23.12.2010

Свой среди чужих, чужой среди своих

Архитекторы бюро ПАНАКОМ Никита Токарев и Арсений Леонович спроектировали в Германии дом для русского заказчика. Дом получился не вполне немецким, но и не очень русским.

информация:

открыть большое изображение
Никита Токарев вспоминает слова Ильи Лежавы: в России и в Европе архитекторы действуют по-разному. В России они сперва изобретают идею, а потом мучительно стараются ее воплотить. Результат – боль и разочарование: архитекторы, строители и заказчики разочарованы друг в друге, воплощенная мечта разочаровывает всех. В Европе же архитектор сперва намечает работоспособную схему, а потом внутри нее обнаруживает красоту. Будучи сами русскими архитекторами, Токарев и Леонович работали в первой парадигме. А недавно попробовали вторую.

Один из заказчиков архитектурного бюро «Панаком» обосновался в Германии и решил построить дом. Участок находится в пригороде Мюнхена. В работе над проектом участвовал местный архитектор, который перевел проект на немецкий язык, привел его в соответствие с германскими нормами, согласовал, а теперь подготовит рабочую документацию и будет надзирать за строительством. Ситуация, когда местный архитектор выполняет техническое сопровождение проекта, созданного иностранным архитектурным бюро (в таком случае его называют по-английски Executive Architect) – обычная практика для многих стран.

Участок выходит одной стороной на улицу, другой – на бровку крутого склона, спускающегося к реке Изар. На участке стоял маленький дом обычного для этих мест облика: белые стены, маленькие окна, высокая черепичная крыша. Такой дом был несовместим с образом жизни заказчика. Кроме того, участок зарос деревьями, которые по местным нормам нельзя рубить.

Архитекторы столкнулись с подробной градостроительной регламентацией: ограничивалась высота здания, отступы от красной линии, от соседних участков. Все эти требования, конечно, были соблюдены. Одно из них, касающееся максимальной площади наземной части, было соблюдено формально. В лимит 500 кв. м не помещался бассейн, поэтому он спроектирован как отдельное здание, со своим фундаментом.

Это решение подсказал исполнительный архитектор. Похоже, что проект был согласован без больших затруднений в первую очередь благодаря его энергичным действиям. В органах местного самоуправления очень опасались, что здание «в современном стиле» нарушит фахверково-черепичную гармонию пригорода. Исполнительный архитектор настаивал на том, что проект международный, убеждал, что русские проектировщики очень известны у себя на родине, и, наконец, сомневающиеся согласились с тем, что новая постройка обогатит пригород.

В доме общественные помещения, вопреки привычной схеме, расположили на втором этаже, чтобы над деревьями, которые нельзя рубить, видна была даль. Поэтому было нужно так устроить вход, чтобы человек, войдя, тут же захотел подняться на второй этаж. В центре дома расположили двусветный вестибюль с зенитным фонарем и стеклянной стеной напротив входа, сквозь которую виден сад. Второй этаж с двух сторон заглядывает в вестибюль антресолями, и лестница спускается к самой входной двери. Вестибюль приглашает человека подняться наверх или пройти вперед, в сад. Проходы в стороны, к жилым комнатам, незаметны.

Второй этаж, хотя и разделен на несколько комнат, должен производить впечатление единого пространства с общим кессонным перекрытием из дерева. Стены почти по всему периметру – из стекла, вдоль уличного фасада и над бассейном устроены террасы. На террасу, которая тянется вдоль главного фасада, выходят двери из всех помещений верхнего этажа. Второй этаж кажется беседкой, поставленной на каменное основание, излишне массивное, чтобы нести ее тяжесть.

Эта подчеркнутая ярусность, П-образный план, жесткая симметрия с тремя пересекающимися осями (третья – вертикальная, фиксированная фонарем в потолке вестибюля), выделенный вход – признаки классицизма, причем скорее немецкого, формулярного, шинкелевского классицизма. А формальный язык постройки – это язык немецкого модернизма эпохи Гропиуса и Миса, в общем тоже чуждый «Панакому». Задумывая постройку в Германии, архитекторы решили отдать дань уважение контексту, да вот незадача: они думали, что контекст – это Шинкель и «Новая объективность», а оказалось – черепица и фахверк.

