English version

Свой среди чужих, чужой среди своих

Архитекторы бюро ПАНАКОМ Никита Токарев и Арсений Леонович спроектировали в Германии дом для русского заказчика. Дом получился не вполне немецким, но и не очень русским.

Автор текста:
Артем Дежурко

23 Декабря 2010
mainImg
Архитектор:
Арсений Леонович
Никита Токарев
Мастерская:
PANACOM http://pana.com.ru/
Проект:
Частный дом в Грюнвальде
Германия, Мюнхен

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: А.Леонович, Н.Токарев, М.Саксон, Е.Чаругина

2010 — 2010 / 2010 — 2013
Никита Токарев вспоминает слова Ильи Лежавы: в России и в Европе архитекторы действуют по-разному. В России они сперва изобретают идею, а потом мучительно стараются ее воплотить. Результат – боль и разочарование: архитекторы, строители и заказчики разочарованы друг в друге, воплощенная мечта разочаровывает всех. В Европе же архитектор сперва намечает работоспособную схему, а потом внутри нее обнаруживает красоту. Будучи сами русскими архитекторами, Токарев и Леонович работали в первой парадигме. А недавно попробовали вторую.

Один из заказчиков архитектурного бюро «Панаком» обосновался в Германии и решил построить дом. Участок находится в пригороде Мюнхена. В работе над проектом участвовал местный архитектор, который перевел проект на немецкий язык, привел его в соответствие с германскими нормами, согласовал, а теперь подготовит рабочую документацию и будет надзирать за строительством. Ситуация, когда местный архитектор выполняет техническое сопровождение проекта, созданного иностранным архитектурным бюро (в таком случае его называют по-английски Executive Architect) – обычная практика для многих стран.

Участок выходит одной стороной на улицу, другой – на бровку крутого склона, спускающегося к реке Изар. На участке стоял маленький дом обычного для этих мест облика: белые стены, маленькие окна, высокая черепичная крыша. Такой дом был несовместим с образом жизни заказчика. Кроме того, участок зарос деревьями, которые по местным нормам нельзя рубить.

Архитекторы столкнулись с подробной градостроительной регламентацией: ограничивалась высота здания, отступы от красной линии, от соседних участков. Все эти требования, конечно, были соблюдены. Одно из них, касающееся максимальной площади наземной части, было соблюдено формально. В лимит 500 кв. м не помещался бассейн, поэтому он спроектирован как отдельное здание, со своим фундаментом.

Это решение подсказал исполнительный архитектор. Похоже, что проект был согласован без больших затруднений в первую очередь благодаря его энергичным действиям. В органах местного самоуправления очень опасались, что здание «в современном стиле» нарушит фахверково-черепичную гармонию пригорода. Исполнительный архитектор настаивал на том, что проект международный, убеждал, что русские проектировщики очень известны у себя на родине, и, наконец, сомневающиеся согласились с тем, что новая постройка обогатит пригород.

В доме общественные помещения, вопреки привычной схеме, расположили на втором этаже, чтобы над деревьями, которые нельзя рубить, видна была даль. Поэтому было нужно так устроить вход, чтобы человек, войдя, тут же захотел подняться на второй этаж. В центре дома расположили двусветный вестибюль с зенитным фонарем и стеклянной стеной напротив входа, сквозь которую виден сад. Второй этаж с двух сторон заглядывает в вестибюль антресолями, и лестница спускается к самой входной двери. Вестибюль приглашает человека подняться наверх или пройти вперед, в сад. Проходы в стороны, к жилым комнатам, незаметны.

Второй этаж, хотя и разделен на несколько комнат, должен производить впечатление единого пространства с общим кессонным перекрытием из дерева. Стены почти по всему периметру – из стекла, вдоль уличного фасада и над бассейном устроены террасы. На террасу, которая тянется вдоль главного фасада, выходят двери из всех помещений верхнего этажа. Второй этаж кажется беседкой, поставленной на каменное основание, излишне массивное, чтобы нести ее тяжесть.

