English version

На грани между авангардом и постконструктивизмом

Проект реконструкции АТС на Зубовской площади с сохранением части подлинных фасадов.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Октября 2018
mainImg
Архитектор:
Павел Андреев
Проект:
Реконструкция здания на Зубовской площади
Россия, Москва, Зубовская площадь, вл.3, стр.1, 3

Авторский коллектив:
П. Ю. Андреев (руководитель), А. Е. Пахомов, П. И. Балабанова, Т. О. Ермолаева, О. Е. Картовицкая

2016

Заказчик: ОАО «РОНИН Траст»
Д. У. ЗПИФ недвижимости «Цитадель»
Первое здание АТС на Зубовской площади появилось в 1930 году, совсем небольшое. Более крупный, семиэтажный корпус, обращенный к Садовому кольцу, был построен по проекту Касьяна Соломонова к 1939. Пилонада в центре фасада помогает ему «держать» площадь и делает не слишком похожим на телефонную станцию, поскольку между треугольными пилонами довольно много окон, и они существуют с 1930-х годов. Пилоны также задают преобладание вертикалей и подчеркивают принадлежность фасада архитектора Соломонова к так называемому постконструктивизму. С другой стороны, фланкирующие пилонаду квадратные ниши, также со всей определенностью связывающие здание с архитектурой тридцатых, несут дополнительную нагрузку – напоминают о более знаменитом соседе, Академии имени Фрунзе Руднева и Мунца (1932-1934), ансамблево подчеркивая их соседство, служа, скажем так, представителем архитектуры 1930-х, времени, когда район Девичьего сквера интенсивно застраивался, в ряду пестрой, в то время дворянски-мещанской, застройки Садового кольца. АТС на Зубовской выглядит «головой» «клина» раннесталинских зданий, который расширяется в сторону Новодевичьего монастыря, сливаясь с застройкой 1920-х и прорастая из ее. Возможно, поэтому оно оказалось столь пышно декорированным несмотря на техническую функцию.

Удивительно было бы снести такое здание, и Павел Андреев, архитектор, работавший над реконструкцией таких памятников архитектуры, как Манеж, ГУМ и Детский мир, предложил сохранить два внешних фасада АТС несмотря на отсутствие у нее осхранного статуса. Функция же радикально меняется, – сейчас, как известно, это судьба многих АТС в Москве, цифровым технологиям не нужны большие коробки, их сменяют гостиницы и жилые дома, причем истории этих приспособлений очень разные (со сносом и без, см. например раз и два). В данном случае собственно телефонная станция сохранится на участке, но уместится в небольшом корпусе 1930 года постройки в глубине двора, а ее место займет отель. Следовательно, требуется замена «начинки» здания, появление подземной парковки и увеличение высоты нижнего общественного этажа.
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Внешние фасады корпуса, выходящего на Садовое кольцо, согласно проекту сохраняются подлинными (сейчас здание затянуто сеткой, но судя по всему, стены за ней целы), но приобретают вместо серого цвета несколько более оптимистичную окраску в духе одновременно сталинской и авангардной архитектуры – основной тон палевый, теплый светло-серый, второй кирпично-красный, почти бордовый: им отмечен аттик, контуры балконов, поля квадратных ниш. «Предлагая новое цветовое решение и вводя красный цвет, мы хотели, с одной стороны, сделать фасад более заметным, а с другой – подчеркнуть его близость постройкам авангарда», – поясняет Павел Андреев. Окна в пилонаде увеличиваются по высоте, сама она, будучи подчеркнута светлым оттенком, визуально выступает вперед и становится больше похожей на портик. Вверху появляется невысокий технический этаж, связанный с новой функцией здания.
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Существующая ситуация, развертка
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Проект, развертка
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Первый этаж, высота которого увеличена до 5,25 м, сохранит зигзагообразный контур 1930-х, вторящий треугольным контурам ребер-пилонов, но получит, сохранив конструктив, подходящую для гостиницы каменную облицовку с большими безрамными стеклами. Примерно две трети первого этажа займет ресторан, треть – лобби отеля. В первом этаже зигзаг исторической стены придает внутренним пространствам дополнительное преимущество при расстановке столиков в образующихся эркерах; на плане минус-первого этажа хорошо видно, что фундамент исторической зигзагообразной стены не включен в состав несущей конструкции, каркас и стены новой «начинки» отеля отступают в глубину. Тот же прием повторен и в верхних этажах – внешняя, историческая стена не нагружена, напротив, опоры каркаса, установленные вдоль контура стен, протягивают к ней поддерживающие балки.
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 4 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 1 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Первый подземный этаж занят техническими помещениями ресторана и гостиницы, а небольшая парковка расположена ниже. В невысоком корпусе вдоль Дашкова переулка нашлось место для фитнес-центра и одного апартамента, не слишком большого, 83 м2. К слову, боковые крылья реконструируются более радикально – западный корпус должен быть разобран и восстановлен в тех же параметрах с имитацией, маленький восточный также будет построен заново, но с современными фасадами – это единственное место, где они обращены «лицом» к городу.
Реконструкция здания на Зубовской площади. План -1 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Современно и в той же манере решены фасады внутреннего двора: тонкие горизонтальные полоски керамики RAL светло-бежевого цвета. Новый одноэтажный объем с большими витражами, продолжающий лобби гостиницы внутри двора, также покрыт керамикой, но ее полосы широкие, вертикальные и темно-бордовые – таким образом современные части вторят предложенной расцветке исторических фасадов и перефразируют их. Два цвета керамики дополнены вставками, имитирующими деревянные панели.
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Фасад
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади.
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Первоначально планировалось, что отель будет управляться сетью Mariott, затем было решено передать его сети AccorHotels. В гостинице 119 номеров, за редким исключением однокомнатных, общей площадью 750 м2, большие номера на верхнем седьмом этаже с видом на Садовое кольцо.

