Реабилитация патриотизма. «Русский павильон» в Венеции

Несколько дней назад была официально озвучена концепция павильона России в Венеции. Публикуем эссе Ильи Уткина, единственного, за все прошедшие годы, российского лауреата биеннале.

author pht

Автор текста:
Илья Уткин

11 Марта 2010
mainImg
Грядущая Венецианская бьеннале, объявление новой темы, уже состоялась презентация, названы участники и кураторы русского павильона. Всё это побудило меня вспомнить тот «героический период». Побывать в Венеции, поприсутствовать, поучаствовать в конкурсе на этом олимпе архитектурной мысли – мечта каждого архитектора. К тому же прошло десять лет с тех пор, как всё это было, и слухи обросли мифами, а информация в интернете во множественном числе выдаёт «Золотой лев за архитектурную фотографию…». 

По официальному определению жюри дословно, это была
«Специальная премия для фотографа в области архитектуры за большой вклад в Русский Павильон, экспозиция которого ярко продемонстрировала блистательные образы покинутых руин Утопии». Всё-таки за экспозицию, часть которой занимали фотографии. А «Золотой лев» достался Жану Нувелю за французский павильон. Как потом рассказывали, что премии я был обязан Lara Vinca Masini – историку-искусствоведу и архитектурному критику, которая яростно отстаивала эту этическую позицию у других четырёх членов жюри. Тогда тему бьеннале «Города. Меньше эстетики, больше этики» избрал директор выставки итальянец Массимилиано Фуксас. Куратором русского павильона тогда впервые был архитектурный критик Григорий Ревзин, который представлял свою концепцию «Руины Рая», и в рамках этой концепции – выставку работ архитектора Михаила Филиппова и Ильи Уткина. 

Моё появление на бьеннале, прежде всего, связано с выставкой «Меланхолия» 1995 года в галерее «Реджина». Основой выставки были сто фотографий, сделанные в Москве, ждущей перемен начала 90-х годов. Темой выставки были «Руины», созерцание умирания старой Москвы, рождающее мысли о гибели культуры уходящего столетия. Этическое отношение к культурному наследию было темой моей экспозиции под общим названием «Стратиграфия метрополиса». Она располагалась в нижней части русского павильона. В одном зале была часть выставки «Меланхолия», в другом была инсталляция «Кора земли», представляющая собой тяжелую каменную глыбу с награвированным на ней планом Москвы - пласт земли, как произведение искусства, вырезанный из центра города. И инсталляция «монумент времени», состоявшей из 8 офортов, представляющих последовательные наслоения линий и самой офортной доски. Через художественный акт я призывал любить свой город таким, какой он есть.

На призыв «Меньше эстетики, больше этики» Фуксас дал ответ своей экспозицией в павильоне «Арсенал». В ней новые технологии и современная архитектура спасали погибающий мир. Нужно отметить, что экспозиция «Русского павильона» воинственно спорила с концепцией Фуксаса. И в пику теме мощная инсталляция Михаила Филиппова, представляющая авторский неоклассический стиль, была ни на что не похожа и была очень красива. На следующий день после раздачи премий к нам зашёл сам Жан Нувель, улыбался и долго всё рассматривал, потом попросил подписать каталоги, а когда ушёл мы хорошенько «обсудили» его павильон, в действительности очень похожий на произведения русского соц-арта конца 80-х годов. Эти весёлые патриотические настроения за бокалом вина были подпорчены появлением русской делегации во главе с Владимиром Иосифовичем Ресиным. Григорий Ревзин первый отстрелялся и доложил, потом Филиппов показал свою экспозицию. А я, как ни старался, но так и не смог объяснить смысл выставки, в чём заключается любовь к собственному городу и зачем я фотографировал руины, когда в Москве есть много хороших и красивых домов. Чуть позже на званом обеде меня как «петрушку-лауреата» посадили напротив Ресина, и у нас продолжился разговор уже о Венеции, и я пробовал объяснить секреты её красоты, и получил категорическое несогласие собственным доводам, и мало того, услышал, что московский строительный комплекс собирается предлагать свою помощь мэру Венеции в капитальном ремонте его жилого фонда. И тут я перетрухнул не на шутку, и я понял, какое счастье что мы «проскочили» на этот раз. Сейчас вспоминается только хорошее. Не было давления власти, и кураторство было не слишком навязчиво, и мы сделали, что хотели сделать.

Тема автора, куратора и власти очень зыбкая и противоречивая.
Когда в далёкой молодости мы с Сашей Бродским делали конкурсы, ничего не боялись и выигрывали, у нас не было ни цензуры, ни кураторов. Когда позже мы ездили по заграницам, делали выставки и инсталляции, их тоже не было. Нам повезло и ведь мы тогда «проскочили». Но времена изменились и видимо сейчас без кураторов никак нельзя. Конечно одно дело авторские выставки, а другое – русский павильон с его патриотическим подтекстом. Павильон представляет Россию. Сегодня Россия – отсталое во всех отношениях государство – и не может конкурировать с развитыми странами ни в социальной политике, ни в одной области экономического развития. Страна находится на нижней ступени «технической революции». Единственное, что у нас есть и чем можно гордиться – это культура, историческое наследие, и люди, их творческий человеческий потенциал, реальное творчество авторов. 

Но смысл патриотизма каждый понимает по-своему.
Тогда возникает вопрос, кто более патриотичен? Строительный комплекс, представляющий деньги и власть, дающий квадратные километры жилья, или кучка интеллигентов из «Архнадзора» пытающихся сохранить маленький исторический домик. Почему в этой стране так важна победа в футбольном матче и не важно, кто победит, «Газпром-Сити» или исторический Петербург? Почему российские власти так боятся автора и предпочитают иметь дело с обезличенной массой проектировщиков, а в конкурсе и без конкурса всегда выигрывает проект от иностранной «звезды»? 

Понимание патриотизма в каждом конкретном случае оказывается определяющим. Для меня это произошло в Голландии на торжественном открытии въезда «Портал» в керамический центр Ден-Боша, который мы делали с Сашей Бродским, и там не было русских делегаций. Тогда ко мне подошёл местный житель, седой старик, и сказал: «Мы воевали против вас, русских, мы вас всегда боялись и не любили, но то, что вы сделали для нас – мне нравится, и я сейчас уже думаю о вас иначе…». Вероятно, победа в спорте  вызывает более простое проявление чувств патриотизма, но нужно ли во что бы то ни стало превратить русский павильон в «Олимпиаду в Сочи» или в «Евровидение»? Все эти вопросы не проблема для выбранных на этот раз авторов. Им нужно только поверить и они ответят на сегодняшнюю тему, поставленную бьеннале, и прекрасно всё устроят, и сделают свою работу. Им нужно только не мешать!


11 Марта 2010

author pht

Автор текста:

Илья Уткин
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: XII Архитектурная биеннале в Венеции, Российский павильон на XII биеннале в Венеции

Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.