Типология массового жилища соцгородов-новостроек первых пятилеток

Доклад на Международной конференции MONUMENTALITA & MODERNITA

Типология массового жилища соцгородов-новостроек первых пятилеток не может быть выявлена вне понимания социальной структуры населения рабочих поселков и городов, возникающих подле возводимых предприятий советской индустрии.
Несмотря на идеологически провозглашаемое властью социальное единство советского народа, реальная структура населения соцгородов-новостроек уже к началу первой пятилетки оказывается сильно дифференцированной. Причина заключена в той миграционной политике, которую «добровольно-принудительно» осуществляет советская власть для обеспечения строительства заводов потребным количеством рабочих рук. Перемещение и закрепление на новых местах обитания трудовых контингентов возводимых промышленных предприятий осуществляется несколькими способами:

1) за счет командирования на новостройки высшего руководства (номенклатурных работников). Планомерное формирование номенклатуры началось с 16 ноября 1925 г., когда Оргбюро ЦК РКП (б) принял развернутое положение «О порядке подбора и назначения работников» и утвердил списки номенклатуры должностей. Эти, и подобные им документы, в открытой печати не публиковались, но согласно им строилась вся реальная кадровая политика партийно-государственного аппарата. Так, номенклатура № 1 находилась в ведении ЦК (т. е. Политбюро, Оргбюро и секретарей ЦК); номенклатура № 2 находилась в ведении Учраспреда ЦК РКП (б), т. е. аппарата; а ведомственная номенклатура № 3, находилась в ведении Учраспреда ВСНХ.

Для понимания количества номенклатурных должностей, приблизительных величин кадрового состава номенклатуры и числа назначений – несколько цифр: через Учраспред ЦК РКП (б) между апрелем 1922-го - апрелем 1923 г. было назначено на должности в госаппарате – 10351 человек; между апрелем 1923-го - маем 1924 годов – 6088; между маем 1924-го - декабрем 1925-го – 12227 человек. Всего по номенклатурам № 1 и № 2 значилось 5723 должности. Все эти люди составляли несколько высших слоев госаппарата(1).
К началу индустриализации (во второй половине 1920-х гг.) номенклатура приобрела все внешние признаки своего особого положения, выражавшегося в иерархии распределительного обеспечения: единовременных пособиях и крупных премиальных к зарплате; спецпайках; квартирных привилегиях(2) и т.п.

2) за счет добровольного приезда («самотеком»), в широком диапазоне мотиваций, начиная от агитации, вербовки, добровольного получения направлений на ударные стройки по комсомольским путевкам и заканчивая приманиванием молодых людей возможностью получить на новостройках хоть какую-то крышу над головой. Агитаторы, сеть которых действовала по всему Советскому Союзу, призывали ехать на новостройки, обещали достойную заработную плату, жилье и снабжение, заключали с рабочими индивидуальные и коллективные договоры, которые, как правило, не исполнялись.

3) в результате вольного найма с последующим «добровольно-принудительным» удержанием. Так например, в строительстве Сталинградского тракторного завода осенью 1929 г. участвовали артели (общей численностью свыше 4 тыс. чел.), срок договоров с которыми истекал в ноябре месяце. «Строительство тогда было делом сезонным. На зиму обычно работы сворачивались, строители – а они, как правило, были сезонники – расходились по домам. На Тракторострое решили поломать эту традицию. Партком принял решение строить завод неослабными темпами и зимой 1929/30 г. Но для этого надо было удержать строителей-сезонников … отдельные артели уже стали отбывать. Партийная организация поставила задачу – закрепить сезонников на стройке, сделать их кадровыми рабочими, преобразовать артели в постоянные производственные бригады. Борьба разгорелась острая. Во главе артели стояли подрядчики, – это они подписывали договора и фактически были хозяевами артели, держали ее в своих руках ... открыто подбивали сезонников на уход со стройки, пугали их провокационными слухами»(3). Подрядчиков объявили «кулаками» и припугнули репрессиями, бригадам задержали выплату денег и, тем самым, сорвали отъезд, посулили большие будущие заработки, и, в конечном счете «… основная масса сезонников осталась на зиму»(4) .

4) в результате «добровольно-вынужденных» миграций из старых городов в города-новостройки в результате очистки городов от нетрудоустроенного населения. Различные категории населения: неработающие, деклассированные элементы, лишенцы и др. самостоятельно покидают города, переезжая на новостройки из-за страха быть арестованным и насильственно депортированным. Принудительное перемещение «неработающих» и «деклассированных элементов» законодательно обеспечивается принятием Декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 14 июня 1926 г. «Об условиях и порядке административного выселения граждан из занимаемых ими помещений»(5).

5) в процессе «добровольно-вынужденных» миграций из деревни в города-новостройки. Так, например, в 1930-1931 гг. не менее 1 миллиона крестьян, не дожидаясь репрессий, бегут в существующие города и на новостройки. В этот же период к ним присоединяются еще около 2 млн.  крестьян, предназначенных на выселение по так называемой третьей категории (т.е. в пределах своей области), они также, не дожидаясь депортаций и бросив имущество, уходят из деревни в города (6). В 1930-1932 гг. страшный голод, унесший миллионы жизней, также выталкивает в города массы крестьянского населения;

6) в результате принуждения к приезду на ударные стройки за счет приказов-направлений на работу квалифицированных специалистов (инженеров, техников, мастеров, служащих, квалифицированных рабочих и др., т.н. «оргнабор»(7) ). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 октября 1940 г. «О порядке обязательного перевода инженеров, техников, мастеров, служащих и квалифицированных рабочих с одних предприятий на другие(8)»  власть окончательно закрепит принудительный характер подобных перемещений специалистов. А также за счет направлений на работу по оргнабору или комсомольским путевкам. Так, 24 декабря 1929 г. ЦК ВЛКСМ принял постановление: «провести вербовку 7 тысяч молодых рабочих и батраков проверенных на общественной работе … для направления на Тракторострой» (9). В тех случаях, когда молодежь не желала ехать по «зову сердца», к отказывавшимся, применялись различные приемы морального воздействия.

