English version

На грани между авангардом и постконструктивизмом

Проект реконструкции АТС на Зубовской площади с сохранением части подлинных фасадов.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Октября 2018
mainImg
Архитектор:
Павел Андреев
Проект:
Реконструкция здания на Зубовской площади
Россия, Москва, Зубовская площадь, вл.3, стр.1, 3

Авторский коллектив:
П. Ю. Андреев (руководитель), А. Е. Пахомов, П. И. Балабанова, Т. О. Ермолаева, О. Е. Картовицкая

2016

Заказчик: ОАО «РОНИН Траст»
Д. У. ЗПИФ недвижимости «Цитадель»
Первое здание АТС на Зубовской площади появилось в 1930 году, совсем небольшое. Более крупный, семиэтажный корпус, обращенный к Садовому кольцу, был построен по проекту Касьяна Соломонова к 1939. Пилонада в центре фасада помогает ему «держать» площадь и делает не слишком похожим на телефонную станцию, поскольку между треугольными пилонами довольно много окон, и они существуют с 1930-х годов. Пилоны также задают преобладание вертикалей и подчеркивают принадлежность фасада архитектора Соломонова к так называемому постконструктивизму. С другой стороны, фланкирующие пилонаду квадратные ниши, также со всей определенностью связывающие здание с архитектурой тридцатых, несут дополнительную нагрузку – напоминают о более знаменитом соседе, Академии имени Фрунзе Руднева и Мунца (1932-1934), ансамблево подчеркивая их соседство, служа, скажем так, представителем архитектуры 1930-х, времени, когда район Девичьего сквера интенсивно застраивался, в ряду пестрой, в то время дворянски-мещанской, застройки Садового кольца. АТС на Зубовской выглядит «головой» «клина» раннесталинских зданий, который расширяется в сторону Новодевичьего монастыря, сливаясь с застройкой 1920-х и прорастая из ее. Возможно, поэтому оно оказалось столь пышно декорированным несмотря на техническую функцию.

Удивительно было бы снести такое здание, и Павел Андреев, архитектор, работавший над реконструкцией таких памятников архитектуры, как Манеж, ГУМ и Детский мир, предложил сохранить два внешних фасада АТС несмотря на отсутствие у нее осхранного статуса. Функция же радикально меняется, – сейчас, как известно, это судьба многих АТС в Москве, цифровым технологиям не нужны большие коробки, их сменяют гостиницы и жилые дома, причем истории этих приспособлений очень разные (со сносом и без, см. например раз и два). В данном случае собственно телефонная станция сохранится на участке, но уместится в небольшом корпусе 1930 года постройки в глубине двора, а ее место займет отель. Следовательно, требуется замена «начинки» здания, появление подземной парковки и увеличение высоты нижнего общественного этажа.
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Внешние фасады корпуса, выходящего на Садовое кольцо, согласно проекту сохраняются подлинными (сейчас здание затянуто сеткой, но судя по всему, стены за ней целы), но приобретают вместо серого цвета несколько более оптимистичную окраску в духе одновременно сталинской и авангардной архитектуры – основной тон палевый, теплый светло-серый, второй кирпично-красный, почти бордовый: им отмечен аттик, контуры балконов, поля квадратных ниш. «Предлагая новое цветовое решение и вводя красный цвет, мы хотели, с одной стороны, сделать фасад более заметным, а с другой – подчеркнуть его близость постройкам авангарда», – поясняет Павел Андреев. Окна в пилонаде увеличиваются по высоте, сама она, будучи подчеркнута светлым оттенком, визуально выступает вперед и становится больше похожей на портик. Вверху появляется невысокий технический этаж, связанный с новой функцией здания.
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Существующая ситуация, развертка
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Проект, развертка
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Первый этаж, высота которого увеличена до 5,25 м, сохранит зигзагообразный контур 1930-х, вторящий треугольным контурам ребер-пилонов, но получит, сохранив конструктив, подходящую для гостиницы каменную облицовку с большими безрамными стеклами. Примерно две трети первого этажа займет ресторан, треть – лобби отеля. В первом этаже зигзаг исторической стены придает внутренним пространствам дополнительное преимущество при расстановке столиков в образующихся эркерах; на плане минус-первого этажа хорошо видно, что фундамент исторической зигзагообразной стены не включен в состав несущей конструкции, каркас и стены новой «начинки» отеля отступают в глубину. Тот же прием повторен и в верхних этажах – внешняя, историческая стена не нагружена, напротив, опоры каркаса, установленные вдоль контура стен, протягивают к ней поддерживающие балки.
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 4 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 1 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Первый подземный этаж занят техническими помещениями ресторана и гостиницы, а небольшая парковка расположена ниже. В невысоком корпусе вдоль Дашкова переулка нашлось место для фитнес-центра и одного апартамента, не слишком большого, 83 м2. К слову, боковые крылья реконструируются более радикально – западный корпус должен быть разобран и восстановлен в тех же параметрах с имитацией, маленький восточный также будет построен заново, но с современными фасадами – это единственное место, где они обращены «лицом» к городу.
Реконструкция здания на Зубовской площади. План -1 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Современно и в той же манере решены фасады внутреннего двора: тонкие горизонтальные полоски керамики RAL светло-бежевого цвета. Новый одноэтажный объем с большими витражами, продолжающий лобби гостиницы внутри двора, также покрыт керамикой, но ее полосы широкие, вертикальные и темно-бордовые – таким образом современные части вторят предложенной расцветке исторических фасадов и перефразируют их. Два цвета керамики дополнены вставками, имитирующими деревянные панели.
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади.
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Первоначально планировалось, что отель будет управляться сетью Mariott, затем было решено передать его сети AccorHotels. В гостинице 119 номеров, за редким исключением однокомнатных, общей площадью 750 м2, большие номера на верхнем седьмом этаже с видом на Садовое кольцо.

