Музей «Пресня»

Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.

mainImg
Музей «Пресня»
(филиал Государственного центрального музея современной истории России)
«Моспроект-2»
Москва, Большой Предтеченский переулок, 4
1971–1975

Денис Ромодин, историк архитектуры:

Историко-мемориальный музей «Пресня» был открыт 8 ноября 1924 года в одноэтажном деревянном жилом доме 1860-х годах постройки; этот дом до 1918-го был доходным, а в феврале 1917 года в трех его помещениях помещался Пресненский районный комитет РСДРП(б). К началу событий октября 1917-го во всех районах Москвы были сформированы военно-революционные комитеты, и часть пустующих помещений дома занял ВРК.
В 1920-х согласно ленинскому плану монументальной пропаганды идей революции был дан старт процессу музеефикации мест, связанных с революционными событиями первых десятилетий XX века, и увековечивания памяти вождей и героев революций. Так, в ноябре 1924 года по инициативе ветеранов революций 1905 и 1917 годов в этом доме был открыт мемориальный историко-революционный музей «Красная Пресня», который в 1940-м стал филиалом Государственного музея Революции. На тот момент часть дома еще оставалась жилой и была занята коммунальными квартирами. Их жильцов выселили лишь по решению 1948 года.
Постепенно разраставшейся экспозиции становилось тесно в восьми залах деревянного дома. В мае 1967-го Краснопресненский райисполком принял решение «реставрировать деревянное строение – мемориальный памятник 1917 года и построить рядом с ним новое здание музея». Одновременно началось расселение соседнего деревянного дома первой трети XIX века для размещения там части новой экспозиции музея.

В связи с принятием Генерального плана развития и реконструкции Москвы в 1971 году началась реконструкция района Пресни, но еще задолго до принятия этого документа там стартовал массовый снос деревянной и кирпичной малоэтажной застройки XIX – начала XX веков. В фондах Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева сохранилось официальное письмо директора Музея Революции А. Толстихиной к директору института «Моспроект-3» А. Арефьеву и первому заместителю председателя Исполкома Краснопресненского райсовета П. Цицину с обоснованием проекта по созданию заповедника. В этом письме предлагалось организовать заповедную зону в начале Большевистской улицы (так назывался Большой Предтеченский переулок с 1924 по 1994 годы) с восстановлением покрытия мостовой булыжником, воссозданием малых архитектурных форм и элементов городской среды рубежа XIX – XX веков. Сохранившиеся и расселенные деревянные дома предполагалось отдать под размещение тематических экспозиций музея «Красная Пресня».
Проект создания музейного заповедника, 1971 год. Фонды ГЦМСИР. Предоставлено ГЦМСИР

Однако это предложение не нашло поддержки: было принято решение только о строительстве нового корпуса в создававшейся охранной зоне между реставрируемым деревянным домом №2 и изначальным зданием музея. Это пространство было занято хозяйственными дворами, которые было решено превратить в курдонер. Так как застройка этого квартала была малоэтажной и до 1970-х начало бывшего переулка представляло собой целостный ансамбль гражданской застройки XIX – начала XX века с доминантой в виде церкви Рождества Иоанна Предтечи, выстроенной поэтапно в XVIII–XIX веках, то коллектив «Моспроекта-2» во главе с архитектором В. Антоновым принял решение отодвинуть новый проектируемый корпус музея вглубь от красной линии улицы, чтобы не нарушать исторической перспективы. При составлении плана участка для размещения нового здания были сохранены и три вяза, высаженных в XIX веке. Из-за этого конфигурация здания получила излом возле переулка Капранова (ныне – Малый Предтеченский переулок). Эти же деревья с раскидистыми кронами маскировали новое здание и делали его «невидимым» в перспективе Большевистской улицы. Тем самым новое здание было корректно вписано в свободное пространство участка, примкнув вплотную к деревянному дому музея: тем самым был обеспечен переход между экспозициями внутри этих двух построек. Строительство нового корпуса музея началось в 1971 году, торжественное открытие состоялось 24 декабря 1975 года.

