Реабилитация патриотизма. «Русский павильон» в Венеции

Несколько дней назад была официально озвучена концепция павильона России в Венеции. Публикуем эссе Ильи Уткина, единственного, за все прошедшие годы, российского лауреата биеннале.

Илья Уткин

Автор текста:
Илья Уткин

11 Марта 2010
mainImg
Грядущая Венецианская бьеннале, объявление новой темы, уже состоялась презентация, названы участники и кураторы русского павильона. Всё это побудило меня вспомнить тот «героический период». Побывать в Венеции, поприсутствовать, поучаствовать в конкурсе на этом олимпе архитектурной мысли – мечта каждого архитектора. К тому же прошло десять лет с тех пор, как всё это было, и слухи обросли мифами, а информация в интернете во множественном числе выдаёт «Золотой лев за архитектурную фотографию…». 

По официальному определению жюри дословно, это была
«Специальная премия для фотографа в области архитектуры за большой вклад в Русский Павильон, экспозиция которого ярко продемонстрировала блистательные образы покинутых руин Утопии». Всё-таки за экспозицию, часть которой занимали фотографии. А «Золотой лев» достался Жану Нувелю за французский павильон. Как потом рассказывали, что премии я был обязан Lara Vinca Masini – историку-искусствоведу и архитектурному критику, которая яростно отстаивала эту этическую позицию у других четырёх членов жюри. Тогда тему бьеннале «Города. Меньше эстетики, больше этики» избрал директор выставки итальянец Массимилиано Фуксас. Куратором русского павильона тогда впервые был архитектурный критик Григорий Ревзин, который представлял свою концепцию «Руины Рая», и в рамках этой концепции – выставку работ архитектора Михаила Филиппова и Ильи Уткина. 

Моё появление на бьеннале, прежде всего, связано с выставкой «Меланхолия» 1995 года в галерее «Реджина». Основой выставки были сто фотографий, сделанные в Москве, ждущей перемен начала 90-х годов. Темой выставки были «Руины», созерцание умирания старой Москвы, рождающее мысли о гибели культуры уходящего столетия. Этическое отношение к культурному наследию было темой моей экспозиции под общим названием «Стратиграфия метрополиса». Она располагалась в нижней части русского павильона. В одном зале была часть выставки «Меланхолия», в другом была инсталляция «Кора земли», представляющая собой тяжелую каменную глыбу с награвированным на ней планом Москвы - пласт земли, как произведение искусства, вырезанный из центра города. И инсталляция «монумент времени», состоявшей из 8 офортов, представляющих последовательные наслоения линий и самой офортной доски. Через художественный акт я призывал любить свой город таким, какой он есть.

На призыв «Меньше эстетики, больше этики» Фуксас дал ответ своей экспозицией в павильоне «Арсенал». В ней новые технологии и современная архитектура спасали погибающий мир. Нужно отметить, что экспозиция «Русского павильона» воинственно спорила с концепцией Фуксаса. И в пику теме мощная инсталляция Михаила Филиппова, представляющая авторский неоклассический стиль, была ни на что не похожа и была очень красива. На следующий день после раздачи премий к нам зашёл сам Жан Нувель, улыбался и долго всё рассматривал, потом попросил подписать каталоги, а когда ушёл мы хорошенько «обсудили» его павильон, в действительности очень похожий на произведения русского соц-арта конца 80-х годов. Эти весёлые патриотические настроения за бокалом вина были подпорчены появлением русской делегации во главе с Владимиром Иосифовичем Ресиным. Григорий Ревзин первый отстрелялся и доложил, потом Филиппов показал свою экспозицию. А я, как ни старался, но так и не смог объяснить смысл выставки, в чём заключается любовь к собственному городу и зачем я фотографировал руины, когда в Москве есть много хороших и красивых домов. Чуть позже на званом обеде меня как «петрушку-лауреата» посадили напротив Ресина, и у нас продолжился разговор уже о Венеции, и я пробовал объяснить секреты её красоты, и получил категорическое несогласие собственным доводам, и мало того, услышал, что московский строительный комплекс собирается предлагать свою помощь мэру Венеции в капитальном ремонте его жилого фонда. И тут я перетрухнул не на шутку, и я понял, какое счастье что мы «проскочили» на этот раз. Сейчас вспоминается только хорошее. Не было давления власти, и кураторство было не слишком навязчиво, и мы сделали, что хотели сделать.

Тема автора, куратора и власти очень зыбкая и противоречивая.
Когда в далёкой молодости мы с Сашей Бродским делали конкурсы, ничего не боялись и выигрывали, у нас не было ни цензуры, ни кураторов. Когда позже мы ездили по заграницам, делали выставки и инсталляции, их тоже не было. Нам повезло и ведь мы тогда «проскочили». Но времена изменились и видимо сейчас без кураторов никак нельзя. Конечно одно дело авторские выставки, а другое – русский павильон с его патриотическим подтекстом. Павильон представляет Россию. Сегодня Россия – отсталое во всех отношениях государство – и не может конкурировать с развитыми странами ни в социальной политике, ни в одной области экономического развития. Страна находится на нижней ступени «технической революции». Единственное, что у нас есть и чем можно гордиться – это культура, историческое наследие, и люди, их творческий человеческий потенциал, реальное творчество авторов. 

Но смысл патриотизма каждый понимает по-своему.
Тогда возникает вопрос, кто более патриотичен? Строительный комплекс, представляющий деньги и власть, дающий квадратные километры жилья, или кучка интеллигентов из «Архнадзора» пытающихся сохранить маленький исторический домик. Почему в этой стране так важна победа в футбольном матче и не важно, кто победит, «Газпром-Сити» или исторический Петербург? Почему российские власти так боятся автора и предпочитают иметь дело с обезличенной массой проектировщиков, а в конкурсе и без конкурса всегда выигрывает проект от иностранной «звезды»? 

Понимание патриотизма в каждом конкретном случае оказывается определяющим. Для меня это произошло в Голландии на торжественном открытии въезда «Портал» в керамический центр Ден-Боша, который мы делали с Сашей Бродским, и там не было русских делегаций. Тогда ко мне подошёл местный житель, седой старик, и сказал: «Мы воевали против вас, русских, мы вас всегда боялись и не любили, но то, что вы сделали для нас – мне нравится, и я сейчас уже думаю о вас иначе…». Вероятно, победа в спорте  вызывает более простое проявление чувств патриотизма, но нужно ли во что бы то ни стало превратить русский павильон в «Олимпиаду в Сочи» или в «Евровидение»? Все эти вопросы не проблема для выбранных на этот раз авторов. Им нужно только поверить и они ответят на сегодняшнюю тему, поставленную бьеннале, и прекрасно всё устроят, и сделают свою работу. Им нужно только не мешать!

11 Марта 2010

Илья Уткин

Автор текста:

Илья Уткин
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитетурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.