Динамичные решения

В конкурсе на разработку концепции парка «Динамо» сразу два победителя – проект бюро «Практика» и проект Александра Константинова и Ильи Заливухина.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
25 июня в Москве были подведены итоги закрытого конкурса на разработку концепции парка «Динамо», который из запущенного транзитного сквера должен превратиться в благоустроенный оазис со спортивными и рекреационными уголками. Организатором состязания выступило ЗАО «ВТБ Арена», занимающееся реконструкцией одноименного стадиона, куратором стал архитектор Илья Мукосей, а к участию были приглашены пять команд – бюро Wowhaus, «Практика», «Поле-Дизайн», Buromoscow и Илья Заливухин (архитектурно-градостроительная компания «Яузапроект») в партнерстве с архитектором и художником Александром Константиновым.
Общественное обсуждение конкурсных проектов парка «Динамо». Фотография Александра Остроухова
Григорий Гурьянов. Фотография Александра Остроухова

Экспертный совет конкурса, в состав которого вошли государственный эксперт по охране культурного наследия Татьяна Кудрявцева, москвовеоды Михаил Коробко и Денис Ромодин, архитекторы Юлий Борисов и Константин Ходнев, архитектурные критики Елена Гонсалес, Алексей Муратов и Егор Коробейников, выбрал сразу два лучших проекта – один из них разработан бюро «Практика», второй архитекторами Александром Константиновым и Ильей Заливухиным. Официальному подведению итогов конкурса предшествовало общественное обсуждение всех пяти проектов, состоявшееся 19 июня в павильоне «Школа» парка «Музеон», в ходе которого проект бюро «Практика» также был назван лучшим.

Ниже публикуем все проекты участников и полную стенограмму их обсуждения.

«Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Генеральный план. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Григорий Гурьянов:
История парка «Динамо» – это история его постепенного уменьшения. Исторические материалы показывают, как от него постепенно отрезались разные куски и в конце концов остался небольшой треугольный фрагмент зелени, который сейчас нам предлагается преобразовать. И своей главной задачей мы видели поиск решения, которое смогло бы остановить эту тенденцию убывающего парка. Отсюда родилась идея создания не маленького парка при стадионе, а стадиона в большом и зеленом парке. 

Для того чтобы реализовать эту концепцию, мы предложили стратегию из нескольких последовательных шагов, где первый и самый главный – это введение кольцевого элемента, вело-бегового кольца. Это маршрут для спорта и прогулок протяженностью 2 км, который охватывает существующий парк вместе со стадионом. Это кольцо должно стать главной артерией, энергетическим каналом, который будет питать всю территорию парка своей спортивной энергией, он будет объединять и склеивать в одно целое парк и прилегающие к нему территории.
Пешеходный мост. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Кольцо поделено на двухполосную беговую дорожку, велосипедную дорожку и достаточно широкую прогулочную благоустроенную зону, где могут неспешно прогуливаться все те, кто не хочет заниматься спортом. Если бежать по кольцу в среднем темпе, то это займет около десяти минут, и это вполне нормальный маршрут для занятий оздоровительным спортом. У вело-бегового кольца есть симпатичные извилистые ответвления, которые позволяют увеличить и разнообразить маршрут. На площади между павильонами метро можно очень удобно организовать старт, проводить там всевозможные массовые мероприятия для жителей. Также там можно сделать мощение и посадить газоны, чтобы и этим прилегающим территориям придать парковое качество.