7) в результате направления на работу после окончания учебы молодых выпускников средних учебных заведений (т.н. «распределение») – 2 октября 1940 г., одновременным выходом двух постановлений(10), правительство законодательно утвердит практику принудительного перемещения к местам отправления трудовой повинности молодых специалистов среднего специального и ремесленного образования. Одно из постановлений однозначно предпишет: «Предоставить право Совету Народных Комиссаров СССР ежегодно призывать (мобилизовывать) от 800 тыс. до 1 млн. человек городской и колхозной молодежи мужского пола в возрасте 14-15 лет для обучения в ремесленных и железнодорожных училищах и в возрасте 16-17 лет для обучения в школах фабрично-заводского обучения … Установить, что все окончившие ремесленные училища, железнодорожные училища школы фабрично-заводского обучения считаются мобилизованными и обязаны проработать четыре года подряд на государственных предприятиях по указанию Главного управления трудовых резервов при СНК СССР …»(11) ;

8) в ходе «замещающего» перемещения, осуществляемого в «приказном порядке». К подобного рода перемещениям относятся, например, массовые переселения в 1930-е гг. демобилизованных красноармейцев в пограничные районы страны (Украина, Северный Кавказ, Дальний Восток) для создания т.н. «красноармейских колхозов». Подобные переселения выполняли роль компенсирующих (замещающих) заселений на те территории, где после «чисток», коллективизации, депортаций, голодомора и др. причин образовался дефицит трудоспособного населения. Согласно официальной статистике Всесоюзного переселенческого комитета, с 1933 по 1937 г. в СССР в ходе подобного типа государственных плановых переселений было переселено 77304 семьи (включая демобилизованных красноармейцев – одиночек и с семьями) или 347866 чел.»(12).

9) за счет подневольного перемещения раскулачиваемых крестьян («спецпереселенцы»(13) , ссыльные). В 1929-1930 году «на переселенческих земельных фондах общесоюзного значения» совершенно официально планируется поселить и хозяйственно устроить 100 тыс. переселенцев – бывших кулаков и подкулачников. В 1930-32 году планируется переселить 198 тыс. чел. (14). Планомерное перемещение раскулачиваемых крестьян законодательно обеспечивается принятием 30 января 1930 г. Политбюро ЦК ВКП (б) постановления «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации», которое предписывает осуществлять массовые высылки репрессируемых «в отдаленные местности Союза ССР», а также «в пределах данного края и в отдаленные районы края»(15) , а также серии связанных с ним постановлений ЦИК и СНК СССР(16) , СНК РСФСР(17) , Наркомзема .(18) «… В основу переселения кладется создание новых экономических районов», прежде всего, в целях планомерного освоение сырьевых ресурсов Урала, Севера, Сибири, Юга и Дальнего Востока. «Переселение отдельных хозяйств прекращается – переселяться будут только коллективы. Главная задача переселения – это не разгрузка аграрно перенаселенных районов, а открытие новых сельскохозяйственных и промышленных районов»(19).

В соцгородах-новостройках спецпереселенцы составляли весьма значительную часть населения. Так, например, в 1932 г. в Магнитогорске насчитывалось 205 тыс. жителей., из них заключенных и спецпереселенцев было 50 тыс. чел. Т.е. 24, 3 %(20) .

10) в результате принудительного перемещения в осваиваемые районы лиц, выселяемых в ходе очистки приграничной зоны и т.п. Подобный характер имело, «…организованное государством, переселение 1935-1937 гг. сельскохозяйственного населения из европейской части страны (Воронежская и Горьковская области, Чувашия, Татария) в Восточную Сибирь. Оно затронуло около 10 тыс. семей, или до 45 тыс. чел.…»(21) ;

11) в результате перемещения заключенных (репрессированных) технических специалистов, а также в составе контингентов концентрационных (исправительно-трудовых) лагерей. Так, в начале 1930-х гг. «…на строительст¬ве Магнитогорска работала группа технических специалистов в количестве 20-30 человек. Практи¬чески все они проходили по «процессу Промпартии 1930 го¬да» и были отправлены в Магнитогорск для отбывания наказания. Это были высокообразованные люди, окончившие лучшие учеб¬ные заведения царской России или за границей В Магнито¬горске они жили в лучших домах, работали, как правило, на руководящих должностях, пользовались автомобилями, но были под контролем ГПУ»(22) .

В мае-июне 1929 г. под грифом «Совершенно секретно» выходят сразу три постановления  Политбюро ЦК ВКП (б) с одинаковым названием: «Об использовании труда уголовных арестантов».(23) В первом,  предписывается: «Перейти на систему массового использования … труда уголовных арестантов» . Во-втором: «…ОГПУ приступить к организации концентрационного лагеря в р-не Ухты…» (24). В третьем: «Именовать в дальнейшем концентрационные лагеря исправительно-трудовыми лагерями»(25) . В приложении № 3 к третьему постановлению разъясняется более детально и подробно для чего надо организовывать новые концлагеря, называемые теперь исправительно-трудовыми: «Организовать новые концентрационные лагеря … в целях колонизации этих (отдаленных – М.М.) районов и эксплуатации их природных богатств»(26) .

Согласно этим постановлениям, контингенты заключенных начинают направляться в зоны ресурсного освоения – в места лесозаготовок, добычи полезных ископаемых, на трассы строящихся автомобильных и железных дорог, водных каналов, а также к местам возведения заводов-гигантов и соцгородов-новостроек. То есть в места, которые планом первой пятилетки намечены в качестве ареалов индустриального развития – Урал, Северный край, Западная Сибирь, Восточная Сибирь, Дальний Восток, Северный Кавказ, Южный Казахстан, Средняя Азия, Украина, Горьковский край, Ленинградская область, Средняя Волга, Башкирия и т.д.(27) . В 1933 г. к списку добавляется Белбалткомбинат НКВД(28)  (Беломоро-Балтийский канал).

12) за счет удерживания досрочно освобожденных заключенных на «закрепленном поселении». В 1930-е гг. подобное происходило, по меньшей мере, дважды: в 1933 г. после акции по «разгрузке мест заключения», когда в спецпоселки и трудпоселения Западной Сибири и Казахстана было направлено свыше 100 тыс. заключенных, досрочно освобожденных из тюрем, лагерей и колоний. И в 1933-1934 гг., когда колонизационные поселения, создаваемые для осуществления программы освоения зоны БАМ, стали формироваться за счет заключенных, отбывавших сроки в БАМЛАГ и переводимых на режим поселения(29) . Подобное происходило и в последующие годы, например, в виде локальных депортаций – перемещений спецпереселенцев из северо-восточных и южных (кузбасских и новосибирских) комендатур в северные (нарымские) спецкомендатуры(30) . Осуществлялись подобные перемещения и в послевоенный период;

13) а результате насильственного «придания оседлости» (принуждение к смене образа жизни и характера трудовой деятельности) – депортации с целью закрепления кочевых народов на земле. «В 1932г. сотни казахов работали на кемеровских предприятиях. Большинство – семейные, прибыли из районов Семипалатинска в количестве более полутора тысяч человек. Работали они в основном на Энергострое (359 чел.), Цинкострое (52 чел.), Кузбасстрое (40 чел.), Коксохимкомбинате (118 чел.), Сибстройпути (120 чел.) и т.д. Большинство проживало в землянках, остальные – в бараках. Некоторые не имели жилья – ночевали по месяцу и более на станции. Поначалу же депортированным вообще негде было жить – их бросили посередь тайги, и они обитали там в летнюю пору под деревьями, потому что в городе селиться было некуда»(31) .