Авторы проекта – а это был первый для них опыт – предложили имидж-концепцию интерьеров гостиницы в духе произведений авангарда: зона ресепшн, вдохновленная вещами Любви Поповой, ресторан и бар в стилистике Варвары Степановой, номера и коридоры из Малевича и Родченко – затронули все, включая не только покрывала и ковролин на полу, но и форменную одежду персонала, и посуду. С фотографиями спортсменов 1920-х в тренажерном зале и бассейне.
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Энергия авангарда с его стремлением к освоению всех областей жизни – благоприятная область для дизайна. Огромный материал позволяет погрузить постояльцев в настроение и культуру «эпохи».

Впрочем заметим, что здание завершено в 1939, оно позже авангарда и чем-то (возможно, масштабом, объемом и симметрией) напоминает гостиницу «Москва».

И хотя для 1930-х характернее лепнина на потолке и бронзовые люстры, тем интереснее идея авторов проекта «повернуться к истокам», нарушить последовательность, подчеркнув близость авангарда. Вообще говоря, в этой вольности и нарушении (для нас, людей твердо знающих, что конструктивизм и постконструктивизм скорее антагонисты) заключается иной вид взгляда на историю: нередко мы забываем, что супер-насыщенные 1920-е и 1930-е годы это всего лишь два десятилетия, сегодня столько же прошло с 1998 года. И если часть мастеров авангарда, действительно, не смогла принять реальность «пост», то другая часть приняла – случалось, то и другое делали одни и те же люди, хотя герои у двух направлений были, конечно же, разными.

Кроме того здание АТС, техническая постройка, по определению не подходящая для жилья и требующая ради своего сохранения не только вдумчивых инженерных мер, но и образного «обоснования», возможно, такую вольность допускает. Иными словами, какая разница по «гамбургскому счету» сохранения наследия, превратить ли бывшую АТС в раннесталинский микродворец, или погрузить в феерию более раннего времени – то и другое будет допущением, поскольку функция утрачена, а настаивать на ее сохранении не представляется возможным.

Имидж-концепция воодушевила заказчика, проект был принят, утвержден и согласован, но, как это сейчас нередко случается, на этом взаимоотношения между сторонами прекратились и сюжет развивается сегодня без участия авторов. Рабочая документация, проекты интерьеров, контроль за строительством – все передано организациям, не имевшим отношения к созданию проекта. В ситуации отсутствия внимания к авторским правам и авторского надзора остается лишь надеяться на бережное отношение к проекту и на приемлемый результат. Все же центр города. 
Реконструкция здания на Зубовской площади. Ситуационный план
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План -2 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 5 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 3 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 2 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 7 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 6 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План кровли
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Разрез 2-2
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Разрез 1-1
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Архитектор:
Павел Андреев
Проект:
Реконструкция здания на Зубовской площади
Россия, Москва, Зубовская площадь, вл.3, стр.1, 3

Авторский коллектив:
П. Ю. Андреев (руководитель), А. Е. Пахомов, П. И. Балабанова, Т. О. Ермолаева, О. Е. Картовицкая

2016

Заказчик: ОАО «РОНИН Траст»
Д. У. ЗПИФ недвижимости «Цитадель»

10 Октября 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Зубчатые террасы
Концепция реконструкции красильного цеха бывшей фабрики Цинделя под лаборатории завода «Мосавтостекло» сохраняет и освежает здание начала века, интересным образом решая силуэт его верхнего этажа.
Сохранить «Холодильник»
Проект-концепция, предусматривающая сохранение неохраняемого здания ангара-холодильника на Дубининской улице, в самой середине интенсивно развивающейся Павелецкой промзоны.
Vis-a-vis с парком
Конкурсный проект мастерской «Гран» для Малой Трубецкой улицы – авторское видение того, каким мог бы быть клубный дом в плотном и обязывающем окружении. Два корпуса трактованы как объёмные рамы квартир, смотрящих на парк.
Павел Андреев: «Не хочу заниматься проектами, которые...
Мастерской «Гран» Павла Андреева в 2016 году исполнилось 10 лет, а работе архитектора в Моспроекте-2 – 20. Говорим о бюро «Гран», о Большом театре и Детском мире, и о том, почему архитектор предпочитает работать в центре города, а не на окраинах.
Похожие статьи
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
В Пермском Политехе обучили искусственный интеллект...
В Пермском Политехе разработали интеллектуальную систему обработки изображений зданий, которая может определять цветовые закономерности архитектурных объектов. Технология поможет застройщикам многоквартирных домов эффективнее встраивать проекты в городское пространство.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.