English version

Архитектура потоков

XXII Зимние Олимпийские игры оставили после себя в Сочи обширное архитектурное наследство. Помимо спортивных и жилых объектов, это и внушительные инфраструктурные сооружения, особое место среди которых занимает вокзал «Олимпийский парк», построенный по проекту «Студии 44».

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Вокзал «Олимпийский парк»
Россия, Сочи, Имеретинская низменность

Авторский коллектив:
Архитекторы: Никита Явейн, Владимир Зенкевич, Василий Романцев, Жанна Разумова, Петр Шлихтер. При участии Марии Виноградовой, Вероники Жуковой, Ирины Калиняковой, Евгении Купцовой, Ульяны Сулимовой, Ксении Счастливцевой, Якова Ициксона (макет)
Конструкторы: Владимир Герштейн, Дмитрий Кресов, Рустем Ахимбеков, Андрей Кривоносов, Ирина Ляшко, Наталья Просветова, Владимир Турчевский, Сергей Шведов
(ООО «Архитектурное бюро «Студия 44»); Юрий Бондарев, Дмитрий Никитин (ООО «Тектон»). ГИП: Лев Герштейн. Генеральный подрядчик: НПО «Мостовик»

2009 — 2010 / 2010 — 2013

ДКРС ОАО «РЖД»
Для команды Никиты Явейна этот проект стал огромным профессиональным вызовом. И дело не только и не столько в статусе самого объекта (ведь фактически архитекторы должны были создать «ворота» Олимпиады), сколько в сроках, за которые предстояло его реализовать. Заказ на проект вокзала «Студия 44» получила в марте 2010 года, то есть чуть меньше чем за 4 года до Олимпиады: до этого над проектом работала другая команда, но с их концепцией у заказчика возникли проблемы как по архитектурной части, так и по технологической. «Строго говоря, в России вообще довольно сложно найти архитекторов, которые имели бы опыт проектирования и строительства вокзалов. У «Студии 44» такой опыт был – во-первых, мы построили Ладожский вокзал в Санкт-Петербурге, во-вторых, к тому времени уже выиграли международный конкурс на проект главного железнодорожного вокзала в Астане и вовсю над ним работали, – рассказывает Никита Явейн. – Более того, Ладожский был создан в рекордно короткие сроки, всего за год с небольшим, и думаю, во многом, именно этот опыт обеспечил нам столь престижный и сложный заказ, как Олимпийский вокзал. Всего через полтора месяца после первой встречи с заказчиками мы уже подписали официальный договор, а проектирование начали еще раньше: строго говоря, уже в конце апреля эскизный проект комплекса был одобрен архитектурным советом «Олимпстроя».
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий

Понятно, что в подобных условиях архитекторы были лишены возможности проектировать «с чистого листа». В частности, до прихода в проект «Студии 44» в нем уже были разработаны пассажирские платформы и путевое хозяйство вокзала. Кроме того, архитекторы были обязаны соотнести посадку здания с планировкой входной зоны Олимпийского парка. При этом и путевое хозяйство, и рисунок парка имели криволинейную геометрию, так что изогнутый план вокзала фактически был предрешен: родившись на стыке двух криволинейных геометрий, он увязал их между собой. 
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий

Идеально соответствует такому плану и нелинейная, «текучая» архитектура здания. Как две волны, бегущие навстречу друг другу, навесы над пассажирскими платформами вздымаются над центральным объемом, а затем, резко изменив свое направление, ниспадают вниз козырьком, который укрывает привокзальную площадь от солнца. «Вокзал является одновременно и началом, и завершением всей планировочной системы Олимпийского парка, ее своего рода истоком и устьем. Ведь именно от него начинается маршрут к главной Олимпийской площади, –поясняет Никита Явейн. – Нам хотелось, чтобы архитектура вокзала задавала исходный импульс этому движению, точно передавала его динамизм. Отсюда – непрерывное течение формы, «гидравлическая» пластика оболочки сооружения». Созвучна подобная пластика и характеру окружающего ландшафта: здание вокзала расположено на самой границе Имеретинской низменности, к северу от которой рельеф уступами и террасами поднимается вверх к склонам гор. 
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий

Конечно, повлияла на архитектурно-планировочное решение вокзала и его функция: современному вокзалу, даже такому ответственному, как «ворота Олимпиады», мало быть красивым, главное – это удобство и легкость ориентации. Для того, чтобы оптимально развести потоки движения транспорта, пассажиров, багажа, архитекторы организовали привокзальную площадь в двух уровнях. Верхний уровень – платформа на высоте +6,3 м – целиком предназначен пешеходам и трактован как публичное пространство, откуда по широкой парадной лестнице можно спуститься к входу в Олимпийский парк. А внизу расположены проезды к вокзалу, организованы места для посадки/высадки пассажиров с общественного и личного автотранспорта, остановки служебного транспорта, автобусная станция. 
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий

Внутренняя организация вокзала также имеет многоуровневый ступенчатый характер. Инфраструктура обслуживания пассажиров пригородных направлений в основном размещена в подплатформенном пространстве, а вокзал дальнего следования – над путями, в виде конкорса. Еще выше, на отметке +18,620 м, расположены зал ожидания, зал официальных делегаций, банк, сервис-центр, помещения для пассажиров VIP и подсобные помещения. Все уровни связаны между собой и с пассажирскими платформами лестницами, пандусами, эскалаторами, лифтами.
Вокзал «Олимпийский парк» © Маргарита Явейн
Вокзал «Олимпийский парк» © Маргарита Явейн
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий

Сложная, разветвленная система вертикальных коммуникаций формирует «лицо» внутреннего пространства вокзала, на свой лад выражая идею постоянного движения и перемещения. Ее же воплощает и обнаженная конструкция кровли, поддержанная разветвленными опорами: архитекторы специально не стали закрывать ее подвесными потолками, а лишь окрасили огнезащитной краской стального цвета, который прекрасно сочетается с природным камнем, использованным в отделке стен и лифтовых шахт. Что же касается камня, то выбор «Студии 44» пал на армянский травертин, который очень похож на местный известняк, широко применявшийся при застройке Сочи в 1950-е годы. «Это и дань здешней традиции домостроения и одновременно реверанс в сторону природного окружения, гор», – говорит Никита Явейн. Травертин, кстати, использован как в интерьере, так и в экстерьере, подчеркивая цельность архитектурного облика: варьируется только фактура камня – рваная («скала») либо пиленая.
Вокзал «Олимпийский парк» © Маргарита Явейн
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий

Отдельно стоит сказать о кровле, формирующей облик всего комплекса. Перевод эффектного замысла в натуру оказался очень сложным: практически каждый ее узел разрабатывался индивидуально. Каждый элемент металлоконструкций (а всего их в кровельном покрытии площадью 35 000 кв. м более трехсот) рассчитывался по специальной формуле, изготавливался индивидуально и проходил на заводе контрольную сборку с «подгонкой» по модели. Архитекторы сознательно отдали предпочтение трубчатому профилю: круглое сечение облегчило стыковку колонн с подкосами, сопряжение подкосов с кровлей и т.д. Покрытие кровли выполнено из фальцованного оцинкованного металлического листа, а для того чтобы перевести в натуру его криволинейную геометрию, пришлось задействовать методы параметрического моделирования.
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»

Для вокзала, как и для ряда других олимпийских объектов в Сочи, были разработаны специальные экологические стандарты BREEAM Bespoke, учитывающие  специфику России и спортивных сооружений. Правда, к тому моменту, когда это было сделано, «Студия 44» уже прошла Госэкспертизу со своим проектом, поэтому фактически архитекторам пришлось в нее вернуться, внеся в проект целый ряд изменений, касающихся энерго- и водосбережения, обеспечения качества внутреннего воздуха и акустического комфорта, а также создания условий для использования велосипедов. В здании вокзала используются энергосберегающие стекла, вентиляционное оборудование с пониженным уровнем шума, светильники с энергосберегающими лампами, автоматически регулируемые системы освещения и датчики движения. Специальные импульсные и инфракрасные датчики также следят за потреблением воды, на кровле установлены солнечные батареи, все установки для подачи воздуха и устройства для его охлаждения снабжены встроенными фильтрами, а система очистки наружного воздуха сделана двухступенчатой. Эта гигантская работа не прошла даром: именно вокзал «Олимпийский парк» стал первой постройкой в России, сертифицированной по международному экологическому стандарту BREEAM. Ему присвоен почетный рейтинг VERY GOOD («Очень хорошо») с общим количеством баллов 63,3%, что для России пока является абсолютным рекордом.
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
zooming
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Вокзал «Олимпийский парк»
Россия, Сочи, Имеретинская низменность

Авторский коллектив:
Архитекторы: Никита Явейн, Владимир Зенкевич, Василий Романцев, Жанна Разумова, Петр Шлихтер. При участии Марии Виноградовой, Вероники Жуковой, Ирины Калиняковой, Евгении Купцовой, Ульяны Сулимовой, Ксении Счастливцевой, Якова Ициксона (макет)
Конструкторы: Владимир Герштейн, Дмитрий Кресов, Рустем Ахимбеков, Андрей Кривоносов, Ирина Ляшко, Наталья Просветова, Владимир Турчевский, Сергей Шведов
(ООО «Архитектурное бюро «Студия 44»); Юрий Бондарев, Дмитрий Никитин (ООО «Тектон»). ГИП: Лев Герштейн. Генеральный подрядчик: НПО «Мостовик»

2009 — 2010 / 2010 — 2013

ДКРС ОАО «РЖД»

25 Июня 2014

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Студия 44: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.