14) за счет размещения эвакуированных и реэвакуированных;

15) за счет размещения беженцев и репатриантов. Герман Грайф в своей книге «Принудительный труд в СССР» пишет: «Репатриант Эрнст С., который был арестован и сослан ГПУ, рассказал  кроме всего прочего следующее: «Через немного дней я прибыл в большой лагерь Магнитогорск, к востоку от Урала, в нем было 12000 человек и он делился на  7 подлагерей. Поблизости находилась еще одна штрафная колонна на 14000 человек и еще один лагерь. В моем лагере заключенные занимались строительством плотины …. Зимой 1932/33 в этом лагере г. Магнитогорск замерзли в общей сложности 11000 человек, о чем мне рассказали заключенные, которые работали с книгами в конторе. … В октябре 1933 г. мне удалось освободиться и убежать в Германию»(32) .

Из перечисленный выше групп населения, которые размещаются изолиро¬ванно друг от друга(33) , и складывается, в конечном счете, население соцгородов. При формировании жилого фонда городов-новостроек, типология и реальные объемы возводимого жилища предельно точно отражают социальную неоднородность этого населения. И демонстрируют различие жилищной политики советской власти по отношению к этим разным группам населения.

Так, например, в Магнитогорске в период первой пятилетки, основные группы населения, постоянно изменяясь по персональному составу (34), в процентном соотношении оставались неизменными:

1.    партийно-советское руководство и иностранные технические специалисты – 2-3%
2.    коммунисты и комсомольцы – 10%;
3.    вольнонаемные – 30-35%;
4.    спецпоселенцы (кулаки) – 25%;
5.    спецпоселенцы («эмигранты») – 1,25%;
6.    заключенные – 12%;
7.    пораженные в правах (лишенцы) – 0,02%;
8.    прочие категории – 13,73%

Фактически эта же структура воспроизводится в проектах жилых домостроений, рекомендуемых для строительств в рабочих поселках и соцгородах первой пятилетки. Так, например, в 1929 г. издается, альбом типовых проектов жилых и общественных зданий, рекомендуемых для городского и поселкового строительства(35) . Он подготовлен годом раньше, по инициативе и под руководством Центрального банка коммунального хозяйства и жилищного строительства (Цекомбанк) при участии представителей основных ведомств-застройщиков и организаций-проектировщиков (ВСНХ СССР, НКТП, НКТ, Центрожилсоюза, ВЦСПС, Моссовета. Института сооружений). В разделе «Рабочий поселок», приведен, рекомендуемый к массовому применению, пример планировки поселка, рассчитанного на население в 3200 чел. со следующей типологией домов: а) секционные дома, б) общежития, в) коттеджи(36)  (см. Таблицу 1).

Таблица 1.

Типология жилища и характер заселения жилого фонда рекомендуемого Цекомбанком типа поселка с интенсивной застройкой зданиями городского типа (1929 г.)

 

 Численность проживающих (примерная) и тип жилища  Количество квартир для каждой категории Расчет количества комнат и характера заселения (чел./комн.) по категориям проживающих  
  60-65 чел. (семейных) – в двухквартирных коттеджах (9 шт.)  18 квартир  2%
ИТОГО – 18 квартир на 18 семей (60-65 чел.) для посемейного заселения, т.е. в одну квартиру одна семья
 250 чел. (одиноких, холостых) – в общежитиях (2 шт.)   –  8%
ИТОГО – 28 комнат с заселением 2-3 человека в каждую комнату
 2890-2885 чел. (семейных) – в 1-2-3 комнатных (квартирных) домах (23 шт.)  576 квартир  90%
1 комнатных квартир (156); 2-х комнатных квартир (222); 3-х комнатных квартир (198) = 1096 комнат
ВСЕГО – 576 квартир = 1096 комнат с заселением 2-3 человека в каждую комнату
 ВСЕГО – 3200 чел.
   ИТОГО –  18 квартир индивидуального заселения;  1096 комнат с заселением по 2-3 человека в каждую комнату; 28 комнат в общежитиях с заселением по 2-3 чел. в каждую комнату

Итак, структурное соотношение типов жилья:

- для 2-5% населения (партийно-административное руководство) – жилище повышенной комфортности;
- для 15-20% населения (одинокие и холостые) – предельно упрощенное жилище – общежития, казармы, бараки, дома-коммуны и проч.,
- для 70-80% (семейные) – коммунальное жилище покомнатно-посемейного заселения.

Данное структурное соотношение типов жилья сохраняется в программах на проектирование рабочих поселков и индустриальных новостроек первой пятилетки – соцгородов, фактически, на протяжении всего довоенного периода.

Варьируются лишь конкретные виды домостроений. Так, общежития могут существовать в виде специально построенных деревянных или каменных домов коридорного типа. (Илл.1,2,3,4,5), а могут в виде казарм, бараков, землянок, (Илл.6,7,8) или даже приспособленных под жилье старых железнодорожных вагонов, больших палаток (Илл. 9,10) и проч. Элитное жилище может возводиться в виде отдельностоящих коттеджей или попарно блокированных домов. (Илл.11,12,13,14,15). А «жилье для всех» – в виде превращаемых в коммуналки, деревянных 2-х этажных жилых зданий или каменных 3-4-х этажных секционных жилых домов (Илл.16,17) или специально спроектированных домов-коммун.

И в рекомендуемых проектах рабочих поселков, и в соцгородах, отдельностоящие коттеджи или попарно блокированные дома для партийно-советского руководства и иностранных специалистов, как правило, группируются в отдельную компактную зону. Но это, как бы «негласная» сторона проектирования. В официальных программах заданиях на проектирование эти обособленные поселения для начальства не значатся. Также, как не значатся в ней бараки, палатки, землянки. Официальную структуру жилого фонда соцгородов слагают лишь два типа домов: а) многоквартирные дома (кирпичные, шлакобетонные, деревянные – рубленные и брусовые) – секционные, парные и отдельностоящие; б) общежития (и/или дома-коммуны).

