Забота о homo sapiens

16 мая в ЦДА прошла презентация опубликованных на русском языке книг урбаниста Яна Гейла.

Автор текста:
Анастасия Каркошкина

20 Мая 2012
mainImg

Архитектор:

Ян Гейл
Событие состоялось во многом благодаря руководителю Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы Антону Кульбачевскому и профинансировавшему издание концерну Крост в лице генерального директора Алексея Добашина. Оба подчеркивают, что применяют концепцию Гейла в своей работе уже сегодня.

Существует мнение, что 75-летний Ян Гейл внес за последние полвека наибольший вклад в развитие «городов для людей» по всему миру – их количество исчисляется десятками. В чем же секрет успеха этого урбаниста? Завершив обучение в Школе Архитектуры Королевской Датской Академии Изящных Искусств в 1960 году, молодой специалист вместе с другими проектировщиками, приверженцами незыблемого в ту пору модернистского подхода, летал над родным Копенгагеном и другими городами на аэроплане, придумывая по ходу (а точнее, по лету) прекрасные новые районы, кварталы, улицы и здания. Загвоздка заключалась в том, что прекрасными они были только в воображении архитекторов, которые обозревали с высоты птичьего полета панорамы, недоступные обычным горожанам. То, как выглядит проектируемый ландшафт с точки зрения пешехода, тогда не мог представить себе ни один проектировщик.

Поменять точку обзора Яну Гейлу помогла прекрасная женщина-психолог, его супруга, спросив его однажды: «Вот вы, архитекторы, создаете пространства, в которых живут люди. А что вы о них знаете? Чему вас вообще учат в вашей архитектурной школе?» Тогда Гейл понял, что ведь, и правда, мы гораздо лучше исследовали среду обитания горных горилл или панд, чем условия жизни Homo Sapiens. Сегодня урбанист говорит, что посвятил 40 лет научной деятельности изучению этого вида. Главный вывод, который он сделал, заключается в том, что с воздуха можно спроектировать только города для динозавров, а чтобы сделать что-то хорошее для людей, нужно смотреть вокруг, находясь рядом с ними.

О том, что удалось рассмотреть и понять, спустившись с небес на землю, Гейл рассказывает в своих книгах. На русский язык переведены 3 из них: первая книга Гейла, вышедшая в оригинале в 1971 году «Жизнь среди зданий», «Новые городские пространства» 2000-го года, и последняя, опубликованная всего полтора года назад, в которой урбанист подводит итоги всей своей работы – «Города для людей».
 
Ян Гейл любит повторять: «Сначала мы создаем города, потом они создают нас. Сначала мы создаем здания, потом они создают нас». В своих книгах он предлагает набор из 12-ти инструментов – волшебных палочек, служащих созданию счастливых людей. Вот эти инструменты:
  • Ограничение дорожного трафика и предотвращение транспортных происшествий
  • Борьба с преступностью и насилием
  • Устранение неприятных ощущений, поступающих по каналам органов чувств (здесь Гейл имеет в виду защиту от неприятных природных явлений: ветра, дождя, снега, жары, холода и т.д.)
  • Удобство городского пространства для прогулок – создание специальных прогулочных коридоров, планирование уличной сети таким образом, чтобы она была оптимальной для передвижения пешеходов и др.
  • Удобство для пребывания в стоячем положении
  • Удобство для сидения
  • Визуальная привлекательность городского пространства – формирование городского пейзажа с учетом того, на какое расстояние видят люди, хорошая просматриваемость, интересность окружающей среды
  • Удобство слушания и говорения – чтобы обеспечить это условие, важно снизить городской шум и организовать специальные скамейки для бесед
  • Создание условий для уличных игр и других видов физической активности в течение всего года и любого времени суток
  • «Человеческий» масштаб урбанистической среды – городские объекты должны быть соразмерны человеку, необходимо возвращение от техноскорости 60 км/ч к естественному восприятию пространства при 5 км/ч, когда охватываемые расстояния и размеры значительно меньше и пешеходы успевают разглядеть детали окружающего мира
  • Создание условий для максимального использования климатических преимуществ
  • Эстетическое качество городской среды как источник позитивного сенсорного опыта
Следование этим условиям, по мнению Гейла, восстановит нарушенный баланс между общественными и транспортными зонами города. Ведь на протяжении всей истории человечества первые играли важнейшую роль – это были места встреч и собраний, рыночные площади и связующие пути. Но с 50-х годов прошлого века города наводнили автомобили, и теперь идет процесс отвоевания пространства у них: примерно в 80-е, наконец, стало появляться понимание, что демократия заключается не в возможности парковать машину в любом месте, а свободно общаться на любые темы (так, в Испании после падения режима Франко и отмены запрета на собрания более трех человек за очень короткий срок возникло колоссальное количество новых общественных пространств).
Ян Гейл. Фотография предоставлена организаторами
zooming
На месте парковок в Копенгагене появились площади © Ян Гейл

