Музей «Пресня»

Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.

mainImg
Музей «Пресня»
(филиал Государственного центрального музея современной истории России)
«Моспроект-2»
Москва, Большой Предтеченский переулок, 4
1971–1975

Денис Ромодин, историк архитектуры:

Историко-мемориальный музей «Пресня» был открыт 8 ноября 1924 года в одноэтажном деревянном жилом доме 1860-х годах постройки; этот дом до 1918-го был доходным, а в феврале 1917 года в трех его помещениях помещался Пресненский районный комитет РСДРП(б). К началу событий октября 1917-го во всех районах Москвы были сформированы военно-революционные комитеты, и часть пустующих помещений дома занял ВРК.
В 1920-х согласно ленинскому плану монументальной пропаганды идей революции был дан старт процессу музеефикации мест, связанных с революционными событиями первых десятилетий XX века, и увековечивания памяти вождей и героев революций. Так, в ноябре 1924 года по инициативе ветеранов революций 1905 и 1917 годов в этом доме был открыт мемориальный историко-революционный музей «Красная Пресня», который в 1940-м стал филиалом Государственного музея Революции. На тот момент часть дома еще оставалась жилой и была занята коммунальными квартирами. Их жильцов выселили лишь по решению 1948 года.
Постепенно разраставшейся экспозиции становилось тесно в восьми залах деревянного дома. В мае 1967-го Краснопресненский райисполком принял решение «реставрировать деревянное строение – мемориальный памятник 1917 года и построить рядом с ним новое здание музея». Одновременно началось расселение соседнего деревянного дома первой трети XIX века для размещения там части новой экспозиции музея.

В связи с принятием Генерального плана развития и реконструкции Москвы в 1971 году началась реконструкция района Пресни, но еще задолго до принятия этого документа там стартовал массовый снос деревянной и кирпичной малоэтажной застройки XIX – начала XX веков. В фондах Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева сохранилось официальное письмо директора Музея Революции А. Толстихиной к директору института «Моспроект-3» А. Арефьеву и первому заместителю председателя Исполкома Краснопресненского райсовета П. Цицину с обоснованием проекта по созданию заповедника. В этом письме предлагалось организовать заповедную зону в начале Большевистской улицы (так назывался Большой Предтеченский переулок с 1924 по 1994 годы) с восстановлением покрытия мостовой булыжником, воссозданием малых архитектурных форм и элементов городской среды рубежа XIX – XX веков. Сохранившиеся и расселенные деревянные дома предполагалось отдать под размещение тематических экспозиций музея «Красная Пресня».
Проект создания музейного заповедника, 1971 год. Фонды ГЦМСИР. Предоставлено ГЦМСИР

Однако это предложение не нашло поддержки: было принято решение только о строительстве нового корпуса в создававшейся охранной зоне между реставрируемым деревянным домом №2 и изначальным зданием музея. Это пространство было занято хозяйственными дворами, которые было решено превратить в курдонер. Так как застройка этого квартала была малоэтажной и до 1970-х начало бывшего переулка представляло собой целостный ансамбль гражданской застройки XIX – начала XX века с доминантой в виде церкви Рождества Иоанна Предтечи, выстроенной поэтапно в XVIII–XIX веках, то коллектив «Моспроекта-2» во главе с архитектором В. Антоновым принял решение отодвинуть новый проектируемый корпус музея вглубь от красной линии улицы, чтобы не нарушать исторической перспективы. При составлении плана участка для размещения нового здания были сохранены и три вяза, высаженных в XIX веке. Из-за этого конфигурация здания получила излом возле переулка Капранова (ныне – Малый Предтеченский переулок). Эти же деревья с раскидистыми кронами маскировали новое здание и делали его «невидимым» в перспективе Большевистской улицы. Тем самым новое здание было корректно вписано в свободное пространство участка, примкнув вплотную к деревянному дому музея: тем самым был обеспечен переход между экспозициями внутри этих двух построек. Строительство нового корпуса музея началось в 1971 году, торжественное открытие состоялось 24 декабря 1975 года.

