English version

Жук улетел

История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

30 Апреля 2021
mainImg
Проект:
Офисный центр “Beetle”
Россия, Москва, Жуков проезд, д.8

Авторский коллектив:
Никешкин С., Железко Е., Кузнецов К., Лоцман Т, Хоролец А., Рамонова В. 

2019

Заказчик – девелоперская компания Coldy
0 Проектом офисного центра Beetle архитекторы АБ «Крупный план» под руководством Сергея Никешкина занимались в течение двух лет, в 2019–2020 годах, по заказу компании Coldy. Проект пережил в своем развитии несколько стадий, из которых три основные связаны с вопросом, сохранять или не сохранять здание «холодильника» – кирпичный промышленный ангар начала XX века. И если сохранять, то в каком формате. 
Здание «холодильника» на момент начала проектирования. Офисный центр “Beetle”. Фотофиксация. Западный фасад
Фотография: Проектное бюро «Крупный План»

Участок вытянут вдоль Жукова проезда между железной дорогой Павелецкого направления и Дербеневской улицей; в восточной части он узкий, в западной, где стоит «холодильник», почти квадратный в плане – широкий. Проект БЦ с самого начала состоял из двух частей: реконструкция «холодильника», по данным на начало 2020 года, должна была составить первую очередь, строительство новых офисных корпусов – вторую. 
Офисный центр “Beetle”. Контуры участка
© Проектное бюро «Крупный План»
Здание начала XX века
«Холодильник» – крупный параллелепипед с основанием 40 х 45 м, с оформленным фронтонами повышением по центральной оси, – был почти полностью лишен окон, поскольку они нарушают термоизоляцию, необходимую для равномерного охлаждения, которое здесь осуществлялось через циркуляцию воздуха между этажами. Естественным светом была освещена только лестница главного входа под башенкой на западном фасаде, но все здание было декорировано в духе «промышленного романтизма»: имитациями окон с объемными сандриками, балясинами, консолями, – все вместе визуально разделяло объем на элементы, организованные в симметричную композицию, и успешно боролось с инертностью формы.

Впоследствии лестничный витраж  был заложен и пробито несколько неряшливых окон поверх декора. Кирпичные фасады прямо поверх кладки покрыли желтой теплоизоляционной пеной, издали похожей на лишайник. 
Здание «холодильника» на момент начала проектирования. Офисный центр “Beetle”. Фотофиксация. Северный фасад
© Проектное бюро «Крупный План»

По сведениям Архнадзора, здание в Жуковом проезде построило акционерное общество «Астраханский холодильник». Строительство, вероятно, было начато в 1915–1916 годах, когда общество купило участок, но закончено уже после революции.
 
Между тем промышленный холодильник в Павелецкой промзоне был не один: отчасти архитектура кирпичного здания перекликается с другим кирпичным ангаром, расположенным в 400 метрах к западу по адресу Дубининская улица, 41с4 (автор заявления для постановки его на охрану Александр Фролов датировал этот, соседний, холодильник, 1905–1912 годами и даже с некоторой вероятностью атрибутировал его как работу мастера северного модерна Федора Федоровича фон Постельса; о проекте с его сохранением см. здесь). 
 
Реконструкция: версия 1
Первая из предложенных архитекторами «Крупного плана» версий реконструкции была самой деликатной по отношению к постройке начала XX века, которая, согласно проекту, должна была радикально сменить свою функцию. Так как холодильному ангару окна вредны, а офисам, напротив, совершенно необходимы, архитекторы предложили проделать в стенах широкие проемы, но прикрыть их полосатыми керамическими сетками. Издали объем выглядел бы цельным и сохранял подобие себя прежнего, монументального. Все детали, а здесь они светлые на кирпичным фоне, предполагалось вычинить и восстановить, а ряды вертикальных нишек превратить в настоящие окна. 
Офисный центр “Beetle”. 1 этап, 1 очередь
© Проектное бюро «Крупный План»
Офисный центр “Beetle”. 1 этап, 1 очередь
© Проектное бюро «Крупный План»

В расширенном подвальном ярусе поместилась парковка, а невысокие объемы общественных пространств, заменившие собой поздние пристройки советской фабрики мороженого, авторы решили подчеркнуто брутально: с черными фасадами и выступами круглых «труб». 
  • zooming
    1 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 1 этап, 1 очередь
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    2 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 1 этап, 1 очередь
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    3 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 1 этап, 1 очередь. План на отм. 0.000
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    4 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 1 этап, 1 очередь. План на отм. +3.900
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    5 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Разрез 2-2
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    6 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Разрез 1-1
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    7 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. План площадки для размещения оборудования на отм. +19.650 (0.000=124,09)
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    8 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. План 4 этажа на отм. +10.200 (0.000=124,09)
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    9 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. План 3 этажа на отм. +7.050 (0.000=124,09)
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    10 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. План 2 этажа на отм. +3.900 (0.000=124,09)
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    11 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. План 1 этажа на отм. 0.000 (0.000=124,09)
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    12 / 12
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. План -1 этажа на отм. -3.800 (0.000=124,09)
    © Проектное бюро «Крупный План»
 
