Утвержден новый состав архитектурного совета Москвы

Главный архитектор города Сергей Кузнецов прокомментировал это событие для Архи.ру и рассказал о том, каким образом составлялся список членов совета. В состав совета вошли Ханс Штиман, Сергей Чобан, Григорий Ревзин, Евгений Асс и другие. Смотрите / читайте подробности.

Интервью доступно в видеоформате; ниже можно прочитать расшифровку текста.
Полный список членов архсовета можно увидеть здесь >>

Видеозапись интервью. Часть 1.


Видеозапись интервью. Часть 2.


Архи.ру:
Разговоры о новом составе архсовета идут уже полгода, практически с момента вашего вступления в должность главного архитектора Москвы. Почему так долго?


Сергей Кузнецов:
Мне кажется, не сами разговоры так долго идут, а так долго мы занимались выпуском постановления и работой над положением по архсовету, его функциям и полномочиям (выдержу из положения см. здесь). Это оказалось довольно сложной задачей. У нас ужесточаются рамки для работы в согласовательных структурах, а архсовет – безусловно, структура согласовательная. Идет борьба с коррупционной составляющей и прочее. По объективным причинам рассмотрение всех деталей с правовой точки зрения потребовало достаточно большого  времени. И вот постановление об архсовете вышло.

Но почему так долго – вопрос не ко мне. Я инициатором этих разговоров никогда не являлся. То, что у нас архитекторам и сообществу это интересно, я считаю, хорошо и здорово, потому что является индикатором интереса к архитектурной деятельности в целом. Но, с другой стороны, я заметил, что у архитекторов есть такая черта – не знаю, есть ли подобное в других профессиях, но в нашей определенно есть: вопрос статусности и престижности заседаний где бы то ни было слишком важен сам по себе. У меня лично закрадывается подозрение, что мы в некоторых случаях имеем дело не столько с желанием бороться за качество архитектуры, сколько – с побуждением присутствовать в важном органе. Может быть, я ошибаюсь, не хочется быть некрасивым в глазах тех людей, которые искренне хотят участвовать в работе и добиваться совместного успеха. Но обилие и плотность разговоров вызваны скорее первым фактором, чем необходимостью скорее начать работать и что-то рассматривать.

Архи.ру:
Возможно ли изменение состава архсовета?

Сергей Кузнецов:
Да, конечно, возможно. Больше того, необходимо. Я хотел, чтобы состав был максимально ротируемым, и это предложение прошло. Для меня очевидно, что архсовет не должен быть очень большим – иначе будет очень много дискуссий, противоречий, разговоров. Большое количество людей, собравшись вместе, с трудом могут принимать решения, и архсовет в таком случае был бы неработоспособным. Поэтому я хотел, чтобы сам по себе состав был небольшой. Но, так как желающих поработать в совете много, чтобы мы могли его менять и по очереди заниматься решением этих вопросов. Было бы интересно потом сравнить решения, принятые одним составом совета и другим. Смена состава к тому же была бы событием, способным до некоторой степени наделить деятельность архсовета дополнительным сюжетом.

У нас заложена обязательная ротация каждый год. Больше того, для первого состава мы не выбрали всю квоту положенных мест: согласно положению, членов архсовета может быть от 12 до 21, сейчас их 15. Оставшиеся места – в зависимости от активной позиции тех или иных архитекторов в общественном поле дискуссии, в зависимости от появления в этом поле новых имен можно будет включить в состав совета еще несколько человек. Ну и еще раз подчеркиваю, что ротация не будет стопроцентной. То есть не обязательно, что мы раз в год заменим всех. Но какая-то квота будет, я сейчас не помню, зафиксирована она в постановлении или нет. Безусловно мы будем заметно обновлять состав архсовета каждый год.

Архи.ру:
Кто будет принимать это решение и кто сейчас его принимал?