Создание непрерывного закольцованного маршрута потребовало некоторой переработки транспортной схемы. Мы предложили перенести один из въездов в подземную автостоянку для того, чтобы избежать пересечения автомобильных и вело-беговых потоков. Кроме того, мы предложили убрать автомобильное движение с дублера Ленинградского проспекта.
Вело-беговое кольцо. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Второй важный структурный элемент проекта – это организация транзита пешеходов через парк. Заказчик хотел, чтобы парк можно было полностью перекрывать во время массовых мероприятий. Что в этом случае делать с транзитными потоками? Эту задачу мы решили с помощью сквозного синего моста. Мост состоит из типовых элементов, которые живописно составляются в одну пиксельную линию. Спуститься с моста в парк можно по нескольким лестницам и пандусам. Под мостом возникает парковая инфраструктура, зоны прокатов, кафе и т.д. И самое важное – мост позволяет отделить парк от стадиона в момент проведения матчей: он оснащен раздвижными, работающими по принципу ножниц ограждениями, которые в нужный момент могут полностью блокировать доступ из одной части парка в другую, при этом транзит жителей по мосту не прерывается. Мы рассматривали этот мост еще и как аттракцион, узнаваемый и запоминающийся элемент парка, который, возможно, станет новым символом этого места.
Фрагмент мощения. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Следующий вопрос, на который нас просили ответить заказчики: что такое парк физкультуры и спорта в современном понимании? В нашем понимании это место, где горожане занимаются физкультурой и спортом. Поэтому вокруг парка появилось вело-беговое кольцо, а внутри парка все свободные от деревьев зоны, согласно с проектом, превращены в спортивные площадки. В южной части расположен целый спортивный кластер, интегрированный в извилистые ответвления бегового кольца. 
zooming
Фрагмент вело-бегового кольца. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

В сам парк, в виду существующих ограничений, нельзя было вводить новые элементы. По сути, для работы нам оставили только поверхность дорожек. Инструменты, которые мы выбрали, – это мощение и малые архитектурные формы. Все парковое мощение навеяно динамовской тематикой, поэтому здесь доминируют синий цвет и энергичные треугольники. Также мы разработали специальную линейку малых архитектурных форм, которые назвали «пьедесталом почета». Это разнообразные объекты из белого бетона, которые, сохраняя и развивая форму пьедестала, становятся то парковой скамьей с клумбой, то скамьей со столиком, то питьевым фонтанчиком со ступенькой для детей, то контейнерами для раздельного сбора мусора, то игровым элементом на детской площадке, а то и составной частью скейт-парка. Если посмотреть на схему расположения этих элементов в парке, то она выглядит очень живописно – как будто все «пьедесталы» взяли и рассыпали, создав дополнительный слой общественного пространства.Особое внимание мы уделили озеленению всех прилегающих территорий. На самом деле они парком не являются, но вполне можно создать ощущение, что они принадлежат к цельной парковой структуре.
Аллея героев спорта. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

А на аллее Героев спорта пьедесталы – это монументы с именами знаменитых динамовцев. Аллея занимает две разные части парка, и одна ее часть воспевает героев прошлого, а более короткая зарезервирована для новых молодых звезд футбола.
zooming
Александр Константинов. Фотография Александра Остроухова

Из всех этих элементов складывается наш генеральный план, иллюстрирующий идею стадиона в парке. И мне хочется обратить внимание на еще один очень важный момент – здание Академии спорта. Наверное, его появление в этом месте необходимо, но то, что оно должно быть именно таким, – большой вопрос. Это огромное здание, длина фасада которого около 200 метров. Если бы при сохранении функции и назначения здания можно было бы разбить его на несколько отдельных объемов, то все они очень живописно и аккуратно интегрировались бы в парк. Это была бы максимальная реализация нашей концепции, а парк вернулся бы к своим прежним и естественным габаритам. 



«Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин
Генеральный план. «Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин

Александр Константинов:
Когда мы ознакомились с техзаданием конкурса и осмотрели сам парк, то сразу поняли, что ТЗ таит в себе некоторые противоречия. Наш проект под девизом «Движение и воздух» стремится снять эти противоречия, не игнорируя при этом пожелания заказчика. Не столь важно, что будет построено на территории парка, куда важнее очистить его от мусора – это первое, что нужно сделать. Главная цель всех преобразований – свободное передвижение посетителей в чистом и благоустроенном пространстве.

