Динамичные решения

В конкурсе на разработку концепции парка «Динамо» сразу два победителя – проект бюро «Практика» и проект Александра Константинова и Ильи Заливухина.

Алла Павликова

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
0 25 июня в Москве были подведены итоги закрытого конкурса на разработку концепции парка «Динамо», который из запущенного транзитного сквера должен превратиться в благоустроенный оазис со спортивными и рекреационными уголками. Организатором состязания выступило ЗАО «ВТБ Арена», занимающееся реконструкцией одноименного стадиона, куратором стал архитектор Илья Мукосей, а к участию были приглашены пять команд – бюро Wowhaus, «Практика», «Поле-Дизайн», Buromoscow и Илья Заливухин (архитектурно-градостроительная компания «Яузапроект») в партнерстве с архитектором и художником Александром Константиновым.
Общественное обсуждение конкурсных проектов парка «Динамо». Фотография Александра Остроухова
Григорий Гурьянов. Фотография Александра Остроухова

Экспертный совет конкурса, в состав которого вошли государственный эксперт по охране культурного наследия Татьяна Кудрявцева, москвовеоды Михаил Коробко и Денис Ромодин, архитекторы Юлий Борисов и Константин Ходнев, архитектурные критики Елена Гонсалес, Алексей Муратов и Егор Коробейников, выбрал сразу два лучших проекта – один из них разработан бюро «Практика», второй архитекторами Александром Константиновым и Ильей Заливухиным. Официальному подведению итогов конкурса предшествовало общественное обсуждение всех пяти проектов, состоявшееся 19 июня в павильоне «Школа» парка «Музеон», в ходе которого проект бюро «Практика» также был назван лучшим.

Ниже публикуем все проекты участников и полную стенограмму их обсуждения.

«Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Генеральный план. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Григорий Гурьянов:
История парка «Динамо» – это история его постепенного уменьшения. Исторические материалы показывают, как от него постепенно отрезались разные куски и в конце концов остался небольшой треугольный фрагмент зелени, который сейчас нам предлагается преобразовать. И своей главной задачей мы видели поиск решения, которое смогло бы остановить эту тенденцию убывающего парка. Отсюда родилась идея создания не маленького парка при стадионе, а стадиона в большом и зеленом парке. 

Для того чтобы реализовать эту концепцию, мы предложили стратегию из нескольких последовательных шагов, где первый и самый главный – это введение кольцевого элемента, вело-бегового кольца. Это маршрут для спорта и прогулок протяженностью 2 км, который охватывает существующий парк вместе со стадионом. Это кольцо должно стать главной артерией, энергетическим каналом, который будет питать всю территорию парка своей спортивной энергией, он будет объединять и склеивать в одно целое парк и прилегающие к нему территории.
Пешеходный мост. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Кольцо поделено на двухполосную беговую дорожку, велосипедную дорожку и достаточно широкую прогулочную благоустроенную зону, где могут неспешно прогуливаться все те, кто не хочет заниматься спортом. Если бежать по кольцу в среднем темпе, то это займет около десяти минут, и это вполне нормальный маршрут для занятий оздоровительным спортом. У вело-бегового кольца есть симпатичные извилистые ответвления, которые позволяют увеличить и разнообразить маршрут. На площади между павильонами метро можно очень удобно организовать старт, проводить там всевозможные массовые мероприятия для жителей. Также там можно сделать мощение и посадить газоны, чтобы и этим прилегающим территориям придать парковое качество.

Создание непрерывного закольцованного маршрута потребовало некоторой переработки транспортной схемы. Мы предложили перенести один из въездов в подземную автостоянку для того, чтобы избежать пересечения автомобильных и вело-беговых потоков. Кроме того, мы предложили убрать автомобильное движение с дублера Ленинградского проспекта.
Вело-беговое кольцо. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Второй важный структурный элемент проекта – это организация транзита пешеходов через парк. Заказчик хотел, чтобы парк можно было полностью перекрывать во время массовых мероприятий. Что в этом случае делать с транзитными потоками? Эту задачу мы решили с помощью сквозного синего моста. Мост состоит из типовых элементов, которые живописно составляются в одну пиксельную линию. Спуститься с моста в парк можно по нескольким лестницам и пандусам. Под мостом возникает парковая инфраструктура, зоны прокатов, кафе и т.д. И самое важное – мост позволяет отделить парк от стадиона в момент проведения матчей: он оснащен раздвижными, работающими по принципу ножниц ограждениями, которые в нужный момент могут полностью блокировать доступ из одной части парка в другую, при этом транзит жителей по мосту не прерывается. Мы рассматривали этот мост еще и как аттракцион, узнаваемый и запоминающийся элемент парка, который, возможно, станет новым символом этого места.
Фрагмент мощения. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

Следующий вопрос, на который нас просили ответить заказчики: что такое парк физкультуры и спорта в современном понимании? В нашем понимании это место, где горожане занимаются физкультурой и спортом. Поэтому вокруг парка появилось вело-беговое кольцо, а внутри парка все свободные от деревьев зоны, согласно с проектом, превращены в спортивные площадки. В южной части расположен целый спортивный кластер, интегрированный в извилистые ответвления бегового кольца. 
zooming
Фрагмент вело-бегового кольца. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