Сергей Кузнецов:
Решение принималось коллективно. Вообще принцип формирования архсовета был довольно сложным. Не то чтобы мы сели и написали список приятных для своего уха фамилий и решили, что это будет архсовет. Мы пошли довольно сложным путем: собрали рекомендации от представителей разных общественных организаций, связанных так или иначе с проектированием: Национального объединения проектировщиков, Российского союза архитекторов, Московского союза архитекторов, образовательных институций (МАрхИ, Академии архитектуры, «Стрелки») – всех, кто так или иначе активно присутствуют в дискуссионном поле. Опросили довольно большое количество специалистов и составили расширенный список всех людей, которые были рекомендованы.

Потом отобрали некую верхушку этого списка – тех, кто упоминался чаще других. И уже с этой верхушкой работали более плотно. В ней были определенные перестановки. А дальше началось уже согласование: после отсева состав согласовывался с руководством Стройкомплекса. Финальный состав визируется руководством Стройкомплекса и города,  а составлялся он на тех принципах, о которых я рассказал. Дальнейшие решения будут приниматься согласно тому же алгоритму.

Архи.ру:
А все-таки, кого опрашивали – архитекторов, чиновников?

Сергей Кузнецов:
Я же сказал – Национальное объединение проектировщиков, есть конкретный руководитель, Михаил Посохин, они дали свой список. Я не знаю, какой там был механизм, но, как мы предполагаем, были внутренние заседания объединения, на котором они составили свой список. Союзы архитекторов дали свои списки. То есть все, кого мы опрашивали, писали списки. Причем они не везде были из двадцати человек. Списки были по сорок человек и больше. Из этих списков и собирали состав. Понятно, что опросить каждого человека очень тяжело – хотя могу сказать, что и заявок о включении в архсовет по такой форме было довольно много. Видно, что людям это интересно, но я со сдержанным оптимизмом подхожу к такому интересу и считаю, что много у кого мотивация не та, которая казалась бы мне правильной для работы в архсовете.

Архи.ру:
Список получился очень интересным и очень разноплановым. В нем есть люди, что называется, из старого времени, есть люди из нового времени и даже есть один иностранец. Это очень ново. Не противоречит ли это московским правилам и законам?

Сергей Кузнецов:
А правил никаких тут нету, поэтому – я считаю это нормальным. Безусловно, идеология архсовета, объясняющая, почему список именно такой, взята не с потолка, она продумана. Должен быть баланс, как Вы правильно сказали, между людьми – я бы не стал их называть людьми старого и нового времени – а людьми, которые с городом работали, знают его, являются, в числе прочего, носителями справочной информации – плюс могут объяснить логику принятия тех или иных решений. Проекты на архсовете всегда рассматриваются в контексте соседних территорий и всегда нужны носители знания, сведущие в том, каким образом принимались решения по этим территориям.

Преемственность, безусловно, должна быть: не надо выплескивать с водой ребенка. Мы не можем каждый раз начинать градостроительную деятельность с чистого листа. Мол, давайте все отменим и признаем, что все, что было – было очень плохо и начнем лепить свое. Также придут люди после нас и тоже скажут, что все было очень плохо. И мы будем бесконечно стартовать, пока другие сделают сто шагов, мы с одного и того же места сделаем двадцать раз по пять и останемся в итоге суммарно на пять шагов от нуля. Я считаю, что это неправильно. Нужно критически оценивать, но и понимать, в какой логике принимаются решения, находить что-то хорошее и продолжать это использовать в дальнейшем.

Есть баланс между представителями власти, чиновниками – и людьми коммерческого рынка или общественного поля (можно назвать это по-разному). Здесь тоже баланс соблюден примерно пополам. Люди, которые будут исполнять решения и на ком будет лежать ответственность, будут находиться внутри архсовета в дискуссии с людьми, которые представляют интересы широкого круга профессионального сообщества и общественного мнения. Надо понимать также, что названный состав совета это далеко не все, кто сможет принимать участие в дискуссии. На заседания будут приглашаться специалисты по отдельным направлениям – консультанты, эксперты. Это тоже не возбраняется, а, напротив, поощряется. Целью совета будет, конечно же, принятие максимально компетентных решений: все открыто, доступно, понятно. Это не значит, что собралась некая группа лоббистов, которые хотят те или иные вещи отстаивать или, наоборот, рубить. Решения, конечно, будут приниматься процедурным голосованием, но дискуссия будет вестись более широко.

