Федерико Паролотто: Города – как дети, которые совершают одни и те же ошибки

Специалисты по транспорту из Милана Федерико Паролотто и Пабло Форти – о реконструкции магистралей, строительстве торговых центров, велодвижении и новом взгляде на город.

Беседовала:
Анна Шевченко

mainImg

zooming
Федерико Паролотто
zooming
Новый линейный парк на берегу Сены

Федерико Паролотто – инженер, специалист в области транспортной инфраструктуры, член экспертного совета по устойчивому мастер-плану транспортной системы Милана, старший партнер бюро Mobility in chain, сотрудничающего с такими архитектурными компаниями, как Foster + Partners, OMA, FOA, West8, UN Studio. Пабло Форти – сотрудник бюро, архитектор, специалист по транспортному планированию и анализу поведения пешеходов. В Москву Федерико Паролотто и Пабло Форти приехали, чтобы провести воркшоп по организации пешеходных зон в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Результаты воркшопа были представлены сотрудникам Департамента транспорта Москвы. По просьбе Архи.ру итальянские специалисты рассказали о своем видении транспортной ситуации в российских мегаполисах и возможностях ее изменения.


Архи.ру: Вы работаете в Москве уже шесть лет. Как вы оцениваете транспортную ситуацию в российской столице?

Федерико Паролотто:
Москва исповедует старый образ мышления, без конца предлагая расширение дорог и строительство новых эстакад. Именно поэтому, несмотря на попытки Департамента транспорта создать новые пешеходные пространства и ввести в обиход велосипеды, транспортная ситуация в Москве остается ужасающей. Российская столица возглавляет список наиболее загруженных городов мира (согласно TomTom's Annual Congestion Index 2012), хотя определенные изменения к лучшему я действительно наблюдаю. Вопрос – в готовности к качественно иному подходу к решению данной проблемы. Дело в том, что Европа уже исповедует новый взгляд на город: гигантские транспортные инфраструктуры перестают доминировать, а приоритетом становится стремление к снижению количества автотранспорта в черте города. Примером может служить недавний инновационный проект в Париже: вдоль Сены проходило шоссе, которое полностью отрезало город от реки. И это шоссе решено было закрыть, а на его месте организовать линейный парк для пешеходов и велосипедистов. Они даже не стали строить тоннель, а просто избавились от шоссе. И я думаю, за подобными решениями будущее. 

Архи.ру: Основное решение проблемы загруженности дорог в Москве сегодня связано с реконструкцией вылетных проспектов: добавлением полос, строительством эстакад с бессветофорным движением, увеличением скорости движения. Улучшит ли это ситуацию на дорогах?

Федерико Паролотто:
Невозможно улучшить движение, расширяя дороги, это было доказано во многих городах. Такое решение ухудшает качество городской среды и увеличивает количество автотранспорта. Повторюсь, в мире сегодня, наоборот, стараются сократить площадь дорог, перераспределить пространство между автомобилями, велосипедистами и пешеходами и снизить скорость движения.

Пабло Форти: Во многом такие решения – наследие старой системы планирования и банальных предрассудков. Например, считается, что если дать пешеходам больше времени на переход дороги, это увеличит пробки. Но на самом деле это не так! Если на дороге сделать больше светофоров и отдать часть полос общественному транспорту и велосипедистам, пропускная способность останется на том же уровне.

Или, например, МКАД – дорога, играющая важнейшую роль в распределении транспортных потоков Москвы и невероятно загруженная грузовым транспортом, в том числе и потому, что нет другого способа объехать Москву. Для того, чтобы эту проблему решить, мало построить еще одну кольцевую дорогу – нужно рассматривать движение в Москве в разных масштабах. Доставка грузов – это одно, а создание комфортных условий для передвижения горожан в черте города – совсем другое.
zooming
Mobility in chain. Устойчивая транспортная стратегия для Хельсинки

Архи.ру: Что общего между транспортными проблемами Милана и Москвы? 

Ф.П.
Москва по структуре похожа на Милан, там тоже радиально-кольцевая система дорог, только Москва гораздо больше. Новый мастер-план Милана, над которым я работаю, стратегически нацелен на прекращение строительства новых дорог и развитие общественного транспорта на следующие 15 лет. И это тоже показатель сдвига в сознании, о котором я говорил. Также в Милане уже введена плата за въезд в центр города (5 евро), что на треть снизило количество автомобильных поездок.

Проблема пробок возникла в Европе в 1960-е годы в связи с массовой автомобилизацией, в 1970-е и 80-е появилась стратегия расширения инфраструктуры, с целью приспособить город к автомобилю и обеспечить скоростное движение в новые районы. Сейчас это решение признано устаревшим. В Москве все началось гораздо позже – до 1989 года здесь было очень мало машин, а затем произошел слишком резкий скачок количества автовладельцев. Однако Москва, вместо повторения ошибок стран Запада, может учесть современные тенденции, такие как перераспределение пространства на дорогах и сбалансированное присутствие машин в городе. Города – как дети: совершают одни и те же ошибки, но их можно избежать.