В сам парк, в виду существующих ограничений, нельзя было вводить новые элементы. По сути, для работы нам оставили только поверхность дорожек. Инструменты, которые мы выбрали, – это мощение и малые архитектурные формы. Все парковое мощение навеяно динамовской тематикой, поэтому здесь доминируют синий цвет и энергичные треугольники. Также мы разработали специальную линейку малых архитектурных форм, которые назвали «пьедесталом почета». Это разнообразные объекты из белого бетона, которые, сохраняя и развивая форму пьедестала, становятся то парковой скамьей с клумбой, то скамьей со столиком, то питьевым фонтанчиком со ступенькой для детей, то контейнерами для раздельного сбора мусора, то игровым элементом на детской площадке, а то и составной частью скейт-парка. Если посмотреть на схему расположения этих элементов в парке, то она выглядит очень живописно – как будто все «пьедесталы» взяли и рассыпали, создав дополнительный слой общественного пространства.Особое внимание мы уделили озеленению всех прилегающих территорий. На самом деле они парком не являются, но вполне можно создать ощущение, что они принадлежат к цельной парковой структуре.
Аллея героев спорта. «Динамо-машина». Архитектурное бюро «Практика»

А на аллее Героев спорта пьедесталы – это монументы с именами знаменитых динамовцев. Аллея занимает две разные части парка, и одна ее часть воспевает героев прошлого, а более короткая зарезервирована для новых молодых звезд футбола.
zooming
Александр Константинов. Фотография Александра Остроухова

Из всех этих элементов складывается наш генеральный план, иллюстрирующий идею стадиона в парке. И мне хочется обратить внимание на еще один очень важный момент – здание Академии спорта. Наверное, его появление в этом месте необходимо, но то, что оно должно быть именно таким, – большой вопрос. Это огромное здание, длина фасада которого около 200 метров. Если бы при сохранении функции и назначения здания можно было бы разбить его на несколько отдельных объемов, то все они очень живописно и аккуратно интегрировались бы в парк. Это была бы максимальная реализация нашей концепции, а парк вернулся бы к своим прежним и естественным габаритам. 



«Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин
Генеральный план. «Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин

Александр Константинов:
Когда мы ознакомились с техзаданием конкурса и осмотрели сам парк, то сразу поняли, что ТЗ таит в себе некоторые противоречия. Наш проект под девизом «Движение и воздух» стремится снять эти противоречия, не игнорируя при этом пожелания заказчика. Не столь важно, что будет построено на территории парка, куда важнее очистить его от мусора – это первое, что нужно сделать. Главная цель всех преобразований – свободное передвижение посетителей в чистом и благоустроенном пространстве.

Та территория парка, которая отведена для проектирования, на наш взгляд, является неотделимой частью пространства вокруг стадиона «Динамо». Связи парка с городом – очевидные и многочисленные. Невозможно проектировать парк без оглядки на окружение, так же как невозможно и разделять эти территории забором. В этом состоит суть нашего предложения.
Совмещение нового проекта с планом Чериковера. «Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин

Парк находится в очень плотном кольце окружающей застройки, состоящем из жилых комплексов, спортивных сооружений и автодорог. Строить здесь еще что-либо, пусть даже временные павильоны, и заполонять ими и без того небольшое зеленое пространство, по меньшей мере неразумно. Поэтому в нашем проекте не предполагается вообще никакого строительства, за исключением 2-3 раздевалок для спортсменов. Все свое внимание мы сосредоточили на самом парке. А парк – это в первую очередь воздух, зелень и маршруты движения. В прошлом у нас уже был опыт работы с парками – например, мы делали проекты для «Сокольников» и парка «Фили». Тогда мы анализировали, каким образом можно преобразовать территорию парка при минимальном вмешательстве в природную среду. В результате этого анализа мы поняли, что если архитектор не хочет навредить парку, то все, что он должен сделать – это предусмотреть мощение дорожек и продумать дендрологию. 
Озеро. «Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин

В своем проекте для парка «Динамо» мы сконцентрировались на создании удобных маршрутов движения. Есть всего лишь два типа движения: по прямой – по траектории цели, и по плавной кривой – по траектории прогулки. По-другому человек никогда не двигается. Этот принцип был неплохо проработан в 1930-е гг. архитектором Лазарем Чериковером. Его проект для «Динамо» состоял только из прямых и плавных линий, и сравнив его с существующим положением, мы выяснили, что многие элементы сохранилось до наших дней. Не уцелело озеро и многие крупные объекты, но очертания планировочной схемы видны вполне отчетливо. Таким образом, наш проект базируется на плане Чериковера, у нас много совпадений и прямых цитат, новый принцип движения по плавным дугам и прямолинейным маршрутам наложен на исторический план. 
Прямые и плавные парковые дорожки. «Движение и воздух». Александр Константинов и Илья Заливухин

Прямые дорожки сохранились не полностью, все они, как и главная аллея, идут ниоткуда и приходят в никуда. В связи с этим родилась идея создания аллей, которые возникают из воздуха, а потом в нем же и растворяются. Все это иллюстрируется за счет мощения, переходящего в зеленый газон. Так решены все прямые маршруты, которые образуют довольно густую сеть. Всякий раз, когда пешеход попадает на перекресток, он видит, что его тропа вдруг обрывается, но при этом у него всегда есть возможность продолжить движение по другой, пересекающейся с его маршрутом траектории. Кроме прямых, существует еще сеть криволинейных дорог. Все входы в парк обозначенные только мощением. Ограждения и ворота полностью отсутствуют. Мощение же является сигнальной системой, позволяющей уже на входе выбрать свой маршрут и свою стратегию поведения в парке. 