Архи.ру:
И все же почему Штиман, а не, скажем, Хосе Асебильо?

Сергей Кузнецов:
Вы знаете, сразу скажу, что это была моя идея пригласить иностранного специалиста – для пробы одного. Я думаю, что если опыт удастся, то будем приглашать больше. Почему Штиман, а не еще кто-то? Во-первых, будет еще такой орган, его пока нет, но при работе над мастер-планом и градпланом мы хотим как продолжение конкурса на Большую Москву сделать бюро «Большая Москва» из специалистов, консультантов, которые будут помогать нам делать мастер-план города. Там будет достаточно иностранцев, потому что много иностранцев принимали участие в конкурсе на Большую Москву. Отсутствия интернационального опыта мы не ощущаем. Поэтому не было и цели пригласить много иностранцев.

Почему Ханс Штиман? Его кандидатура, безусловно, многим  покажется интересной. Я объясню подробнее. Он, как мне кажется, по многим параметрам соответствует идеалу. Во-первых, он был главным архитектором Берлина, причем довольно долгий период времени. А Берлин – город модельно очень интересный, это слияние двух градостроительных школ – западной и восточной, которые он объединял. По сути, было два Берлина. Это редкий город в Европе, который активно застраивался в последние 10-20 лет. Я не знаю ни одного другого города из знаковых, столичных городов, который бы так застраивался. Притом – в центральной части, градостроительно самой важной. По сути, при непосредственном участии Ханса Штимана был создан новый центр города.

До этого Берлин был одним из европейских городов однозначно второго плана. Если отмотать на 20 лет назад, то надо признать, что толчок был сделан в 1989 году, с падением берлинской стены: до этого Берлин как интересную точку на карте Европы никто не воспринимал. Как политически напряженную – воспринимали, а как интересную архитектурно, я ручаюсь, что нет. За эти 20 с небольшим лет совершен колоссальный скачок. Такого градостроительного развития, какое получил Берлин, и имиджевого развития в том числе, не знал ни один город. Сегодня это одна из самых модных точек на карте Европы, самых интересных, причем с точки зрения урбанистики решенных великолепно – отсутствует проблема пробок и вообще транспорта, интересно функционирует социология города. Город сложный, многонациональный, один из самых больших, кстати говоря, по его населенности диаспорами – в частности, в Берлине значительная турецкая диаспора. Есть сложности, которые и у нас в Москве присутствуют, а там тем или иным способом уже успешно решаются. Поэтому я считаю, что сумма опыта Ханса Штимана очень интересна.

Кроме того, это человек, который имеет колоссальные навыки и знания в тех областях, которых нам особенно не достает. Это качество архитектуры само по себе: это, скажем так, последовательность и преемственность принятия решений – от градостроительных решений и мастер-планирования до деталей, до того, где расположен вход в здание, какой размер этого входа, из чего сделана входная ручка – до мелочей. Я не знаю другого специалиста такого уровня, обладающего одновременно большим багажом знаний, произрастающих на базе немецкой градостроительной школы и градостроительным опытом: у него были в жизни события, которые позволили многое пройти на практике. Поэтому он мне показался очень интересной кандидатурой. Я допускаю, что мы можем потом поработать с кем-то еще, но думаю что для начала это будет интересный опыт.

Архи.ру:
А как это будет практически реализовываться? Человек живет в другом городе. Как часто будет проходить архсовет? Он будет приезжать на заседания?

Сергей Кузнецов:
Пока архсовет не будет проходить чаще, чем один раз в месяц. Мы будем его приглашать, он будет приезжать, он на это согласен. Не вижу в этом сложностей.

Архи.ру:
Теперь про наших участников совета. Из 15 человек я насчитала около шести практикующих архитекторов – глав и замглав крупных мастерских (Евгений Асс, Алексей Воронцов, Андрей Гнездилов, Юрий Григорян, Владимир Плоткин, Сергей Чобан).
Это меньше половины всего состава. Почему так случилось?