 
Новые корпуса: 1 вариант, 2 очередь
Новые офисные корпуса БЦ Beetle планировалось расположить в узкой восточной части, вдоль проезда, к востоку от «холодильника». Реконструкция должна была составить 1 очередь, новое строительство – 2 очередь проекта. На новые корпуса заказчик провел в 2019 году закрытый конкурс, в котором участвовали DNK ag, АБ «Остоженка» и еще несколько бюро. Концепция «Крупного плана» выиграла конкурс и впоследствии сохранила свою образность на всех стадиях, пока бюро участвовало в проекте. 
  • zooming
    1 / 3
    Офисный центр “Beetle”. 1 этап, 2 очередь. Конкурсный проект, макет
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    2 / 3
    Офисный центр “Beetle”. 1 этап, 2 очередь. Конкурсный проект, макет
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    3 / 3
    Офисный центр “Beetle”. 1 этап, 2 очередь. Конкурсный проект, макет
    © Проектное бюро «Крупный План»

Итак. Обтекаемые угольно-черные объемы составлены из гибких поэтажных лент, отступающих в глубину вверху и внизу: в первом случае освобождается место для террас, плавно повышающихся к эксплуатируемой кровле, во втором – для тротуаров и прилегающего благоустройства, причем местами, в створе поперечной пешеходной улицы-сквера, консоли были поддержаны тонкими черными металлическими колоннами. А отступы террас деликатно скрадывали высоту: издали верхние этажи не отличаются от остальных, а вблизи их не видно и высота улицы кажется меньшей, чем есть на самом деле. 
Офисный центр “Beetle”. 3 этап, 2 очередь
© Проектное бюро «Крупный План»

Как и полагается в офисных зданиях, стекла много, хотя несмотря на скругленные контуры объемов моллирования не предполагалось и ломаный контур стеклянных этажей напоминал некий транспортер, поворачивающий на углах в рамках направляющих. Распределение стекла на фасадах зависит от инсоляции – в северных частях, где света меньше, витражей больше.
Офисный центр “Beetle”. 5 этап. Схемы инсоляции
© Проектное бюро «Крупный План»

Межэтажные ленты из черного металла, редкие вертикали – из темной керамики, уложенной внахлест и похожей на средневековую чернолощеную черепицу. Все вместе работает на впечатление отчасти «геологическое», поскольку ленты этажей выступают и отступают наподобие какой-то сланцевой породы, и, с другой стороны, промышленное, что считывается как логичная контекстуальная отсылка в истории места. В общем-то здания выглядят как механизм, какой-то конвейерный узел, но при этом блестят, как на солнце, так и внутренней подсветкой – так что это, определенно, какой-то постиндустриальный конвейер, не лишенный гламура в сочетании с толикой актуальной брутальности. Ощущение поддержано зимними визуализациями – впрочем, по словам архитекторов, сезон был выбран заказчиком: «потому что у нас 2/3 года зима». 
Офисный центр “Beetle”. 3 этап. Визуализация со стороны Жукова проезда
© Проектное бюро «Крупный План»

К гибким контурам объемов авторы пришли отчасти из-за особенностей участка, – рассказывает Сергей Никешкин. На территории расположено два круглых колодца глубокой канализации, диаметром около 6 м. Перенести их на другое место невозможно, колодцы пришлось обходить, так возникла идея ступенчатого консольного отступа. Над колодцами архитекторы задумывали круглые фонтаны с тонким слоем рециркулируемой воды.
 
Здесь обходы колодцев показаны на примере последнего, пятого варианта проекта, где новые корпуса заняли весь участок, но морфология зданий наследует принципы 1 варианта 2 очереди: 
zooming
Схема формообразования. Офисный центр “Beetle”. 5 этап (в котором новые корпуса занимают весь участок). Северный фасад
© Проектное бюро «Крупный План»

Черно-стеклянные, обтекаемо-граненые, издали несколько «пузатые» корпуса, помимо очевидной «промышленной» образности, могут также показаться интерпретацией романтического и в то же время контекстуального названия Beetle / Жук. Стекла на поворотах – как прозрачные крылья, черные обрамления как хитиновые закрылки, а вечернее свечение напоминает о светлячках. Сравнение, конечно, не буквальное, но сходство уловить можно. Как будто гигантский металлический жук-трансформер приземлился рядом со старым кирпичным ангаром. Соседство было обыграно как контраст старого и нового: холодильник вдвое меньше по высоте, кирпичный, угловатый, детали белые – новые офисные корпуса высокие (49 м), черные, стеклянные, обтекаемые. 
  • zooming
    1 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап. Северный фасад
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    2 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап, 2 очередь. Входная группа
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    3 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап. Паркинг
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    4 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап. План 1 этажа на отм. 0,000
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    5 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап. План 5 этажа на отм. +15,000
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    6 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап. План 12 этажа на отм. +40,500
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    7 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап. План 13 этажа на отм. +43,800
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    8 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап. План кровли
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    9 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап. Разрез 1-1
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    10 / 10
    Офисный центр “Beetle”. 3 этап. Узлы
    © Проектное бюро «Крупный План»
  
