Архитектура потоков

XXII Зимние Олимпийские игры оставили после себя в Сочи обширное архитектурное наследство. Помимо спортивных и жилых объектов, это и внушительные инфраструктурные сооружения, особое место среди которых занимает вокзал «Олимпийский парк», построенный по проекту «Студии 44».

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg

Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44

Проект:

Вокзал «Олимпийский парк»
Россия, Сочи

Авторский коллектив:
Архитекторы: Никита Явейн, Владимир Зенкевич, Василий Романцев, Жанна Разумова, Петр Шлихтер. При участии Марии Виноградовой, Вероники Жуковой, Ирины Калиняковой, Евгении Купцовой, Ульяны Сулимовой, Ксении Счастливцевой, Якова Ициксона (макет)
Конструкторы: Владимир Герштейн, Дмитрий Кресов, Рустем Ахимбеков, Андрей Кривоносов, Ирина Ляшко, Наталья Просветова, Владимир Турчевский, Сергей Шведов
(ООО «Архитектурное бюро «Студия 44»); Юрий Бондарев, Дмитрий Никитин (ООО «Тектон»). ГИП: Лев Герштейн. Генеральный подрядчик: НПО «Мостовик»

2010

ДКРС ОАО «РЖД»
Для команды Никиты Явейна этот проект стал огромным профессиональным вызовом. И дело не только и не столько в статусе самого объекта (ведь фактически архитекторы должны были создать «ворота» Олимпиады), сколько в сроках, за которые предстояло его реализовать. Заказ на проект вокзала «Студия 44» получила в марте 2010 года, то есть чуть меньше чем за 4 года до Олимпиады: до этого над проектом работала другая команда, но с их концепцией у заказчика возникли проблемы как по архитектурной части, так и по технологической. «Строго говоря, в России вообще довольно сложно найти архитекторов, которые имели бы опыт проектирования и строительства вокзалов. У «Студии 44» такой опыт был – во-первых, мы построили Ладожский вокзал в Санкт-Петербурге, во-вторых, к тому времени уже выиграли международный конкурс на проект главного железнодорожного вокзала в Астане и вовсю над ним работали, – рассказывает Никита Явейн. – Более того, Ладожский был создан в рекордно короткие сроки, всего за год с небольшим, и думаю, во многом, именно этот опыт обеспечил нам столь престижный и сложный заказ, как Олимпийский вокзал. Всего через полтора месяца после первой встречи с заказчиками мы уже подписали официальный договор, а проектирование начали еще раньше: строго говоря, уже в конце апреля эскизный проект комплекса был одобрен архитектурным советом «Олимпстроя».
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Понятно, что в подобных условиях архитекторы были лишены возможности проектировать «с чистого листа». В частности, до прихода в проект «Студии 44» в нем уже были разработаны пассажирские платформы и путевое хозяйство вокзала. Кроме того, архитекторы были обязаны соотнести посадку здания с планировкой входной зоны Олимпийского парка. При этом и путевое хозяйство, и рисунок парка имели криволинейную геометрию, так что изогнутый план вокзала фактически был предрешен: родившись на стыке двух криволинейных геометрий, он увязал их между собой. 
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Идеально соответствует такому плану и нелинейная, «текучая» архитектура здания. Как две волны, бегущие навстречу друг другу, навесы над пассажирскими платформами вздымаются над центральным объемом, а затем, резко изменив свое направление, ниспадают вниз козырьком, который укрывает привокзальную площадь от солнца. «Вокзал является одновременно и началом, и завершением всей планировочной системы Олимпийского парка, ее своего рода истоком и устьем. Ведь именно от него начинается маршрут к главной Олимпийской площади, –поясняет Никита Явейн. – Нам хотелось, чтобы архитектура вокзала задавала исходный импульс этому движению, точно передавала его динамизм. Отсюда – непрерывное течение формы, «гидравлическая» пластика оболочки сооружения». Созвучна подобная пластика и характеру окружающего ландшафта: здание вокзала расположено на самой границе Имеретинской низменности, к северу от которой рельеф уступами и террасами поднимается вверх к склонам гор. 
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Конечно, повлияла на архитектурно-планировочное решение вокзала и его функция: современному вокзалу, даже такому ответственному, как «ворота Олимпиады», мало быть красивым, главное – это удобство и легкость ориентации. Для того, чтобы оптимально развести потоки движения транспорта, пассажиров, багажа, архитекторы организовали привокзальную площадь в двух уровнях. Верхний уровень – платформа на высоте +6,3 м – целиком предназначен пешеходам и трактован как публичное пространство, откуда по широкой парадной лестнице можно спуститься к входу в Олимпийский парк. А внизу расположены проезды к вокзалу, организованы места для посадки/высадки пассажиров с общественного и личного автотранспорта, остановки служебного транспорта, автобусная станция. 
