Ю.Д. Старостенко

Автор текста:
Ю.Д. Старостенко

К 130-летию со дня рождения Л.А. Ильина: неизвестные страницы творческой биографии архитектора

       В 1923 г., к недовольству авангардистов, на конкурсе на проект Дворца Труда в Москве лучшим был признан проект петроградского архитектора Н.А. Троцкого в стилистике «революционного романтизма». Проект братьев Весниных, позднее названный манифестом конструктивизма, получил лишь третью премию. Однако усиление влияния сторонников «современной» архитектуры после 1923 г. фактически привело к разрыву между московскими и ленинградскими архитекторами. В 1928-1929 гг. во время конкурса на проект здания Библиотеки им. Ленина заказной проект ленинградского архитектора-академиста В.А. Щуко вызвал бурю критики со стороны московских архитектурных организаций. Вместе с тем этот проект во многом предвосхитил обращение к «историческому наследию», провозглашенное в 1932 г. Именно тогда для разработки окончательного проекта Дворца Советов и для работы над проектом реконструкции Москвы были привлечены ведущие мастера Ленинграда, выпускники Академии художеств, которые вопреки всем веяниям не отказались от своих убеждений. 

        Пока авангардисты в первой половине 1920-х гг. мечтали застроить Москву новыми зданиями из стекла и бетона, а в конце 1920-х гг. – перепланировать, отказавшись от исторической радиально-кольцевой структуры, ленинградские архитекторы в деле реконструкции города продолжали следовать традициям и принципам, оформившимся в первые десятилетия ХХ в. Одним из этих архитекторов был Лев Александрович Ильин.

        Л.А. Ильин родился 18 июля 1880 г. в Тамбове. В 1897 г. он поступил в Петербургский институт гражданских инженеров, во время учебы начал работать помощником городского архитектора в Тамбове. После окончания института в 1902 г. Ильин некоторое время занимается в мастерской Л.Н. Бенуа в Петербургской Академии художеств. Как позднее писал сам Ильин: «Академию я так и не окончил, к великому моему сожалению. Некоторый тогдашний профессиональный жизненный успех, а может быть и возраст, не позволили мне достаточно серьезно отнестись к собственному намерению и к тому вниманию, какое оказал мне в Академии Л.Н. Бенуа»[1]. В 1906 г. в соавторстве с инженерами Клейном и Розенбергом он принимает участие конкурсе на проект больницы Петра Великого. «Параллельно с постройкой больницы, продолжавшейся вплоть до 1916 года, Л.А. Ильин участвует в многочисленных конкурсах и выставляет свои работы на русских и международных архитектурных выставках и конгрессах в Вене, Риме и Мальме (Швеция)».[2] В 1910-х гг. Ильин участвует в сооружении нескольких новых мостов в Петербурге в том числе и на Невском проспекте.

        В 1918 г. Л.А. Ильин становится директором Музея Города, созданного в Петрограде. В конце 1923 г. по его инициативе при Музее создается градостроительная проектная мастерская – Комиссия по перепланировке Петрограда. В эту Комиссию передаются материалы из Архитектурной мастерской Фомина, работавшей над проектом планировки города с 1918 г. В 1924 г. Комиссия преобразуется в Бюро по перепланировке Ленинграда, а в 1925 г. – в Отделение по планировке города (под руководством Л.А. Ильина) при подотделе благоустройства Отдела коммунального хозяйства Губисполкома. В 1925-1926 гг. по проекту Ильина оформляется сквер перед зданием Биржи, в 1926-1927 гг. –стрелка Елагина острова. Вплоть до 1938 г., несмотря на частые реорганизации проектного и планировочного дела, он возглавляет работы над проектом планировки города. 

        Даже после отклонения в августе 1935 г.[3] фактически готового проекта бригада Архитектурно-планировочного отдела Исполкома Ленсовета (АПО) под руководством Л.А. Ильина выигрывает срочный конкурс на Схему проекта перепланировки Ленинграда. Схема дорабатывается и утверждается в декабре 1935 г. Как и в наработках конца 1920-х гг., она предусматривает развитие города в южном направлении с центральной осью вдоль Московского шоссе. На пересечении шоссе с вновь проектируемой главной дуговой магистралью намечается новый общегородской центр с Домом Советов. 