Всем 12-ти условиям, по словам урбаниста, соответствует центральная площадь Сиены, а отвоевать от автомобилей на сегодняшний день удалось Барселону, Леон, Страсбург, Фрайбург, Копенгаген, Портленд, Куритибу, Боготу и Мельбурн. Идеальным городом все по тем же причинам Гейл считает Венецию, особенно ему импонирует здешняя традиция останавливаться в узких улочках и подолгу беседовать.

Урбанист говорит, что главное вознаграждение, которое он получил за свою работу – возможность увидеть при жизни, что в Ольборге, Орхусе, Аделаиде, Осло, Белграде, Гетеборге, Гуанчжоу, Хобарте, Лондоне, Мальме, Мехико, Милане, Ньюкасле, Мускате, Норвиче, Сан-Паулу, Шеффилде, Сиэтле, Сток-он-Тренте, Сиднее, Цюрихе и многих других городах люди почувствовали себя гораздо комфортнее. Десятилетия Гейл работал над тем, чтобы превратить центральную часть родного Копенгагена в дружелюбную среду без машин. Начиная с 1960-х годов, их количество ежегодно сокращали на 2%, возвращая пространство пешеходам и велосипедистам, а на месте ненужных теперь парковок возникли общественные места. Сегодня юные жители датской столицы могут дойти до школы, ни разу не пересекая опасную проезжую часть, в 4 раза больше людей с удовольствием проводят время на улицах, продолжительность прогулочного сезона возросла с 2-х до 10-ти месяцев в году, а 70% горожан не отказываются от велосипеда и в зимнее время.
zooming
70% жителей Копенгагена не расстаются с велосипедами даже зимой © Ян Гейл

Мельбурн, который часто называют наиболее комфортным для жизни городом мира, еще 10 лет назад был печальным, пустым местом, но Гейл и здесь достиг блестящих результатов, аналогичных «копенгагенскому эффекту». Многие люди из нью-йоркской пригородной зоны теперь тоже предпочитают для перемещения в центр велосипеды, и дело идет на лад. «Больше дорог – больше трафика» – одна из любимых аксиом Гейла, которую он подкрепляет примерами Сан-Франциско, где вопреки ожиданиям абсолютного коллапса после разрушения в результате землетрясения трех крупных городских магистралей транспортная ситуация улучшилась, и Сеула, где планировщики вспомнили, что некогда под многоуровневой многополосной дорогой протекала река и вернули ее на прежнее место, помимо стабилизации проблем пробок получив прекрасное место отдыха по берегам.
zooming
В Сеуле на территорию оживленной трассы отдали реке © Ян Гейл

Также команда «Гейл Архитектс» принимает участие в разработке стратегий развития целых территорий: это проект Каслфорд, объединяющий 5 депрессивных британских городов в западном Йоркшире, обладающих культурно-историческим, индустриальным, транспортным потенциалом, где ставка сделана на развитие группы как единого полицентрического комплекса, строительство города Асперн Зеештадт на месте аэродрома неподалеку от Вены (здесь предполагается создать мультифункциональный кластер вокруг большого природного озера в центре, который Гейл предлагает «красочно» зонировать – выделить красную (торговля, культура), голубую (тенистый променад у озера) и зеленую (городские парки и пригородные рекреационные зоны) области) и многие другие.

Будучи в Москве, Ян Гейл выразил сожаление о том, что так долго работал по всему миру и ни разу не был раньше в этом прекрасном городе. Урбанисту очень понравились реки и обширные зеленые пространства Москвы, но приспособленность городской среды для жизни людей пока оставляет желать лучшего. В ближайшее время Гейл намерен активно наверстывать упущенное: ему уже приходилось видеть подобную картину во многих городах по всему миру, и он уверен, что в нашем городе тоже сможет добиться успеха.


Архитектор:

Ян Гейл

20 Мая 2012

Автор текста:

Анастасия Каркошкина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.