Та территория парка, которая отведена для проектирования, на наш взгляд, является неотделимой частью пространства вокруг стадиона «Динамо». Связи парка с городом – очевидные и многочисленные. Невозможно проектировать парк без оглядки на окружение, так же как невозможно и разделять эти территории забором. В этом состоит суть нашего предложения.
Совмещение нового проекта с планом Чериковера. «Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин

Парк находится в очень плотном кольце окружающей застройки, состоящем из жилых комплексов, спортивных сооружений и автодорог. Строить здесь еще что-либо, пусть даже временные павильоны, и заполонять ими и без того небольшое зеленое пространство, по меньшей мере неразумно. Поэтому в нашем проекте не предполагается вообще никакого строительства, за исключением 2-3 раздевалок для спортсменов. Все свое внимание мы сосредоточили на самом парке. А парк – это в первую очередь воздух, зелень и маршруты движения. В прошлом у нас уже был опыт работы с парками – например, мы делали проекты для «Сокольников» и парка «Фили». Тогда мы анализировали, каким образом можно преобразовать территорию парка при минимальном вмешательстве в природную среду. В результате этого анализа мы поняли, что если архитектор не хочет навредить парку, то все, что он должен сделать – это предусмотреть мощение дорожек и продумать дендрологию. 
Озеро. «Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин

В своем проекте для парка «Динамо» мы сконцентрировались на создании удобных маршрутов движения. Есть всего лишь два типа движения: по прямой – по траектории цели, и по плавной кривой – по траектории прогулки. По-другому человек никогда не двигается. Этот принцип был неплохо проработан в 1930-е гг. архитектором Лазарем Чериковером. Его проект для «Динамо» состоял только из прямых и плавных линий, и сравнив его с существующим положением, мы выяснили, что многие элементы сохранилось до наших дней. Не уцелело озеро и многие крупные объекты, но очертания планировочной схемы видны вполне отчетливо. Таким образом, наш проект базируется на плане Чериковера, у нас много совпадений и прямых цитат, новый принцип движения по плавным дугам и прямолинейным маршрутам наложен на исторический план. 
Прямые и плавные парковые дорожки. «Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин

Прямые дорожки сохранились не полностью, все они, как и главная аллея, идут ниоткуда и приходят в никуда. В связи с этим родилась идея создания аллей, которые возникают из воздуха, а потом в нем же и растворяются. Все это иллюстрируется за счет мощения, переходящего в зеленый газон. Так решены все прямые маршруты, которые образуют довольно густую сеть. Всякий раз, когда пешеход попадает на перекресток, он видит, что его тропа вдруг обрывается, но при этом у него всегда есть возможность продолжить движение по другой, пересекающейся с его маршрутом траектории. Кроме прямых, существует еще сеть криволинейных дорог. Все входы в парк обозначенные только мощением. Ограждения и ворота полностью отсутствуют. Мощение же является сигнальной системой, позволяющей уже на входе выбрать свой маршрут и свою стратегию поведения в парке. 

Парк обладает очень плавным перепадом рельефа, что в Москве большая редкость. Этот элемент ландшафта мы также стараемся сохранить и подчеркнуть. Так как вся территория в нашем проекте рассматривается как единая, то мы позволили себе сместить существующую баскетбольную площадку, а на ее месте процитировать озеро Чериковера. Благодаря рельефу такое озеро будет видно из любой точки парка. К тому же оно оправдает наличие центральной аллеи и станет ее логическим завершением. Памятник Льву Яшину нужно перенести ближе к стенам стадиона. И, конечно, надо убрать некрасивое зеленое пластиковое покрытие, имитирующее траву. Единственное свободное от деревьев пространство, согласно проекту, станет большой зеленой поляной. Когда я был маленьким, полян в московских парках было очень много, но потом открытых пространств почти не осталось, приоритет стал отдаваться зеленым насаждениям. И для того, чтобы полежать на газоне, москвичам сегодня надо лететь в нью-йоркский Central Park. 

На рассматриваемой территории существуют сложившиеся транзитные маршруты. Их наличие – это большой подарок. Большая часть посетителей парка – это транзитные пешеходы, которые направляются от станции метро к дому. Вокруг много жилых районов, но для транзита используется одна единственная дорога, по которой постоянно движется невероятное количество людей. Наша идея состоит в том, чтобы распределить пешеходные потоки таким образом, чтобы каждый мог выбрать наиболее удобный для себя путь, пролегающий через парк. После нескольких таких сквозных проходо, людям непременно захочется прийти уже специально в парк.
Владимир Кузьмин. Фотография Александра Остроухова

Из новых объектов мы предполагаем устройство только лишь детских и небольших спортивных площадок с гимнастическими снарядами. Что же касается инфраструктурных объектов, то все они прекрасно разместятся в уже существующих на территории сооружениях.

