Федерико Паролотто: Города – как дети, которые совершают одни и те же ошибки

Специалисты по транспорту из Милана Федерико Паролотто и Пабло Форти – о реконструкции магистралей, строительстве торговых центров, велодвижении и новом взгляде на город.

Беседовала:
Анна Шевченко

mainImg

zooming
Федерико Паролотто
zooming
Новый линейный парк на берегу Сены

Федерико Паролотто – инженер, специалист в области транспортной инфраструктуры, член экспертного совета по устойчивому мастер-плану транспортной системы Милана, старший партнер бюро Mobility in chain, сотрудничающего с такими архитектурными компаниями, как Foster + Partners, OMA, FOA, West8, UN Studio. Пабло Форти – сотрудник бюро, архитектор, специалист по транспортному планированию и анализу поведения пешеходов. В Москву Федерико Паролотто и Пабло Форти приехали, чтобы провести воркшоп по организации пешеходных зон в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Результаты воркшопа были представлены сотрудникам Департамента транспорта Москвы. По просьбе Архи.ру итальянские специалисты рассказали о своем видении транспортной ситуации в российских мегаполисах и возможностях ее изменения.


Архи.ру: Вы работаете в Москве уже шесть лет. Как вы оцениваете транспортную ситуацию в российской столице?

Федерико Паролотто:
Москва исповедует старый образ мышления, без конца предлагая расширение дорог и строительство новых эстакад. Именно поэтому, несмотря на попытки Департамента транспорта создать новые пешеходные пространства и ввести в обиход велосипеды, транспортная ситуация в Москве остается ужасающей. Российская столица возглавляет список наиболее загруженных городов мира (согласно TomTom's Annual Congestion Index 2012), хотя определенные изменения к лучшему я действительно наблюдаю. Вопрос – в готовности к качественно иному подходу к решению данной проблемы. Дело в том, что Европа уже исповедует новый взгляд на город: гигантские транспортные инфраструктуры перестают доминировать, а приоритетом становится стремление к снижению количества автотранспорта в черте города. Примером может служить недавний инновационный проект в Париже: вдоль Сены проходило шоссе, которое полностью отрезало город от реки. И это шоссе решено было закрыть, а на его месте организовать линейный парк для пешеходов и велосипедистов. Они даже не стали строить тоннель, а просто избавились от шоссе. И я думаю, за подобными решениями будущее. 

Архи.ру: Основное решение проблемы загруженности дорог в Москве сегодня связано с реконструкцией вылетных проспектов: добавлением полос, строительством эстакад с бессветофорным движением, увеличением скорости движения. Улучшит ли это ситуацию на дорогах?

Федерико Паролотто:
Невозможно улучшить движение, расширяя дороги, это было доказано во многих городах. Такое решение ухудшает качество городской среды и увеличивает количество автотранспорта. Повторюсь, в мире сегодня, наоборот, стараются сократить площадь дорог, перераспределить пространство между автомобилями, велосипедистами и пешеходами и снизить скорость движения.

Пабло Форти: Во многом такие решения – наследие старой системы планирования и банальных предрассудков. Например, считается, что если дать пешеходам больше времени на переход дороги, это увеличит пробки. Но на самом деле это не так! Если на дороге сделать больше светофоров и отдать часть полос общественному транспорту и велосипедистам, пропускная способность останется на том же уровне.

Или, например, МКАД – дорога, играющая важнейшую роль в распределении транспортных потоков Москвы и невероятно загруженная грузовым транспортом, в том числе и потому, что нет другого способа объехать Москву. Для того, чтобы эту проблему решить, мало построить еще одну кольцевую дорогу – нужно рассматривать движение в Москве в разных масштабах. Доставка грузов – это одно, а создание комфортных условий для передвижения горожан в черте города – совсем другое.
zooming
Mobility in chain. Устойчивая транспортная стратегия для Хельсинки

Архи.ру: Что общего между транспортными проблемами Милана и Москвы? 

Ф.П.
Москва по структуре похожа на Милан, там тоже радиально-кольцевая система дорог, только Москва гораздо больше. Новый мастер-план Милана, над которым я работаю, стратегически нацелен на прекращение строительства новых дорог и развитие общественного транспорта на следующие 15 лет. И это тоже показатель сдвига в сознании, о котором я говорил. Также в Милане уже введена плата за въезд в центр города (5 евро), что на треть снизило количество автомобильных поездок.

Проблема пробок возникла в Европе в 1960-е годы в связи с массовой автомобилизацией, в 1970-е и 80-е появилась стратегия расширения инфраструктуры, с целью приспособить город к автомобилю и обеспечить скоростное движение в новые районы. Сейчас это решение признано устаревшим. В Москве все началось гораздо позже – до 1989 года здесь было очень мало машин, а затем произошел слишком резкий скачок количества автовладельцев. Однако Москва, вместо повторения ошибок стран Запада, может учесть современные тенденции, такие как перераспределение пространства на дорогах и сбалансированное присутствие машин в городе. Города – как дети: совершают одни и те же ошибки, но их можно избежать.

