English version

Колосс-интроверт

МФК «Лотос» хорошо известен среди московских построек недавних лет. Рассматриваем, что получилось, анализируем образ и впечатления.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

25 Июля 2016
mainImg
Мастерская:
СПИЧ
Проект:
Многофункциональный комплекс «Лотос»
Россия, Москва, Ул. Одесская, вл. 2

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Алексей Ильин
Главный архитектор проекта: Алексей Ильин
Главный инженер проекта: Л. Макухина
Архитекторы проекта: А. Борисов, Л. Тришкина, Г. Чембаева
 

2007 — 2011 / 2011 — 2014

Конструктивные решения: ООО «МБ-Проект Бюро»
Дизайн входных зон: T+T Architects
Мы уже рассказывали, и довольно подробно, о проекте многофункционального, преимущественно офисного, комплекса в Зюзино на Одесской улице, рядом с метро «Нахимовский проспект» и речкой Котловкой (авторы проекта – Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Алексей Ильин, SPEECH). К концу 2014 года он воплотился практически так, как и был задуман, получил название «Лотос», и успел поучаствовать в смотрах многих известных российских архитектурных премий. Иными словами, здание – как известное, так и заметное, и в числе прочего ещё и потому, что это один из проектов, придуманных прямо перед финансовым кризисом 2008 года, но успешно воплощённых после него. Впрочем заметно оно не только теоретически: комплекс виден со многих сторон, довольно издалека, и уж конечно он поражает воображение людей, проезжающих по Нахимовскому проспекту, когда среди запылённых просторов, панельных домов и пятиэтажек, какого-то вечного дорожного ремонта и обильно растущих, но несколько чахлых деревьев – вдруг возникает крупный, но цельный, блестящий объем, скомпонованный плотно-компактно, и в то же время как будто немного вращающийся, этакое стеклянное торнадо.
Многофункциональный комплекс «Лотос»
© Алексей Народицкий
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий

Моим первым впечатлением была совершенная иномирность этого здания. В рыхлом и монотонном «спальном» окружении, где пятиэтажки и панельные микрорайоны перемежаются с промышленного вида полузаброшенными пустырями – его гладкое, блестящее, темно-синее тело 85-метровой высоты кажется либо выросшим, а точнее даже высверлившимся из земли, если не упавшим с неба. Это совершеннейший alien, и он сам это чувствует – замыкается в своём круге, впрочем не робко, а вполне себе уверенно. У греков была сказка по драконьи зубы, которые прорастали в поле – по ощущениям похоже: перед нами сильное и самодостаточное сооружение. В московском контексте оно эмоционально перекликается, наверное, только с Сити, там тоже у наблюдателя поначалу возникает похожий трепет перед нечеловеческим масштабом и качеством поверхностей. Как будто бы тесно насаженный там куст небоскребов дал вегетативный отросток. Больше всего возникает параллелей, конечно, с башней «Федерация», потому что её строил, с Петером Швегером, Сергей Чобан, но это сходство не слишком важно – скорее, и Сити, и «Лотос» принадлежат к одному жанру честной офисной громады, не намеренной себя маскировать, что предполагает и стеклянные фасады, и масштаб, и цельность стереометрической техногенной формы. Тридцать лет постмодернизма показали, что мимикрировать таким зданиям «не идёт», да и не получается, – честность и прямота в таком жанре уместнее.

Но пока вернемся к теме «пробуривания» из земли. Во-первых, спиральный план состоит из трёх корпусов-лопастей, так и намекающих на какой-то винт, может быть, вертолетный в духе поисков авангарда, а может быть, и какой-то другой. Во-вторых, огранка двух верхних этажей напоминает, особенно при близоруком взгляде снизу, зубчатый край заточенного инструмента. Её, конечно, можно было бы возвести к классическому аттику с чередующимися в шахматном порядке пилонами, но образ здания, в целом скорее техногенный, заставляет больше думать о механизме, чем об аттике. И третье: стеклянный фасад вырастает прямо из земли, безо всякого цоколя, местами он лишь открывает нишу-вход. Отчего хочется предположить, что и под землёй осталось немало такой же материи.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Схема осей
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий

Что отчасти правда: внизу четыре этажа парковки. В её центре ­– атриум, он накрыт куполом, внутри по проекту планировалось вырастить дерево – об этом мы уже рассказывали. Тогда же, отталкиваясь от идеи живого дерева, посаженного в центр здания-механизма, возникала логическая конструкция: здание стеклянно и небоскрёбно, но дереву удалось его немного расшевелить и оживить.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий

Всё так. При рассмотрении поначалу, конечно, впечатляешься колоссальностью. Но приглядевшись внимательнее, замечаешь довольно много признаков тонкой пластической игры, которая разворачивается в рамках сверхчеловеческого масштаба, но от этого не теряет интенсивности, а скорее даже приобретает её.

Прежде всего форма каждого корпуса – а они в общем и целом очень похожи – сочетает в себе цилиндр с конусом, обыгрывая напряжение, возникающее между этими двумя родственными, но разными формами. Каждый корпус можно представить себе как треть цилиндра, но на этом дело не заканчивается. Если мы посмотрим на их торцы, то увидим, что они трапециевидные, причем если один кверху сужается, то другой расширяется. По объёму проходит некая вселенская рябь, подобная колебаниям световых волн или электрических полей, – с одной стороны. А с другой стороны – напоминающая о курватурах классической колонны, переложенных на пост-энштейновский язык современной архитектуры.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий

Из-за геометрии, которая вынуждает объемы каждого корпуса совершить внутри себя небанальный переход от обычной трапеции к перевернутой, – внешние стены повсеместно оказываются не вполне вертикальны. Это хорошо видно на чертежах и разрезах. А если ходить вокруг, то глаз улавливает тонкости не сразу и создается впечатление, что сигнал об имманентной сложности этого гиганта приходит из подсознания. Неожиданно понимаешь, что у здания, на первый взгляд крупного, крепкого и простого, есть душа, оно не просто стоит, а и покачивается, и не от ветра, а в такт внутренней мелодии.