Парк обладает очень плавным перепадом рельефа, что в Москве большая редкость. Этот элемент ландшафта мы также стараемся сохранить и подчеркнуть. Так как вся территория в нашем проекте рассматривается как единая, то мы позволили себе сместить существующую баскетбольную площадку, а на ее месте процитировать озеро Чериковера. Благодаря рельефу такое озеро будет видно из любой точки парка. К тому же оно оправдает наличие центральной аллеи и станет ее логическим завершением. Памятник Льву Яшину нужно перенести ближе к стенам стадиона. И, конечно, надо убрать некрасивое зеленое пластиковое покрытие, имитирующее траву. Единственное свободное от деревьев пространство, согласно проекту, станет большой зеленой поляной. Когда я был маленьким, полян в московских парках было очень много, но потом открытых пространств почти не осталось, приоритет стал отдаваться зеленым насаждениям. И для того, чтобы полежать на газоне, москвичам сегодня надо лететь в нью-йоркский Central Park. 

На рассматриваемой территории существуют сложившиеся транзитные маршруты. Их наличие – это большой подарок. Большая часть посетителей парка – это транзитные пешеходы, которые направляются от станции метро к дому. Вокруг много жилых районов, но для транзита используется одна единственная дорога, по которой постоянно движется невероятное количество людей. Наша идея состоит в том, чтобы распределить пешеходные потоки таким образом, чтобы каждый мог выбрать наиболее удобный для себя путь, пролегающий через парк. После нескольких таких сквозных проходо, людям непременно захочется прийти уже специально в парк.
Владимир Кузьмин. Фотография Александра Остроухова

Из новых объектов мы предполагаем устройство только лишь детских и небольших спортивных площадок с гимнастическими снарядами. Что же касается инфраструктурных объектов, то все они прекрасно разместятся в уже существующих на территории сооружениях.

В заключение еще раз подчеркну, что мы категорически против забора. Единственное возможное решение – оградить всю территорию парка по периметру, включая МФК и стадион. И, конечно, это не должно быть трехметровое ограждение. Строительство забора и его обслуживание стоит гораздо дороже, чем хорошая охрана на много лет вперед.



«Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»
Генеральный план. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Владимир Кузьмин:
Наш проект в каком-то смысле полемизирует с предыдущим. Но дело в том, что мы достаточно ответственно отнеслись к техническому заданию конкурса, и рассматривали его как данность, не допуская, что оно требует каких-либо корректировок. Забор был одним из условий заказчика. И нам кажется, что установление границ, в любом смысле – философском, пластическом, пространственном, дизайнерском – это скорее благо. В данном конкретном случае это еще и возможность оформить некую буферную зону между городом и парком. И возможность эта имеет особую ценность, учитывая, что внутри парка мы практически ничего не можем делать. Существует масса ограничений, не позволяющих привнести туда хоть что-нибудь новое. И мы совсем не против того, чтобы сохранить историю «Динамо», вспомнить о Чериковере. Но в то же время мы не видим ничего плохого в том, чтобы поработать с ограждением парка, сделав его зоной связи, а не преграды. 
Детская площадка и павильоны. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Проект «Горизонты движения» предлагает сосредоточить всю активность именно на пограничной зоне. Существующий парк зажат в мощные тиски города, и это, по сути, лишает его возможности нормально функционировать. Парк нуждается в защите, и мы разработали систему защиты парка от внешних негативных воздействий. Внутри же необходимо сохранить природную, историческую и функциональную ткань без каких-либо серьезных дизайнерских и уж тем более архитектурных внедрений.
«Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Система оград представляет собой двухуровневый маршрут движения по периметру парка, что возвращает пограничную зону, измеряемую сотнями метров и в настоящее время никак не использующуюся, в систему физической активности, так недостающей парку. Это модульные элементы, из которых собирается длинная галерея синего цвета, образующая навес над маршрутом в уровне земли, а также формирующая прогулочное пространство на втором уровне, на высоте 2,4 метра, общей протяженностью более полутора километров. Вся конструкция собирается из 373 типовых модулей. Соответственно, эта же конструкция выступает физическим ограждением парка. Для подъема на мост-ограждение разработана целая система пандусов и лестниц, которые расположены на значительном, но вполне досягаемом расстоянии друг от друга для того, чтобы обеспечить комфортный подъем всех слоев населения, в том числе людей пожилого возраста и маломобильных групп. Также по пандусам на мост смогут подняться велосипедисты или роллеры. 
Варианты оформления фонтана. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Мы старались не заступать на территорию восстанавливаемого парка, хотя к самой идее восстановления относимся довольно скептически. Те незначительные интервенции на территорию парка, которые мы себе позволили, являются естественными элементами инфраструктуры и функционально дополняют имеющиеся спортивные объекты. Это раздевалки, зоны хранения спортивного инвентаря, точки проката и др. Все эти функции будут располагаться под галереей. На месте существующей парковки и большого забетонированного пустыря предлагается создать несколько открытых площадок, эстраду с амфитеатром, площадки для волейбола или футбола, а также бассейн в летнее время и каток зимой. На участке, где сейчас расположен въезд в подземный паркинг, мы предлагаем разместить самые активные и шумные спортивные зоны – дорожки для велосипедистов и роллеров, воркаут, паркур и т.д. Локализация спортивных активностей на отдельно взятом участке позволит не допустить конфликта между спортсменами и гуляющими в парке жителями.
Вариант оформления фонтана в виде павильона. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Единственной точкой, для которой мы разработали собственное архитектурное решение, стала зона фонтана. Здесь когда-то были восхитительные мозаики, которые, на наш взгляд, обязательно должны быть восстановлены, потому что это живая смальта, ручная работа и невероятной красоты декор. Их воссоздание является куда более важной и нужной задачей, чем восстановление партерной композиции на месте выросших за это время деревьев. Идеологическая направленность мозаик особого значения не имеет. В этой связи мы осмелились предложить три варианта развития фонтанной зоны. Первый вариант под название «Агора» предполагает подлинное восстановление фонтана. В этом случае будет полностью сохранена его композиция, но сам фонтан будет окружен скамьей, а также будет сформирован маршрут, соединяющий его с амфитеатром. Следующий вариант – «Динамовская горка». Здесь фонтан предлагается мемориализовать, построив над ним что-то вроде мавзолея. Сверху будут высажены бело-голубые цветы, не требующие особого ухода. А под конструкцией клумбы останутся мозаики, которые можно будет увидеть сквозь специальные проемы. Последний вариант предполагает возведение на этом месте павильона, принимающего на себя представительские функции парка. Павильон частично накроет фонтан, и тогда мозаики станут частью его интерьера.
Вход в парк. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Пешеходный транзит по парку проходит в трех основных направлениях. Мы сохраняем и развиваем транзитные маршруты с учетом того, что уже разрабатывается проект восстановления партерной композиции и всех исторически существующих дорожек. Также сохраняются входы в парк. Постепенно внутреннее пространство парка будет раскрываться навстречу городу. Для этого мы предусмотрели несколько сценариев организации дополнительных входов – например, ворота могут быть устроены со стороны будущего торгово-развлекательного и спортивного центра с выходом на главную аллею или в северо-восточной части парка.
Вход в парк. «Горизонты движения». Студия «Поле-дизайн»

Павильоны, которые мы обозначили в своем проекте, лишь показывают некоторую возможную перспективу развития, подчеркивая определенное зонирование парка. Все они также собираются из модульных элементов, которые удобно компонуются между собой, могут формировать различные композиции, а также служить оформлением для мероприятий неспортивного плана. Структурно это типовые модули из металлических конструкций, произведенные на российских заводах и не требующие тяжелых архитектурных фундаментов. 
Анастасия Рычкова. Фотография Александра Остроухова

Реализация проекта возможна уже через год и четыре месяца. Через три года ограждение зарастет диким виноградом, а через десять лет синий цвет сойдет и металлоконструкции покроются ржавчиной, что будет роднить «Динамо» с английскими, датскими или голландскими парками. 

«Физкультура». Бюро Wowhaus
Генплан. «Физкультура». Бюро Wowhaus

Анастасия Рычкова:
Парк «Динамо» – на самом деле совсем небольшой, камерный. Наша главная задача состояла в том, чтобы сделать как можно меньше и не навредить существующему природному ландшафту. В своем проекте мы выявили три основных сценария существования парка. Во-первых, надо сказать, что это не общегородской парк, а место отдыха для жителей района и нового жилого комплекса. Кроме того, это основная транзитная зона для пешеходов, следующих от станции метро «Динамо» к жилым домам. И, наконец, парк – это буферное пространство вокруг стадиона во время массовых мероприятий. В разработанном нами генплане мы отдельно выделили транзитную зону, зоны отдыха и спортивные площадки. На случай массовых мероприятий предусматривается ограждение парка по периметру. В остальное время парк должен быть открыт и свободен для доступа посетителей.
Цветник. «Физкультура». Бюро Wowhaus

В транзитной зоне запроектировано два новых объекта: на входе расположен небольшой киоск, а на центральной площади – кафе. Оба эти сооружения являются временными, некапитальными. Все транзитные маршруты в ночное время будут хорошо освещены.
Разрез. «Физкультура». Бюро Wowhaus

Места отдыха располагаются в наиболее озелененных частях парка. Они представляют собой большие цветники, окруженные кольцами-лавками, и различаются между собой по размеру и цвету. Всего предусмотрено три круглых цветника – красный, желтый и синий. Все они формируются специально подобранными цветами и растениями контрастных оттенков и существуют как зоны непрерывного цветения в теплое время года. Внутри цветников также сохраняются существующие деревья, поэтому необходимо подобрать такие цветы, которые выживают в условиях затененности. Цветники являются главными точками притяжения в парке. А лавки-кольца предложены как альтернатива обычным парковым скамейкам. В холодное время года они будут ярко подсвечиваться, а на месте спортивных площадок зимой возможно создание катка и горок.
Схема зонирования. «Физкультура». Бюро Wowhaus

