English version

Юлий Борисов: UNK project – западные принципы российской архитектуры

Бюро UNK project, в прошлом году отметившее свое 15-летие, является редким примером российской архитектурной компании, организованной и работающей по западному образцу, причем работающей очень успешно. О том, какие принципы российские архитекторы позаимствовали у своих зарубежных коллег и как смогли внедрить их в отечественную практику, мы беседуем с одним из основателей компании архитектором Юлием Борисовым.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

09 Апреля 2013
mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project
Архи.ру: Юлий, бюро UNK project основано тремя архитекторами – Вами, Николаем Миловидовым и Юлией Тряскиной. Первое, на что обращаешь внимание, изучая ваши CV, так это наличие опыта работы в зарубежных архитектурных компаниях, причем во всех трех случаях именно с него и начинается карьера. Правильно ли я понимаю, что этот опыт оказался для вас решающим при создании собственной компании, и решив работать в России, вы сознательно использовали западную модель организации архитектурного бизнеса?

Юлий Борисов: Да, становление нас как архитекторов действительно частично проходило на Западе. Николай Миловидов работал архитектором в швейцарской фирме Fela Plannings AG, Юлия Тряскина – в американском бюро HOK, а я сам поучился в Баухаузе в Дессау и начал карьеру в берлинском бюро Smidt&partners. Пока мы постигали азы профессии там, здесь, в Москве, продолжался расцвет так называемого «лужковского» стиля, который сопровождался безудержным ростом стоимости недвижимости, а главным критерием качества объекта стала сама возможность согласовать квадратные метры. К сожалению или к счастью, но этот опыт прошел совершенно мимо нас – наоборот, работая в западных компаниях, мы как отче наш усвоили, что качество объекта может измеряться только совокупностью его архитектурных, функциональных и эксплуатационных характеристик. Мы решили, что и здесь будем работать так же. И пока вокруг продолжалась вакханалия по согласованию и строительству безумного количества квадратных метров, мы работали над небольшими проектами, в которых могли реализовать наши принципы. Это частные дома, квартиры, офисные интерьеры и объекты ритейла. Сейчас, когда качественная архитектура потихоньку начинает востребоваться и городом, мы начинаем выходить на объемное проектирование.
Офис архитектурного бюро UNK Project
Юлий Борисов
Частный дом в поселке Жуковка XXI

Архи.ру: Что Вы называете качественной архитектурой?

Ю.Б.:
Качественная архитектура – это архитектура, за которую не стыдно. Которая не вызывает ни отторжения, ни желания что-то срочно изменить или, как минимум, подправить. Качество – это когда люди каждый день пользуются зданием и перестают замечать, что оно есть. С точки зрения конечного потребителя, качество архитектуры – это соответствие техническому заданию за вменяемые деньги.

Архи.ру: Иными словами, функциональность проектируемого объекта для вас однозначно превалирует над формой?

Ю.Б.:
Нельзя выпячивать какое-то одно качество. В идеале, мне кажется, здание должно быть таким, чтобы, несмотря на современный облик и современные примененные материалы, оно смотрелось в городской ткани так, будто существовало там всегда. Другой вопрос, что функциональность действительно обычно противопоставляется форме, и если иметь в виду эту антитезу, то да, функциональность для нас однозначно важнее. Вопрос формы, стиля вторичен, все начинается с задания и исходных данных, и все создается именно под них и ради них. Мы глубоко убеждены в том, что в любом стиле можно сделать и качественную вещь, и очень плохую. Бывает бездарная классика, бывает бездарный хай-тек. Именно поэтому у UNK project нет какого-то одного узнаваемого стиля, для нас куда важнее четко придерживаться раз и навсегда выбранного курса на логичность, рациональность и честность проекта.
Частный дом в поселке Жуковка XXI

Архи.ру: Только за прошлый год UNK project получил несколько профессиональных наград за проекты офисных интерьеров, объектов торговли и жилья. Означает ли это, что у бюро нет не только стилевых предпочтений, но и пристрастий к какой-либо одной типологии?

