2011-й: год без правил

Обзор самых значимых архитектурных событий 2011 года с комментариями ведущих архитекторов.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

31 Декабря 2011
mainImg
Едва ли не самой масштабной и громкой градостроительной инициативой не только уходящего года, но и десятилетия, стало решение о расширении административных границ Москвы. Проект «Большая Москва», предусматривающий включение в состав столицы 160 га подмосковных земель (это «треугольник», ограниченный Варшавским и Киевским шоссе и границей Московской области с Калужской), обсуждается с середины лета и до сих пор вызывает массу вопросов и споров, хотя уже утвержден и одобрен Советом Федерации. В частности, так и не ясно, в какие сроки будет скорректирован генплан города, площадь которого увеличится в 2, 5 раза, кто и когда будет проектировать на новых московских землях новые административные и социальные объекты (а затеян весь проект, напомним, под эгидой переселения из исторического центра миллионной армии чиновников), а главное, обеспечивать их транспортной и инженерной инфраструктурой. Большинство опрошенных нами экспертов считают подобную глобальную непроясненность проекта его главным недостатком и залогом неудачи – по мнению ряда спикеров, наихудшим сценарием станет тот, при котором административное объединение с областью действительно состоится, строительство будет начато, а затем остановлено или брошено.

Вообще масштабные градостроительные начинания – одна из ключевых тенденций уходящего года. И речь даже не о конкретных проектах, а о включении урбанистики в круг постоянно обсуждаемых, в том числе и на самом высоком уровне, тем. Одним из доказательств можно считать проведение Московского международного урбанистического форума, в котором приняли участие 17 российских регионов и 19 стран, другим – ориентированность федеральных чиновников на сотрудничество с западными архитекторами. В частности, Госдума уже приняла во втором чтении законопроект, разрешающий повторно использовать в РФ проектную документацию, разработанную и уже примененную в странах ЕС. Архитекторы Дмитрий Александров, Сергей Туманин и Сергей Скуратов считают это событие одним из самых негативных и опасных для профессии из всего того, что успело случиться за 2011-й год.

Уходящий год был ознаменован резко возросшей конкурсной активностью. В Москве и Санкт-Петербурге состоялось сразу несколько громких международных архитектурных состязаний, правда, их итоги экспертов, скорее, озадачили, чем обрадовали. И если победа голландского бюро Mecanoo в конкурсе на разработку концепции мастер-плана кампуса Национального исследовательского технологического университета «МИСиС» нареканий не вызвала, то итоги конкурсов на проекты реконструкции Новой Голландии и Политехнического музея большинство наших спикеров склонны считать неудачей.
 
Так, победителем конкурса на реконструкцию Новой Голландии стало нью-йоркское архитектурное бюро WORKac. «Этот конкурс показал во всей красе, что внятно прописанного технического задания и скрупулезного следования ему для победы совершенно недостаточно, – комментирует архитектор Никита Явейн. – Наоборот, как правило, побеждает тот, кто все нарушает, и Work AC не исключение. Их проект предусматривает снос и частичный демонтаж внутренних конструкций, строительство нового объема вплотную к старому, нарушение фронта застройки по набережной Адмиралтейского канала и многое другое, что вообще-то категорически запрещено законом. Где логика, где смысл?»

Похожие вопросы чаще всего звучали со страниц профессиональной печати и после объявления победителя конкурса на проект реконструкции Политехнического музея – тандема японских архитекторов Naoko Kawamura&Junya Ishugami (совместно с ARUP), предложившего создать вокруг музея сад, частично врытый в землю. И с точки зрения московского климата, и с точки зрения географии музея (самый центр города, под боком – Лубянка), и особенно с точки зрения инженерно-конструктивной части этот проект казался одновременно и самым романтичным, и самым спорным, однако жюри отдало предпочтение именно ему. «Почему именно этот проект? Каким практическим опытом обладают эти архитекторы? На эти и многие другие вопросы мы ответа так и не получили и потому за Политехнический музей очень тревожно», – считает Сергей Скуратов. «На мой взгляд, в этом году слоган «Архитектура – это политика» в нашей стране оправдался на 146%, и конкурс на Политехнический музей с невнятными перспективами по реализации – лишь одно из подтверждений», – вторит коллеге Александр Купцов.

Одним из главных ньюсмейкеров уходящего года, бесспорно, стал проект Сколково. В самом конце февраля Совет Фонда развития инновационного центра «Сколково» определил победителя конкурса на градостроительную концепцию первого российского иннограда – им стало французское архитектурное бюро AREP. В конце мая Григорий Ревзин, архитектурный критик, куратор и эксперт, входящий в состав градостроительного фонда «Сколково», добился широкого привлечения российских архитекторов к проектированию иннограда (эта новость стала одной из ключевых тем выставки «Арх Москва), а осенью стартовал конкурс на жилые кварталы в районе «Технопарк».

