Федерико Паролотто: Города – как дети, которые совершают одни и те же ошибки

Специалисты по транспорту из Милана Федерико Паролотто и Пабло Форти – о реконструкции магистралей, строительстве торговых центров, велодвижении и новом взгляде на город.

Беседовала:
Анна Шевченко

02 Июля 2013
mainImg

zooming
Федерико Паролотто
zooming
Новый линейный парк на берегу Сены

Федерико Паролотто – инженер, специалист в области транспортной инфраструктуры, член экспертного совета по устойчивому мастер-плану транспортной системы Милана, старший партнер бюро Mobility in chain, сотрудничающего с такими архитектурными компаниями, как Foster + Partners, OMA, FOA, West8, UN Studio. Пабло Форти – сотрудник бюро, архитектор, специалист по транспортному планированию и анализу поведения пешеходов. В Москву Федерико Паролотто и Пабло Форти приехали, чтобы провести воркшоп по организации пешеходных зон в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Результаты воркшопа были представлены сотрудникам Департамента транспорта Москвы. По просьбе Архи.ру итальянские специалисты рассказали о своем видении транспортной ситуации в российских мегаполисах и возможностях ее изменения.


Архи.ру: Вы работаете в Москве уже шесть лет. Как вы оцениваете транспортную ситуацию в российской столице?

Федерико Паролотто:
Москва исповедует старый образ мышления, без конца предлагая расширение дорог и строительство новых эстакад. Именно поэтому, несмотря на попытки Департамента транспорта создать новые пешеходные пространства и ввести в обиход велосипеды, транспортная ситуация в Москве остается ужасающей. Российская столица возглавляет список наиболее загруженных городов мира (согласно TomTom's Annual Congestion Index 2012), хотя определенные изменения к лучшему я действительно наблюдаю. Вопрос – в готовности к качественно иному подходу к решению данной проблемы. Дело в том, что Европа уже исповедует новый взгляд на город: гигантские транспортные инфраструктуры перестают доминировать, а приоритетом становится стремление к снижению количества автотранспорта в черте города. Примером может служить недавний инновационный проект в Париже: вдоль Сены проходило шоссе, которое полностью отрезало город от реки. И это шоссе решено было закрыть, а на его месте организовать линейный парк для пешеходов и велосипедистов. Они даже не стали строить тоннель, а просто избавились от шоссе. И я думаю, за подобными решениями будущее. 

Архи.ру: Основное решение проблемы загруженности дорог в Москве сегодня связано с реконструкцией вылетных проспектов: добавлением полос, строительством эстакад с бессветофорным движением, увеличением скорости движения. Улучшит ли это ситуацию на дорогах?

Федерико Паролотто:
Невозможно улучшить движение, расширяя дороги, это было доказано во многих городах. Такое решение ухудшает качество городской среды и увеличивает количество автотранспорта. Повторюсь, в мире сегодня, наоборот, стараются сократить площадь дорог, перераспределить пространство между автомобилями, велосипедистами и пешеходами и снизить скорость движения.

Пабло Форти: Во многом такие решения – наследие старой системы планирования и банальных предрассудков. Например, считается, что если дать пешеходам больше времени на переход дороги, это увеличит пробки. Но на самом деле это не так! Если на дороге сделать больше светофоров и отдать часть полос общественному транспорту и велосипедистам, пропускная способность останется на том же уровне.

Или, например, МКАД – дорога, играющая важнейшую роль в распределении транспортных потоков Москвы и невероятно загруженная грузовым транспортом, в том числе и потому, что нет другого способа объехать Москву. Для того, чтобы эту проблему решить, мало построить еще одну кольцевую дорогу – нужно рассматривать движение в Москве в разных масштабах. Доставка грузов – это одно, а создание комфортных условий для передвижения горожан в черте города – совсем другое.
zooming
Mobility in chain. Устойчивая транспортная стратегия для Хельсинки

Архи.ру: Что общего между транспортными проблемами Милана и Москвы? 

Ф.П.
Москва по структуре похожа на Милан, там тоже радиально-кольцевая система дорог, только Москва гораздо больше. Новый мастер-план Милана, над которым я работаю, стратегически нацелен на прекращение строительства новых дорог и развитие общественного транспорта на следующие 15 лет. И это тоже показатель сдвига в сознании, о котором я говорил. Также в Милане уже введена плата за въезд в центр города (5 евро), что на треть снизило количество автомобильных поездок.

Проблема пробок возникла в Европе в 1960-е годы в связи с массовой автомобилизацией, в 1970-е и 80-е появилась стратегия расширения инфраструктуры, с целью приспособить город к автомобилю и обеспечить скоростное движение в новые районы. Сейчас это решение признано устаревшим. В Москве все началось гораздо позже – до 1989 года здесь было очень мало машин, а затем произошел слишком резкий скачок количества автовладельцев. Однако Москва, вместо повторения ошибок стран Запада, может учесть современные тенденции, такие как перераспределение пространства на дорогах и сбалансированное присутствие машин в городе. Города – как дети: совершают одни и те же ошибки, но их можно избежать.

