Сергей Орешкин: «Наш девиз – чистая архитектура без потери индивидуальности и некоторой наивности»

Руководитель архитектурно-проектного бюро «А-Лен» Сергей Орешкин об эволюции компании, работе в регионах и отстаивании творческого эго.

author pht

Беседовала:
Алёна Кузнецова

mainImg
Архи.ру:
– Как начинала свою работу компания «А.Лен»?

Сергей Орешкин:
– На Западе нередко происходит так, что архитектор как-то сразу и ярко вырастает. Многие известные сейчас европейские компании заявили о себе через конкурсы еще в молодые годы – Бьярке Ингельс из BIGа, ребята из Снохетта, кто-то еще. Вторая группа – это крупные компании, которые родились после войны: gmp Architekten, Фостер и так далее. Их создали люди, которым сейчас глубоко за 70. А у нас в России иные способы роста. Например, есть архитекторы, которые после попадания в определенные проектные институты выросли, потому что сразу стали заниматься крупными объектами. Это одна история. Вторая история наша, аленовская, когда компания растет постепенно: начинает с коттеджей, потом берет объекты все крупнее и крупнее, и в конце-концов дорастает до какого-то пика. Я надеюсь, мы как раз доросли. Я начал учиться архитектуре в 14 лет (техникум-работа-армия-институт), закончил – в 28, сейчас мне 54. Сразу по окончании вуза (возможно, я уже тогда как-то зрело выглядел) мне стали предлагать место главного архитектора Вологды и Череповца, но я предпочел проектный институт, где меня, надо сказать, очень ценили. Между тем после открытия собственной мастерской [«А.Лен» создан в 1991 году – прим. ред.] поначалу получилось так, что мы вынуждены были брать небольшие заказы – коттеджи, коттеджные поселки, и были очень загружены. Это была прекрасная школа, в связи с этим я часто вспоминаю Фрэнка Ллойда Райта, карьера которого была для меня откровением. Судьба Райта в чем-то схожа с нашей судьбой, когда узнаешь автора по зрелым работам, а он, оказывается, в молодости лет 20 рисовал коттеджи.

– В какую сторону сейчас эволюционирует компания, как бы Вы определили сегодняшний этап?

– Сегодня больше всего беспокоит вопрос – удастся ли сохранить дальнейший рост компании, несмотря на экономические кризисы и потрясения в стране. Позволят ли состояние здоровья, творческая энергия решать новые задачи. Рост происходит постепенно – ты годами набираешь вес по крупицам и только потом начинаешь чувствовать себя легко в специальности, понимаешь, что нужно делать, как реализовывать себя, трудности построек перестают пугать. Сейчас есть ощущение, что у нас происходит выход на новый уровень. Странно, но с кризисом наступил период раскрепощения. Может быть потому, что стало невозможно что-либо прогнозировать: будет работа – хорошо, не будет – мы сами ее придумаем. Сейчас мы рисуем так, как нам нравится. Не устраивает клиента – и не страшно, он потом поймет, что был неправ, а понравилось – очень хорошо. Такое отношение позволяет поднять уровень. Если все время стараться понравиться клиенту, трудно выдать наилучший, максимальный результат. К счастью, сегодня и заказчик приходит другой – он готов слушать то, что мы говорим. А от работ, которые помешают накоплению веса портфолио, имиджу – мы отказываемся. Сейчас у нас хороший период, приходят ребята, которые горят архитектурой. Сейчас у нас период отстаивания творческого эго.

– А в чем суть вашего творческого эго?

– Классическая схема: до сорока лет хочется эпатажности, а сейчас возникает желание делать взвешенные работы, чистые и яркие, но в то же время аргументированные. Но мне лично будет жалко, если я потеряю в погоне за чистотой непосредственность и даже определенную наивность в работе. Я считаю, что это очень важно. Меня еще в студенческие годы интересовали именно не ожидаемые вещи. Сегодня российская архитектура в 90% случаев – ожидаемая. Но неожиданная вещь – это отнюдь не всегда кривая, косая, экстравагантная. Сегодня появляются и молодые (и даже немолодые) архитекторы, которые неожиданно в эконом-классе, когда в ресурсе одна штукатурка, рождают правильные вещи. Это практически 30-е годы, когда ресурс был крайне маленький, но происходила работа с объемом, градостроительной идеей, в результате достигался невероятный эмоциональный эффект. Поэтому сегодня наш девиз: зрелость без потери взвешенной архитектуры, чистая архитектура без потери индивидуальности и некоторой наивности.