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Внутренняя организация вокзала также имеет многоуровневый ступенчатый характер. Инфраструктура обслуживания пассажиров пригородных направлений в основном размещена в подплатформенном пространстве, а вокзал дальнего следования – над путями, в виде конкорса. Еще выше, на отметке +18,620 м, расположены зал ожидания, зал официальных делегаций, банк, сервис-центр, помещения для пассажиров VIP и подсобные помещения. Все уровни связаны между собой и с пассажирскими платформами лестницами, пандусами, эскалаторами, лифтами.
Вокзал «Олимпийский парк» © Маргарита Явейн
Вокзал «Олимпийский парк» © Маргарита Явейн
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Сложная, разветвленная система вертикальных коммуникаций формирует «лицо» внутреннего пространства вокзала, на свой лад выражая идею постоянного движения и перемещения. Ее же воплощает и обнаженная конструкция кровли, поддержанная разветвленными опорами: архитекторы специально не стали закрывать ее подвесными потолками, а лишь окрасили огнезащитной краской стального цвета, который прекрасно сочетается с природным камнем, использованным в отделке стен и лифтовых шахт. Что же касается камня, то выбор «Студии 44» пал на армянский травертин, который очень похож на местный известняк, широко применявшийся при застройке Сочи в 1950-е годы. «Это и дань здешней традиции домостроения и одновременно реверанс в сторону природного окружения, гор», – говорит Никита Явейн. Травертин, кстати, использован как в интерьере, так и в экстерьере, подчеркивая цельность архитектурного облика: варьируется только фактура камня – рваная («скала») либо пиленая.
Вокзал «Олимпийский парк» © Маргарита Явейн
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Отдельно стоит сказать о кровле, формирующей облик всего комплекса. Перевод эффектного замысла в натуру оказался очень сложным: практически каждый ее узел разрабатывался индивидуально. Каждый элемент металлоконструкций (а всего их в кровельном покрытии площадью 35 000 кв. м более трехсот) рассчитывался по специальной формуле, изготавливался индивидуально и проходил на заводе контрольную сборку с «подгонкой» по модели. Архитекторы сознательно отдали предпочтение трубчатому профилю: круглое сечение облегчило стыковку колонн с подкосами, сопряжение подкосов с кровлей и т.д. Покрытие кровли выполнено из фальцованного оцинкованного металлического листа, а для того чтобы перевести в натуру его криволинейную геометрию, пришлось задействовать методы параметрического моделирования.
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © Алексей Народицкий
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Для вокзала, как и для ряда других олимпийских объектов в Сочи, были разработаны специальные экологические стандарты BREEAM Bespoke, учитывающие  специфику России и спортивных сооружений. Правда, к тому моменту, когда это было сделано, «Студия 44» уже прошла Госэкспертизу со своим проектом, поэтому фактически архитекторам пришлось в нее вернуться, внеся в проект целый ряд изменений, касающихся энерго- и водосбережения, обеспечения качества внутреннего воздуха и акустического комфорта, а также создания условий для использования велосипедов. В здании вокзала используются энергосберегающие стекла, вентиляционное оборудование с пониженным уровнем шума, светильники с энергосберегающими лампами, автоматически регулируемые системы освещения и датчики движения. Специальные импульсные и инфракрасные датчики также следят за потреблением воды, на кровле установлены солнечные батареи, все установки для подачи воздуха и устройства для его охлаждения снабжены встроенными фильтрами, а система очистки наружного воздуха сделана двухступенчатой. Эта гигантская работа не прошла даром: именно вокзал «Олимпийский парк» стал первой постройкой в России, сертифицированной по международному экологическому стандарту BREEAM. Ему присвоен почетный рейтинг VERY GOOD («Очень хорошо») с общим количеством баллов 63,3%, что для России пока является абсолютным рекордом.
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»
zooming
Вокзал «Олимпийский парк» © «Студия 44»


Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44

Проект:

Вокзал «Олимпийский парк»
Россия, Сочи

Авторский коллектив:
Архитекторы: Никита Явейн, Владимир Зенкевич, Василий Романцев, Жанна Разумова, Петр Шлихтер. При участии Марии Виноградовой, Вероники Жуковой, Ирины Калиняковой, Евгении Купцовой, Ульяны Сулимовой, Ксении Счастливцевой, Якова Ициксона (макет)
Конструкторы: Владимир Герштейн, Дмитрий Кресов, Рустем Ахимбеков, Андрей Кривоносов, Ирина Ляшко, Наталья Просветова, Владимир Турчевский, Сергей Шведов
(ООО «Архитектурное бюро «Студия 44»); Юрий Бондарев, Дмитрий Никитин (ООО «Тектон»). ГИП: Лев Герштейн. Генеральный подрядчик: НПО «Мостовик»

2010

ДКРС ОАО «РЖД»

25 Июня 2014

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.