Все в Алма-Ату

Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Анна Броновицкая, Николай Малинин и Юрии Пальмин писали свой путеводитель по архитектуре модернизма Алма-Аты, кажется, года два, то и дело пребывая в изучаемом городе. Наблюдая за их работой издали, я совершенно не сомневалась, что все здания пройдены, включая закрытые закоулки, архивы подняты, люди опрошены – словом, вопрос будет закрыт. Так, в сущности, и оказалось. И между тем в предисловии авторы очень точно (и честно) определяют историографическое положение своего труда: «это всего лишь «путеводитель»: 50 с небольшим самых интересных зданий за 30 лет <…> это не «каталог», который предполагает полноту и доскональность (этим благородным делом как раз заняты наши друзья и коллеги из «АрхКода»); и это не «история архитектуры», которая обязана быть последовательной и логичной (ее всю жизнь пишет Елизавета Малиновская)». Так что к очевидно немалому объему труда московские «варяги» добавили точное позиционирование своих усилий. Ну что сказать, так и надо.
Анна Броновицкая, Николай Малинин, Юрий Пальмин. «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991. М., 2018. Фотография Архи.ру
Анна Броновицкая, Николай Малинин, Юрий Пальмин. «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991. М., 2018. Фотография Архи.ру

Кажется, сколько-то лет назад историк древнерусской живописи Левон Нерсесян сетовал, что жанр путеводителей серьезно измельчал в погоне за рыночной состоятельностью: прилавки заполнены поверхностно-перечислительными книжками, позволяющими разве что на месте сориентироваться человеку, который не купил себе мобильный интернет, а ощущения, атмосферу, ценность – не передают, в отличие от многими любимых «Образов Италии» Пал Палыча Муратова. Впрочем, «Образы…», заметим, и не путеводитель.

А здесь – путеводитель (ну, вроде бы он) и совершенно лишен перечисленных недостатков, – как будто отклик на запрос аудитории ценителей. Но на привычные путеводители не очень похож. Он сросся с жанром книги, теми самыми образами, и получились образы модернистской Алма-Аты.

Книга построена по тому же принципу, что и "Москва" 2016 года, решена в том же дизайне, определен тот же диапазон 1955–1991; вступление короткое, вместо заключения – главы о воде и о монументальном искусстве (там были отдельные ВДНХ, метро и Зеленоград). Но в «Москве» 78 объектов и и 327 страниц, в Алма-Ате 351 страница и 53 объекта, а страницы, кхм, шире. Значит, каждому объекту досталось больше внимания. Так и есть – тексты длиннее и включают многие отступления, которые, опять же, не позволяют сомневаться, что помимо интервью у современников Броновицкая-Малинин-Пальмин прочли все журналы и книги (нередко вспоминают Домбровского), посмотрели все оттепельное кино, поработали в архивах, общались с историками. И еще «работали над книгой в он-лайн режиме», совещаясь с сообществом в соцсетях.
Анна Броновицкая, Николай Малинин, Юрий Пальмин. «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991. М., 2018. Фотография Архи.ру

К примеру, в рассказ о ресторане Алма-Ата встроена история его предшественницы, деревянной столовой Казкрайсоюза (1931-1933), построенной Гегелло и Кричевским из качественного алтайского леса в 1931-1933. В историю гостиницы Алма-Ата включен расположенный по соседству сталинский театр Оперы и балета. И так далее, почти в каждой статье: предшественники, соседи, зарубежные аналогии, критика, истории про обкомовских начальников, радости советского соцкультбыта, дефицит, очереди, судьба зданий в 1990-е – 2000-е, недавние раскрытия монументальных рельефов, замаскированных гипсокартоном, судьба перенесенных в другие места скульптур и перелицованных фасадов. Разбавлено историческими байками и анекдотами. Воистину «широкий контекст искусства и культуры, социальной и политической истории» – так определяют свой подход сами авторы.
Анна Броновицкая, Николай Малинин, Юрий Пальмин. «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991. М., 2018. Фотография Архи.ру

Поэтому читается книга не как справочник-путеводитель, а как очерки алма-атинского модернизма. Постепенно, от здания к зданию, узнаешь главных героев: Николая Рипинского, вдохновившего значительную часть модернистских зданий в городе; в 1970-е он возглавлял Казгорпроект, институт, построивший себе (впрочем, раньше, к 1961 году) полностью стеклянное здание-аквариум, и «сварившийся» в нем до полной переделки фасадов. Ивана Белоцерковского, главного архитектора города с 1941 года, упорно пририсовывавшего в фасадам сталинские колонны. Или Евгения Сидоркина, который родился в Вятке, учился в Ленинграде, «влюбился в сокурсницу [Гульфайрус Исмаилову], а затем – в ее родной город», для которого собственноручно вырезал монументальные сграффито. Постепенно понимаешь, что Алма-Ата, небольшой город Верный, отстроенный в столичном масштабе именно после войны, многие решения модернистской архитектуры получил первым в стране советов: первый полностью стеклянный фасад, первые жалюзи, первая изогнутая пластина, и в целом «в Москве еще не было». И это в Казахстане, где «каждый десятый взрослый житель занят в строительстве, [но] только сто человек архитекторов» [слова Николая Рипинского, 1971]. К тому же после переноса столицы в Астану алма-атинской модернизм меньше пострадал от сносов и реконструкций. Хотя пострадал, об этом почти в каждом очерке. Иными словами, Алма-Ата – город, заполненный примерами первоклассного, часто передового для Союза модернизма, неплохо сохранившимися и не слишком известными широкому кругу даже любителей модернизма.

Тут прямо разрываешься, что делать: срываться и срочно ехать в Алматы, смотреть столь интересные вещи, или с комфортом и удовольствием, лежа на диване читать чудесные про нее истории, усваивая имена и исторические последовательности, поданные нам с литературной непринужденностью. Пожалуй, сначала второе, потом первое, а потом опять второе – книга, да и сама эта архитектура, вовсе не об экзотике казахского модернизма, а о послевоенном искусстве в целом, о существенной его части. 

Презентация справочника-путеводителя «Алма-Ата: архитектура советского модернизма. 1955–1991» запланирована 1 октября (понедельник), в 19:30 в «Гараже» в парке Горького. 

20 Сентября 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.