– Название «А.Лен» расшифровывается как «Архитектурный Ленинград». Стоит ли искать в таком названии ностальгические нотки, и как оно вообще появилось?   

– Компания появилась в начале 90-х, когда город еще назывался Ленинград. Почти все названия тогда были аббревиатурами: Ленспецсму, Лентэк, А.Лен. Эти компании позиционировали себя как региональные. Мы ничего не стали менять, я никогда не выпячивал свое имя. Сегодня название четко говорит, что компания немолодая.

– Есть ли у Вас любимые проекты и постройки?

– Мне не стыдно за свои работы, совсем позорных проектов тут не было. Есть вещи, которые с годами становятся лучше. Бывает сожаление, когда кто-то вклинился – либо согласующий орган, либо строитель, у которого чесались руки, и он отобрал у проекта индивидуальность. Бывает, что заказчика не удалось убедить делать то, что нужно, но с каждым годом это делать все легче, ведь это в их интересах.

С возрастом, конечно, меняешься: в тридцать я бы сделал так, а в сорок по-другому, никто не рисует архитектуру с девятнадцати лет до восьмидесяти в одном и том же ключе. Поэтому любимые работы –наверное, последние. Ты ими горишь. Проект жилого комплекса «Я – романтик», сделанный нами в эконом-классе, мне очень нравится. Его недооценили, но я уже заметил, что какие-то найденные там решения вдохновили моих коллег-архитекторов. 
Сергей Орешкин © «А.Лен»
Проект жилого комплекса на намывных территориях Васильевского острова «Я – Романтик!». 2013 © «А.Лен»

Бизнес-центр для Газпрома на Варшавской улице – его морфология опробована уже разными командами, но у всех получается по-своему: это сетка, внутрь которой помещен огромный клубок объемов. Загадочный проект, как и сама компания-заказчик.
Проект бизнес-центра на Варшавской улице. 2013 © «А.Лен»

Иногда сползаешь по ностальгии в неомодерн: мы сейчас делаем дом для «ЮИТ» на улице Чапаева – такой сказочный дом-терем, нагромождение масс, какая-то вязаная кружевная архитектура. Романтизм Петроградской стороны – хочется и на эту тему порисовать. Это не совсем наш подход, мы больше авангардисты, но и в романтической архитектуре что-то есть.
Проект жилого дома на улице Чапаева, 16А. 2013 © «А.Лен»

Дом на Константиновском проспекте рисовали как откровенный европейский модернизм. Использовали медь, натуральный камень, получился фасад очень свободной, живописной рисовки. У дома даже есть свой фан-клуб, так как в городе такой архитектуры очень мало. Ее рисуют в основном совсем юные архитекторы, которые не всегда добираются до города, а из маститых в этом ключе работают только москвичи: Скуратов, Левянт, Скокан. В основе модернизма этого дома лежит наш российский авангард и конструктивизм, объемное проектирование, работа с формой.
Жилой дом на Константиновском проспекте. 2006 © «А.Лен»

Еще очень интересен дом на улице Графтио – дом-пластина, дом-капуста, у которой много-много слоев, каждый из которых немного снят и обнажает следующую толщину, глубину пространства. Здесь есть что-то от Пола Рудольфа, что-то от Ричарда Мейера. Дом продолжает получать награды, в прошлом году ему дали Бриллиантовый диплом Всемирного клуба петербуржцев.
Жилой дом на улице Графтио. 2008 © «А.Лен»

– Нравится ли Вам строить в историческом центре?