В заключение еще раз подчеркну, что мы категорически против забора. Единственное возможное решение – оградить всю территорию парка по периметру, включая МФК и стадион. И, конечно, это не должно быть трехметровое ограждение. Строительство забора и его обслуживание стоит гораздо дороже, чем хорошая охрана на много лет вперед.



«Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»
Генеральный план. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Владимир Кузьмин:
Наш проект в каком-то смысле полемизирует с предыдущим. Но дело в том, что мы достаточно ответственно отнеслись к техническому заданию конкурса, и рассматривали его как данность, не допуская, что оно требует каких-либо корректировок. Забор был одним из условий заказчика. И нам кажется, что установление границ, в любом смысле – философском, пластическом, пространственном, дизайнерском – это скорее благо. В данном конкретном случае это еще и возможность оформить некую буферную зону между городом и парком. И возможность эта имеет особую ценность, учитывая, что внутри парка мы практически ничего не можем делать. Существует масса ограничений, не позволяющих привнести туда хоть что-нибудь новое. И мы совсем не против того, чтобы сохранить историю «Динамо», вспомнить о Чериковере. Но в то же время мы не видим ничего плохого в том, чтобы поработать с ограждением парка, сделав его зоной связи, а не преграды. 
Детская площадка и павильоны. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Проект «Горизонты движения» предлагает сосредоточить всю активность именно на пограничной зоне. Существующий парк зажат в мощные тиски города, и это, по сути, лишает его возможности нормально функционировать. Парк нуждается в защите, и мы разработали систему защиты парка от внешних негативных воздействий. Внутри же необходимо сохранить природную, историческую и функциональную ткань без каких-либо серьезных дизайнерских и уж тем более архитектурных внедрений.
«Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Система оград представляет собой двухуровневый маршрут движения по периметру парка, что возвращает пограничную зону, измеряемую сотнями метров и в настоящее время никак не использующуюся, в систему физической активности, так недостающей парку. Это модульные элементы, из которых собирается длинная галерея синего цвета, образующая навес над маршрутом в уровне земли, а также формирующая прогулочное пространство на втором уровне, на высоте 2,4 метра, общей протяженностью более полутора километров. Вся конструкция собирается из 373 типовых модулей. Соответственно, эта же конструкция выступает физическим ограждением парка. Для подъема на мост-ограждение разработана целая система пандусов и лестниц, которые расположены на значительном, но вполне досягаемом расстоянии друг от друга для того, чтобы обеспечить комфортный подъем всех слоев населения, в том числе людей пожилого возраста и маломобильных групп. Также по пандусам на мост смогут подняться велосипедисты или роллеры. 
Варианты оформления фонтана. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Мы старались не заступать на территорию восстанавливаемого парка, хотя к самой идее восстановления относимся довольно скептически. Те незначительные интервенции на территорию парка, которые мы себе позволили, являются естественными элементами инфраструктуры и функционально дополняют имеющиеся спортивные объекты. Это раздевалки, зоны хранения спортивного инвентаря, точки проката и др. Все эти функции будут располагаться под галереей. На месте существующей парковки и большого забетонированного пустыря предлагается создать несколько открытых площадок, эстраду с амфитеатром, площадки для волейбола или футбола, а также бассейн в летнее время и каток зимой. На участке, где сейчас расположен въезд в подземный паркинг, мы предлагаем разместить самые активные и шумные спортивные зоны – дорожки для велосипедистов и роллеров, воркаут, паркур и т.д. Локализация спортивных активностей на отдельно взятом участке позволит не допустить конфликта между спортсменами и гуляющими в парке жителями.
Вариант оформления фонтана в виде павильона. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Единственной точкой, для которой мы разработали собственное архитектурное решение, стала зона фонтана. Здесь когда-то были восхитительные мозаики, которые, на наш взгляд, обязательно должны быть восстановлены, потому что это живая смальта, ручная работа и невероятной красоты декор. Их воссоздание является куда более важной и нужной задачей, чем восстановление партерной композиции на месте выросших за это время деревьев. Идеологическая направленность мозаик особого значения не имеет. В этой связи мы осмелились предложить три варианта развития фонтанной зоны. Первый вариант под название «Агора» предполагает подлинное восстановление фонтана. В этом случае будет полностью сохранена его композиция, но сам фонтан будет окружен скамьей, а также будет сформирован маршрут, соединяющий его с амфитеатром. Следующий вариант – «Динамовская горка». Здесь фонтан предлагается мемориализовать, построив над ним что-то вроде мавзолея. Сверху будут высажены бело-голубые цветы, не требующие особого ухода. А под конструкцией клумбы останутся мозаики, которые можно будет увидеть сквозь специальные проемы. Последний вариант предполагает возведение на этом месте павильона, принимающего на себя представительские функции парка. Павильон частично накроет фонтан, и тогда мозаики станут частью его интерьера.
Вход в парк. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Пешеходный транзит по парку проходит в трех основных направлениях. Мы сохраняем и развиваем транзитные маршруты с учетом того, что уже разрабатывается проект восстановления партерной композиции и всех исторически существующих дорожек. Также сохраняются входы в парк. Постепенно внутреннее пространство парка будет раскрываться навстречу городу. Для этого мы предусмотрели несколько сценариев организации дополнительных входов – например, ворота могут быть устроены со стороны будущего торгово-развлекательного и спортивного центра с выходом на главную аллею или в северо-восточной части парка.
Вход в парк. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Павильоны, которые мы обозначили в своем проекте, лишь показывают некоторую возможную перспективу развития, подчеркивая определенное зонирование парка. Все они также собираются из модульных элементов, которые удобно компонуются между собой, могут формировать различные композиции, а также служить оформлением для мероприятий неспортивного плана. Структурно это типовые модули из металлических конструкций, произведенные на российских заводах и не требующие тяжелых архитектурных фундаментов. 
Анастасия Рычкова. Фотография Александра Остроухова

