Все в Алма-Ату

Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 Анна Броновицкая, Николай Малинин и Юрии Пальмин писали свой путеводитель по архитектуре модернизма Алма-Аты, кажется, года два, то и дело пребывая в изучаемом городе. Наблюдая за их работой издали, я совершенно не сомневалась, что все здания пройдены, включая закрытые закоулки, архивы подняты, люди опрошены – словом, вопрос будет закрыт. Так, в сущности, и оказалось. И между тем в предисловии авторы очень точно (и честно) определяют историографическое положение своего труда: «это всего лишь «путеводитель»: 50 с небольшим самых интересных зданий за 30 лет <…> это не «каталог», который предполагает полноту и доскональность (этим благородным делом как раз заняты наши друзья и коллеги из «АрхКода»); и это не «история архитектуры», которая обязана быть последовательной и логичной (ее всю жизнь пишет Елизавета Малиновская)». Так что к очевидно немалому объему труда московские «варяги» добавили точное позиционирование своих усилий. Ну что сказать, так и надо.
Анна Броновицкая, Николай Малинин, Юрий Пальмин. «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991. М., 2018. Фотография Архи.ру
Анна Броновицкая, Николай Малинин, Юрий Пальмин. «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991. М., 2018. Фотография Архи.ру

Кажется, сколько-то лет назад историк древнерусской живописи Левон Нерсесян сетовал, что жанр путеводителей серьезно измельчал в погоне за рыночной состоятельностью: прилавки заполнены поверхностно-перечислительными книжками, позволяющими разве что на месте сориентироваться человеку, который не купил себе мобильный интернет, а ощущения, атмосферу, ценность – не передают, в отличие от многими любимых «Образов Италии» Пал Палыча Муратова. Впрочем, «Образы…», заметим, и не путеводитель.

А здесь – путеводитель (ну, вроде бы он) и совершенно лишен перечисленных недостатков, – как будто отклик на запрос аудитории ценителей. Но на привычные путеводители не очень похож. Он сросся с жанром книги, теми самыми образами, и получились образы модернистской Алма-Аты.

Книга построена по тому же принципу, что и "Москва" 2016 года, решена в том же дизайне, определен тот же диапазон 1955–1991; вступление короткое, вместо заключения – главы о воде и о монументальном искусстве (там были отдельные ВДНХ, метро и Зеленоград). Но в «Москве» 78 объектов и и 327 страниц, в Алма-Ате 351 страница и 53 объекта, а страницы, кхм, шире. Значит, каждому объекту досталось больше внимания. Так и есть – тексты длиннее и включают многие отступления, которые, опять же, не позволяют сомневаться, что помимо интервью у современников Броновицкая-Малинин-Пальмин прочли все журналы и книги (нередко вспоминают Домбровского), посмотрели все оттепельное кино, поработали в архивах, общались с историками. И еще «работали над книгой в он-лайн режиме», совещаясь с сообществом в соцсетях.
Анна Броновицкая, Николай Малинин, Юрий Пальмин. «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991. М., 2018. Фотография Архи.ру

К примеру, в рассказ о ресторане Алма-Ата встроена история его предшественницы, деревянной столовой Казкрайсоюза (1931-1933), построенной Гегелло и Кричевским из качественного алтайского леса в 1931-1933. В историю гостиницы Алма-Ата включен расположенный по соседству сталинский театр Оперы и балета. И так далее, почти в каждой статье: предшественники, соседи, зарубежные аналогии, критика, истории про обкомовских начальников, радости советского соцкультбыта, дефицит, очереди, судьба зданий в 1990-е – 2000-е, недавние раскрытия монументальных рельефов, замаскированных гипсокартоном, судьба перенесенных в другие места скульптур и перелицованных фасадов. Разбавлено историческими байками и анекдотами. Воистину «широкий контекст искусства и культуры, социальной и политической истории» – так определяют свой подход сами авторы.
Анна Броновицкая, Николай Малинин, Юрий Пальмин. «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991. М., 2018. Фотография Архи.ру