Сергей Кузнецов:
Это меньше половины, но больше трети. Я считаю, что это хороший процент. Нам нужно было включить еще и людей, которые не архитекторы, а представители Москомнаследия, например (Ирина Савина, первый зам. Департмента культурного наследия г. Москвы – прим. Архи.ру). Это тоже обязательно, многие вопросы с этим связаны. В состав архсовета должен был войти главный архитектор – я считаю, что это моя зона ответственности и я тоже не практикующий архитектор.

Есть еще ряд людей, которых мы включили: Григорий Ревзин, журналист и архитектурный критик, причем с большим багажом интернационального опыта. Он комиссар павильона России на венецианской биеннале – в Европе более знакового события, насыщенного интересом к архитектуре, чем эта биеннале, я считаю, не существует. Кроме того, он тему архитектуры, международного опыта, актуальность архитектуры знает как никто другой – хотя тоже не архитектор.

Был ряд людей, которых я считал правильным включить. На архитекторов осталось какое-то количество мест, мы их заполнили. Мне кажется, что это нормальный, неплохой баланс. Вопрос: для кого архитектура? Он такой философский. Архитекторы же не сами для себя работают. Все-таки архитектура для широкого круга людей. Цель была охватить максимальное количество заинтересованных людей. Получить представителей тех, кто несет ответственность, и тех, кому это интересно. Да, архитекторы – это представители профессионального сообщества, но сообщество не должно переоценивать само себя и свою значимость. Сообщество все-таки служит людям и заказчикам, выражая мнение рынка и этих людей. Поэтому роль людей из сообщества важна, но она не конечная.

Архи.ру:
Я бы сказала, это очень позитивная позиция. Но если с другой стороны подойти: когда эти шесть архитекторов принесут свои проекты на Архсовет, как они будут их рассматривать? Выходить из зала?

Сергей Кузнецов:
Вы задали вопрос, который я на удивление часто слышу, хотя сам это как проблему не воспринимаю. У нас нет, честно скажу, никаких рестрикций на рассмотрение собственных проектов или невозможности по ним голосовать. Я слышал о разного рода опытах по этому поводу. Кто-то говорит, что выходил из зала, кто-то не выходил. Как было до этого, я помню не очень хорошо. Но не помню, чтобы кто-то вставал и уходил. Это же публичный процесс. Я не верю, что кто-то, забыв о совести, начнет отстаивать неудачное решение, понимая, что это лежит как на ладони у всей общественности. Это было бы неадекватным поведением. А неадекватных людей у нас в совете, как мне кажется, нет. Так что это неважно, это остается на усмотрение архитектора и не возбраняется. Защита своего проекта все равно должна вестись обязательно автором проекта, не важно, член он совета или нет.

В конце концов, мы можем какие-то решения принимать внутри совета. Начнем работать – и если поймем, что получается некорректно, в конце концов, примем решение, что по своему проекту автор не голосует.

Архи.ру:
В списке среди шести уже названных архитекторов имеется Сергей Чобан, с которым Вы работали недавно в бюро «SPEECH». Хотя Вы покинули это бюро, все прекрасно знают, что вы сохранили хорошие дружеские отношения. Как Вы можете прокомментировать эту кандидатуру и каким образом она появилась?

Сергей Кузнецов:
Глупо скрывать или говорить, что эта кандидатура не связана со мной. Все это понимают, все знают, что мы долгое время были партнерами, создавали офис, который, объективно говоря, успешно работает и результатом этой успешной работы стало в том числе и то, что я сегодня являюсь главным архитектором. Я думаю, что не последнюю роль в этом сыграли успехи офиса, а не только мои личные заслуги или достоинства.