  
Реконструкция: 2 вариант
Во втором варианте реконструкции холодильник «почернел» в деталях и подрос – то и другое по просьбе заказчика, первое ради перекличек с современными корпусами, второе ради площадей, добавленных в верхнем этаже стеклянной мансардой. Не были приняты и предложенные архитекторами для маскировки окон решетки: окна стали просто-окнами. Но здание, хоть и утратившее значительную часть сходства с историческим, проявившее свою новую функцию, в феврале 2020 года все еще предполагалось сохранить.
  • zooming
    1 / 8
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Визуализация северного фасада
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    2 / 8
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Визуализация южного фасада
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    3 / 8
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Визуализация восточного фасада
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    4 / 8
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Визуализация западного фасада
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    5 / 8
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Южный фасад
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    6 / 8
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Западный фасад
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    7 / 8
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Северный фасад
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    8 / 8
    Офисный центр “Beetle”. 2 этап. Схема генплана
    © Проектное бюро «Крупный План»
 
  
Последняя версия
В первой половине 2020 года заказчик попросил АБ «Крупный план» предложить вариант без сохранения: новые корпуса с уже заданной морфологией распространились на весь участок. 
  • zooming
    1 / 7
    Офисный центр “Beetle”. 1 этап
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    2 / 7
    Офисный центр “Beetle”. 5 этап
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    3 / 7
    Офисный центр “Beetle”. 5 этап
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    4 / 7
    Офисный центр “Beetle”. 5 этап. План 6 этажа корпус 1
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    5 / 7
    Офисный центр “Beetle”. 5 этап
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    6 / 7
    Офисный центр “Beetle”. 5 этап.
    © Проектное бюро «Крупный План»
  • zooming
    7 / 7
    Офисный центр “Beetle”. 5 этап. Схема пешеходного движения
    © Проектное бюро «Крупный План»

 
На этом участие архитекторов «Крупного плана» в проекте закончилось, затем появилось две совершенно других концепции уже под названием не Beetle, а Taller. Один проект, анонсированный летом 2020, называется Taller loft и позиционируется уже как ЖК, точнее как мультифункциональный комплекс, объединяющий жилье и офисы. Авторов проекта на его официальном сайте нам не назвали, сославшись на то, что «проект Taller Loft ещё не в продаже». Новый проект появился, судя по всему, летом, а снос «холодильника» начался в октябре: 07.10 ДКН отказал зданию в охранном статусе, 16.10 появилась статья Архнадзора, через неделю – несколько статей противоположной направленности (вотвот и вот). Второй проект, судя по всему появившийся недавно и представленный сейчас на сайте девелопера – в виде двух офисных призм, сочетающих кирпичные вертикали с преобладающим стеклом; от «холодильника» в нем – башня перед западным фасадом, сложно сказать, сохраненная или (что вероятнее) реконструированная. 

***

Надо сказать, что трансформации проекта Beetle вписываются во многие  современные тенденции, даже могут быть поняты как некий эталон поэтапного развития: сначала максимальное сохранение, потом компромиссное сохранение, потом современное строительство, потом новый проект, совмещенный с жильем. История в некотором роде даже повторяет, в миниатюре, историю освоения Павелецкой промзоны: некоторое время назад она была территорией новых офисов и редевелопментов старых заводов. Сюда водили на экскурсии в первые орденоносные примеры реконструкций фабрик с сохранением старых кирпичных корпусов. За последние годы преобладающая типология новых проектов сменилась на жилую, а масштаб – на огромный. К югу от южной границы БЦ Beetle, на территории, когда-то принадлежавшей немецкой химической фабрике «Фарбверке», компания ПИК проектирует высотный жилой комплекс, а в трехстах метрах к северу, на Летниковской улице тоже начато строительство крупного ЖК для МРК Пионер. История проектирования БЦ Beetle: от «лофтового» редевелопмента с сохранением исторического здания к новой застройке с некоей долей (мы не знаем какой) типологии жилья в целом похожа на тенденции, свойственные всей промзоне в целом. 

Надо сказать, что «холодильникам» не очень везет в плане реконструкции, вероятно, потому, что это не простые цеха, а здания без окон, требующие достаточно серьезного вмешательства для смены функции. Необходимость пробивки стен сама по себе радикально их трансформирует, а значит, ставит под вопрос и необходимость сохранения: с памятниками ведь как – либо сохраняем все, либо не даем статуса памятника. Тем не менее сам по себе опыт проектирования, включающий попытку сохранить не только части стен и объем, но и, особенно в первом варианте, образ здания начала XX века вызывает интерес и уважение. Но очевидно, что задача была сложной, в том числе и в отношении к рынку. Поэтому, наверное, неудивительно, что Beetle не прижился в Жуковом проезде.
Проект:
Офисный центр “Beetle”
Россия, Москва, Жуков проезд, д.8

Авторский коллектив:
Никешкин С., Железко Е., Кузнецов К., Лоцман Т, Хоролец А., Рамонова В. 

2019

Заказчик – девелоперская компания Coldy

30 Апреля 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Похожие статьи
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.