П.Ф. Из опыта Милана можно сказать, что контроль запроса легче осуществить, чем контроль обеспечения. Более половины парковочных мест в Милане обслуживают жителей города, а остальная часть платная. Если вы начинаете контролировать парковки и въезд в центр, это принесет эффект гораздо более быстрый и заметный, чем расширение дорог. Потом можно начать заниматься пешеходными маршрутами и возвращать публичное пространство городу.
zooming
Mobility in chain. OMA. Мастер-план города Сабха, Ливия

Архи.ру: Как определить необходимость организации выделенных полос общественного транспорта на той или иной городской магистрали? Как принимается решение о том, какой именно вид общественного транспорта стоит развивать?

Ф.П.
Это всегда результат сложных расчетов и детального анализа конкретного района города. Но некоторые вещи, что называется, лежат на поверхности. Одна полоса автотранспорта перевозит в лучшем случае полторы тысячи пассажиров в час, тогда как для выделенной полосы с высокой частотой следования автобуса эта цифра будет в 10 раз больше – 15 тысяч человек в час. Если говорить о метро, то его пропускная способность еще выше, но и строительство куда более затратно. Работая в Москве, мы пришли к выводу, что здешнее метро перевозит огромное количество людей, в то время как наземный транспорт функционирует лишь на 30% от своей истинной вместимости. Основная причина подобного дисбаланса – это, естественно, пробки, делающие наземный общественный транспорт крайне неэффективным. Именно поэтому мы уверены в том, что Москве не стоит делать основную ставку на строительство метро – у города огромный потенциал наземного общественного транспорта, развитию которого должен быть отдан приоритет.
Mobility in chain. Симуляция проекта реконфигурации площади Лорето, Милан

Архи.ру: Не секрет, что одним из основных «пробкообразующих» элементов в современной Москве стали многочисленные торговые центры, возникшие почти на всех крупных магистралях города. Как вы относитесь к подобному строительству?

П.Ф.
Большие торговые центры являются магнитом для огромного количества людей и автомобилей, поэтому необходимо очень тщательно рассчитывать поток транспорта, который будет привлечен в результате такого строительства. Существуют инструменты для таких расчетов – оценка потоков в зависимости от типологии здания, на основе чего делается симуляция движения, которое показывает, какой эффект произведет строительство.

Ф.П. Я считаю строительство торговых центров на скоростных шоссе не слишком хорошей идеей, потому что крупный торговый центр предполагает большое количество парковочных мест, которые в свою очередь создают траффик. В Лондоне есть тенденция располагать торговые центры таким образом, чтобы к ним был альтернативный доступ из метро, и одновременно максимально сокращать количество парковочных мест, – тогда люди пользуются общественным транспортом. То есть сам по себе торговый центр – это не обязательно зло, но связанные с ним огромные бесплатные парковки привлекают большие потоки. Ситуация в Москве и так непростая, и строительство таких центров может ее только ухудшить.

Архи.ру: В Москве начали появляться велодорожки, но возникает и критика этих проектов, связанная с их расположением и вопросом функционирования в зимних условиях.  

Ф.П.
В Европе и даже в США сейчас наблюдается системный сдвиг в сторону развития велодвижения. В Лондоне разрабатывается стратегия «велосипедного хайвея», который свяжет окраины Восточного и Западного Лондона с центральной частью города. «Велохайвей» прокладывается параллельно линиям метро, чтобы частично разгрузить подземку, и будет примыкать к существующим станциям. В Москве тоже заметны изменения. Шесть лет назад было очень мало велосипедистов, а этим летом я был поражен их количеством. То же самое относится и к другим городам мира – Милан был крайне автомобилизирован, в Лондоне в 1990-е тоже практически никто не использовал велосипед. Сейчас картина другая. Велосипедные дорожки имеет смысл располагать так, чтобы они могли служить альтернативой вождению. В сложном климате велодвижение тоже возможно. Основная сложность катания зимой – опасность скольжения, но если предотвращать обледенение дорожек, то люди будут кататься даже в холодную погоду, как, например, это происходит в Норвегии или в Копенгагене. Погодные условия – не оправдание для того, чтобы этого не развивать велодвижение.

Архи.ру:С чего вообще начинаются изменения городской среды? Кем они должны быть инициированы?

П.Ф.
Изменения возможны, когда люди начинают понимать, что есть альтернативы. Невозможно никого насильно пересадить на общественный транспорт, пока не введена более удобная и привлекательная система в качестве альтернативы стоянию в пробках.

Ф.П. Андреа Бранци как-то сказал: «Города состоят не из зданий, а из людей, которые перемещаются по городу». Поэтому если вы хотите изменить город, нужно изменить способ мышления жителей. Даже в таких ориентированных на автомобили регионах, как северная Италия, люди начинают осознавать – если хочешь добиться определенного качества среды, необходимо изменить способ функционирования города. Не могу сказать, что перемены были инициированы кем-то конкретно – они произошли в результате осознания вреда от десятилетий доминирования автомобилей. Москва, на мой взгляд, тоже готова к этому – успех Парка Горького подтверждает потребность в изменениях. Думаю, москвичи хотят перемен, и молодежь уже ожидает нового качества общественных пространств. Надеюсь, город не упустит момент и убедит политиков в необходимости таких изменений.


02 Июля 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Сейчас на главной
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».