Например, исходная официальная типология жилого фонда, в соцгородах Магнитогорске и Кузнецке (принята СТО и Госпланом СССР 1 сентября 1930 г.), зафиксированная во второй части программы («О типе жилых домов»), включает именно эти две группы домостроений: а) общежития для расселения одиноких (12% жилого фонда для заселения 20% взрослого населения(37) и дома-коммуны (для размещения 13% жилого фонда для расселения примерно 13% населения), б) индивидуальные квартиры в многоквартирных домах (38) – 75%  жилого фонда для заселения 67% населения (их предлагается проектировать, прежде всего, многокомнатными). Общую площадь проектируемых многокомнатных квартир предлагаются принять 70-80 кв. м., исходя из «дальнейшего улучшения жилищного положения», т.е. из расчета перспективной нормы в 9 кв. м./чел.

Заметим, что подобное вполне здравое требование учета возможного перспективного улучшения жилищного положения, на практике приводит, к превращению индивидуального жилища в коммунальное. Так как в квартиру, спроектированную на основе норматива в 9 кв. м на человека, очередники заселяются из расчета 4-6 кв. м. на чел, то есть, фактически, такие квартиры заселяются: 2-х комнатные  (30 кв.м.) по 5-6 жителей в каждую квартиру; 3-х комнатные (40-45 кв. м.) по 7-9 жителей; 4-х комнатные (50-55 кв.м.) - по 9-11 человек и 5-ти комнатные (60-70 кв. м.) - по 12-14 чел.; многокомнатные (более 70 кв. м.) заселяются более 14-15 человек в каждую квартиру(39) .

Итак, типология жилых домов в соцгородах Магнитогорске и Кузнецке распределяется следующим образом:
общежития – 12%, дома-коммуны – 13%, секционные дома с индивидуальными квартирами (предусматривающими также покомнатно-посемейное заселение) – 75%(40) .

Однако, предполагаемая программой-заданием первоначальная типология жилища, руководством строительства комбината (отвечающего за расселение людей), незамедлительно «сдвигается» в сторону коммунального быта: индивидуальных квартир предписывается строить всего лишь 15%. Из них: 10% – 2-х комнатные квартиры (30 кв.м. на 5 жителей) и 3-х комнатные (40-45 кв. м. на 7 жителей) а также 5% – 4-х комнатные (50-55 кв.м. на 9 человек). Оставшийся процент многокомнатных квартир предлагается отнести к группе общежитий. Эту инициативу необходимо согласовать с Москвой: «поручив тов. Шмидту согласовать этот пункт в Госплане»(41) . Таким образом, количество домов с индивидуальными квартирами уже на стадии проектирования уменьшается в пять раз – с 75% до 15%.
В итоге реальное соотношения объемов и типология проектируемого жилища серьезно трансформируется, причем, с точностью до наоборот – основную «массу» теперь составляют общежития:

- общежития – 72%,
- дома-коммуны – 13%,
- дома с индивидуальными квартирами – 15%

Причем, из намеченных к проектированию 15% индивидуальных квартир, большую часть - 12,5 %, изначально предполагается превратить в коммуналки: « … 12,5% квартир будут построены как коллективные квартиры»(42) .
Таким образом, типология проектируемого в соцгородах Магнитогорске и Кузнецке жилища, фактически, представляет собой следующее:

- общежития, а также коммунальные квартиры (покомнатно-посемейного заселения) – 84,5%,
- дома-коммуны – 13%,
- дома с индивидуальными квартирами – 2,5%,

В реальной же практике возведения и эксплуатации жилого фонда типология массового жилища еще больше корректируется, причем, исключительно, в сторону предельного уменьшения числа индивидуальных квартир. При этом коммунальные квартиры и общежития возводятся в виде, так называемого «временного» жилища – бараков, землянок, самостроя и проч. Так, по свидетельству американца Джона Скотта(43) , фактическое распределение жителей Магнитогорска по типам жилья в 1938 г. осуществлялось в следующих соотношениях(44) :
- коттеджный поселок «Березка» (роскошные виллы высокого заводского, партийного и энкавэдэшного начальства) и Центральная гостиница – 2%;

- 3-5 этажные дома (50 шт.) с покомнатно-посемейными коммуналками (по 3-4 человека в комнате с водопроводом, отоплением и электроплитами) – 15%;
- самострой (собственные дома - «нахаловки») – 8%;
- «временное жилье» (бараки и др.) – 50%;
- землянки –25%.

ИТОГО: коттеджи – 2%; коллективное жилище (бараки, землянки и проч.) – 75%; коммунальные квартиры покомнатно-посемейного заселения – 15%, самострой – 8%.

Эти частные свидетельства подтверждаются официальными данными, представленными в докладной записке Магнитогорского горкома ВКП(б) Центральному Комитету ВКП(б) и Челябинскому обкому ВКП(б) «О состоянии жилищно-коммунально-бытового фонда в г. Магнитогорске»(45) . Согласно данным, приведенным в ней, жилой фонд Магнитогорска (общей площадью – 577,6 тыс. м2) через 8 лет после начала строительства (на 1 января 1938 г.) имел следующую структуру и объемы площадей: а) капитальные дома – 189,2 тыс. м2; б) бараки – 271,1 тыс. м2 (Илл.18,19,20,21)); в) индивидуальные дома – 16,3 тыс. м2; г) землянки – 101,0 тыс. м2. (Илл. 8)

То есть:
- индивидуальные дома – 2,8%(46) ,
- капитальные дома – 32,8 %(47) ,
- бараки – 46,9 %(48) ,
- землянки –17,5%(49) .

Причины появления индивидуальных домов требует специального разъяснения. Поскольку, практически во всех соцгородах возводятся небольшие, обособленные поселочки коттеджей с собственными участками земли. Появление подобных домостроений необъяснимо с позиций,  общераспространяемой советской идеологии, которая законодательно борется с возможностью проживать в своем доме на своей земле – советская жилищная политика противостоит праву людей иметь в частной собственности благоустроенное, капитальное жилище и прилегающий к нему участок земли.

Отдельно стоящие коттеджи представляют собой особую категорию домостроений. Они предназначались для заселения семьями высшего советского начальства и иностранными специалистами. Так, например, в Магнитогорске в коттеджах проживала малая часть из числа работавших по контракту высококвалифицированных иностранных рабочих и инженеров (из США, Германии, Англии, Италии и Австрии), которых всего на строительстве Магнитки трудилось более 800 человек(50) . Это поселок «Березки» (Илл. 11, 12, 13). То же самое происходит и на других стройках пятилетки, при возведении поселений подле промышленных гигантов (Илл. 14, 15).

Условия жизни высших советских руководящих работников, проживавших в «Березках», были еще более элитными, что и у иностранцев. Дом, в котором жил А.П. Завенягин(51)  – даже на фоне других строений поселка выглядел настоящим дворцом: это был трехэтажный 14-комнатный коттедж, в котором размещались бильярдная, музыкальный салон, игровая для детей, кабинет. Позади дома находился небольшой олений заповедник, а перед домом – сад(52) .