Авторы проекта – а это был первый для них опыт – предложили имидж-концепцию интерьеров гостиницы в духе произведений авангарда: зона ресепшн, вдохновленная вещами Любви Поповой, ресторан и бар в стилистике Варвары Степановой, номера и коридоры из Малевича и Родченко – затронули все, включая не только покрывала и ковролин на полу, но и форменную одежду персонала, и посуду. С фотографиями спортсменов 1920-х в тренажерном зале и бассейне.
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади
© Архитектурная мастерская «ГРАН»

Энергия авангарда с его стремлением к освоению всех областей жизни – благоприятная область для дизайна. Огромный материал позволяет погрузить постояльцев в настроение и культуру «эпохи».

Впрочем заметим, что здание завершено в 1939, оно позже авангарда и чем-то (возможно, масштабом, объемом и симметрией) напоминает гостиницу «Москва».

И хотя для 1930-х характернее лепнина на потолке и бронзовые люстры, тем интереснее идея авторов проекта «повернуться к истокам», нарушить последовательность, подчеркнув близость авангарда. Вообще говоря, в этой вольности и нарушении (для нас, людей твердо знающих, что конструктивизм и постконструктивизм скорее антагонисты) заключается иной вид взгляда на историю: нередко мы забываем, что супер-насыщенные 1920-е и 1930-е годы это всего лишь два десятилетия, сегодня столько же прошло с 1998 года. И если часть мастеров авангарда, действительно, не смогла принять реальность «пост», то другая часть приняла – случалось, то и другое делали одни и те же люди, хотя герои у двух направлений были, конечно же, разными.

Кроме того здание АТС, техническая постройка, по определению не подходящая для жилья и требующая ради своего сохранения не только вдумчивых инженерных мер, но и образного «обоснования», возможно, такую вольность допускает. Иными словами, какая разница по «гамбургскому счету» сохранения наследия, превратить ли бывшую АТС в раннесталинский микродворец, или погрузить в феерию более раннего времени – то и другое будет допущением, поскольку функция утрачена, а настаивать на ее сохранении не представляется возможным.

Имидж-концепция воодушевила заказчика, проект был принят, утвержден и согласован, но, как это сейчас нередко случается, на этом взаимоотношения между сторонами прекратились и сюжет развивается сегодня без участия авторов. Рабочая документация, проекты интерьеров, контроль за строительством – все передано организациям, не имевшим отношения к созданию проекта. В ситуации отсутствия внимания к авторским правам и авторского надзора остается лишь надеяться на бережное отношение к проекту и на приемлемый результат. Все же центр города. 
Реконструкция здания на Зубовской площади. Ситуационный план
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План -2 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 5 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 3 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 2 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 7 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План 6 этажа
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. План кровли
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Разрез 2-2
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Реконструкция здания на Зубовской площади. Разрез 1-1
© Архитектурная мастерская «ГРАН»
Архитектор:
Павел Андреев
Проект:
Реконструкция здания на Зубовской площади
Россия, Москва, Зубовская площадь, вл.3, стр.1, 3

Авторский коллектив:
П. Ю. Андреев (руководитель), А. Е. Пахомов, П. И. Балабанова, Т. О. Ермолаева, О. Е. Картовицкая

2016

Заказчик: ОАО «РОНИН Траст»
Д. У. ЗПИФ недвижимости «Цитадель»

10 Октября 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Зубчатые террасы
Концепция реконструкции красильного цеха бывшей фабрики Цинделя под лаборатории завода «Мосавтостекло» сохраняет и освежает здание начала века, интересным образом решая силуэт его верхнего этажа.
Сохранить «Холодильник»
Проект-концепция, предусматривающая сохранение неохраняемого здания ангара-холодильника на Дубининской улице, в самой середине интенсивно развивающейся Павелецкой промзоны.
Vis-a-vis с парком
Конкурсный проект мастерской «Гран» для Малой Трубецкой улицы – авторское видение того, каким мог бы быть клубный дом в плотном и обязывающем окружении. Два корпуса трактованы как объёмные рамы квартир, смотрящих на парк.
Павел Андреев: «Не хочу заниматься проектами, которые...
Мастерской «Гран» Павла Андреева в 2016 году исполнилось 10 лет, а работе архитектора в Моспроекте-2 – 20. Говорим о бюро «Гран», о Большом театре и Детском мире, и о том, почему архитектор предпочитает работать в центре города, а не на окраинах.
Похожие статьи
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.