Авторы проекта решили интересную, но сложную задачу композиционного решения фасадов, поделив его на две части – верхнюю и нижнюю. Сплошное остекление нижней части как бы растворяет в отражении историческую застройку и зелень курдонера, делая первый этаж более легким и прозрачным. Сквозь него просматривается экспозиция и холл музея с витражной лентой, выполненной по эскизам художницы Е. Головинской. Витражная стена несет и практическую функцию – закрывает фойе музея от хозяйственного двора при соседней телефонной станции. Потолки общественных помещений первого этажа прорезывались поперечными световодами, которые шли через витрину остекления и выходили на улицу в козырек нависающей части второго этажа. Это решение, позаимствованное у железнодорожного вокзала Термини в Риме, особенно эффектно смотрелось в вечернее время. Сейчас сплошные световоды заменены точечными светильниками, что нарушило восприятие здания в вечернее время.
Вид на музей с колокольни церкви. 2015. Фото © Денис Ромодин

Верхняя часть фасада – почти глухая стена, облицованная доломитом, который добывали в Эстонской ССР на острове Сааремаа. Авторы проекта решили разнообразить массивный фасад второго этажа нишами и вертикальным окном с выступающим объемом-козырьком, который имитирует трибуну и одновременно акцентирует вход в здание. В 1982 году на козырьке появилась надпись «Музей Красная Пресня» из бронзовых букв.
Не менее эффектны и боковые фасады со стороны Малого Предтеченского переулка и внутриквартального проезда. Первый как будто нависает над тротуаром и украшен лоджиями-нишами, а второй – формирует фон для деревянного дома-музея своими скругленными объемами с большим угловым остеклением.
 
Витраж. 2015. Фото © Денис Ромодин

Авторы проекта основывались на аналогичных мемориальных комплексах, характерных для того времени. В них не предусматривался ряд помещений, которые должны были располагаться в приспосабливаемых постройках по соседству. Это создало ряд недостатков во внутренней планировке. Центральную часть здания занимает лестница с круглым окном в цокольном этаже, связывающая гардероб с залами музея, расположенными на трех этажах. Первоначально в правом крыле первого этажа проектировались помещения для буфета и кухни, поскольку музей был рассчитан на посещение экспозиции большими организованными группами туристов, приезжающих из других городов на обзорные тематические экскурсии. Но так как архитекторы не предусмотрели в проекте административных помещений, а также комнат для научных сотрудников и экскурсоводов, то это пространство в 2015–2016 годах было перестроено под нужды музея.
Зал первого этажа первоначально имел секции из подвесных стеклянных витрин, которые делали интерьер более легким и сочетались со сплошным остеклением внешней стены. Это позволяло увидеть оттуда фасад деревянного мемориального дома, куда был организован проход из межэтажной площадки второй лестницы, соединяющей гардероб в цоколе с экспозиционными залами второго этажа. Ныне прежнее пространство гардероба перестроено под выставочный зал, а гардероб разместился в цоколе основной лестницы.
План здания. Публикуется по: «Архитектурное творчество СССР». Вып.8

Несмотря на трансформацию первоначальной экспозиции, а также некоторые изменения планировочного решения, почти полностью сохранилась отделка залов второго этажа. Наиболее эффектно решены интерьеры двух залов, которые освещаются шедовой кровлей. Высота окон и наклон секций крыши решены таким образом, чтобы солнечный свет не проникал непосредственно на уровень экспозиции в залах, но при этом обеспечивал равномерную освещенность помещений. Третий зал отделен от двух других наклонным пандусом и стеклянными дверьми, что дает возможность устраивать в нем самостоятельные лекции и выставки. Интерьер зала украшен доломитом и абстрактной витражной линией, в которой читается революционная тематика: штыки, серп и молот.
Четвертый зал по первоначальному проекту предполагалось сделать киноконцертным, но в конце 1970-х возникла идея большой диорамы «Героическая Пресня. 1905 год», которая была выполнена под руководством художника-монументалиста Е. Дешалыта и открыта в 1982 году. Само полотно и макетированная часть диорамы были оборудованы световой и звуковой партитурой, которая в настоящее время восстановлена. Зал диорамы в 1982-м был переоформлен в новом стиле: стены были отделаны красными панелями, а ограждение, цоколь и подвесной потолок – алюминиевыми рейками, анодированными под старую бронзу.
Несмотря на недостатки планировки и внутренние перестройки 2010–2015 годов, здание остается знаковым объектом архитектуры 1970-х и примером «средового брутализма» деликатно вписанного в историческую застройку. Новое здание музея стало примером того, как современная архитектура может быть выразительной и монументальной, но при этом относиться с уважением к своему окружению.



Фотографии Дениса Есакова


Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков
Музей «Пресня». Фото © Денис Есаков

 

18 Октября 2018

Денис Есаков

Авторы текста:

Денис Есаков, Денис Ромодин
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Пресса: Спасите модернизм
Архитектор Алексей Быков объехал Украину в поисках зданий в стиле модернизм. Большинство из них в запустении, не считаются архитектурными памятниками и скоро могут быть снесены или кардинально перестроены. Алексей рассказал Bird in Flight, почему модернистские здания нужно оберегать и сложно снимать.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.