Советская архитектурная пропаганда все годы и во всех публикациях, посвященных архитектуре соцгорода Магнитогорска выдавала это «элитное» жилище за «массовое жилье для рабочих». Фотографии одноквартирных отдельно стоящих домов для семей высшего городского и заводского начальства и иностранных специалистов в поселке Березки публиковались во множестве советских книг по истории архитектуры в качестве образцовых примеров советского массового жилья для простых рабочих. А фундаментальные научные исследования вещали: «В поселке «Березки» его обитателям — металлургам Магнитки — предоставлены все бытовые удобства: здесь построены детский сад, детские ясли, школа, столовая, «Березки» удобно связаны трамвайным и автобусным сообщением с заводом. Поселок выглядит очень живописно. Несмотря на невысокое качество выполнения некоторых деталей (тяжелая каменная ограда и др.), архитектура и благоустройство поселка в целом вполне  отвечают нашему представлению о пригороде нового, молодого промышленного центра и делают его безусловно положительным примером в практике советского малоэтажного строительства»(53) .

Расписывая прелести элитного жилья, предназначенного «для трудящихся», архитектурная наука умалчивала о том, что советская жилая архитектура сталинского периода возникала в специфических условиях отсутствия важнейшей составляющей любого архитектурного произведения – «социального заказа», предполагающего прямую и постоянную ориентацию производителей жизненных благ на интересы потребителей. В СССР распределение основных жизненных ресурсов осуществлялось централизованно из государственных фондов и по утверждаемым нормам. В том числе и распределение жилища. Советское население снабжалось им точно так же, как и продуктами питания, вещами, медицинским обслуживанием, пособием по старости или заслугам, т.е. по фиксированным квотам и в соответствии с местом, занимаемым конкретным человеком в служебной, должностной, партийной иерархии.

Этот процесс исключал свободу выбора вида жилья, места его расположения, его «количества» и «качества», т.е., фактически, исключал свободу «потребления жилища». Жилье в советский период не было «собственностью» в подлинном смысле этого слова. Жители богатых ведомственных домов или коттеджей, точно так же как и обитатели бараков или землянок, не имели права выбора жилища по собственному вкусу (или сообразно своему образу жизни) и не могли влиять на характер появляющейся архитектуры, определяя ее планировку или ее стиль. У высокопоставленных слоев населения в сталинском государстве было, безусловно, больше привилегий, чем у низших, но никак не больше гражданских прав. Их заселение в роскошные многокомнатные квартиры или отдельно стоящие дома с гостиными, комнатами для прислуги, кухнями-столовыми, террасами также как и для всех остальных, всецело зависело от места в должностной иерархии или от воли начальства. Как, впрочем, и выселение из этих квартир – утративших связь с местом работы (по причине увольнения или ареста) с неизбежностью изгоняли из жилища.

На проектирование и строительство массового жилья в соцгородах-новостройках серьезное влияние оказывал недостаток материалов для строительства, и вытекающее из него требования «исключительно экономного расходования дефицитных строительных материалов» и употребления «в большом количестве местных строительных материалов» (например, необожженной глины). В результате этого, в таких, например, соцгородах, как Кузнецк и Магнитогорск перед проектировщиками ставится требование внешние кварталы города застраивать глиняными или глиняно-деревянными домами, и, поэтому, делать их в два этажа(54) . Только часть домов-коммун в парадной центральной части городов проектируется в 5 этажей(55) .

Основным типом жилья в соцгородах – первенцах первых пятилеток, являются бараки. Этот тип массового жилища для рабочих, стыдливо замолчан советской архитектурной наукой, не описан, не изучен, исключен из официальной системы архитектурных и градостроительных знаний.

Хотя, вся история десятилетий советского градостроительства связана именно с ним. Так, в конце 1929 г. число строителей Магнитогорска составляло 6700 чел.(56)  Для их размещения в течение 1929 г. было возведено 52 барака (37 зимнего типа и 15 - летнего) (57). Барак представлял собой одноэтажное коридорного ти¬па здание. Входы в барак осуществлялись в торца через пристроен¬ные к баракам тамбуры. В некоторых бараках устраивались дополнительные входы в центральной части, ликвидируя при этом одну из комнат.

Житель Магнитогорска Л.Николаев вспоминает, что барачный город состоял из отдельных довольно крупных участков, которые имели номера с 1 по 14. Первый участок был «элитным». Он располагался юго-западнее городского парка Металлургов, стадиона и проспекта Пушкина и простирался до клуба Железнодорожного транспорта. Элитным он считался потому, что в нём размещались городские магазины, нарсуд, кинотеатр «Магнит», открывшийся в августе 1932 года. К югу от 1-го участка находился 13, а за ним 11 участки. Самым крупным участком был пятый, который расположился севернее будущего проспекта Пушкина(58) .

«Бараки, как правило, устанавливались параллельно на расстоянии 30-50 метров друг от друга. В пространстве между бараками часто устанавливались вспомогательные деревянные строения, которые назывались «будками». В них жители хранили дрова и уголь, позднее разводили птицу и даже коров … Барак имел чердачное пространство. Учитывая, что на строительство металлургического завода в основном приезжали мужчины, в бараках для них устраивались большие комнаты по 15-20 человек в каждой». Бараки заселялись отдельно, по половому признаку – либо не женатыми мужчинами, либо незамужними женщинами.

Бараки были одним из наилучших видов жилья в соцгородах. Те, кто не попадал в число счастливцев – включенных в число очередников на получение места в бараке-общежитии, вынуждены были решать свои жилищные проблемы самостоятельно – они мастерили балаганы, шатры (59), землянки и полуземлянки. Так, большая часть из 6700 рабочих Магнитогорска, мест в бараках не имела и вынуждена была жить либо в палатках, либо в самостоятельно возведенных землянках. Через год – осенью 1930 г. в Магнитогорске насчитывалось уже 19 тысяч рабочих (60). Ситуация с обеспеченностью жильем не изменилась. Не улучшилась она и в последующие годы. «Магнитогорец Н.Яловой вспоминает, что в 1935 году его отец построил землянку № 57 в поселке 8-го Марта, который среди жителей назывался Малый Шанхай. Эта землянка, как и все другие, представляла собой домик с засыпными стенами: с двух сторон доски, а между ними земля. Сверху был уложен дощатый настил, по доскам – толь, а сверху слой глины, на который ветром наносилась земляная пыль и росла летом трава. Поселок Малый Шанхай был расположен между 5-м участком и Ежовкой в небольшой низине, по которой протекал желтый от глины ручей, где купались дети. … С запада от доменного поселка вдоль трамвайной линии и шоссейной дороги расположились бараки исправительно-трудовой колонии и землянки рабочих деревообрабатывающего комбината, которые, возможно, и организовывали участок № 1. … За ним в северном направлении находились землянки Тукового поселка»(61) .