        В 1936 г. конкурсный проект Дома Советов Л.А. Ильина признается одним из лучших, но к осуществлению принимается проект Н.А. Троцкого. Через два года Ильин скажет: «Этот ответственный конкурсный проект, к сожалению, сделан мною в продолжение трех недель, тогда как другие работали над проектом значительно больше. Я работал три недели не потому, что без внимания отнесся к этой большой задаче, а потому, что заканчивал в это время работу по планировке центра Москвы».[4] 

        Об этом факте молчат официальные биографии Л.А. Ильина. В них можно найти упоминания о его большой работе (в качестве главного архитектора и консультанта) над проектом генерального плана Баку в 1930-1936 гг., о его работе над аналогичными проектами для Петрозаводска, Иванова, Ярославля и др. Не встречается фамилия Ильина и в статьях 1930-х гг., посвященных реконструкции Москвы. Лишь в публикации 1936 г. в журнале «Архитектура СССР», посвященной завершению первого этапа детализации Генерального плана 1935 г. , [5] в подписях к иллюстрациям Ильин упоминается как один из авторов некоторых проектов Архитектурно-планировочной мастерской № 2, в частности проекта реконструкции Красной площади. Позднее, в статье 1945 г., посвященной памяти зодчего, А. Бунин упоминает (без указания даты), что Ильин разрабатывал для Москвы проект проспекта Дворца Советов (Аллея Ильича от Дворца Советов к Воробьевым горам). Таким образом, исходя из двух упоминаний и слов самого архитектора, можно предположить, что Ильин в 1936 г. принимал самое деятельное участие в работе архитектурно-планировочной мастерской № 2, отвечавшей за разработку проекта реконструкции центра Москвы. (Немаловажным представляется тот факт, что руководителем мастерской был В.А. Щуко – ровесник Ильина, также родом из Тамбова, с которым они примерно в одно время учились в Академии художеств у Л.Н. Бенуа, а в последствии вместе работали над рядом проектов для Ленинграда). 

        Несмотря на всю странность ситуации, когда главный архитектор Ленинграда участвует в работе над столь ответственным фрагментом Генерального плана реконструкции Москвы, она была вполне закономерна. Именно к 1936 г. окончательно сформировалась концепция реконструкции Москвы, в основе которой лежала идея уподобления Москвы старому Петербургу, и опыт такого специалиста, как Ильин, был бесценен. В чертежах и эскизах, созданных с его участием, удалось преодолеть существовавшее в Москве стремление застроить центр грандиозными ведомственными зданиями и создать искомый образ цельного ансамбля, подчиненного единой доминанте – Дворцу Советов. И хотя предложение Ильина не получило дальнейшего развития, эскизы 1936 г. стали кульминацией всего длительного процесса разработки проекта реконструкции Москвы и ее центрального ядра в 1930-е гг.  

        Однако после 1936 г. Ильин уже не был востребован так, как раньше. В 1938 г. разрабатывавшийся под его руководством проект планировки Ленинграда был раскритикован, а коллектив Ильина отстранен от работы. Один из самых заметных архитекторов советского Ленинграда 1930-х гг. стал профессором Ленинградского института инженеров коммунального хозяйства. 

        11 декабря 1942 г. Лев Александрович Ильин погиб при артобстреле Ленинграда. 

[1] Ильин Л.А. Мой творческий путь // Архитектура Ленинграда. – 1938. – № 2. – С. 59.
[2] Бунин А. Памяти Льва Александровича Ильина (Ко 2-ой годовщине со дня смерти) // Архитектура СССР. – 1945. – № 9. – С. 39.
[3] Отклонение разработанного проекта было связано как с новыми установками, озвученными в связи с принятием Генерального плана Москвы, так и с ухудшением отношений с Финляндией, к границам которой подходил запроектированный «Большой Ленинград». Немаловажным фактором стало и появление во главе партийного руководства Ленинграда А.А. Жданова, стремившегося вычеркнуть С.М. Кирова – своего предшественника – из истории города.
[4] Ильин Л.А. Мой творческий путь // Архитектура Ленинграда. – 1938. – № 2. – С. 65.
[5] Булушев А. Планировка Москвы на новом этапе // Архитектура СССР. – 1936. – № 8. – С. 8-9.
Лев Александрович Ильин (1880-1942). Фото: tambovlib.ru

15 Января 2013

Ю.Д. Старостенко

Автор текста:

Ю.Д. Старостенко
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.