Что касается его кандидатуры. Безусловно, на эту тему было много обсуждений и разговоров, но Вы совершенно справедливо сказали, что с офисом у меня на сегодня, кроме долгой совместной истории, уже нет ни творческих, ни экономических контактов. Я вышел из состава учредителей и из авторства проектов. Мое соавторство осталось только в текущих, уже начатых объектах. Не буду зарекаться, может быть, мы решим еще что-то проектировать вместе, но сейчас я стараюсь в проектах не только бюро 'SPEECH', но и ни в чьих других проектах не участвовать. Я считаю, что как некий мораторий – это правильно. Наверное, я буду этого придерживаться, по крайней мере некоторое время, посмотрим.

Сергей обладает колоссальным опытом, во-первых, зарубежным, который для нас очень важен. Сейчас странно было бы сказать, что мы находимся на уровне понимания профессионализма, с которым делаются архитектурные объекты на Западе, в Европе или в США. Этот опыт полезно изучать. Копировать его не нужно, но знать и понимать нужно. Могу сказать объективно, что в России с таким опытом зарубежного проектирования, как у Чобана, нет больше ни одного человека. Это можно сказать наверняка и безоговорочно. Плюс у Сергея есть и очень хороший опыт работы в России, кстати не только связанный со 'SPEECH'. В Петербурге есть проекты, которые делались еще до образования 'SPEECH', отмеченные массой наград и премий. Сегодня, если взять любую литературу по российской архитектуре, как внутри России так и в европейском контексте, там будут его проекты. Хотя и наши совместные проекты тоже отмечены большим количеством наград и премий. Так что квалификация не вызывает никаких сомнений. Из последних больших событий – биеннале в Венеции: получено special mention. Российский павильон впервые за все время был отмечен жюри. Я считаю, что, по сумме этих факторов, не включить такого специалиста в состав совета было бы по меньшей мере странно. Я не скрываю того, что я во многом влиял на состав совета, вносил большое количество предложений. Так вот, я посчитал, что это предложение должно быть внесено, внес его и оно было одобрено, поэтому Сергей Чобан в архсовете.

Архи.ру:
Вы планируете проводить много конкурсов, особенно на знаковые площадки. Как конкурсы будут сочетаться с рассмотрением на архсоветах? Результаты конкурса будут рассматриваться на заседаниях или это параллельные процедуры?

Сергей Кузнецов:
Мы сейчас работаем над положением по конкурсам. Я считаю, что конкурсы под эгидой Москомархитектуры – мы такую вещь хотим внести, – в принципе можно было бы их освобождать от рассмотрения. Это конкурсы, где мы консультируемся с заказчиком по составу жюри, по техзаданию, по параметрам, которые они вносят, проверяем обоснованность тех решений, которые они хотят в конкурс заложить. Такие конкурсы, я считаю, на совет можно потом не выносить. При том, конечно, что в составе жюри будет заметное количество людей из архсовета. Совет должен быть с этим согласен.
Сейчас сложно ответить стопроцентно. Я думаю, что многие конкурсы – да, но какие-то можно обсудить и там, и там. Положение мы сейчас пишем, оно еще будет обсуждаться.

Архи.ру:
Если положение об архсовете готово, как изменится теперь функция архсовета? Будет ли он созываться чаще или реже? Насколько его решения будут более или менее весомы?

Сергей Кузнецов:
Ответ на этот вопрос связан с вопросом про конкурсы. Есть особенно публичные, громкие объекты, такие, которые независимо от того, конкурс это или нет, мое это решение или нет мое, будут выноситься властями города на совет, например, в силу того, что есть поручение президента рассмотреть этот объект на архсовете. Функция архсовета по рассмотрению знаковых площадок, безусловно, превалирующая.

Пока предполагается, что на совет будут выноситься объекты, имеющие ГПЗУ и какие-то объемы. Я изначально считал, что неправильно обсуждать на архсовете функционал или объем, или такие вопросы, как «давать объем квадратных метров или не давать» – это вопрос для специалистов, которые делают расчеты. Можно конечно сказать, что они жулики, куплены – но с этим мы тоже будем бороться.

