Юлий Борисов: UNK project – западные принципы российской архитектуры

Бюро UNK project, в прошлом году отметившее свое 15-летие, является редким примером российской архитектурной компании, организованной и работающей по западному образцу, причем работающей очень успешно. О том, какие принципы российские архитекторы позаимствовали у своих зарубежных коллег и как смогли внедрить их в отечественную практику, мы беседуем с одним из основателей компании архитектором Юлием Борисовым.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

09 Апреля 2013
mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project
Архи.ру: Юлий, бюро UNK project основано тремя архитекторами – Вами, Николаем Миловидовым и Юлией Тряскиной. Первое, на что обращаешь внимание, изучая ваши CV, так это наличие опыта работы в зарубежных архитектурных компаниях, причем во всех трех случаях именно с него и начинается карьера. Правильно ли я понимаю, что этот опыт оказался для вас решающим при создании собственной компании, и решив работать в России, вы сознательно использовали западную модель организации архитектурного бизнеса?

Юлий Борисов: Да, становление нас как архитекторов действительно частично проходило на Западе. Николай Миловидов работал архитектором в швейцарской фирме Fela Plannings AG, Юлия Тряскина – в американском бюро HOK, а я сам поучился в Баухаузе в Дессау и начал карьеру в берлинском бюро Smidt&partners. Пока мы постигали азы профессии там, здесь, в Москве, продолжался расцвет так называемого «лужковского» стиля, который сопровождался безудержным ростом стоимости недвижимости, а главным критерием качества объекта стала сама возможность согласовать квадратные метры. К сожалению или к счастью, но этот опыт прошел совершенно мимо нас – наоборот, работая в западных компаниях, мы как отче наш усвоили, что качество объекта может измеряться только совокупностью его архитектурных, функциональных и эксплуатационных характеристик. Мы решили, что и здесь будем работать так же. И пока вокруг продолжалась вакханалия по согласованию и строительству безумного количества квадратных метров, мы работали над небольшими проектами, в которых могли реализовать наши принципы. Это частные дома, квартиры, офисные интерьеры и объекты ритейла. Сейчас, когда качественная архитектура потихоньку начинает востребоваться и городом, мы начинаем выходить на объемное проектирование.
Офис архитектурного бюро UNK Project
Юлий Борисов
Частный дом в поселке Жуковка XXI

Архи.ру: Что Вы называете качественной архитектурой?

Ю.Б.:
Качественная архитектура – это архитектура, за которую не стыдно. Которая не вызывает ни отторжения, ни желания что-то срочно изменить или, как минимум, подправить. Качество – это когда люди каждый день пользуются зданием и перестают замечать, что оно есть. С точки зрения конечного потребителя, качество архитектуры – это соответствие техническому заданию за вменяемые деньги.

Архи.ру: Иными словами, функциональность проектируемого объекта для вас однозначно превалирует над формой?

Ю.Б.:
Нельзя выпячивать какое-то одно качество. В идеале, мне кажется, здание должно быть таким, чтобы, несмотря на современный облик и современные примененные материалы, оно смотрелось в городской ткани так, будто существовало там всегда. Другой вопрос, что функциональность действительно обычно противопоставляется форме, и если иметь в виду эту антитезу, то да, функциональность для нас однозначно важнее. Вопрос формы, стиля вторичен, все начинается с задания и исходных данных, и все создается именно под них и ради них. Мы глубоко убеждены в том, что в любом стиле можно сделать и качественную вещь, и очень плохую. Бывает бездарная классика, бывает бездарный хай-тек. Именно поэтому у UNK project нет какого-то одного узнаваемого стиля, для нас куда важнее четко придерживаться раз и навсегда выбранного курса на логичность, рациональность и честность проекта.
Частный дом в поселке Жуковка XXI

Архи.ру: Только за прошлый год UNK project получил несколько профессиональных наград за проекты офисных интерьеров, объектов торговли и жилья. Означает ли это, что у бюро нет не только стилевых предпочтений, но и пристрастий к какой-либо одной типологии?