Реализация проекта возможна уже через год и четыре месяца. Через три года ограждение зарастет диким виноградом, а через десять лет синий цвет сойдет и металлоконструкции покроются ржавчиной, что будет роднить «Динамо» с английскими, датскими или голландскими парками. 

«Физкультура». Бюро Wowhaus
Генплан. «Физкультура». Бюро Wowhaus

Анастасия Рычкова:
Парк «Динамо» – на самом деле совсем небольшой, камерный. Наша главная задача состояла в том, чтобы сделать как можно меньше и не навредить существующему природному ландшафту. В своем проекте мы выявили три основных сценария существования парка. Во-первых, надо сказать, что это не общегородской парк, а место отдыха для жителей района и нового жилого комплекса. Кроме того, это основная транзитная зона для пешеходов, следующих от станции метро «Динамо» к жилым домам. И, наконец, парк – это буферное пространство вокруг стадиона во время массовых мероприятий. В разработанном нами генплане мы отдельно выделили транзитную зону, зоны отдыха и спортивные площадки. На случай массовых мероприятий предусматривается ограждение парка по периметру. В остальное время парк должен быть открыт и свободен для доступа посетителей.
Цветник. «Физкультура». Бюро Wowhaus

В транзитной зоне запроектировано два новых объекта: на входе расположен небольшой киоск, а на центральной площади – кафе. Оба эти сооружения являются временными, некапитальными. Все транзитные маршруты в ночное время будут хорошо освещены.
Разрез. «Физкультура». Бюро Wowhaus

Места отдыха располагаются в наиболее озелененных частях парка. Они представляют собой большие цветники, окруженные кольцами-лавками, и различаются между собой по размеру и цвету. Всего предусмотрено три круглых цветника – красный, желтый и синий. Все они формируются специально подобранными цветами и растениями контрастных оттенков и существуют как зоны непрерывного цветения в теплое время года. Внутри цветников также сохраняются существующие деревья, поэтому необходимо подобрать такие цветы, которые выживают в условиях затененности. Цветники являются главными точками притяжения в парке. А лавки-кольца предложены как альтернатива обычным парковым скамейкам. В холодное время года они будут ярко подсвечиваться, а на месте спортивных площадок зимой возможно создание катка и горок.
Схема зонирования. «Физкультура». Бюро Wowhaus

