Травма поиска идентичности

Сергей Хачатуров – о двух новых книгах, посвященных архитектуре последних десятилетий.

author pht

Автор текста:
Сергей Хачатуров

06 Августа 2013
mainImg
Бег времени быстр. То, что только было настоящим – уже прошлое. Так называемый «лужковский стиль» определял лицо Москвы 1990 – 2010 годов. Сегодня он уже история и стал темой двух интереснейших архитектурных книжек: выпущенного немецким издательством Kerber фотоальбома гиперреалиста Фрэнка Херфорта «Имперская помпа» (постсоветский небоскреб) и монографии директора архитектурного бюро Александра Бродского Даши Парамоновой «Грибы, мутанты и другие: архитектура эры Лужкова» (издательство Strelka Press).
Обложка фотоальбома «Имперская помпа». © Frank Herfort

За последние двадцать лет интенсивность архитектурной жизни России была аномально насыщенной. Дело не только в том, что ландшафт многих городов (особенно мегаполисов) неузнаваемо менялся по аналогии с ускоренной прокруткой кинопленки. Дело в том, что сама реакция профессионального сообщества на происходящие изменения менялась столь же молниеносно.

Я очень хорошо помню, что в девяностые такие авторитетные критики, как Григорий Ревзин и Николай Малинин вполне снисходительно относились к стилю постсоветской вернакулярности, ко всем этим пыжащимся быть дружественными по отношению к старой застройке башенкам, бельведерчикам, узорчикам в духе неуклюжего модерна. Ах, это очень мило! Восклицали все. Это наш родной постмодернизм. Большой оригинал! С ним можно даже поиграть в литературные ассоциации (помнится в 1999 году бывшие тогда «митьками» Николай Полисский, Константин Батынков, Сергей Лобанов реагировали на лужковский вернакулярный стиль «Маниловским проектом», предполагавшим созерцательное прожектерство внутри новых московских бельведеров).
Жилой комплекс. Нижний Новгород, 2005/2011. © Frank Herfort
Павелецкая плаза, 2003/2011. © Frank Herfort
Жилой комплекс «Солнечная арка» (Arco di sole). Москва, 2009/2010. © Frank Herfort
Жилой комплекс в Кунцево. Москва, 2002/2010. © Frank Herfort

Но время шло. И дружеское приятие, веселая насмешливость по мере роста аппетитов алчного московского строительного бизнеса сменялись раздражением, злостью, ненавистью. Этими эмоциями стало определяться профессиональное отношение ко все более наглому и беспардонному «лужковскому стилю» двухтысячных. Началась самая настоящая война с «мэрской архитектурой». В ней (опусах компании «Донстрой», например, или творениях Михаила Посохина-младшего) наконец-то увидели безнадежно низкое качество во всем: от замысла до формы дверных ручек и оконных шпингалетов. Масло в огонь подливала и «сносная компания»: когда памятник уничтожали, чтобы потом воссоздать в подобии китайского пластмассового сувенира. Манеж, Военторг, гостиницу «Москва», Царицыно не забудем, не простим!

Но время шло. И сегодня наступила пора рефлексии, спокойного, без истерики исследования того, что произошло в архитектурной жизни России за последние двадцать лет, и как с этим жить дальше.

Фотоальбом Франка Херфорта «Имперская помпа» увлекателен и своим визуальным рядом, и текстами, которые его обрамляют. Немецкий фотохудожник сфотографировал самые, по его мнению, причудливые башни Москвы, Уфы, Екатеринбурга, других городов России, а также столиц союзных республик, например, Астаны, Баку и Минска. По верному наблюдению директора Музея архитектуры Ирины Коробьиной, его беспристрастный взгляд гиперреалиста увидел постсоветские небоскребы некими сюрреалистическими мутантами. Они будоражат воображение и амплитуда реакции на них очень широка. Негативные реакции сконцентрированы в статье Дмитрия Хмельницкого с говорящим названием «Архитектура несуществующего общества». Он говорит о некой имитационной сущности постсоветской архитектуры, которая пытается одновременно быть похожей на Запад и ностальгирует по большому тоталитарному стилю СССР. Психология же тех, кто заказывает архитектуру небоскребов в России 90 – нулевых остается советской: примитивной и антисоциальной, – подчеркивает Хмельницкий. Оттого, надо думать, такой симулятивный результат. Более лояльное отношение к «пронзающим небо» домам бывшего СССР у Маттиаса Шеппа. Он считает героев снимков Херфорта чем-то вроде арки, соединяющей недавно ставшую свободной Россию и союзные республики с цивилизацией Запада, с его развитой технологией и успешным бизнесом.
Здание министерства. Астана, 2004/2012. © Frank Herfort
Торговый комплекс Хан шатыр. Астана, 2010/2012. © Frank Herfort
Шахматный клуб. Ханты-Мансийск, 2011/2012
Линкор тауэр. Москва, 2008/2010

Отвлечемся от умных социально-политических и экономических коннотаций и посмотрим на снимки Фрэнка Херфорта беспристрастно. Оказывается, разглядывать их очень интересно и увлекательно. Они даже вызывают воодушевление. Это объясняется, пожалуй, доводом, что их референтом выступают не только сталинские высотки и творения Нормана Фостера, но и архитектурная графика на тему инопланетных цивилизаций. Ее истоки – в утопиях русского авангарда, а развитие – в мирах советской фантастики, особенно – в мультипликационных фильмах 70 – 80-х.