Надо понимать, что это бы превратило совет в некий лоббистский орган, который сразу стал бы мишенью для людей, склонных решать экономические вопросы через совет, что неправильно. Я сторонник того, чтобы рассматривать на совете объекты, объем которых уже определен. Например, дали килограмм глины, что из него слепить – тарелку, пепельницу или чайник? Это вопрос совета, что из килограмма глины слепить, но сам килограмм глины уже есть. Плюс могут быть введены какие-то ограничители: вопросы  высоты, ширины, глубины, света – можно обсуждать, но вопрос площади – это не вопрос совета. Хотя, наверное, по поручению властей города можно и такие вопросы рассматривать. Если, к примеру, руководство города скажет: не понимаем, сколько здесь можно сделать метров, давайте рассмотрим это на совете, – хорошо, давайте, не возбраняется. Все вопросы, которые можно вынести на совет, пока что сложно описать. Я думаю, это могут быть очень разные вопросы. Жизнь покажет.

текст беседы литературно обработан
и не является дословной стенограммой видеозаписи
беседовала Юлия Тарабарина, расшифровка Аллы Павликовой

Новый состав архсовета города Москвы:                вернуться к чтению /|\
Состав архсовета города Москвы 2013 года

дополнение:
Выдержка из положения об Архитектурном совете города Москвы утвержденного мэром Собяниным 23 января 2013 года:
«согласно документу, Архитектурный совет – постоянно действующий коллегиальный и совещательный орган при Комитете по архитектуре и градостроительству города Москвы, осуществляющий рассмотрение проектов и решений в сфере архитектуры и градостроительства. Совет создан для практической реализации единой градостроительной и архитектурной политики в Москве, повышения качества проектов, применяемых в инвестиционно-строительной деятельности на территории столицы. Основные задачи совета - профессиональная оценка градостроительных и архитектурных проектов и научно-исследовательских работ в сфере архитектуры и градостроительства, анализ действующих и вновь разрабатываемых нормативов в сфере градостроительства, архитектуры и смежных видов проектной деятельности.»
источник: пресс-релиз Москомархитектуры

14 Февраля 2013

Архсовет Москвы – 80
Сегодня совет рассмотрел и поддержал проект АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» – ЖК на улице Орджоникизде-10. Он состоит из пяти 18-этажных башен: центральная с консолями, угловые только с лождиями, и строится рядом в коммуной Николаева.
Архсовет Москвы – 79
Архсовет Москвы поддержал проект ЖК «Обручев» от группы KAMEN Ивана Грекова. Две жилые башни высотой 159.3 и 199.3 м, общей площадью 127 978.5 м2 и расчетным числом жителей порядка 2000 человек, расположены на юго-западе Москвы между метро Беляево и Новаторской, по адресу Обручева, 30А. Заказчик – Группа ЛСР.
Архсовет Москвы – 78
Совет поддержал проект 400-метровой офисной башни, которая дополнит Сити и станет продолжением моста Багратион. Экспертам понравилась ярусная композиция, «интерактивный» фасад и функциональная насыщенность.
Архсовет Москвы – 77
Совет поддержал проект башни, завершающей ансамбль ВТБ Арена Парка с северной стороны. Авторы проекта – UNK – предложили увеличить ее высоту со 100 до 150 м для лучших пропорций. В ходе обсуждения возникли предложения увеличить высоту сильнее, сделать башню стройнее и сдвинуть с оси ТТК, что она не замыкала его перспективу от Беговой.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архсовет Москвы – 75. Между принятием и отвержением
Обсуждение высокоплотного жилого комплекса на Пресненском валу-27 вылилось в дискуссию о допустимых параметрах застройки промзон мегаполиса в целом и полномочиях Архсовета в частности. Проект отправили на доработку с ремаркой, что радикальная переработка все же не требуется. Рассказываем о проекте и об обсуждении.
Архсовет Москвы – 74
Проект ЖК на территории ПВСВ, построенной по проекту архитекторов мастерской Весниных, тесно соседствует с известным «Домом-Самолетом», но сохранных памятников конструктивизма на его территории немного. Авторы – АБ ЦЛП, – уделили много внимания памяти о конструктивистском прошлом места, так же как и парку. Но главной темой обсуждения совета стала проницаемость территории в будущем хотя бы для транзитного прохода.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Сейчас на главной
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.