Особое внимание мы обратили на участок парка, примыкающий непосредственно к Ленинградскому проспекту. Парк крайне мал, зимой он просматривается насквозь, и, находясь в его дальнем конце, можно отчетливо видеть и слышать, как автомобили движутся по проспекту. В связи с этим нам показалось очень важным отделить пространство парка от шумной автомагистрали. Главным звукопоглащающим элементом здесь стал забор-аттракцион с подсвеченными изнутри фигурами спортсменов. Этот забор и дал название всему проекту – «Физкультура». Его основной функцией станет звукозащита. Кроме того, он сформирует дополнительную аллею, по которой можно будет безопасно и спокойно прогуляться. 
Забор. «Физкультура». Бюро Wowhaus
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова. Фотография Александра Остроухова

Важно помнить, что парк имеет местное значение. Думать, что он по примеру Сокольников станет притягивать людей со всего города, специально приезжающих из других районов, довольно абсурдно. Этот парк даже после реконструкции останется парком, обслуживающим локальные интересы проживающих возле него жителей и пользующихся им как транзитной зоной. Этим объясняется наше решение минимизировать новое архитектурное присутствие, сократить количество функций, восстановить историческую, а главное – обеспечить безопасный и комфортный транзит и отдых для местных жителей.


«Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow
Генеральный план. «Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow

Ольга Алексакова:
В своем проекте мы тоже будем рассказывать про забор. Сложно что-то добавить к речи Владимира Кузьмина, который очень подробно рассказал, почему забор в этом парке необходим. Наши проекты получились похожими, потому что мы исходили из условий технического задания конкурса, согласно которому нужно было закрыть периметр парка. Помимо забора характер нашего проекта определила идея, прозвучавшая в одной из статей журнала «Большой город», о том, что любое благоустройство негативно воздействует на парки. Поэтому мы решили все дополнительные функции включить в забор, а из парка с благоустройством совсем уйти, сохранив его экосистему, в которой падают и перегнивают листья, живут насекомые, белки и птицы. Забор у нас выполняет функции то главной аллеи, то прогулочного променада, то укрепительного земляного вала. Со сменой функции меняется и форма ограждения. 

Юлия Бурдова:
Также мы предложили расширить площадь перед стадионом, чтобы позволить жителям проходить от станции метро к жилым районам в обход парка, таким образом направив основные транзитные потоки вдоль внешней его границы. Но уменьшив парк с одной стороны, мы увеличили его с другой, присоединив сквер вдоль Ленинградского проспекта с помощью «уха»-перехода, которое в виде большого пандуса поднимается над проезжей частью и спускается обратно в сквер. 
«Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow

Внимательно проанализировав существующие входы в парк, мы увидели, что они формируют достаточно логичную и сложившуюся схему. Поэтому все их решено было сохранить на прежних местах. Однако были предусмотрены дополнительные входы, позволяющие подняться на наш мост. Два новых входа предусмотрены около метро, два – в задней части парка, возле старого теннисного корта, и еще один пандус ведет на то самое «ухо», о котором я говорила выше. Мы подумали и о других участниках движения, например, о велосипедистах. Организовывать велосипедные дорожки вдоль парка нет никакого смысла, потому что там либо стройными рядами идут пешеходы из метро, либо гуляют бабушки и мамы с колясками. Поэтому мы предложили велосипедистам подняться на аллею-мост. Ее ширина составляет пять метров, и этого вполне достаточно, чтобы обеспечить комфортное движение и пешеходам, и велосипедистам.
Пешеходная аллея. «Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow

