На грани между авангардом и постконструктивизмом

Проект реконструкции АТС на Зубовской площади с сохранением части подлинных фасадов.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Октября 2018
mainImg
Архитектор:
Павел Андреев
Проект:
Реконструкция здания на Зубовской площади
Россия, Москва, Зубовская площадь, вл.3, стр.1, 3

Авторский коллектив:
П. Ю. Андреев (руководитель), А. Е. Пахомов, П. И. Балабанова, Т. О. Ермолаева, О. Е. Картовицкая

2016

Заказчик: ОАО «РОНИН Траст»
Д. У. ЗПИФ недвижимости «Цитадель»
Первое здание АТС на Зубовской площади появилось в 1930 году, совсем небольшое. Более крупный, семиэтажный корпус, обращенный к Садовому кольцу, был построен по проекту Касьяна Соломонова к 1939. Пилонада в центре фасада помогает ему «держать» площадь и делает не слишком похожим на телефонную станцию, поскольку между треугольными пилонами довольно много окон, и они существуют с 1930-х годов. Пилоны также задают преобладание вертикалей и подчеркивают принадлежность фасада архитектора Соломонова к так называемому постконструктивизму. С другой стороны, фланкирующие пилонаду квадратные ниши, также со всей определенностью связывающие здание с архитектурой тридцатых, несут дополнительную нагрузку – напоминают о более знаменитом соседе, Академии имени Фрунзе Руднева и Мунца (1932-1934), ансамблево подчеркивая их соседство, служа, скажем так, представителем архитектуры 1930-х, времени, когда район Девичьего сквера интенсивно застраивался, в ряду пестрой, в то время дворянски-мещанской, застройки Садового кольца. АТС на Зубовской выглядит «головой» «клина» раннесталинских зданий, который расширяется в сторону Новодевичьего монастыря, сливаясь с застройкой 1920-х и прорастая из ее. Возможно, поэтому оно оказалось столь пышно декорированным несмотря на техническую функцию.

Удивительно было бы снести такое здание, и Павел Андреев, архитектор, работавший над реконструкцией таких памятников архитектуры, как Манеж, ГУМ и Детский мир, предложил сохранить два внешних фасада АТС несмотря на отсутствие у нее осхранного статуса. Функция же радикально меняется, – сейчас, как известно, это судьба многих АТС в Москве, цифровым технологиям не нужны большие коробки, их сменяют гостиницы и жилые дома, причем истории этих приспособлений очень разные (со сносом и без, см. например раз и два). В данном случае собственно телефонная станция сохранится на участке, но уместится в небольшом корпусе 1930 года постройки в глубине двора, а ее место займет отель. Следовательно, требуется замена «начинки» здания, появление подземной парковки и увеличение высоты нижнего общественного этажа.
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Внешние фасады корпуса, выходящего на Садовое кольцо, согласно проекту сохраняются подлинными (сейчас здание затянуто сеткой, но судя по всему, стены за ней целы), но приобретают вместо серого цвета несколько более оптимистичную окраску в духе одновременно сталинской и авангардной архитектуры – основной тон палевый, теплый светло-серый, второй кирпично-красный, почти бордовый: им отмечен аттик, контуры балконов, поля квадратных ниш. «Предлагая новое цветовое решение и вводя красный цвет, мы хотели, с одной стороны, сделать фасад более заметным, а с другой – подчеркнуть его близость постройкам авангарда», – поясняет Павел Андреев. Окна в пилонаде увеличиваются по высоте, сама она, будучи подчеркнута светлым оттенком, визуально выступает вперед и становится больше похожей на портик. Вверху появляется невысокий технический этаж, связанный с новой функцией здания.
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Существующая ситуация, развертка
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Проект, развертка
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Первый этаж, высота которого увеличена до 5,25 м, сохранит зигзагообразный контур 1930-х, вторящий треугольным контурам ребер-пилонов, но получит, сохранив конструктив, подходящую для гостиницы каменную облицовку с большими безрамными стеклами. Примерно две трети первого этажа займет ресторан, треть – лобби отеля. В первом этаже зигзаг исторической стены придает внутренним пространствам дополнительное преимущество при расстановке столиков в образующихся эркерах; на плане минус-первого этажа хорошо видно, что фундамент исторической зигзагообразной стены не включен в состав несущей конструкции, каркас и стены новой «начинки» отеля отступают в глубину. Тот же прием повторен и в верхних этажах – внешняя, историческая стена не нагружена, напротив, опоры каркаса, установленные вдоль контура стен, протягивают к ней поддерживающие балки.
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 4 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 1 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Первый подземный этаж занят техническими помещениями ресторана и гостиницы, а небольшая парковка расположена ниже. В невысоком корпусе вдоль Дашкова переулка нашлось место для фитнес-центра и одного апартамента, не слишком большого, 83 м2. К слову, боковые крылья реконструируются более радикально – западный корпус должен быть разобран и восстановлен в тех же параметрах с имитацией, маленький восточный также будет построен заново, но с современными фасадами – это единственное место, где они обращены «лицом» к городу.
Реконструкция здания на Зубовской площади. План -1 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Современно и в той же манере решены фасады внутреннего двора: тонкие горизонтальные полоски керамики RAL светло-бежевого цвета. Новый одноэтажный объем с большими витражами, продолжающий лобби гостиницы внутри двора, также покрыт керамикой, но ее полосы широкие, вертикальные и темно-бордовые – таким образом современные части вторят предложенной расцветке исторических фасадов и перефразируют их. Два цвета керамики дополнены вставками, имитирующими деревянные панели.
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади.
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Первоначально планировалось, что отель будет управляться сетью Mariott, затем было решено передать его сети AccorHotels. В гостинице 119 номеров, за редким исключением однокомнатных, общей площадью 750 м2, большие номера на верхнем седьмом этаже с видом на Садовое кольцо.