– Да, конечно. Здесь кожей чувствуешь среду, ауру. Есть два основных подхода – выделиться на фоне окружающей исторической застройки и спрятаться за нее. Контекстная работа, либо неконтекстная. Ругают обычно неконтекстную архитектуру, когда архитектор выёживается, но с другой стороны, можно вспомнить и положительные примеры: одиозный танцующий дом Фрэнка Гэри в Праге, или зеркальный дом Ханса Холляйна в Вене напротив собора. Бывает другой подход – ты приходишь на место и понимаешь, что если оно требует акцентирования – ты его акцентируешь, а если там и так хватает насыщенной среды, то ее дальше насыщать не нужно, поэтому стараешься подойти деликатно. Например, мы делали дом «Эгоист» – там очень богатая среда, все декорировано, хотелось сделать спокойный дом, как это после назвал Леонид Павлович Лавров – эклектичный конструктивизм. На самом деле в основе был конструктивистский дом, но потом в ходе дебатов с городскими чиновниками, с КГИОП, мы вынуждены были их услышать и немного заточить дом под их требования.
Жилой дом «Эгоист» на улице Восстания. 2006 © «А.Лен»

– Вы много работаете в регионах – чем отличается специфика работы там от работы в Петербурге?

– Нас стали часто приглашать – Саранск, Уфа, Казань, Ярославль, Новосибирск, – и это последствия известности. Для региональных заказчиков это престижно, нас иногда даже считают столичной компанией. Отношение в регионах к архитектору из Петербурга в разы более уважительное, чем здесь. У нас могут учить рисовать фасады, обещают «в рог согнуть», там такого нет.

– Над чем Вы работаете сейчас?

– У нас большой квартал в Уфе, очень интересный, я уверен, что это будет красивая работа. Мы не начинаем работу, пока не перекопаем кучу исторической литературы, не узнаем, что происходило на этом пятне. В Уфе нам досталось место, которое почему-то отпугивало местных архитекторов. Выяснилось, что там стоял кремль, сходились нескольких рек, рядом только что построили огромную мечеть на 3000 молящихся, рядом гора, въезд в город, все одиозное, рельеф жуткий. Но мы вошли в конкурс. В Уфе очень прогрессивная атмосфера, если город продолжит в том же ключе, он может составить сильную конкуренцию Москве в части архитектуры. Люди там сейчас рисуют очень правильно. Так же в свое время зародилась сильнейшая нижегородская школа, которая сейчас в некотором запустении. При губернаторе Немцове и тогдашнем главном архитекторе города Александре Харитонове она сверкала. Сейчас в Нижнем все меньше и меньше всполохов, а тогда было тотальное горение, маленький город, в котором было порядка 10-15 конкурирующих друг с другом архитекторов, среди которых – 5 сильных. Сейчас Уфа в том же положении, в котором Нижний Новгород был примерно 15 лет назад.
Проект жилого комплекса в Уфе, 2014 © «А.Лен»

– Что Вы думаете о практике проведения архитектурных конкурсов?

– Последние два года мы тотально участвуем в конкурсах, минимум по десять в год. Этот опыт мы оцениваем очень позитивно: конкурс не давлеет на нас, можно делать то, что мы хотим, дореализовать вещи, которые тут не доделали. Некоторые проекты получаются очень яркими.

– У вас есть блог в живом журнале (oreshkin.livejournal.com), почему Вы начали его вести?        

– Мы просматриваем очень большой поток информации, и часть ее могла бы быть интересна большому количеству людей. Много постов появляется, когда мы делаем конкурсную работу – это первый признак, что мы что-то готовим, часть материала улетает в ЖЖ. Это очень удобный инструмент, он хронологичен, в тегах формируется тематика. Журнал воспитывает людей, да и коллеги смотрят. В начале это был блог о моей личной работе в «А.Лене», но не так много всего происходит, поэтому сейчас туда идет материал, который составляет основу для проектирования. Мы отбираем архитектуру, которая не вызывает вопросов  с точки зрения качества. Если кто-то заинтересован – он посмотрит блог и будет понимать, куда смотрит «А.Лен», и что нам нравится.
 

26 Июня 2014

author pht

Беседовала:

Алёна Кузнецова

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.