Труженики Магнитки, которые создавали семью и демонстрировали положительные результаты в труде и активность в советско-партийной общественной деятельности, имели шанс получить отдельное изолированное помещение в семейных бараках аналогичной конструкции, что и для холостых рабочих. Эти комнаты были площадью по 12-15 кв.м. В каждом бараке было 30-36 таких комнат. «При наличии в семье детей родители устанавливали над входной дверью антресоль (палата) для игр и сна, площадью до 5 кв.м. В комнатах справа или слева от входной двери размещалась каменная или кирпичная печь для обогрева по¬мещения и для приготовления пищи, которую выкладывали сами жители. Печь топилась со стороны коридора. Часто жители в комнатах под полом устраивали погреба для хранения продуктов. Напротив входа в наружной стене устраивалось небольшое остекленное окно, рамы которого, как и сегодня, на зиму заклеивались полосками газет, чтобы снизить чрезмерное продувание комнаты холодным воздухом через щели в рамах окна и в дверях. Вдоль одной стены комнаты размещалась железная кровать, которая часто вместо сетки имела дощатый настил. Двери не имели запоров, поэтому комнаты оставались не запертыми и неработающие женщины (больные, беременные) всегда присматривали за детьми.

В каждом бараке, в одной из комнат площадью до 30 кв.м., размещался красный уголок, где стояло несколько столов и стулья, на стенах висели портреты Сталина и пролетарских вождей, а также награды коллектива барака в соревнованиях за лучшую жизнь. Здесь же часто находилась барачная библиотечка, и дети имели свободный доступ к книгам. Многие дети выполняли свои домашние задания в этом помещении. Здесь же играли малыши. Вечерами в помещении красного уголка неграмотные жители учились грамоте. В одной из комнат барака, чаще всего около основной входной двери, проживала семья барачного милиционера, хотя барачным коллективом выбирался и «старший» по бараку.(62)


Бараки, как общежития для холостых и семейных, строились без кухонь. Питались рабочие «в специально оборудованных столовых, которые устраивались в таких же бараках. При входе в барак проверялись карточки, и каждому выдавалась деревянная ложка. Рабочие питались за длинными деревян¬ными столами. За спинами обедающих стояли их товарищи, которые ожидали своей очереди»(63) . «Туалеты с выгребными ямами размещались в дощатых побеленных строениях вне бараков, рядом с ящиками для мусора и отходов»(64) .


Дома-коммуны мало чем отличались от бараков. И те, и другие были коридорной планировочной схемы. Различие заключалось лишь в степени капитальности и этажности – бараки были исключительно одноэтажными; дома-коммуны – 2-х этажными.

История советской архитектуры и градостроительства, казалось бы, изучена настолько глубоко и основательно, что трудно найти тему, которой не касалось бы пытливое око исследователя. Но, увы, «методологическая привычка» советского времени – идеологически мифологизировать, а по сути, лгать, привела сегодня к серьезной исторической научной проблеме – отсутствию правдивых знаний о реальных процессах формирования среды советских городов – проблеме, не только никак систематически не решаемой, но даже до конца не осмысленной и не поставленной.