Для возведения моста предполагается использовать максимально легкие металлические конструкции. Сам мост насыщен различными функциями – где-то это кафе, где-то спортивные площадки, где-то зоны отдыха, где-то помещения проката инвентаря. Также он может служить навесом над парковыми скамейками. Помимо второго уровня, где можно гулять вокруг парка между кронами деревьев, создана отдельная зона, подчеркивающая центральный наземный маршрут. Я говорю о центральной аллее, вдоль которой мы расставляем лавочки, а в ее конце организуем небольшое кафе. Летом парк работает в обычном режиме. Зимой «ухо» застилается айс-матами и превращается в каток, а часть ограждения используется как зона ледяных горок.
Горки. «Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow

Важно отметить, что в проекте сохраняется исторически существующий забор вдоль Ленинградского шоссе. Это основной опознавательный знак парка со стороны дороги, и мы решили сохранять его как памятник. В этой зоне новое ограждение поднимается и отходит от старого забора. Наш мост предлагает довольно гибкие и пластичные решения, с одной стороны он закрывает парк, а с другой – открывает его городу. Чтобы парк был хорошо виден с ТТК и с Ленинградки, предлагается выдвинуть его как можно ближе к дороге.
Смотровая площадка, выходящая на Ленинградский проспект. «Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow
Общественное обсуждение конкурсных проектов парка «Динамо». Фотография Александра Остроухова

Ольга Алексакова:
Благодаря предложенному нами новому маршруту длина дорожек прирастает на 1,4 км, а площадь парка увеличивается на 15%. Мы ничего не реставрируем и не воссоздаем, но новый элемент в виде моста-ограждения дает парку второе дыхание.

Общественное обсуждение конкурсных проектов парка «Динамо». Фотография Александра Остроухова

Вопрос из зала:
Как решается вопрос подъема на второй ярус людей с ограниченными возможностями?

Илья Мукосей, куратор конкурса:
В половине проектов нет второго яруса. А там, где есть мосты, во всех случаях предусмотрены пандусы, по которым наверх могут подняться как велосипедисты и роллеры, так и маломобильные группы населения и мамы с колясками.

Григорий Гурьянов:
Наш мост – исключительно пешеходный, велосипедное движение по нему не предусмотрено. Но пандусы с пятипроцентным нормативным уклоном запроектированы.

Илья Мукосей:
Григорий, а не вредно ли для здоровья бегать по вашему кольцу, учитывая окружение?

Григорий Гурьянов:
Москва – это вообще вредный город. Но посмотрите, какое количество людей ездит на велосипедах по улицам, немало не смущаясь. Например, в Нью-Йорке по знаменитой манхеттенской сетке люди бегают в огромном количестве. Поэтому никаких проблем в этом мы не видим.

Илья Мукосей:
Чем обусловлена такая трассировка мостика случайная?

Григорий Гурьянов:
Она предполагает гибкость в том смысле, что при детальном и конкретном проектировании моста  придется учитывать и обходить существующие в парке деревья. Именно поэтому была разработана система, которая способна подстраиваться под определенные условия. 

Илья Мукосей:
Вопрос авторам «Второго дыхания»: не будет ли слишком мрачно, холодно и сыро под вашим мостом?

Ольга Алексакова:
Я думаю, нет, потому что мы предусмотрели даже отверстия для деревьев, чтобы их кроны проходили сквозь мост.

Илья Мукосей:
Александр, а к вам был вопрос в фейсбуке. Один пользователь написал, что уже почти проголосовал за ваш с Ильей проект, но потом увидел, что вы не предусмотрели ни одной лавки. Почему?

Александр Константинов:
Мы специально не рассматривали никакие МАФы, потому что считаем, что это предмет отдельного проектирования. Нам показалось это излишним, это лишь производная от общего проекта. Если наш проект будет принят к реализации, то в нем появятся и малые архитектурные формы. Принципиально, чтобы все они были разработаны специально для этого парка.
Куратор конкурса Илья Мукосей. Фотография Александра Остроухова

Вопрос из зала:
У всех авторов было довольно негативное отношение к исторической части парка, которое я, наверное, тоже разделяю. Насколько я правильно понял – реконструировать там нечего, а парк в первозданном виде уже потерян. Или я не прав?