Авторы проекта решили интересную, но сложную задачу композиционного решения фасадов, поделив его на две части – верхнюю и нижнюю. Сплошное остекление нижней части как бы растворяет в отражении историческую застройку и зелень курдонера, делая первый этаж более легким и прозрачным. Сквозь него просматривается экспозиция и холл музея с витражной лентой, выполненной по эскизам художницы Е. Головинской. Витражная стена несет и практическую функцию – закрывает фойе музея от хозяйственного двора при соседней телефонной станции. Потолки общественных помещений первого этажа прорезывались поперечными световодами, которые шли через витрину остекления и выходили на улицу в козырек нависающей части второго этажа. Это решение, позаимствованное у железнодорожного вокзала Термини в Риме, особенно эффектно смотрелось в вечернее время. Сейчас сплошные световоды заменены точечными светильниками, что нарушило восприятие здания в вечернее время.
Вид на музей с колокольни церкви. 2015. Фото © Денис Ромодин

Верхняя часть фасада – почти глухая стена, облицованная доломитом, который добывали в Эстонской ССР на острове Сааремаа. Авторы проекта решили разнообразить массивный фасад второго этажа нишами и вертикальным окном с выступающим объемом-козырьком, который имитирует трибуну и одновременно акцентирует вход в здание. В 1982 году на козырьке появилась надпись «Музей Красная Пресня» из бронзовых букв.
Не менее эффектны и боковые фасады со стороны Малого Предтеченского переулка и внутриквартального проезда. Первый как будто нависает над тротуаром и украшен лоджиями-нишами, а второй – формирует фон для деревянного дома-музея своими скругленными объемами с большим угловым остеклением.
 
Витраж. 2015. Фото © Денис Ромодин

Авторы проекта основывались на аналогичных мемориальных комплексах, характерных для того времени. В них не предусматривался ряд помещений, которые должны были располагаться в приспосабливаемых постройках по соседству. Это создало ряд недостатков во внутренней планировке. Центральную часть здания занимает лестница с круглым окном в цокольном этаже, связывающая гардероб с залами музея, расположенными на трех этажах. Первоначально в правом крыле первого этажа проектировались помещения для буфета и кухни, поскольку музей был рассчитан на посещение экспозиции большими организованными группами туристов, приезжающих из других городов на обзорные тематические экскурсии. Но так как архитекторы не предусмотрели в проекте административных помещений, а также комнат для научных сотрудников и экскурсоводов, то это пространство в 2015–2016 годах было перестроено под нужды музея.
Зал первого этажа первоначально имел секции из подвесных стеклянных витрин, которые делали интерьер более легким и сочетались со сплошным остеклением внешней стены. Это позволяло увидеть оттуда фасад деревянного мемориального дома, куда был организован проход из межэтажной площадки второй лестницы, соединяющей гардероб в цоколе с экспозиционными залами второго этажа. Ныне прежнее пространство гардероба перестроено под выставочный зал, а гардероб разместился в цоколе основной лестницы.
План здания. Публикуется по: «Архитектурное творчество СССР». Вып.8

Несмотря на трансформацию первоначальной экспозиции, а также некоторые изменения планировочного решения, почти полностью сохранилась отделка залов второго этажа. Наиболее эффектно решены интерьеры двух залов, которые освещаются шедовой кровлей. Высота окон и наклон секций крыши решены таким образом, чтобы солнечный свет не проникал непосредственно на уровень экспозиции в залах, но при этом обеспечивал равномерную освещенность помещений. Третий зал отделен от двух других наклонным пандусом и стеклянными дверьми, что дает возможность устраивать в нем самостоятельные лекции и выставки. Интерьер зала украшен доломитом и абстрактной витражной линией, в которой читается революционная тематика: штыки, серп и молот.
Четвертый зал по первоначальному проекту предполагалось сделать киноконцертным, но в конце 1970-х возникла идея большой диорамы «Героическая Пресня. 1905 год», которая была выполнена под руководством художника-монументалиста Е. Дешалыта и открыта в 1982 году. Само полотно и макетированная часть диорамы были оборудованы световой и звуковой партитурой, которая в настоящее время восстановлена. Зал диорамы в 1982-м был переоформлен в новом стиле: стены были отделаны красными панелями, а ограждение, цоколь и подвесной потолок – алюминиевыми рейками, анодированными под старую бронзу.
Несмотря на недостатки планировки и внутренние перестройки 2010–2015 годов, здание остается знаковым объектом архитектуры 1970-х и примером «средового брутализма» деликатно вписанного в историческую застройку. Новое здание музея стало примером того, как современная архитектура может быть выразительной и монументальной, но при этом относиться с уважением к своему окружению.



Фотографии Дениса Есакова


Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков

 

18 Октября 2018

author pht

Авторы текста:

Денис Ромодин, Денис Есаков
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Пресса: Спасите модернизм
Архитектор Алексей Быков объехал Украину в поисках зданий в стиле модернизм. Большинство из них в запустении, не считаются архитектурными памятниками и скоро могут быть снесены или кардинально перестроены. Алексей рассказал Bird in Flight, почему модернистские здания нужно оберегать и сложно снимать.
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.