Ю.Б.:
Наша основная специализация – человек. В самых разных своих ипостасях: человек отдыхающий, человек работающий, человек живущий. У нас был опыт создания промышленного объекта – мы построили завод с очень сложной технологией, но это единичный случай. В основном работаем с человеком и ради человека, проектируя жилье, офисы, торговые центры, шоу-румы, поселки. На наше счастье, современный человек предпочитает многофункциональное пространство, так что специализироваться на какой-то одной типологии попросту не нужно.

Архи.ру:  А среди вас троих, ведущих архитекторов бюро, есть какие-либо предпочтения по типологии?

Ю.Б.:
Юлия чаще всего отвечает за сектор красоты и ритейла, Николай прекрасно разбирается в офисах, а я больше склонен к объемному проектированию. Впрочем, это не значит, что каждый из нас работает строго в одном жанре: наш любимый метод – синергия, мы постоянно обмениваемся опытом. Именно поэтому у нас нет раз и навсегда сформированных бригад архитекторов – под каждый проект собирается свой авторский коллектив. Одно неизменно: каждый объект мы разрабатываем до самых мельчайших деталей – подобное внимание к мелочам вошло в привычку и стало нашим кредо в том числе и потому, что очень долгое время мы работали преимущественно над небольшими объектами. Каждый наш сотрудник накопил огромный багаж знаний – образно говоря, кто-то умеет виртуозно проектировать дверные ручки, кто-то витражи, – и теперь эти знания помогают нам максимально тщательно прорабатывать и очень большие объекты, придавая им индивидуальность.

Архи.ру: Сейчас продолжаете браться за маленькие объекты? Наверно, теперь они интересны вам только лишь как своего рода полигон для обкатки новых творческих идей?

Ю.Б.:
Если честно, я не люблю слово «полигон». Мы не экспериментируем на клиентах. Когда рассматриваем вновь поступающий проект, оцениваем его с разных сторон, в том числе и с точки зрения возможности самовыражения, но площадь никогда не была для нас главной причиной согласия на работу или отказа от нее. Да, мы можем взяться за проект с нулевой прибылью, если видим в нем интересные возможности. Но вне зависимости от того, проектируем мы большой объект или маленький, мы работаем на одинаково высоком уровне.
Частный дом в поселке «Западная долина»

Архи.ру: Не так давно вы начали на постоянной основе сотрудничать с английской архитектурной компанией Scott Brownrigg. Что вам дает это партнерство?

Ю.Б.:
На каком-то этапе мы поняли, что нам не хватает знаний о новых материалах и современных технологиях, передового опыта, если угодно. И заключили соглашение с английскими партнерами о взаимной работе. Это сотрудничество дает очень многое обеим сторонам – мы учимся применять новые технологии, заимствуем какие-то приемы, а английские коллеги получили возможность более уверенно работать в России и странах СНГ.

Архи.ру: Правильно ли я понимаю, что сейчас вы привлекаете английских партнеров к разработке почти всех своих проектов, а не только в тех случаях, когда, скажем, по условиям тендера, необходимо выступить международной командой?

Ю.Б.:
Конечно. Мы приглашаем наших зарубежных коллег всегда, когда видим, что их участие в проекте обеспечит более качественный результат. Заказчики охотно на это соглашаются – разработанный совместно с англичанами проект может быть несколько дороже, но конечный результат, с учетом исполнения сроков, строительных затрат и т.д., оказывается однозначно рентабельнее. Качественно выполненный проект дает экономию и при последующей эксплуатации – к счастью, наши заказчики это или уже знают по собственному опыту, или умеют прислушиваться к нашему мнению.
Офис архитектурного бюро UNK Project

Архи.ру: А вообще часто принимаете участие в конкурсах?