Эта подчеркнутая ярусность, П-образный план, жесткая симметрия с тремя пересекающимися осями (третья – вертикальная, фиксированная фонарем в потолке вестибюля), выделенный вход – признаки классицизма, причем скорее немецкого, формулярного, шинкелевского классицизма. А формальный язык постройки – это язык немецкого модернизма эпохи Гропиуса и Миса, в общем тоже чуждый «Панакому». Задумывая постройку в Германии, архитекторы решили отдать дань уважение контексту, да вот незадача: они думали, что контекст – это Шинкель и «Новая объективность», а оказалось – черепица и фахверк.

Дом остался чужд окружению. Он «не немецкий». Но и не русский. В России не получилось бы построить такой дом – настолько маленький и прозрачный. Не будучи «другим» по стилю (несмотря на плоские стены и горизонтальную линия карниза, стилистика «Панакома» в нем видна), он «другой» с точки зрения этики, ценностей. Планировка – результат самоограничения. Не только архитекторы – сам заказчик старался ужать площади и функции до требуемых 500 кв. м. Он с энтузиазмом стремился остаться в рамках закона, так непривычных и обременительных в России. Другая ценность, которой следует проект – ясность. В дом входишь, и он, по словам Никиты Токарева, «сразу все объясняет»: его структура понятна с первого взгляда.

Сейчас проект передан исполнительному архитектору, который готовит рабочую документацию для подрядчиков. Строительство, вероятней всего, начнется летом.
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена
© PANACOM
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена
© PANACOM
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена
© PANACOM
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена
© PANACOM
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена
© PANACOM
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена
© PANACOM
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена
© PANACOM
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена. Генеральный план
© PANACOM
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена. План первого этажа
© PANACOM
Частный жилой дом в пригороде Мюнхена. План второго этажа
© PANACOM
Архитектор:
Арсений Леонович
Никита Токарев
Мастерская:
PANACOM http://pana.com.ru/
Проект:
Частный дом в Грюнвальде
Германия, Мюнхен

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: А.Леонович, Н.Токарев, М.Саксон, Е.Чаругина

2010 — 2010 / 2010 — 2013

23 Декабря 2010

Автор текста:

Артем Дежурко
PANACOM: другие проекты
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Сладкая жизнь
В проекте поселка «Рафинад» под Москвой, в городском округе Химки, архитекторы PANACOM предложили разнообразное, гуманное и комфортное жилье.
Арсений Леонович: «Коворкинг – универсальный кластер...
Глава архитектурного бюро PANACOM – о подмосковных коворкингах «Старт», спроектированных бюро и построенных в течение последних полутора лет, а также о том, как меняется мир, что такое spa-working и в чем будущее девелопмента бизнес-пространств.
Зародыш комфортного города
Конкурсная концепция Арсения Леоновича для деревни Палкино на границе Твери сочетает комфортный масштаб, заданный ПЗЗ, с детальной проработкой функций и специфики городских пространств жилого комплекса.
Редизайн библиотеки
Дизайн коворкинга, придуманный бюро Panacom для библиотеки Блохинцева в Дубне, дал импульс развитию на её основе современного общественного центра.
Дизайнерская «одежда» для квартала
Работая с четырьмя вариантами фасадных решений для квартала в подмосковном городе Видное, архитекторы PANACOM пошли несколько дальше поставленной задачи, равняясь на новые московские стандарты жилья.
Лесные лофты
PANACOM проектирует интерьеры штаб-квартиры воронежской научно-производственной компании.
Ближе к природе
Архитектурное бюро PANACOM представляет проект загородной жилой застройки из четырех дифференцированных кластеров, где сошлись уют загородной жизни и разнообразие городских пространств, компактность, экологичность и индивидуальность.
Устройство мира
«Дом-Питон» – проект архитектурного бюро PANACOM – стал призером конкурса PinWin в номинации «Лучший интерьер в современном стиле». Архитектурное решение загородного дома, яркое и нетривиальное, спорит с традиционными стилями построек в коттеджном поселке «Никольская Слобода» по Новорижскому шоссе.
Бином от ПАНАКОМ
В одном из самых известных наукоградов России – подмосковной Дубне – архитектурная мастерская ПАНАКОМ спроектировала жилой квартал, предназначенный для молодых ученых и их семей.
Дом у озера
В коттеджном поселке «Антоновка» архитектурная мастерская «Панаком» спроектировала индивидуальный жилой дом. Расположенный на берегу лесного озера, он напоминает изящный деревянный катамаран, готовый отправиться в плавание.
Свет слов
С сентября в России снова начал выходить знаменитый итальянский журнал о дизайне INTERNI. Свое возвращение журнал отметил экспозицией на Moscow design week, автором которой выступил архитектор Арсений Леонович.
Перелетные гнезда
«Гнезда света» бюро «Панаком» – один из самых ярких (во всех смыслах) объектов прошедшего «Архстояния»-2011. Обладая выраженной медийной составляющей, он имеет неплохие шансы отправиться в самостоятельное плавание. По крайней мере, создатели уверены, что светящиеся шары вполне могут размножаться и мигрировать из леса в город. Об этом в интервью Архи.ру рассказал один из авторов объекта Арсений Леонович.
Ворота в лес
Большой дом-двухтысячник, спроектированный архитектурным бюро ПАНАКОМ для Подмосковья, велик, импозантен и наполнен разными, принятыми в наше время радостями, от бассейна до кинотеатра. Однако все эти радости жизни – это не более, чем тонко организованные пропилеи: вход в сосновый лес, который живет на второй половине хозяйского участка.
Хрустальная революция
О том, что понятия «русские народные промыслы» и «современный дизайн» не очень дружны между собой, знает каждый, кто хотя бы раз приобретал сувениры. Можно ли вдохнуть новую жизнь в то, что по праву составляет гордость отечественной культуры и истории? Арсений Леонович, архитектор бюро «Панаком», отвечает на этот вопрос утвердительно. В мае этого года в качестве приглашенного дизайнера ЗАО «Народные художественные промыслы» он начал работу по внедрению в отрасль современного дизайна в старейшем центре стекольной промышленности – городе Гусь-Хрустальный.
Капля дизайна
И у табурета и у дома одна и та же стоечно-балочная система, ванна и бассейн различаются лишь масштабом. На протяжении всего XX века архитекторы успешно работают в сфере промышленного дизайна, от Йозефа Хофмана до Захи Хадид, от Ле Корбюзье до Жана Нувеля. Из русских архитекторов прошлого вспоминаются Родченко и братья Веснины. Если же говорить о современных российских именах, то нельзя не упомянуть бюро «Панаком».
Романтика полета
Высокие глухие заборы с массивными отгороженными от внешнего мира постройками за ними – это образ большинства участков в российских коттеджных поселках, где землю продают без подряда. Но не таков новый проект бюро «Панаком», выполненный для поселка «Ваутутинки» - дом смело раскрывается к дороге, забор невысок, а сплошное остекление использовано не только со стороны внутреннего двора
Стихийный частный мир
Для своего нового проекта в «Николиной слободе» бюро «Панаком» предлагает стройную легенду, присвоив 4-м объемам постройки характеристики четырех стихий. Получилась декоративно обработанная картина мира, удивительно приятная в своей статичности. Архитекторы вернулись к присущему им ранее строгому стилю, разбавив его бетонным узорочьем и орнаментальной аппликацией
Лесная рыбешка
В современной России архитекторам, должно быть, очень интересно работать – им все время приходится осваивать новые форматы недвижимости, причем нередко они это делают совместно с девелоперами. Один из примеров таких доселе незнакомых типологий – небольшие загородные поселки средней этажности бизнес-класса. Подобных проектов пока что совсем немного, и один из них выполнен в бюро «Панаком»
А у нас в садах коралл…
План новой постройки от бюро «Панаком» очень напоминает кораллы с платьев последней коллекции Gucci. В этом проекте архитекторы превратили дом в целую инопланетную деревню - отдельные кластеры соединены закольцованным коридором с «кают-компанией» и «блоком питания» в центре, из каждого «бокса» можно выйти прямо на улицу
Похожие статьи
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.