Начиналось все очень радужно («Прочитав условия и программу, я увидел в этом адекватный и нормальный процесс возвращения конкурсной культуры в страну», – вспоминает Сергей Туманин), однако затем вскрылись множественные противоречия положений ТЗ реальному положению дел и существующим нормативам, и организаторы стали менять условия конкурса буквально на ходу. Позже и вовсе случился скандал: новосибирское «Архитектурное бюро СП-VI» объявило об отзыве своей заявки на участие, сославшись на то, что градостроительные решения района «Технопарк» находятся в «резком противоречии» с заданными технико-экономическими показателями и не соответствуют российским нормам и правилам. «Вся организация проекта Сколково, с его многочисленными иностранными консультантами и Институтом «Стрелка» в качестве организатора конкурса, на мой взгляд, направлена на дискредитацию отечественной архитектуры», – считает Сергей Скуратов, добавляя, что не имеет ничего против «Стрелки», но не согласен с установившейся монополией института на всевозможные архитектурные конкурсы и градостроительные инициативы (в 2011-м году институт также выступил консультантом уже упомянутого конкурса на проект реконструкции Политеха и разработки концепции развития ЦПКиО им. Горького). Игорь Шварцман, руководитель ООО «Архитектурная мастерская «Сергей Киселев и Партнеры», также выдвигает происходящее в Сколково в число главных архитектурных событий уходящего года, высказывая сожаление по поводу того, в какое положение в «пресловутых конкурсах» поставлены российские архитекторы. «Бесспорно, вызывают уважение попытки некоторых авторов хоть как-то выразиться в неоднозначных предлагаемых обстоятельствах, – говорит Шварцман, – но в целом надежд на Сколково у профессионального сообщества почти не осталось… Можно попробовать понадеяться на предстоящий конкурс по «Большой Москве». Впрочем, организационная неразбериха отнюдь не помешала этому конкурсу собрать большое количество очень качественных и интересных проектов, чего в отечественной архитектурной практике уже довольно давно не случалось. 

2011-й стал годом завершения двух бесконечно долгих реконструкций – в эксплуатацию сданы Московский планетарий и Большой театр. Первый реконструировался 15 лет, второй – 6. А вот новых реализаций уходящий год принес мало – объекты, построенные или достроенные в этом году, можно пересчитать по пальцам одной руки. Это, в первую очередь, Центр детской гематологии, онкологии и иммунологии, за который Архитектурная мастерская А.Асадова получила на «Зодчестве-2011» «Хрустального Дедала». Еще одной реализацией, удостоенной профессиональной награды, стал трубный электросварочный цех «Высота 239» Челябинского Трубопрокатного Завода (архитекторы Владимир Юданов и Сергей Ильшев) – лауреат премии «Дом года» в номинации «Выбор профессионалов». В числе других реализаций года – деловой комплекс «Санкт-Петербург Плаза» («Евгений Герасимов и партнеры», nps tchoban voss, «SPEECH Чобан&Кузнецов») (Берлин) и «Дом на Мосфильмовской» («Сергей Скуратов Architects»), от которого, кстати, именно в этом году удалось окончательно отвести угрозу частичного демонтажа.

В завершение обзора главных архитектурных событий года нельзя не упомянуть такие ключевые для профессионального сообщества мероприятия, как фестивали и премии. К сожалению, и в этом смысле 2011-й никаких выдающихся свершений не принес, что не преминули отметить все наши собеседники. Так, большинство из них оказались разочарованы итогами конкурса «Золотое сечение», на котором награды впервые были вручены не за конкретные проекты и реализации, а по совокупности заслуг. А Сергей Туманин одним из главных отрицательных впечатлений года назвал фестиваль «Зодчество-2011»: «Слишком  тяжелый случай, что-то надо менять, но не понятно, что и как». Александр Купцов был еще более краток: «Этот фестиваль – демонстрация архитектуры без архитекторов». Сергей Скуратов считает фестиваль не более, чем красноречивым отражением ситуации в архитектуре в целом: «Профессиональная занятость в этом году снизилась в разы – мы почти ничего не строим и мало что проектируем, наша основная работа сейчас – это участие в конкурсах, зачастую не имеющих ни четких правил игры, ни каких-либо перспектив на реализацию. Поэтому могу сказать, что основной тенденцией года мне кажется вытеснение профессионального сознания и вообще понятия профессионализма из архитектурно-строительного процесса. Очень хочется, чтобы в следующем году ситуация изменилась к лучшему, но никаких особых предпосылок к этому в нынешних условиях, я, честно говоря, не вижу». 
Фестиваль «Зодчество-2011». Фото Анны Мартовицкой
Большая Москва. Схема присоединяемых территорий
zooming
Градостроительная концепция развития иннограда «Сколково». Арх.: AREP (Франция)
zooming
Финалисты первого тура конкурса на жилые кварталы в районе «Технопарк» иннограда Сколково. Фото Елены Петуховой
zooming
Архитектор Франсин Хубен представляет проект бюро Mecanoo членам жюри
zooming
Концепция реконструкции Новой Голландии. Проект WORCac. Фото Анны Мартовицкой.
zooming
Проект реконструкции Политехнического музея Naoko Kawamura&Junya Ishugami (совместно с ARUP)
ФНКЦ «Центр детской гематологии, онкологии и иммунологии» © Архитектурное бюро Асадова
Дом на Мосфильмовской
zooming
Высота 239. Фото Ильи Иванова
Деловой комплекс «Санкт-Петербург Плаза». Фото Алексея Народицкого

31 Декабря 2011

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Прогулки по воде
Набережная Марка Шагала в скором времени превратится в крупнейший прибрежный парк Москвы с зелеными променадами, велосипедными и беговыми дорожками, парковыми аллеями, спа-центром на воде, водным садом и скульптурными павильонами в духе художников-авангардистов, прежде всего самого Шагала. Рассматриваем проект второй очереди.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Открытый космос
К 300-летию Кузбаса в 2021 году по проекту ГК «Спектрум» и бюро ASADOV в Кемерове будет построен новый пассажирский терминал аэропорта имени Алексея Леонова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.