Ю.Б.:
Любим закрытые конкурсы с понятными правилами игры и гарантией серьезных намерений заказчика. Есть и такие конкурсы, участие в которых и победа в которых – дело принципа. Например, прошлогодний открытый конкурс на проект жилой застройки района «Технопарк» в «Сколково». Мы настолько уверенно себя чувствуем в сфере малоэтажного строительства, досконально знаем его, что здесь нам даже не были нужны западные партнеры. Выиграть было делом принципа. И мы выиграли. Сейчас постепенно запускается процесс реализации проекта.
Офис архитектурного бюро UNK Project

Архи.ру: Сколько человек работает в бюро сегодня?

Ю.Б.:
Более 50. 

Архи.ру: Я специально уточнила, т.к. еще несколько лет назад Юлия в одном из интервью говорила, что больше  25 человек в бюро никогда не будет работать, иначе конвейеризации не избежать…

Ю.Б.:
Увеличивается число заказов, растет и количество сотрудников. В конце прошлого года мы даже переехали в новый офис большей площади для того, чтобы разместить весь разросшийся состав бюро. Однако главный принцип остается неизменным: на работу в UNK project мы приглашаем только тех людей, которые способны придумать оригинальную идею и разработать интересную концепцию. У нас не проектный институт, а креативный мобильный офис.

Архи.ру: Насколько вам как архитекторам комфортно работать в современной Москве?

Ю.Б.:
Ну, это, знаете, такой неоднозначный вопрос... Чем менее качественная среда в городе, тем больше работы у архитектора – и в этом смысле нам в Москве очень комфортно. С другой стороны, именно сейчас ситуация действительно меняется к лучшему – погоня за квадратными метрами осталась в прошлом, сегодня и девелоперы, и власти заинтересованы в том, чтобы в городе появлялась качественная удобная архитектура. Как минимум на уровне деклараций архитектурное руководство старается облегчить жизнь проектировщикам, упростить процедуру согласований и т.д. В общем, мы не жалеем, что работаем именно здесь и сейчас.

Архи.ру: Немало в вашем портфолио и проектов, разработанных для различных регионов РФ…

Ю.Б.:
Да, мы проектировали в Санкт-Петербурге, Воронеже, Красноярске, ряде других городов. Сейчас сложилась такая тенденция: московские заказчики ищут прозападных или западных архитекторов, региональные – московских. К счастью, мы и в том и в другом секторе чувствуем себя уверенно.

Архи.ру: Считаете ли вы необходимым образовывать заказчика, развивать его вкус и тем самым способствовать появлению качественной архитектуры?

Ю.Б.:
Миссия, конечно, почетная, но в реальности оказывается, что образовывать заказчика очень тяжело и зачастую бессмысленно... В конце концов, мы не образовательный центр. Нас не интересуют заказчики, которых интересуют только квадратные метры. Но и мы им, в свою очередь, совершенно не нужны. В основном, работаем с коммерческими структурами, готовыми вкладывать в интересный и качественный результат. И взаимодействуя с ними, мы, конечно, боремся за решения, которые считаем правильными и органичными. 

Архи.ру: Насколько остро стоит для вас проблема качества строительства? Принято считать, что в нашей стране она сводит на нет 90 процентов правильных и органичных решений…

Ю.Б.:
Как архитекторы, которые работают в России, мы, конечно, сталкиваемся с этой проблемой. Но, на мой взгляд, чаще всего за некачественным строительством прячутся непроработанные проекты. Поскольку мы выполняем свои проекты на очень высоком уровне, сами делаем рабочую документацию и, благодаря в том числе и своим английским партнерам, предлагаем заказчику только лучшие материалы, то и качество строительства обеспечиваем высокое. Правда, не скрою, зачастую приходится тратить колоссальную энергию на то, чтобы убедить заказчика сделать выбор в пользу качественных материалов. Но тут мы точно знаем, за что боремся.
zooming
Конкурсный проект для Сколково


Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project

09 Апреля 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.