П.Ф. Из опыта Милана можно сказать, что контроль запроса легче осуществить, чем контроль обеспечения. Более половины парковочных мест в Милане обслуживают жителей города, а остальная часть платная. Если вы начинаете контролировать парковки и въезд в центр, это принесет эффект гораздо более быстрый и заметный, чем расширение дорог. Потом можно начать заниматься пешеходными маршрутами и возвращать публичное пространство городу.
zooming
Mobility in chain. OMA. Мастер-план города Сабха, Ливия

Архи.ру: Как определить необходимость организации выделенных полос общественного транспорта на той или иной городской магистрали? Как принимается решение о том, какой именно вид общественного транспорта стоит развивать?

Ф.П.
Это всегда результат сложных расчетов и детального анализа конкретного района города. Но некоторые вещи, что называется, лежат на поверхности. Одна полоса автотранспорта перевозит в лучшем случае полторы тысячи пассажиров в час, тогда как для выделенной полосы с высокой частотой следования автобуса эта цифра будет в 10 раз больше – 15 тысяч человек в час. Если говорить о метро, то его пропускная способность еще выше, но и строительство куда более затратно. Работая в Москве, мы пришли к выводу, что здешнее метро перевозит огромное количество людей, в то время как наземный транспорт функционирует лишь на 30% от своей истинной вместимости. Основная причина подобного дисбаланса – это, естественно, пробки, делающие наземный общественный транспорт крайне неэффективным. Именно поэтому мы уверены в том, что Москве не стоит делать основную ставку на строительство метро – у города огромный потенциал наземного общественного транспорта, развитию которого должен быть отдан приоритет.
Mobility in chain. Симуляция проекта реконфигурации площади Лорето, Милан

Архи.ру: Не секрет, что одним из основных «пробкообразующих» элементов в современной Москве стали многочисленные торговые центры, возникшие почти на всех крупных магистралях города. Как вы относитесь к подобному строительству?

П.Ф.
Большие торговые центры являются магнитом для огромного количества людей и автомобилей, поэтому необходимо очень тщательно рассчитывать поток транспорта, который будет привлечен в результате такого строительства. Существуют инструменты для таких расчетов – оценка потоков в зависимости от типологии здания, на основе чего делается симуляция движения, которое показывает, какой эффект произведет строительство.

Ф.П. Я считаю строительство торговых центров на скоростных шоссе не слишком хорошей идеей, потому что крупный торговый центр предполагает большое количество парковочных мест, которые в свою очередь создают траффик. В Лондоне есть тенденция располагать торговые центры таким образом, чтобы к ним был альтернативный доступ из метро, и одновременно максимально сокращать количество парковочных мест, – тогда люди пользуются общественным транспортом. То есть сам по себе торговый центр – это не обязательно зло, но связанные с ним огромные бесплатные парковки привлекают большие потоки. Ситуация в Москве и так непростая, и строительство таких центров может ее только ухудшить.

Архи.ру: В Москве начали появляться велодорожки, но возникает и критика этих проектов, связанная с их расположением и вопросом функционирования в зимних условиях.  

Ф.П.
В Европе и даже в США сейчас наблюдается системный сдвиг в сторону развития велодвижения. В Лондоне разрабатывается стратегия «велосипедного хайвея», который свяжет окраины Восточного и Западного Лондона с центральной частью города. «Велохайвей» прокладывается параллельно линиям метро, чтобы частично разгрузить подземку, и будет примыкать к существующим станциям. В Москве тоже заметны изменения. Шесть лет назад было очень мало велосипедистов, а этим летом я был поражен их количеством. То же самое относится и к другим городам мира – Милан был крайне автомобилизирован, в Лондоне в 1990-е тоже практически никто не использовал велосипед. Сейчас картина другая. Велосипедные дорожки имеет смысл располагать так, чтобы они могли служить альтернативой вождению. В сложном климате велодвижение тоже возможно. Основная сложность катания зимой – опасность скольжения, но если предотвращать обледенение дорожек, то люди будут кататься даже в холодную погоду, как, например, это происходит в Норвегии или в Копенгагене. Погодные условия – не оправдание для того, чтобы этого не развивать велодвижение.

Архи.ру:С чего вообще начинаются изменения городской среды? Кем они должны быть инициированы?

П.Ф.
Изменения возможны, когда люди начинают понимать, что есть альтернативы. Невозможно никого насильно пересадить на общественный транспорт, пока не введена более удобная и привлекательная система в качестве альтернативы стоянию в пробках.

Ф.П. Андреа Бранци как-то сказал: «Города состоят не из зданий, а из людей, которые перемещаются по городу». Поэтому если вы хотите изменить город, нужно изменить способ мышления жителей. Даже в таких ориентированных на автомобили регионах, как северная Италия, люди начинают осознавать – если хочешь добиться определенного качества среды, необходимо изменить способ функционирования города. Не могу сказать, что перемены были инициированы кем-то конкретно – они произошли в результате осознания вреда от десятилетий доминирования автомобилей. Москва, на мой взгляд, тоже готова к этому – успех Парка Горького подтверждает потребность в изменениях. Думаю, москвичи хотят перемен, и молодежь уже ожидает нового качества общественных пространств. Надеюсь, город не упустит момент и убедит политиков в необходимости таких изменений.


02 Июля 2013

Беседовала:

Анна Шевченко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.