И того мало. Все стеклянные этажи объединены по два, и внешнее стекло широких стеклянных лент наклонено к небу; нижний край выступает консолью, образуя подобие козырька, защищающего каждую следующую пару этажей от солнца, – подчёркивают архитекторы. Наклонные поверхности лучше отражают небо, поэтому здание кажется таким синим, популярный наше время сдвоенный ритм помогает «съесть» масштаб. Черные тени консолей расчерчивают объемы графикой, красивой, похожей на рисунок кистью, черной тушью. Контуры «мазков» в перспективе плавно меняются, истоньшаются, заостряются, как линия, умело проведенная по китайскому шелку (на шелк – особенно похоже на закате), и в объеме появляется подчеркивающая, проявляющая его особенности графика. А особенности таковы, глядя на рисунок «штрихов», начинаешь сомневаться в том, равномерно ли выступают консоли или тоже включаются в игру. Но нет, они выступают равномерно, лишь графика теней обманывает глаз, ведет за собой. Впечатление похоже на акварель, прорисованную пером: по фасадам, расчерченным регулярной тонкой сеткой стыков, проходят широкие «мазки» консолей, причем где-то циркульные, с изогнутых поверхностей встречаются с прямыми, с плоских торцов – в таких местах особенно чувствуется энергичная пластика объемов. Любой, кто когда-либо штриховал цилиндр по форме, меня поймёт. Прозрачность углов, видимых на просвет, равно как и то, что корпуса отражаются друг в друге, добавляет и сложности, и живописности, разной интенсивности пятен холодной палитры, дробящихся на сгибах.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий
Многофункциональный комплекс «Лотос». Деталь фасада
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Юлия Тарабарина
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Юлия Тарабарина
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Юлия Тарабарина
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Юлия Тарабарина
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий

Надо сказать, что помимо несколько раз упомянутого выше «бура», комплекс похож на механизм цангового карандаша: есть такие карандаши, которые держат грифель тремя-четырьмя металлическими лапками. Так вот, если убрать грифель, нажать на кнопку и раскрыть механизм – он лепестками раскрывается – получается очень похоже. Теперь вспомним, что и Сергей Чобан, и Сергей Кузнецов, который работал над этим проектом, ещё не будучи главным архитектором Москвы, – увлечённые рисовальщики, то сходство кажется не таким уж маловероятным.

Стекло – слегка тонированное: пропускает внутрь 45% видимого света и только 30% тепла. Оно сохраняет прозрачность, позволяет увидеть светлые строчки ламп дневного света на потолке каждого этажа: особенно заметные вечером и в пасмурный день, они складываются в лаконичный паттерн, оживляющий рисунок полос-консолей. Ночью здание светится изнутри как муравейник светлячков – чем, к слову сказать, тоже очень напоминает Сити. Видимые изнутри строчки света добавляют открытости: в жизни для человека, идущего вечером по улице, важны видимые на просвет, подсвеченные люстрами потолки чужих квартир; ничуть не подглядывая за чужой жизнью, мы оказываемся к ней немного причастны и не одиноки – белые штрихи света на потолке офисного комплекса обыгрывают именно эту эмоцию, что делает его, такой огромный и стереометрический, намного ближе и живее.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий
Многофункциональный комплекс «Лотос». Постройка, 2011-2014. Фотография © Алексей Народицкий
***

В наше время и в нашей стране (не будем брать другие страны) как-то очень мало людей готовы разглядывать архитектуру. Зато большинство готово ставить на ней штампы, не глядя. Офисный – плохо, точечный, уплотнительный – вообще ужасно. «Здание из стекла и бетона» так и вообще остается распространенным ругательством, прижившись в этом качестве, наверное, с восьмидесятых. В такой обстановке и офисы, и башни, неизбежно тушуются, стремятся скрыться, что, как мы помним, им не к лицу: спрятаться все равно не выходит, а неловкие попытки маскировки только уродуют. Здесь совершенно иной случай: «Лотос» заявляет о себе как о большом, стеклянном, офисном – это очевидно. Но сохраняет за собой право волноваться, может быть даже рефлексировать по поводу собственного архитектурного жанра, переливая мысли, а может быть и противоречия в не сразу заметные тонкости пластического решения. У гиганта есть душа; что и требовалось. Неоднократно доказано: именно так и следует действовать в данном жанре.
Многофункциональный комплекс «Лотос». Ситуационный план
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 1 этажа
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 2 этажа
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 11 этажа (офисы)
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 20 этажа
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План 21 этажа (офисы, техническая часть)
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». План эксплуатируемой кровли
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Разрез
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Разрез
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Разрез
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Фасад
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Фасад
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Фасад
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Фасад
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Фасад
© SPEECH
Многофункциональный комплекс «Лотос». Фасад
© SPEECH


Поставщики, технологии

Мастерская:
СПИЧ
Проект:
Многофункциональный комплекс «Лотос»
Россия, Москва, Ул. Одесская, вл. 2

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Алексей Ильин
Главный архитектор проекта: Алексей Ильин
Главный инженер проекта: Л. Макухина
Архитекторы проекта: А. Борисов, Л. Тришкина, Г. Чембаева
 

2007 — 2011 / 2011 — 2014

Конструктивные решения: ООО «МБ-Проект Бюро»
Дизайн входных зон: T+T Architects

25 Июля 2016

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту по проекту Querkraft и Berger + Parkkinen в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.