Ю.Б.:
Наша основная специализация – человек. В самых разных своих ипостасях: человек отдыхающий, человек работающий, человек живущий. У нас был опыт создания промышленного объекта – мы построили завод с очень сложной технологией, но это единичный случай. В основном работаем с человеком и ради человека, проектируя жилье, офисы, торговые центры, шоу-румы, поселки. На наше счастье, современный человек предпочитает многофункциональное пространство, так что специализироваться на какой-то одной типологии попросту не нужно.

Архи.ру:  А среди вас троих, ведущих архитекторов бюро, есть какие-либо предпочтения по типологии?

Ю.Б.:
Юлия чаще всего отвечает за сектор красоты и ритейла, Николай прекрасно разбирается в офисах, а я больше склонен к объемному проектированию. Впрочем, это не значит, что каждый из нас работает строго в одном жанре: наш любимый метод – синергия, мы постоянно обмениваемся опытом. Именно поэтому у нас нет раз и навсегда сформированных бригад архитекторов – под каждый проект собирается свой авторский коллектив. Одно неизменно: каждый объект мы разрабатываем до самых мельчайших деталей – подобное внимание к мелочам вошло в привычку и стало нашим кредо в том числе и потому, что очень долгое время мы работали преимущественно над небольшими объектами. Каждый наш сотрудник накопил огромный багаж знаний – образно говоря, кто-то умеет виртуозно проектировать дверные ручки, кто-то витражи, – и теперь эти знания помогают нам максимально тщательно прорабатывать и очень большие объекты, придавая им индивидуальность.

Архи.ру: Сейчас продолжаете браться за маленькие объекты? Наверно, теперь они интересны вам только лишь как своего рода полигон для обкатки новых творческих идей?

Ю.Б.:
Если честно, я не люблю слово «полигон». Мы не экспериментируем на клиентах. Когда рассматриваем вновь поступающий проект, оцениваем его с разных сторон, в том числе и с точки зрения возможности самовыражения, но площадь никогда не была для нас главной причиной согласия на работу или отказа от нее. Да, мы можем взяться за проект с нулевой прибылью, если видим в нем интересные возможности. Но вне зависимости от того, проектируем мы большой объект или маленький, мы работаем на одинаково высоком уровне.
Частный дом в поселке «Западная долина»

Архи.ру: Не так давно вы начали на постоянной основе сотрудничать с английской архитектурной компанией Scott Brownrigg. Что вам дает это партнерство?

Ю.Б.:
На каком-то этапе мы поняли, что нам не хватает знаний о новых материалах и современных технологиях, передового опыта, если угодно. И заключили соглашение с английскими партнерами о взаимной работе. Это сотрудничество дает очень многое обеим сторонам – мы учимся применять новые технологии, заимствуем какие-то приемы, а английские коллеги получили возможность более уверенно работать в России и странах СНГ.

Архи.ру: Правильно ли я понимаю, что сейчас вы привлекаете английских партнеров к разработке почти всех своих проектов, а не только в тех случаях, когда, скажем, по условиям тендера, необходимо выступить международной командой?

Ю.Б.:
Конечно. Мы приглашаем наших зарубежных коллег всегда, когда видим, что их участие в проекте обеспечит более качественный результат. Заказчики охотно на это соглашаются – разработанный совместно с англичанами проект может быть несколько дороже, но конечный результат, с учетом исполнения сроков, строительных затрат и т.д., оказывается однозначно рентабельнее. Качественно выполненный проект дает экономию и при последующей эксплуатации – к счастью, наши заказчики это или уже знают по собственному опыту, или умеют прислушиваться к нашему мнению.
Офис архитектурного бюро UNK Project

Архи.ру: А вообще часто принимаете участие в конкурсах?