Дом остался чужд окружению. Он «не немецкий». Но и не русский. В России не получилось бы построить такой дом – настолько маленький и прозрачный. Не будучи «другим» по стилю (несмотря на плоские стены и горизонтальную линия карниза, стилистика «Панакома» в нем видна), он «другой» с точки зрения этики, ценностей. Планировка – результат самоограничения. Не только архитекторы – сам заказчик старался ужать площади и функции до требуемых 500 кв. м. Он с энтузиазмом стремился остаться в рамках закона, так непривычных и обременительных в России. Другая ценность, которой следует проект – ясность. В дом входишь, и он, по словам Никиты Токарева, «сразу все объясняет»: его структура понятна с первого взгляда.

Сейчас проект передан исполнительному архитектору, который готовит рабочую документацию для подрядчиков. Строительство, вероятней всего, начнется летом.
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
Генеральный план
Генеральный планоткрыть большое изображение
План первого этажа
План первого этажаоткрыть большое изображение
План второго этажа
План второго этажаоткрыть большое изображение

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Игорь Шварцман
  • Даниил Лоренц
  • Антон Яр-Скрябин
  • Дмитрий Ликин
  • Сергей Кузнецов
  • Алексей Гинзбург
  • Никита Бирюков
  • Зураб Басария
  • Иван Кожин
  • Николай Миловидов
  • Владимир Биндеман
  • Юлия Тряскина
  • Сергей Сенкевич
  • Андрей Асадов
  • Рустам Керимов
  • Андрей Гнездилов
  • Василий Крапивин
  • Полина Воеводина
  • Андрей Романов
  • Тотан Кузембаев
  • Роман Леонидов
  • Владимир Ковалёв
  • Антон Бондаренко
  • Илья Машков
  • Сергей Чобан
  • Сергей Орешкин
  • Евгений Герасимов
  • Сергей Труханов
  • Иван Рубежанский
  • Карен Сапричян
  • Сергей Скуратов
  • Константин Ходнев
  • Александр Скокан
  • Вера Бутко
  • Наталия Зайченко
  • Екатерина Кузнецова
  • Антон Лукомский
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Олег Мединский
  • Валерия Преображенская
  • Арсений Леонович
  • Никита Токарев
  • Марк Сафронов
  • Павел Андреев
  • Антон Барклянский
  • Юрий Сафронов
  • Александра Кузьмина
  • Валерий Лукомский
  • Александр Асадов
  • Дмитрий Васильев
  • Левон Айрапетов
  • Александр Бровкин
  • Анатолий Столярчук
  • Антон Надточий
  • Наталья Сидорова
  • Екатерина Грень
  • Владимир Плоткин
  • Станислав Белых
  • Юлий Борисов
  • Олег Карлсон
  • Никита Явейн
  • Илья Уткин
  • Всеволод Медведев
  • Александр Попов
  • Михаил Канунников
  • Наталия Шилова
  • Олег Шапиро

Постройки и проекты (новые записи):

  • Кампус МГУ
  • Архитектурная концепция многофункционального жилого комплекса в Сетуньском проезде
  • Многофункциональный комплекс с подземной автостоянкой на Киевской улице
  • Образовательный кластер в Южно-Сахалинске, конкурсная концепция
  • ЖК «Николаевский»
  • Загородный жилой дом P-House
  • СКК «Арена»
  • Квартал «Преображение»
  • Физкультурно-оздоровительный комплекс в составе ЖК «Лайково»

Технологии:

07.12.2018

RHEINZINK для реставрации московского модерна

Продукция RHEINZINK была использована при реставрации объекта наследия федерального значения – особняка Анны Кекушевой на Остоженке.
RHEINZINK
07.12.2018

Легальное граффити

Главная особенность ЖК «Граффити», который строится в Санкт-Петербурге с применением материалов ROCKWOOL, – монументальные росписи в 20 этажей, созданные уличными художниками по мотивам «Алисы в стране чудес».
ROCKWOOL
30.11.2018

Дачный параметризм

Бюро «ДА» спроектировало для Нижнего Новгорода малоэтажный дом, вобравший в себя черты нижегородского стиля и дачной романтики.
VELUX (Велюкс)
другие статьи