Особое внимание мы обратили на участок парка, примыкающий непосредственно к Ленинградскому проспекту. Парк крайне мал, зимой он просматривается насквозь, и, находясь в его дальнем конце, можно отчетливо видеть и слышать, как автомобили движутся по проспекту. В связи с этим нам показалось очень важным отделить пространство парка от шумной автомагистрали. Главным звукопоглащающим элементом здесь стал забор-аттракцион с подсвеченными изнутри фигурами спортсменов. Этот забор и дал название всему проекту – «Физкультура». Его основной функцией станет звукозащита. Кроме того, он сформирует дополнительную аллею, по которой можно будет безопасно и спокойно прогуляться. 
Забор. «Физкультура». Бюро Wowhaus
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова. Фотография Александра Остроухова

Важно помнить, что парк имеет местное значение. Думать, что он по примеру Сокольников станет притягивать людей со всего города, специально приезжающих из других районов, довольно абсурдно. Этот парк даже после реконструкции останется парком, обслуживающим локальные интересы проживающих возле него жителей и пользующихся им как транзитной зоной. Этим объясняется наше решение минимизировать новое архитектурное присутствие, сократить количество функций, восстановить историческую, а главное – обеспечить безопасный и комфортный транзит и отдых для местных жителей.


«Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow
Генеральный план. «Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow

Ольга Алексакова:
В своем проекте мы тоже будем рассказывать про забор. Сложно что-то добавить к речи Владимира Кузьмина, который очень подробно рассказал, почему забор в этом парке необходим. Наши проекты получились похожими, потому что мы исходили из условий технического задания конкурса, согласно которому нужно было закрыть периметр парка. Помимо забора характер нашего проекта определила идея, прозвучавшая в одной из статей журнала «Большой город», о том, что любое благоустройство негативно воздействует на парки. Поэтому мы решили все дополнительные функции включить в забор, а из парка с благоустройством совсем уйти, сохранив его экосистему, в которой падают и перегнивают листья, живут насекомые, белки и птицы. Забор у нас выполняет функции то главной аллеи, то прогулочного променада, то укрепительного земляного вала. Со сменой функции меняется и форма ограждения. 

Юлия Бурдова:
Также мы предложили расширить площадь перед стадионом, чтобы позволить жителям проходить от станции метро к жилым районам в обход парка, таким образом направив основные транзитные потоки вдоль внешней его границы. Но уменьшив парк с одной стороны, мы увеличили его с другой, присоединив сквер вдоль Ленинградского проспекта с помощью «уха»-перехода, которое в виде большого пандуса поднимается над проезжей частью и спускается обратно в сквер. 
«Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow

Внимательно проанализировав существующие входы в парк, мы увидели, что они формируют достаточно логичную и сложившуюся схему. Поэтому все их решено было сохранить на прежних местах. Однако были предусмотрены дополнительные входы, позволяющие подняться на наш мост. Два новых входа предусмотрены около метро, два – в задней части парка, возле старого теннисного корта, и еще один пандус ведет на то самое «ухо», о котором я говорила выше. Мы подумали и о других участниках движения, например, о велосипедистах. Организовывать велосипедные дорожки вдоль парка нет никакого смысла, потому что там либо стройными рядами идут пешеходы из метро, либо гуляют бабушки и мамы с колясками. Поэтому мы предложили велосипедистам подняться на аллею-мост. Ее ширина составляет пять метров, и этого вполне достаточно, чтобы обеспечить комфортное движение и пешеходам, и велосипедистам.
Пешеходная аллея. «Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow

Для возведения моста предполагается использовать максимально легкие металлические конструкции. Сам мост насыщен различными функциями – где-то это кафе, где-то спортивные площадки, где-то зоны отдыха, где-то помещения проката инвентаря. Также он может служить навесом над парковыми скамейками. Помимо второго уровня, где можно гулять вокруг парка между кронами деревьев, создана отдельная зона, подчеркивающая центральный наземный маршрут. Я говорю о центральной аллее, вдоль которой мы расставляем лавочки, а в ее конце организуем небольшое кафе. Летом парк работает в обычном режиме. Зимой «ухо» застилается айс-матами и превращается в каток, а часть ограждения используется как зона ледяных горок.
Горки. «Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow

Важно отметить, что в проекте сохраняется исторически существующий забор вдоль Ленинградского шоссе. Это основной опознавательный знак парка со стороны дороги, и мы решили сохранять его как памятник. В этой зоне новое ограждение поднимается и отходит от старого забора. Наш мост предлагает довольно гибкие и пластичные решения, с одной стороны он закрывает парк, а с другой – открывает его городу. Чтобы парк был хорошо виден с ТТК и с Ленинградки, предлагается выдвинуть его как можно ближе к дороге.
Смотровая площадка, выходящая на Ленинградский проспект. «Второе дыхание». Архитектурно-градостроительная компания Buromoscow
Общественное обсуждение конкурсных проектов парка «Динамо». Фотография Александра Остроухова

Ольга Алексакова:
Благодаря предложенному нами новому маршруту длина дорожек прирастает на 1,4 км, а площадь парка увеличивается на 15%. Мы ничего не реставрируем и не воссоздаем, но новый элемент в виде моста-ограждения дает парку второе дыхание.