(1).Земляной С. Н. Невидимая рука Учраспреда - [электронный ресурс] 2009. 0,6 п.л. – режим доступа: http://magazines.russ.ru/oz/2004/2/2004_2_31-pr.html – на русс. яз.
(2).Там же.
(3).Были индустриальные. (Очерки и воспоминания). М.: Политиздат. 1979. - 408 с., С. 49-50.
(4.)Там же. С. 50.
(5).СУ РСФСР. 1926. № 35. ст. 282.
(6).Сталин и Каганович. Переписка. 1931-1936 гг. / Составители О.В.Хлевнюк, Р.У.Дэвис, Л.П.Кошелева, Э.А.Рис, Л.А.Роговая М. РОСПЭН. 2001 – 800 с., С. 14.
(7).Кузнецкий металлургический комбинат им. И.В. Сталина (1929 - 1945) [электронный ресурс] 2010. 1 п.л. – режим доступа: http://community.livejournal.com/su_industria/58586.html#cutid1 – на рус. яз.
(8).«О порядке обязательного перевода инженеров техников, мастеров, служащих и квалифицированных рабочих с одних предприятий на другие» – Указ президиума Верховного Совета СССР от 19 октября 1940 г. / Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1967. Т. 2. С. 777-779.
(9).Были индустриальные. Указ. соч., С. 50.
(10).«Об образовании главного управления трудовых резервов при Совнаркоме СССР» - Постановление СНК СССР от 2 октября 1940 г. / Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1967. Т. 2. С. 776-777; «О государственных трудовых резервах СССР» – Указ президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1940 г. / Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1967. Т. 2. с. 774-775., С. 775) (см. также: СЗ СССР.  1940. Отдел первый. № 16. ст. 385).
(11).«О государственных трудовых резервах СССР» – Указ президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1940 г. / Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1967. Т. 2. с. 774-775., С. 775) (см. также: СЗ СССР.  1940. Отдел первый. № 16. ст. 385).
(12).Красильников С.А. Указ. соч. С. 55, 67.
(13).Н.Н. Макарова указывает: «Термин «спецпереселенцы» использовался до 1934 г. Позже в 1934-1944 гг. их именовали трудпоселенцами, а с марта 1944 – вновь спецпереселенцами» (Макарова Н.Н.Указ. соч., С. 57).
(14).Красильников С.А. Указ. соч. С. 2.
(15).Там же. С. 22.
(16).Постановление ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 г. «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» / Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 - весна 1931 г. / Сост. С.А.Красильников, В.Л. Кузнецова, Т.Н.Осташко, Т.Ф.Павлова, Л.С. Пащенко, Р.К. Суханова. – Новосибирск: ВО Наука. Сибирская издательская фирма. 1992. – 283 с., С. 20; Секретная инструкция ЦИК и СНК СССР от 4 февраля «ЦИКам и Совнаркомам союзных и автономных республик, краевым и областным исполнительным комитетам о мероприятиях по выселению и раскулачиванию кулаков, конфискации их имущества» (Там же. С. 21-25);
(17).Постановление СНК РСФСР от 10 апреля 1930 г. «О мероприятиях по упорядочиванию временного и постоянного расселения высланных кулацких семей» (Там же. С. 28-30); Постановление СНК РСФСР от 18 августа 1930 г. «О мероприятиях по проведению спецколонизации в Северном и Сибирском краях и Уральской области» (Там же. С. 33-34).
(18).Постановление коллегии Наркомзема РСФСР «О местах поселения кулацких хозяйств, выселяемых из районов сплошной коллективизации» (Там же. С. 27-28).
(19).Реорганизация переселенческого дела / Известия ЦИК. 30 декабря 1930 г. № 29. С. 2.
(20).Рассчитано Макаровой Н.Н. по материалам АЗАГС; МУ МГА. Ф. 16. Оп. 1. Д. 11. Л. 2. (Цит. по Макарова Н.Н. Указ. соч. С. 57).
(21).Красильников С.А. Указ. соч. С. 55, 67.
(22).Федосихин В.С., Хорошанский В.В. Магнитогорск – классика Советской Социалистической архитектуры. 1918-1991 гг. – Магнитогорск: МГТУ им. Г.И.Носова. 1999. – 168 с. с илл., С. 42-44.
(23).Там же. С. 62.
(24).Там же. С. 62.
(25).Там же. С. 62.   
(26).Там же. С. 63.
(27).Земсков В.Н. Судьба кулацкой ссылки (1930-1954 гг.) // Отечественная история. 1994. № 1. с. 118-147., С. 122.
(28).Там же. С. 122.
(29).Красильников С.А. Указ. соч. С. 64.
(30).Там же. С. 65
(31).Тогулев В. «Вы поели наших баранов, за это мы съедим ваших детей!». Каннибализм в Кемерове в 1930-е годы. [электронный ресурс] 2003. 0,5 п.л. – режим доступа: http://www.kuzbasshistory.narod.ru/Ist_Pub/Text/20_30/Kannib_30.html– на рус. яз.
(32).Dr. Hermann Greife. «Zwangsarbeit in der Sowjetunion», Berlin 1936. - 47 с., С. 47.
(33).Федосихин В.С. и др. Указ. соч. С. 42.
(34).Так например, к концу 1932 года, приблизительно, 35 тысяч магнитогорских «кулаков» обитали в палаточном городке (что, замечу, составляло 25% от общего числа жителей города). В зиму 1932/33 го¬да, когда температура воздуха часто опускалась ниже сорока гра¬дусов, 10% населения палаточного городка умерло, не вынеся тяжелых ус¬ловий жизни и недоедая. Практически ни один ребенок младше десятилетнего возраста не пережил эту зиму. Но уже в следующем году состав «кулаков» пополнился и далее, вплоть до 1938 г., эта категория неизменно насчитывала около 30 ты¬сяч человек (Федосихин В.С. и др. Указ. соч. С. 42-44.)
(35).Проекты рабочих жилищ. Центральный банк коммунального хозяйства и жилищного строительства. М. 1929. – 270 с.
(36).Там же. С. 96.
(37).СССР как Мегапроект. Числовые регулятивы искусственного формирования населения соцгородов [электронный ресурс] 2008. 0,6 п.л. – режим доступа:  http://archi.ru/lib/publications_virtual.html?fl=5&sl=3 (22 ноября 2008 г.).
(38).Тот же тип застройки проектируется и возводится также и в продолжающих строиться рабочих поселках при промышленных предприятиях. Так на заседании Научно-технического совета ГУКХ НКВД от 20 марта 1931 г., о проектируемых типах жилой застройки рабочего поселка «Оптикогорск» при заводе точной механики № 19, при рассмотрении проекта поселка, выполненного Гипрогором, предписывается осуществлять многоэтажное многоквартирное строительство (ГАРФ, Ф. А-314, Оп. 1, Д. 8001. 22 л. Материалы и дела по планировке городов и поселков. II. Планировка рабочих поселков. Дело о планировке поселка «Оптикогорск» при заводе точной механики № 19. март 1931 - сентябрь 1931. Протокол № 56 заседания Научно-технического совета ГУКХ НКВД от 20 марта 1931 г. л. 1-3., Л.1-об.).
(39).ГАРФ. Ф. А-314, Оп. 1, Д. 7667. 216 л. Народный комиссариат коммунального хозяйства РСФСР (Наркомкоммунхоз). Материалы и дела по планировке городов и поселков. 1. Планировка городов. Дело о планировке г. Магнитогорска. Том. I. ноябрь 1930 – дек. 1932. СТО, Госплан СССР. Программа для составления эскизных проектов планировки и застройки городов Магнитогорска и Кузнецка и типов жилых домов. от 21 сентября 1930 г.  л. 109-118., Л. 109.
(40).ГАРФ. Ф. А-314, Оп. 1, Д. 7667. 216 л. Народный комиссариат коммунального хозяйства РСФСР (Наркомкоммунхоз). Материалы и дела по планировке городов и поселков. 1. Планировка городов. Дело о планировке г. Магнитогорска. Том. I. ноябрь 1930 – дек. 1932. СТО, Госплан СССР. Программа для составления эскизных проектов планировки и застройки городов Магнитогорска и Кузнецка и типов жилых домов. от 21 сентября 1930 г.  л. 109-118., Л. 109.
(41).ГАРФ. Ф. А-314, Оп. 1, Д. 7667. 216 л. Народный комиссариат коммунального хозяйства РСФСР (Наркомкоммунхоз). Материалы и дела по планировке городов и поселков. 1. Планировка городов. Дело о планировке г. Магнитогорска. Том. I. ноябрь 1930 – дек. 1932. СТО, Госплан СССР. Протокол расширенного заседания по г. Магнитогорску с участием комиссии Гипрогора и архитектора Э. Мая от 3 ноября 1930 г. л. 1-3.,  Л. 2-об.
(42).ГАРФ. Ф. А-314, Оп. 1, Д. 7667. 216 л. Народный комиссариат коммунального хозяйства РСФСР (Наркомкоммунхоз). Материалы и дела по планировке городов и поселков. 1. Планировка городов. Дело о планировке г. Магнитогорска. Том. I. ноябрь 1930 – дек. 1932. СТО, Госплан СССР. Объяснительная записка к проекту Цекомбанка города Магнитогорска от 14 февраля 1931 г. л. 99-108. Л. 104-105.
(43).J. Scot. Behind the Urals. An American Vorker in Russia's City of Steel. - Indiana University Press. 1989.
(44).По словам Дж. Скотта эти цифры предоставил ему знакомый чиновник.
(45).№ 121. Из докладной записки Магнитогорского горкома ВКП (б) Центральному Комитету ВКП (б) и Челябинскому обкому ВКП (б) «О состоянии жилищно-коммунально-бытового фонда в г. Магнитогорске». 1 января 1938 г. / Из истории Магнитогорского металлургического комбината и города Магнитогорска (1929 – 1941 гг.). Сборник документов и материалов Сборник документов и материалов. (Магнитогорский металлургический комбинат. Архивный отдел Челябинского облисполкома) Челябинск, Южно-Уральское кн. Изд. 1965. – 276 с., с. 249-251., С. 229. 
(46).Износ не учтен.
(47).Износ этой части жилого фонда составляет на 1 января 1938 г. – 20-30%.
(48).Износ 60-70%.
(49).Износ 100%.
(50).Рубченко М. Ура, у них депрессия! («Эксперт» №1 (687) / 28 декабря 2009) [электронный ресурс] 2009. 0,5 п.л. – режим доступа: http://www.expert.ru/printissues/expert/2010/01/ura_u_nih_depressiya/– на рус. яз.
(51).Завенягин Авраамий Павлович – государственный деятель СССР, генерал-лейтенант. Родился в семье машиниста на станции Узловая. Член ВКП(б) с ноября 1917. В 1919—1920 — комиссар политотдела дивизии РККА. С 1920 на партийной работе на Украине. В 1921—1923 секретарь Юзовского окружного комитета ВКП(б). Окончил Московскую горную академию в 1930, Ректор Московского института стали МИСиС в 1930, в 1930—1931 возглавлял проектный институт в Ленинграде, затем работал в аппарате НКТП, в январе-августе 1933 руководил металлургическим заводом в Днепродзержинске. В 1933—1937 — директор Магнитогорского металлургического комбината. После непродолжительной работы в наркомате, в 1938 Завенягин возглавил Норильлаг — начатое в 1935 строительство Норильского горно-металлургического комбината. С марта 1941 по август 1951 Завенягин — первый заместитель наркома внутренних дел, осуществляющий общее руководство строительными подразделениями НКВД — Главным управлением лагерей горно-металлургических предприятий (в его состав входило Специальное металлургическое управление, в последующем 9 управление МВД), Главным управлением лагерей гидростроя (Главгидрострой), Главным управлением лагерей промышленного строительства (Главпромстрой - крупнейшее строительное подразделение СССР), Дальстроем и т. п. В 1945—1953 Завенягин — заместитель Л. П. Берии в советском атомном проекте
(52).Галигузов И.Ф., Баканов В.П. Станица Магнитная. От казачьей станицы до города Металлургов. - М., 1994. С. 263.
(53).Ю. Шасс, «Архитектура жилого дома. Поселковое строительство 1918-1948», Москва, 1951, с.24.
(54).ГАРФ. Ф. А-314, Оп. 1, Д. 7667. 216 л., Л. 105.
(55).ГАРФ. Ф. А-314, Оп. 1, Д. 7667. 216 л., Л. 105.
(56).Галигузов И.Ф., Чурилин М.Е. Флагман отечественной индустрии. История Магнитогорского металлургиче¬ского комбината им. В.И.Ленина. - М.: Мысль, 1978. - 251с., С. 25.
(57).Федосихин. Указ. соч. С. 41.
(58).Федосихин и др. Указ. соч. С. 45.
(59).Галигузов И.Ф., Чурилин М.Е. Флагман отечественной индустрии. История Магнитогорского металлургиче¬ского комбината им. В.И.Ленина. - М.: Мысль, 1978. - 251с., С. 28.
(60).Там же. С. 28.
(61).Федосихин и др. Указ. соч. С. 47.
(62).Федосихин. Указ. соч. С. 49-50.
(63).Федосихин. Указ. соч. С. 49.
(64).Федосихин. Указ. соч. С. 50.