П.Ф. Из опыта Милана можно сказать, что контроль запроса легче осуществить, чем контроль обеспечения. Более половины парковочных мест в Милане обслуживают жителей города, а остальная часть платная. Если вы начинаете контролировать парковки и въезд в центр, это принесет эффект гораздо более быстрый и заметный, чем расширение дорог. Потом можно начать заниматься пешеходными маршрутами и возвращать публичное пространство городу.
zooming
Mobility in chain. OMA. Мастер-план города Сабха, Ливия

Архи.ру: Как определить необходимость организации выделенных полос общественного транспорта на той или иной городской магистрали? Как принимается решение о том, какой именно вид общественного транспорта стоит развивать?

Ф.П.
Это всегда результат сложных расчетов и детального анализа конкретного района города. Но некоторые вещи, что называется, лежат на поверхности. Одна полоса автотранспорта перевозит в лучшем случае полторы тысячи пассажиров в час, тогда как для выделенной полосы с высокой частотой следования автобуса эта цифра будет в 10 раз больше – 15 тысяч человек в час. Если говорить о метро, то его пропускная способность еще выше, но и строительство куда более затратно. Работая в Москве, мы пришли к выводу, что здешнее метро перевозит огромное количество людей, в то время как наземный транспорт функционирует лишь на 30% от своей истинной вместимости. Основная причина подобного дисбаланса – это, естественно, пробки, делающие наземный общественный транспорт крайне неэффективным. Именно поэтому мы уверены в том, что Москве не стоит делать основную ставку на строительство метро – у города огромный потенциал наземного общественного транспорта, развитию которого должен быть отдан приоритет.
Mobility in chain. Симуляция проекта реконфигурации площади Лорето, Милан

Архи.ру: Не секрет, что одним из основных «пробкообразующих» элементов в современной Москве стали многочисленные торговые центры, возникшие почти на всех крупных магистралях города. Как вы относитесь к подобному строительству?

П.Ф.
Большие торговые центры являются магнитом для огромного количества людей и автомобилей, поэтому необходимо очень тщательно рассчитывать поток транспорта, который будет привлечен в результате такого строительства. Существуют инструменты для таких расчетов – оценка потоков в зависимости от типологии здания, на основе чего делается симуляция движения, которое показывает, какой эффект произведет строительство.

Ф.П. Я считаю строительство торговых центров на скоростных шоссе не слишком хорошей идеей, потому что крупный торговый центр предполагает большое количество парковочных мест, которые в свою очередь создают траффик. В Лондоне есть тенденция располагать торговые центры таким образом, чтобы к ним был альтернативный доступ из метро, и одновременно максимально сокращать количество парковочных мест, – тогда люди пользуются общественным транспортом. То есть сам по себе торговый центр – это не обязательно зло, но связанные с ним огромные бесплатные парковки привлекают большие потоки. Ситуация в Москве и так непростая, и строительство таких центров может ее только ухудшить.

Архи.ру: В Москве начали появляться велодорожки, но возникает и критика этих проектов, связанная с их расположением и вопросом функционирования в зимних условиях.  

Ф.П.
В Европе и даже в США сейчас наблюдается системный сдвиг в сторону развития велодвижения. В Лондоне разрабатывается стратегия «велосипедного хайвея», который свяжет окраины Восточного и Западного Лондона с центральной частью города. «Велохайвей» прокладывается параллельно линиям метро, чтобы частично разгрузить подземку, и будет примыкать к существующим станциям. В Москве тоже заметны изменения. Шесть лет назад было очень мало велосипедистов, а этим летом я был поражен их количеством. То же самое относится и к другим городам мира – Милан был крайне автомобилизирован, в Лондоне в 1990-е тоже практически никто не использовал велосипед. Сейчас картина другая. Велосипедные дорожки имеет смысл располагать так, чтобы они могли служить альтернативой вождению. В сложном климате велодвижение тоже возможно. Основная сложность катания зимой – опасность скольжения, но если предотвращать обледенение дорожек, то люди будут кататься даже в холодную погоду, как, например, это происходит в Норвегии или в Копенгагене. Погодные условия – не оправдание для того, чтобы этого не развивать велодвижение.

Архи.ру:С чего вообще начинаются изменения городской среды? Кем они должны быть инициированы?

П.Ф.
Изменения возможны, когда люди начинают понимать, что есть альтернативы. Невозможно никого насильно пересадить на общественный транспорт, пока не введена более удобная и привлекательная система в качестве альтернативы стоянию в пробках.

Ф.П. Андреа Бранци как-то сказал: «Города состоят не из зданий, а из людей, которые перемещаются по городу». Поэтому если вы хотите изменить город, нужно изменить способ мышления жителей. Даже в таких ориентированных на автомобили регионах, как северная Италия, люди начинают осознавать – если хочешь добиться определенного качества среды, необходимо изменить способ функционирования города. Не могу сказать, что перемены были инициированы кем-то конкретно – они произошли в результате осознания вреда от десятилетий доминирования автомобилей. Москва, на мой взгляд, тоже готова к этому – успех Парка Горького подтверждает потребность в изменениях. Думаю, москвичи хотят перемен, и молодежь уже ожидает нового качества общественных пространств. Надеюсь, город не упустит момент и убедит политиков в необходимости таких изменений.


02 Июля 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.