Общественное обсуждение конкурсных проектов парка «Динамо». Фотография Александра Остроухова

Вопрос из зала:
Как решается вопрос подъема на второй ярус людей с ограниченными возможностями?

Илья Мукосей, куратор конкурса:
В половине проектов нет второго яруса. А там, где есть мосты, во всех случаях предусмотрены пандусы, по которым наверх могут подняться как велосипедисты и роллеры, так и маломобильные группы населения и мамы с колясками.

Григорий Гурьянов:
Наш мост – исключительно пешеходный, велосипедное движение по нему не предусмотрено. Но пандусы с пятипроцентным нормативным уклоном запроектированы.

Илья Мукосей:
Григорий, а не вредно ли для здоровья бегать по вашему кольцу, учитывая окружение?

Григорий Гурьянов:
Москва – это вообще вредный город. Но посмотрите, какое количество людей ездит на велосипедах по улицам, немало не смущаясь. Например, в Нью-Йорке по знаменитой манхеттенской сетке люди бегают в огромном количестве. Поэтому никаких проблем в этом мы не видим.

Илья Мукосей:
Чем обусловлена такая трассировка мостика случайная?

Григорий Гурьянов:
Она предполагает гибкость в том смысле, что при детальном и конкретном проектировании моста  придется учитывать и обходить существующие в парке деревья. Именно поэтому была разработана система, которая способна подстраиваться под определенные условия. 

Илья Мукосей:
Вопрос авторам «Второго дыхания»: не будет ли слишком мрачно, холодно и сыро под вашим мостом?

Ольга Алексакова:
Я думаю, нет, потому что мы предусмотрели даже отверстия для деревьев, чтобы их кроны проходили сквозь мост.

Илья Мукосей:
Александр, а к вам был вопрос в фейсбуке. Один пользователь написал, что уже почти проголосовал за ваш с Ильей проект, но потом увидел, что вы не предусмотрели ни одной лавки. Почему?

Александр Константинов:
Мы специально не рассматривали никакие МАФы, потому что считаем, что это предмет отдельного проектирования. Нам показалось это излишним, это лишь производная от общего проекта. Если наш проект будет принят к реализации, то в нем появятся и малые архитектурные формы. Принципиально, чтобы все они были разработаны специально для этого парка.
Куратор конкурса Илья Мукосей. Фотография Александра Остроухова

Вопрос из зала:
У всех авторов было довольно негативное отношение к исторической части парка, которое я, наверное, тоже разделяю. Насколько я правильно понял – реконструировать там нечего, а парк в первозданном виде уже потерян. Или я не прав?

Владимир Кузьмин:
Мне кажется, что восстановление – это одна из возможных систем развития парка. Нам в задании обозначили, что такой проект готовится. Мне кажется, что в качестве одного из элементов аттракциона в парке можно восстановить аллею со статуями спортсменов времен 1930-х гг. – это забавно. Но я категорически против полного восстановления парка в целом.

Александр Константинов:
Большинство наших дорожек цитируют или следуют тому, что сохранилось от прежних времен. Но восстанавливать парк в полном объеме и делать очередной новодел, на мой взгляд, бессмысленно.

Анастасия Рычкова:
Можно что-то восстановить, но не до фанатизма. Нас вполне устраивает сохранившаяся дорожная сеть, и мы не хотим привносить в парк дополнительные трассы. Чем их меньше, тем больше зелени.

Ольга Алексакова:
Негативного отношения нет, есть просто следование заданию. 

Григорий Гурьянов:
На наш взгляд, в парке нечего сохранять. То, что осталось – это осколки, по которым никак не считывается ранее существовавшая цельность. Хотя парковые дорожки мы вообще не трогаем.

Вопрос из зала:
Исторически на территории парка существовал пруд, но в большинстве проектов это никак не учитывается.

Илья Мукосей:
Да, в 1936 году парк имел другие размеры и в нем, действительно, был пруд, который постепенно уменьшался. В начале 1950-х гг. построили новую Башиловку, и южный берег пруда вместо естественно извилистого стал прямым. В 1970-е гг., после того как прошли другие стройки, пруд и вовсе обрел прямоугольные очертания. А к московской Олимпиаде пруд исчез вообще, да и вся эта территория перестала относиться к парку. Несколько проектов нашего конкурса обыгрывают тему воды. Например, в проекте «Движение и воздух» предлагается сделать пруд, а в «Горизонтах движения» появляются небольшой водоем и фонтаны. 

Вопрос из зала:
Вопрос к авторам «Динамо-машины». Из каких материалов сделаны конструкции моста и как обеспечивается движение в местах его поворотов и смещений?

Григорий Гурьянов:
Мы предполагаем использовать деревянные, легковозводимые конструкции. Что касается поворотов, то принцип тот же, на котором построена любая пиксельная графика. Прямоугольные модули поставлены со смещением, множество смещений в результате дает одну плавную линию. Минимальная ширина прохода в точках поворота составляет 2,5 метра.