Владимир Кузьмин:
Мне кажется, что восстановление – это одна из возможных систем развития парка. Нам в задании обозначили, что такой проект готовится. Мне кажется, что в качестве одного из элементов аттракциона в парке можно восстановить аллею со статуями спортсменов времен 1930-х гг. – это забавно. Но я категорически против полного восстановления парка в целом.

Александр Константинов:
Большинство наших дорожек цитируют или следуют тому, что сохранилось от прежних времен. Но восстанавливать парк в полном объеме и делать очередной новодел, на мой взгляд, бессмысленно.

Анастасия Рычкова:
Можно что-то восстановить, но не до фанатизма. Нас вполне устраивает сохранившаяся дорожная сеть, и мы не хотим привносить в парк дополнительные трассы. Чем их меньше, тем больше зелени.

Ольга Алексакова:
Негативного отношения нет, есть просто следование заданию. 

Григорий Гурьянов:
На наш взгляд, в парке нечего сохранять. То, что осталось – это осколки, по которым никак не считывается ранее существовавшая цельность. Хотя парковые дорожки мы вообще не трогаем.

Вопрос из зала:
Исторически на территории парка существовал пруд, но в большинстве проектов это никак не учитывается.

Илья Мукосей:
Да, в 1936 году парк имел другие размеры и в нем, действительно, был пруд, который постепенно уменьшался. В начале 1950-х гг. построили новую Башиловку, и южный берег пруда вместо естественно извилистого стал прямым. В 1970-е гг., после того как прошли другие стройки, пруд и вовсе обрел прямоугольные очертания. А к московской Олимпиаде пруд исчез вообще, да и вся эта территория перестала относиться к парку. Несколько проектов нашего конкурса обыгрывают тему воды. Например, в проекте «Движение и воздух» предлагается сделать пруд, а в «Горизонтах движения» появляются небольшой водоем и фонтаны. 

Вопрос из зала:
Вопрос к авторам «Динамо-машины». Из каких материалов сделаны конструкции моста и как обеспечивается движение в местах его поворотов и смещений?

Григорий Гурьянов:
Мы предполагаем использовать деревянные, легковозводимые конструкции. Что касается поворотов, то принцип тот же, на котором построена любая пиксельная графика. Прямоугольные модули поставлены со смещением, множество смещений в результате дает одну плавную линию. Минимальная ширина прохода в точках поворота составляет 2,5 метра.

Вопрос из зала:
Учитывая соседство со стадионом, возникает вопрос, насколько все объекты и малые формы вандалоустойчивы? 

Юлия Бурдова:
На этот случай у нас предусмотрен  земляной вал.

Владимир Кузьмин:
А в нашем проекте используется довольно прочный металл и соответствующие усиления в необходимых местах вплоть до тотальной защиты. 

Григорий Гурьянов:
У нас предусмотрены специальные мероприятия по отделению парка от зоны стадиона с помощью достаточно крепкого раздвижного забора. А малые архитектурные формы выполнены из бетона, с ними вообще ничего нельзя сделать.

Илья Мукосей:
В заключение я попрошу каждого из участников назвать наиболее понравившийся ему конкурсный проект, исключая свой собственный. 

Юлия Бурдова:
Нам нравятся все проекты, которые без забора.

Владимир Кузьмин:
При всей моей любви к авторам «Второго дыхания», я все же отдал бы предпочтение проекту «Динамо-машина», потому что он прекрасно дополняет наше решение. 

Григорий Гурьянов:
Мы нашим бюро, которое здесь присутствует почти в полном составе, проголосовали и в результате четыре голоса было отдано за проект студии «Поле-дизайн», а сам я проголосовал за проект Александра Константинова и Ильи Заливухина.

Александр Константинов:

Мы выбирали между проектами, которые не предусматривают постоянного ограждения парка, а это концепции бюро Wowhaus и бюро «Практика». Но «Динамо-машина» нам больше по вкусу.


Анастасия Рычкова:
Меня подкупила спортивная составляющая, поэтому мы тоже за  «Динамо-машину».

Илья Мукосей:
Что же, по итогам нашего импровизированного голосования получилось, что победил проект бюро «Практика». 


26 Июня 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.