Еще великий авангардист Георгий Крутиков, создавая в конце 1920-х годов свой «Летающий город», озаботился размещением землян в подобиях парящих в воздухе гигантских люстр, чем-то напоминающих московский «Зеппелин», башни Воробьевых гор, «Алые паруса». Еще более разительное сходство небоскребов пост-СССР с советской фантастикой обнаружится, если мы положим рядом с книгой Херфорта поздние рисунки одержимого небом и скоростью художника-романтика первых послеоктябрьских десятилетий Александра Лабаса. А от «Городов будущего» Лабаса с их футуристическими мачтами, шпилями, многоцветными объемами, шарами несколько шагов в миры любимых всеми советских фантастических мультиков типа «Тайна третьей планеты».
Алые паруса. Москва, 2001/2008. © Frank Herfort

Скорее всего, культурный мир будущих заказчиков и архитекторов постсоветских небоскребов формировался благодаря нескольким сюжетам. Из-за отсутствия у нас базовой культурной традиции они взаимовлияли друг на друга очень причудливо. Первый сюжет: конечно же, чтобы было, «как у них». Красиво, высоко, технологично. Второй сюжет: помнить о державных корнях великой империи, от древнерусских колоколен до высотки МГУ.  И вот малозамечаемый всеми третий сюжет: сохранить и осуществить лелеемые с детства образы советских фантастических книжек и мультфильмов с недостижимыми и заманчивыми планетами и городами. Это, может, самое ценное, глубоко спрятанное, сокровенное. Кстати, имеет богатую традицию с футуристических проектов русского авангарда.

Вот такой микст сюжетов культурной памяти, нереализованных комплексов советского человека стал почвой, на которой взросли чуднЫе и чУдные цветы нынешних небоскребов. Они действительно выглядят сюрреалистично. И Херфорт это честно зафиксировал. Природа этого сюрреализма в том, что почти каждый из высотных домов становится портретом невербализуемого внутреннего мира травмированного отсутствием собственной идентичности, очень желающего ее найти человека. Они по-своему очень обаятельны и честны, эти высотки!
zooming
Слева: обложка книги Даши Парамоновой «Грибы, мутанты и другие…»; справа страница книги (подпись под картинками: Идентификаторы: «Сказка», «Мегаполис», «Сталинский»). Книга предоставлена пресс-службой Института «Стрелка». © Даша Парамонова

Хорошую классификацию опусов первых десятилетий постсоветской архитектуры на примере именно «лужковской» Москвы провела Даша Парамонова в книге «Грибы, мутанты и другие…». Это первое исследование, предлагающее оперировать емкими и аттрактивными терминами в разговоре о неких группах памятников, объединенных формальной и типологической общностью. Итак, Даша отважно предложила разделить поток лужковского строительства на шесть каналов. Первый: «Уникаты» – выпендрежные дома (типа дома-яйца Ткаченко), созданные в сознательном противопоставлении себя общей застройке. Второй: «Вернакуляры», соответствующие постмодернистскому принципу «контекстуальности». Третий: «Феникс», – самый ненавистный защитникам Москвы канал, в котором рождаются клоны исчезнувшей столицы. Четвертый: «Массивы» – серии жилых домов новых районов. Пятый: «Идентификаторы» – элитные жилые дома и комплексы (типа «Алые паруса», «Эдельвейс», «Седьмое небо»). Наконец, шестой: «Грибы» – те безымянные киоски и ларечки, что молниеносно размножались в любом людном месте – у метро, торговых центров, вокзалов.

Согласитесь, что даже сама предпринятая Дашей классификация неизбежно отсылает к каким-то запредельным мирам, если не «Звездных войн», то «Властелина колец». Так что научно-фантастическая составляющая образа постсоветской архитектуры действительно важна в ее понимании.

Книгу Франка Херфорта «Имперская помпа» можно приобрести у автора в Москве: kontakt@frankherfort.de
Сайт книги: http://www.imperial-pomp.com/

Книгу Даши Парамоновой «Грибы, мутанты и другие…» можно купить в электронном виде, в частности, на ozon.ru за 30 рублей.


06 Августа 2013

author pht

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту по проекту Querkraft и Berger + Parkkinen в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.