Вопрос из зала:
Учитывая соседство со стадионом, возникает вопрос, насколько все объекты и малые формы вандалоустойчивы? 

Юлия Бурдова:
На этот случай у нас предусмотрен  земляной вал.

Владимир Кузьмин:
А в нашем проекте используется довольно прочный металл и соответствующие усиления в необходимых местах вплоть до тотальной защиты. 

Григорий Гурьянов:
У нас предусмотрены специальные мероприятия по отделению парка от зоны стадиона с помощью достаточно крепкого раздвижного забора. А малые архитектурные формы выполнены из бетона, с ними вообще ничего нельзя сделать.

Илья Мукосей:
В заключение я попрошу каждого из участников назвать наиболее понравившийся ему конкурсный проект, исключая свой собственный. 

Юлия Бурдова:
Нам нравятся все проекты, которые без забора.

Владимир Кузьмин:
При всей моей любви к авторам «Второго дыхания», я все же отдал бы предпочтение проекту «Динамо-машина», потому что он прекрасно дополняет наше решение. 

Григорий Гурьянов:
Мы нашим бюро, которое здесь присутствует почти в полном составе, проголосовали и в результате четыре голоса было отдано за проект студии «Поле-дизайн», а сам я проголосовал за проект Александра Константинова и Ильи Заливухина.

Александр Константинов:

Мы выбирали между проектами, которые не предусматривают постоянного ограждения парка, а это концепции бюро Wowhaus и бюро «Практика». Но «Динамо-машина» нам больше по вкусу.


Анастасия Рычкова:
Меня подкупила спортивная составляющая, поэтому мы тоже за  «Динамо-машину».

Илья Мукосей:
Что же, по итогам нашего импровизированного голосования получилось, что победил проект бюро «Практика». 

26 Июня 2013

Алла Павликова

Автор текста:

Алла Павликова
Похожие статьи
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Завтра-завтра
Небольшой репортаж с фестиваля «Зодчество» 2023, сегодня он работает последний день, но успеть еще не поздно. Общее впечатление – всё как всегда, и нивелирование приемов и подходов скорее спасает, чем портит положение. Но есть нюансы; часть из них лучше уловить при личном присутствии.
Градсовет Петербурга 11.10.2023
К дому в створе Искровского проспекта петербургские архитекторы делают подход в третий раз. Вариант мастерской «Б2» эксперты назвали наиболее удачным с точки зрения генплана и композиции: силуэт делает его достаточно убедительной доминантой, а кроме того появляются зачатки комфортной среды. При этом фасады все еще скупы и «скучноваты».
Гибкая сторона силы
В экопарке Ясно Поле осваивают технологию 3D печати на примере двух разных принтеров и на глазах восхищенной общественности. Неделю назад показали запуск второй машины и результаты работы первой, разрешили сравнить. Изучаем процесс и результаты: ощущение, что нечто «лепится» прямо у нас на глазах, а значит, момент исторический – технология и архитектура наконец-то найдут друг друга?
Ковер-самолет
Юбилейная выставка графики Тотана Кузембаева «Горизонты событий» показывает как очень старую – практически, стартовую, графику автора 1980-х годов из фондов Музея архитектуры, так и довольно много листов из серии Невесомость, нарисованных специально для нее в 2023 году. Нам показалось, что автор представляет реальность как левитирующий в пространстве, иногда кверху ногами, ковер-самолет, у которого «есть слои».
Ребус исторической застройки
Делимся впечатлениями от форума «Ребус», на котором два дня обсуждалось строительство в историческом центре, в том числе: проект Кэнго Кума для кубанского казачьего хора, невозможность (пока) создать цифровой двойник объекта культурного наследия, восстановление разрушенной ураганом усадьбы на новом месте. Государственно-частное партнерство и инвестиционные паспорта тоже были.
Москва в кольце
В Лефортове открылась выставка, посвященная истории проектирования московских кольцевых трасс. В ней 2 главные темы: одна ностальгическая – воспоминание о защите палат Щербакова, развернувшей московское градостроительство вместе со страной, другая – исследование истории проектирования больших московских трасс. Есть новые материалы, в которые надо вникнуть, если хочется понимать историю города.
Я / МЫ. Каждый из нас по-своему Африка
Деколонизация и декарбонизация – главные темы «Лаборатории будущего» на биеннале Лесли Локко – навязли в зубах и звучат как дань моде. Но акцент на гуманности и сочувствии позволил выстроить очень человечную выставку. Хотя неясно, способен ли эстетский дискурс биеннале на самом деле помочь беднейшим. Ольга Альтер и Арсений Петров рассказывают из Венеции об успехах и провалах крупнейшего архитектурного смотра, а также читают литературную критику на беллетристику куратора Локко.
Осознать и сформулировать
Спецпроект «Тезисы» на прошедшей Арх Москве собрал восемь молодых «рок-звезд» от архитектуры, а хедлайнером выступил Владислав Кирпичев, основатель школы EDAS. Рассказываем о своих впечатлениях от инсталляций и перспективах, в которые всматривается новое поколение архитекторов.
Арх Москва 2023: впечатления
Арх Москва, как никогда большая, завершила свою работу. Темой этого года стали «Перспективы», которые многие участники связали с цифровым ренессансом. Во время работы выставки мы активно освещали ее в социальных сетях, а теперь собрали все наблюдения в одном материале.
Исследуй
​В Аптекарском приказе Музея архитектуры открыта выставка «Простой карандаш», приуроченная к 100-летию постановления об организации Соловецкого лагеря особого назначения.
Позитивная программа
Первая персональная выставка Сергея Кузнецова в ГТГ: новая техника – упаковочный картон и уголь, новый подход – 24 рисунка в одной конструкции-инсталляции, новый масштаб – каждая работа 2 х 3 метра, новая степень раскованности и эскизности. Прежними остаются уверенность линий и построения, любовь автора к аркам, колоннам, куполам и известным памятникам классического архитектурного наследия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Модернизм классициста
В Анфиладе Музея архитектуры открыта выставка фотографий Михаила Розанова «Сталь. Стекло. Бетон», которая представляет авторский взгляд на постройки послевоенного модернизма (и еще немного пост-) в девяти городах мира.
Воображаемая стена
В Никола-Ленивце сожгли на Масленицу объект со многими смыслами: кому «языческая традиция», кому преодоление преград. Замысел был тонкий и сложный, так что ничего удивительного, что получилось не всё. Действо, однако, провоцирует к усложнению процесса сожжения, предлагает новые слои последовательного восприятия. И, конечно, оставляет свободу интерпретаций. Что искусительно. Ими и займемся.
Курдонеры на «гринфилды»
Еще один проект, рассмотренный градсоветом Петербурга, – эскиз застройки микрорайона по соседству с Юнтоловским заказником. Бюро SLOI Architects понизило высоту на 20 метров, добилось силуэтности и сохранило коэффициент использования территории на прежнем уровне. Но вопросы к работе все равно остались.
Палисады в Мытном дворе
На прошлой неделе градсовет Петербурга рассмотрел проект застройки территории Мытного двора, подготовленный «Студией 44». Исторические здания отреставрируют, утраченные восстановят, а на месте складов появятся новые четырехэтажные дома. Проект приняли тепло, вопросы у экспертов вызвало только примыкание к Овсянниковскому саду и высота, показавшаяся слишком скромной.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Градсовет Петербурга 14.12.2022
Градсовет критично отнесся к проекту гостиницы на Октябрьской набережной и эскизу застройки микрорайона «Юнтолово», но одобрил проект спортивного центра на берегу Малой Невки.
Архсовет Москвы – 78
Совет поддержал проект 400-метровой офисной башни, которая дополнит Сити и станет продолжением моста Багратион. Экспертам понравилась ярусная композиция, «интерактивный» фасад и функциональная насыщенность.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Динамичные решения
В конкурсе на разработку концепции парка «Динамо» сразу два победителя – проект бюро «Практика» и проект Александра Константинова и Ильи Заливухина.
Пресса: Парку «Динамо» выбрали концепцию
В конкурсе на разработку концепции Парка Физкультуры и Спорта «Динамо» победили два проекта: «Движение и воздух» Александра Константинова и Ильи Заливухина и «Динамо-машина» бюро «Практика». Итоги конкурса объявил сегодня Андрей Перегудов, гендиректор УК «Динамо», председатель совета директоров ЗАО ВТБ «Арена».
Технологии и материалы
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Масштаб впечатляет: 7 проектов в Китае, построенных...
Китайские архитектурные объекты давно впечатляют весь мир масштабом и цельностеклянными фасадами. Вместе с менеджером по архитектурным проектам Larta Glass Петром Ивановским рассмотрим применение стекла на самых ярких из них.
Решения РОКВУЛ для теплоизоляции дата-центров
Активное развитие ИТ-инфраструктуры привело к 10-процентному росту спроса на теплоизоляцию помещений с серверным оборудованием. Эксперты РОКВУЛ рассказали, как с этим связаны технические особенности центров обработки данных.
Сейчас на главной
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Пресса: Вернуть человеческий масштаб: проекты реконструкции...
В 1978 году Отдел перспективных исследований и экспериментальных предложений был переименован в Отдел развития и реконструкции городской среды. Тема развития через реконструкцию, которая в 1970-е годы разрабатывалась отделом для районов сложившейся застройки в центре города, в 1980-е годы расширяет географию, ОПИ предлагает подходы для реконструкции периферийных районов, т.н. «спальных» районов - бескрайних массивов массового жилищного строительства. Цель этой работы - с одной стороны, рациональное использование городской среды, с другой - гуманизация жилой застройки, создание психологически комфортных пространств.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.
На бокальчик
Для интерьера винного бара в Казани Карина Гимранова выбирает как прямые ассоциации вроде бочек, светильников-виноградин и хрусталя, так и более тонкие: оттенки закатного солнца, образ почвы, осколки амфор. Не последнюю роль в создании атмосферы сыграл светодизайн.
Платан и фонтан
Кафе-терраса в сочинском парке «Ривьера» стремится раствориться в окружающей его буйной растительности: деревья растут сквозь перекрытия, в конструктиве предусмотрены отсеки для высадки растений, а панорамные окна истончают границы пространств.