Авторы проекта – а это был первый для них опыт – предложили имидж-концепцию интерьеров гостиницы в духе произведений авангарда: зона ресепшн, вдохновленная вещами Любви Поповой, ресторан и бар в стилистике Варвары Степановой, номера и коридоры из Малевича и Родченко – затронули все, включая не только покрывала и ковролин на полу, но и форменную одежду персонала, и посуду. С фотографиями спортсменов 1920-х в тренажерном зале и бассейне.
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Энергия авангарда с его стремлением к освоению всех областей жизни – благоприятная область для дизайна. Огромный материал позволяет погрузить постояльцев в настроение и культуру «эпохи».

Впрочем заметим, что здание завершено в 1939, оно позже авангарда и чем-то (возможно, масштабом, объемом и симметрией) напоминает гостиницу «Москва».

И хотя для 1930-х характернее лепнина на потолке и бронзовые люстры, тем интереснее идея авторов проекта «повернуться к истокам», нарушить последовательность, подчеркнув близость авангарда. Вообще говоря, в этой вольности и нарушении (для нас, людей твердо знающих, что конструктивизм и постконструктивизм скорее антагонисты) заключается иной вид взгляда на историю: нередко мы забываем, что супер-насыщенные 1920-е и 1930-е годы это всего лишь два десятилетия, сегодня столько же прошло с 1998 года. И если часть мастеров авангарда, действительно, не смогла принять реальность «пост», то другая часть приняла – случалось, то и другое делали одни и те же люди, хотя герои у двух направлений были, конечно же, разными.

Кроме того здание АТС, техническая постройка, по определению не подходящая для жилья и требующая ради своего сохранения не только вдумчивых инженерных мер, но и образного «обоснования», возможно, такую вольность допускает. Иными словами, какая разница по «гамбургскому счету» сохранения наследия, превратить ли бывшую АТС в раннесталинский микродворец, или погрузить в феерию более раннего времени – то и другое будет допущением, поскольку функция утрачена, а настаивать на ее сохранении не представляется возможным.

Имидж-концепция воодушевила заказчика, проект был принят, утвержден и согласован, но, как это сейчас нередко случается, на этом взаимоотношения между сторонами прекратились и сюжет развивается сегодня без участия авторов. Рабочая документация, проекты интерьеров, контроль за строительством – все передано организациям, не имевшим отношения к созданию проекта. В ситуации отсутствия внимания к авторским правам и авторского надзора остается лишь надеяться на бережное отношение к проекту и на приемлемый результат. Все же центр города. 
Реконструкция здания на Зубовской площади. Ситуационный план
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План -2 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 5 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 3 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 2 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 7 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 6 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План кровли
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Разрез 2-2
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Разрез 1-1
© Архитектурная мастерская «ГРАН»


Архитектор:
Павел Андреев
Проект:
Реконструкция здания на Зубовской площади
Россия, Москва, Зубовская площадь, вл.3, стр.1, 3

Авторский коллектив:
П. Ю. Андреев (руководитель), А. Е. Пахомов, П. И. Балабанова, Т. О. Ермолаева, О. Е. Картовицкая

2016

Заказчик: ОАО «РОНИН Траст»
Д. У. ЗПИФ недвижимости «Цитадель»

10 Октября 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.