Ю.Б.:
Любим закрытые конкурсы с понятными правилами игры и гарантией серьезных намерений заказчика. Есть и такие конкурсы, участие в которых и победа в которых – дело принципа. Например, прошлогодний открытый конкурс на проект жилой застройки района «Технопарк» в «Сколково». Мы настолько уверенно себя чувствуем в сфере малоэтажного строительства, досконально знаем его, что здесь нам даже не были нужны западные партнеры. Выиграть было делом принципа. И мы выиграли. Сейчас постепенно запускается процесс реализации проекта.
Офис архитектурного бюро UNK Project

Архи.ру: Сколько человек работает в бюро сегодня?

Ю.Б.:
Более 50. 

Архи.ру: Я специально уточнила, т.к. еще несколько лет назад Юлия в одном из интервью говорила, что больше  25 человек в бюро никогда не будет работать, иначе конвейеризации не избежать…

Ю.Б.:
Увеличивается число заказов, растет и количество сотрудников. В конце прошлого года мы даже переехали в новый офис большей площади для того, чтобы разместить весь разросшийся состав бюро. Однако главный принцип остается неизменным: на работу в UNK project мы приглашаем только тех людей, которые способны придумать оригинальную идею и разработать интересную концепцию. У нас не проектный институт, а креативный мобильный офис.

Архи.ру: Насколько вам как архитекторам комфортно работать в современной Москве?

Ю.Б.:
Ну, это, знаете, такой неоднозначный вопрос... Чем менее качественная среда в городе, тем больше работы у архитектора – и в этом смысле нам в Москве очень комфортно. С другой стороны, именно сейчас ситуация действительно меняется к лучшему – погоня за квадратными метрами осталась в прошлом, сегодня и девелоперы, и власти заинтересованы в том, чтобы в городе появлялась качественная удобная архитектура. Как минимум на уровне деклараций архитектурное руководство старается облегчить жизнь проектировщикам, упростить процедуру согласований и т.д. В общем, мы не жалеем, что работаем именно здесь и сейчас.

Архи.ру: Немало в вашем портфолио и проектов, разработанных для различных регионов РФ…

Ю.Б.:
Да, мы проектировали в Санкт-Петербурге, Воронеже, Красноярске, ряде других городов. Сейчас сложилась такая тенденция: московские заказчики ищут прозападных или западных архитекторов, региональные – московских. К счастью, мы и в том и в другом секторе чувствуем себя уверенно.

Архи.ру: Считаете ли вы необходимым образовывать заказчика, развивать его вкус и тем самым способствовать появлению качественной архитектуры?

Ю.Б.:
Миссия, конечно, почетная, но в реальности оказывается, что образовывать заказчика очень тяжело и зачастую бессмысленно... В конце концов, мы не образовательный центр. Нас не интересуют заказчики, которых интересуют только квадратные метры. Но и мы им, в свою очередь, совершенно не нужны. В основном, работаем с коммерческими структурами, готовыми вкладывать в интересный и качественный результат. И взаимодействуя с ними, мы, конечно, боремся за решения, которые считаем правильными и органичными. 

Архи.ру: Насколько остро стоит для вас проблема качества строительства? Принято считать, что в нашей стране она сводит на нет 90 процентов правильных и органичных решений…

Ю.Б.:
Как архитекторы, которые работают в России, мы, конечно, сталкиваемся с этой проблемой. Но, на мой взгляд, чаще всего за некачественным строительством прячутся непроработанные проекты. Поскольку мы выполняем свои проекты на очень высоком уровне, сами делаем рабочую документацию и, благодаря в том числе и своим английским партнерам, предлагаем заказчику только лучшие материалы, то и качество строительства обеспечиваем высокое. Правда, не скрою, зачастую приходится тратить колоссальную энергию на то, чтобы убедить заказчика сделать выбор в пользу качественных материалов. Но тут мы точно знаем, за что боремся.
zooming
Конкурсный проект для Сколково


Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project

09 Апреля 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.