09 Октября 2010

Похожие статьи
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Три башни профессора Юрия Волчка
Все знают Юрия Павловича Волчка как увлеченного исследователя архитектуры XX века и теоретика, но из нашей памяти как-то выпадает тот факт, что он еще и проектировал как архитектор – сам и совместно с коллегами, в 1990-е и 2010-е годы. Статья Алексея Воробьева, которую мы публикуем с разрешения редакции сборника «Современная архитектура мира», – о Волчке как архитекторе и его проектах.
Школа ФЗУ Ленэнерго – забытый памятник ленинградского...
В преддверии вторичного решения судьбы Школы ФЗУ Ленэнерго, на месте которой может появиться жилой комплекс, – о том, что история архитектуры – это не история имени собственного, о самоценности архитектурных решений и забытой странице фабрично-заводского образования Ленинграда.
Нейросказки
Участники воркшопа, прошедшего в рамках мероприятия SINTEZ.SPACE, создавали комикс про будущее Нижнего Новгорода. С картинками и текстами им помогали нейросети: от ChatGpt до Яндекс Балабоба. Предлагаем вашему вниманию три работы, наиболее приглянувшиеся редакции.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Технологии и материалы
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Сейчас на главной
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.
Капли воды
Блестящие диски, грибовидные колонны, текучесть круглящихся форм – dot.bureau в конкурсном проекте для аэропорта Омска трактуют здание терминала как своего рода «водоворот», погружающий пассажира в метафору разных форм воды, от льда до пара через капли на воде.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
IAD Awards 2024
В нескольких номинациях премии International Architecture & Design Awards награды получили проекты российских бюро – рассказываем и показываем.
Круги для движения
По проекту Мосрегионпроекта в Электростали прошла реконструкция пешеходного бульвара. Благодаря безбарьерному мощению, круглым газонам и работе с организацией транспортных потоков, променад заметно оживился и стал привлекательным для горожан, предпринимателей и творческих людей.
Серийный подход
Бюро AIM Architecture превратило четыре нефтехранилища бывшей промзоны на востоке Китая в общественные пространства.
Красный театр
По проекту бюро ludi_architects во дворе «Бутылки» – бывшей круглой тюрьмы на острове Новой Голландия – открылся летний театр, вдохновленный атмосферой кабаре середины XX века. По вечерам здесь проходят концерты и перфомансы, днем пространство служит местом для отдыха и встреч.
НИИФИЛ <аретова>
Борис Бернаскони в ММОМА показывает, как устаревшее слово НИИ делает куратора по-настоящему главным на выставке, как подчинить живопись архитектуре и еще рассказывает, что творчество – это только придумывание нового. Разбираемся в масштабе новаций.
Польза+. Награды Арх Москвы
Вот и прошла Арх Москва, в пятницу наградили участников, в субботу догуляли. Выставку мы любим давно – за размах, разнообразие и упорство в освещении разных сторон архитектурной жизни. Она настоящий форум и феерия. Пробуем ответить на вопрос, как именно участники раскрыли тему Польза; спойлер – никак, но в этом и соль. И публикуем список награжденных.