Поэтому читается книга не как справочник-путеводитель, а как очерки алма-атинского модернизма. Постепенно, от здания к зданию, узнаешь главных героев: Николая Рипинского, вдохновившего значительную часть модернистских зданий в городе; в 1970-е он возглавлял Казгорпроект, институт, построивший себе (впрочем, раньше, к 1961 году) полностью стеклянное здание-аквариум, и «сварившийся» в нем до полной переделки фасадов. Ивана Белоцерковского, главного архитектора города с 1941 года, упорно пририсовывавшего в фасадам сталинские колонны. Или Евгения Сидоркина, который родился в Вятке, учился в Ленинграде, «влюбился в сокурсницу [Гульфайрус Исмаилову], а затем – в ее родной город», для которого собственноручно вырезал монументальные сграффито. Постепенно понимаешь, что Алма-Ата, небольшой город Верный, отстроенный в столичном масштабе именно после войны, многие решения модернистской архитектуры получил первым в стране советов: первый полностью стеклянный фасад, первые жалюзи, первая изогнутая пластина, и в целом «в Москве еще не было». И это в Казахстане, где «каждый десятый взрослый житель занят в строительстве, [но] только сто человек архитекторов» [слова Николая Рипинского, 1971]. К тому же после переноса столицы в Астану алма-атинской модернизм меньше пострадал от сносов и реконструкций. Хотя пострадал, об этом почти в каждом очерке. Иными словами, Алма-Ата – город, заполненный примерами первоклассного, часто передового для Союза модернизма, неплохо сохранившимися и не слишком известными широкому кругу даже любителей модернизма.

Тут прямо разрываешься, что делать: срываться и срочно ехать в Алматы, смотреть столь интересные вещи, или с комфортом и удовольствием, лежа на диване читать чудесные про нее истории, усваивая имена и исторические последовательности, поданные нам с литературной непринужденностью. Пожалуй, сначала второе, потом первое, а потом опять второе – книга, да и сама эта архитектура, вовсе не об экзотике казахского модернизма, а о послевоенном искусстве в целом, о существенной его части. 

Презентация справочника-путеводителя «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991» запланирована 1 октября (понедельник), в 19:30 в «Гараже» в парке Горького. 

20 Сентября 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
«Животворна и органична здесь»
Рецензия петербургского архитектора Сергея Мишина на третью книгу «Гаража» об архитектуре модернизма – на сей раз ленинградского, – в большей степени стала рассуждением о специфике города-проекта, склонного к смелым жестам и чтению стихов. Который, в отличие от «города-мицелия», опровергает миф о разрушительности модернистской архитектуры для традиционной городской ткани.
Сохранить окна ТАСС!
Проблема в том, что фасады ТАСС 1977 года могут отремонтировать, сохранив в целом рисунок, но в других материалах – так, что оно перестанет быть похожим на себя и потеряет оригинальный, то есть подлинный, облик. Собираем подписи за присвоение зданию статуса объекта наследия и охрану его исторического облика.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
5 лайфхаков типового проекта загородного дома
Руководитель отдела R&D компании Good Wood Елена Дубовенко рассказывает, как архитектору избежать ошибок и создать успешный типовой продукт на примере каменного барнхауса площадью 176 кв. м для семьи из четырех человек.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Сейчас на главной
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Избушка волонтера
Микродом, придуманный бюро Архдвор для людей, готовых совмещать путешествия с участием в восстановлении заброшенных деревень и памятников архитектуры. Первые Izbushk′и установлены в деревне Астошово и уже принимают гостей.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Алексей Курков: «Суть навигации – в диалоге с пространством...
Одна из специализаций бюро «Народный архитектор» – навигационные системы в общественных пространствах. Алексей Курков рассказал о том, почему это направление – серьезная архитектурная задача, решение которой позволяет не только сделать место понятным и комфортным, но и сохранить его память или добавить новую ценность.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Пятидворье
Для микропарка в исторической части города Кукмор архитекторы Citizenstudio выбрали масштаб двора и создали систему камерных пространств с разными функциями и настроением, которые возвращают месту центральную роль в городе.
Пресса: 20 главных зданий России XXI века
За последние 20 лет города России радикально изменились, хотя иногда и казалось, что это не так. У нас появились школы, офисы и парки мирового уровня. «Афиша Daily» выбрала 20 главных архитектурных объектов, построенных в России в XXI веке.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.