общественных помещений первого этажа прорезывались поперечными световодами, которые шли через витрину остекления и выходили на улицу в козырек нависающей части второго этажа. Это решение, позаимствованное у железнодорожного вокзала Термини в Риме, особенно эффектно смотрелось в вечернее время. Сейчас сплошные световоды заменены точечными светильниками, что нарушило восприятие здания в вечернее время.
Вид на музей с колокольни церкви. 2015. Фото © Денис Ромодин

Верхняя часть фасада – почти глухая стена, облицованная доломитом, который добывали в Эстонской ССР на острове Сааремаа. Авторы проекта решили разнообразить массивный фасад второго этажа нишами и вертикальным окном с выступающим объемом-козырьком, который имитирует трибуну и одновременно акцентирует вход в здание. В 1982 году на козырьке появилась надпись «Музей Красная Пресня» из бронзовых букв.
Не менее эффектны и боковые фасады со стороны Малого Предтеченского переулка и внутриквартального проезда. Первый как будто нависает над тротуаром и украшен лоджиями-нишами, а второй – формирует фон для деревянного дома-музея своими скругленными объемами с большим угловым остеклением.
 
Витраж. 2015. Фото © Денис Ромодин

Авторы проекта основывались на аналогичных мемориальных комплексах, характерных для того времени. В них не предусматривался ряд помещений, которые должны были располагаться в приспосабливаемых постройках по соседству. Это создало ряд недостатков во внутренней планировке. Центральную часть здания занимает лестница с круглым окном в цокольном этаже, связывающая гардероб с залами музея, расположенными на трех этажах. Первоначально в правом крыле первого этажа проектировались помещения для буфета и кухни, поскольку музей был рассчитан на посещение экспозиции большими организованными группами туристов, приезжающих из других городов на обзорные тематические экскурсии. Но так как архитекторы не предусмотрели в проекте административных помещений, а также комнат для научных сотрудников и экскурсоводов, то это пространство в 2015–2016 годах было перестроено под нужды музея.
Зал первого этажа первоначально имел секции из подвесных стеклянных витрин, которые делали интерьер более легким и сочетались со сплошным остеклением внешней стены. Это позволяло увидеть оттуда фасад деревянного мемориального дома, куда был организован проход из межэтажной площадки второй лестницы, соединяющей гардероб в цоколе с экспозиционными залами второго этажа. Ныне прежнее пространство гардероба перестроено под выставочный зал, а гардероб разместился в цоколе основной лестницы.
План здания. Публикуется по: «Архитектурное творчество СССР». Вып.8

Несмотря на трансформацию первоначальной экспозиции, а также некоторые изменения планировочного решения, почти полностью сохранилась отделка залов второго этажа. Наиболее эффектно решены интерьеры двух залов, которые освещаются шедовой кровлей. Высота окон и наклон секций крыши решены таким образом, чтобы солнечный свет не проникал непосредственно на уровень экспозиции в залах, но при этом обеспечивал равномерную освещенность помещений. Третий зал отделен от двух других наклонным пандусом и стеклянными дверьми, что дает возможность устраивать в нем самостоятельные лекции и выставки. Интерьер зала украшен доломитом и абстрактной витражной линией, в которой читается революционная тематика: штыки, серп и молот.
Четвертый зал по первоначальному проекту предполагалось сделать киноконцертным, но в конце 1970-х возникла идея большой диорамы «Героическая Пресня. 1905 год», которая была выполнена под руководством художника-монументалиста Е. Дешалыта и открыта в 1982 году. Само полотно и макетированная часть диорамы были оборудованы световой и звуковой партитурой, которая в настоящее время восстановлена. Зал диорамы в 1982-м был переоформлен в новом стиле: стены были отделаны красными панелями, а ограждение, цоколь и подвесной потолок – алюминиевыми рейками, анодированными под старую бронзу.
Несмотря на недостатки планировки и внутренние перестройки 2010–2015 годов, здание остается знаковым объектом архитектуры 1970-х и примером «средового брутализма» деликатно вписанного в историческую застройку. Новое здание музея стало примером того, как современная архитектура может быть выразительной и монументальной, но при этом относиться с уважением к своему окружению.



Фотографии Дениса Есакова


Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков

 

18 Октября 2018

author pht

Авторы текста:

Денис Ромодин, Денис Есаков

Статьи по теме: Советский модернизм

Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Прения о шаре
История о взаимодействии авторов и профессиональной этике: с хорошим концом на примере Даниловского рынка и с плохим – на примере Перовского. В переписке Феликса Новикова и Александры Чечеткиной, с экскурсами в 1980-е.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Тотальный театр
Публикуем фрагмент о советской театральной архитектуре 1960–1980-х годов из книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре.»
«Ничего не надо сносить!»
В конце лета на организованной DOM publishers дискуссии фотографы и исследователи Денис Есаков и Наталья Меликова, архитектурный критик Лара Копылова и историк архитектуры Анна Гусева обсудили проблему применения понятия «памятник» к зданиям XX века и их сохранение. Публикуем текст их беседы.

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».