English version

Тонкая игра

Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Павел Андреев
Проект:
ЖК «Дом Бакст»
Россия, Москва, Большой Козихинский, 13, стр. 1, 2, 15, стр. 1, 2

Авторский коллектив:
Руководитель проекта П.Ю. Андреев, ГАП О.В. Дрябжинский, ГИП С.С.Смирнов; А.Е. Пахомов

2015 — 2017 / 2017 — 2019
ЖК «Дом Бакст» – клубный дом, который достраивается сейчас рядом со сквером имени Михаила Булгакова на углу переулков Спиридоньевского и Большого Козихинского, в двух шагах от Патриарших прудов. Он разместился на месте двух домов: одного недорогого доходного 1900-1902 года постройки, другого – конструктивистского, 1920-х годов. Оба были расселены некоторое время назад, не имели охранного статуса, и снесены в 2016, но по требованию Москомнаследия в новой постройке должен был быть отчасти повторен один из домов, доходный, более старый.

Новый комплекс также состоит из двух подчеркнуто разных строений, но если оба разобранных дома были выстроены вдоль Большого Козихинского, поскольку в начале XX века улица развивалась линейно, – то теперь ситуация изменилась: после войны на углу Спиридоньевского переулка снесли дом, там возник Булгаковский сквер, и угол, завершающий Козихинский переулок, сместился. Поэтому новый дом поворачивает в глубину квартала, формируя северную границу сквера.
Схема взаимного расположениия объемов. ЖК Дом Бакст, проект
© АБ Гран

Будучи развернуты под прямым углом друг к другу, здания поменяли образ и значение, совершив, условно говоря, смысловую «рокировку». Корпус вдоль Козихинского, который занял место примерно полутора старых домов, повторяет оконные обрамления фасада 1902 года и его центрическую композицию с подъездом, витражом и подвышением посередине; от круглого окна осталась полуциркульная выемка. Но если дом-предшественник был примером, в общем-то, рядового для своего времени экономного строительства с неоштукатуренным кирпичным фасадом, то новый вариант тех же форм из-за каменных обрамлений окон получил явственный «французский» оттенок, кирпич стал не только воспоминанием о старом доме, но и признаком респектабельности.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    2 / 3
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    3 / 3
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран

Второй корпус вытянут вдоль сквера и поперечно улице, на которую выходит торцом. Выбранная для него стилистика в целом соответствует 1920-м и 1930-м, времени постройки второго дома-предшественника, хотя между ними нет никакого формального сходства – в новом доме ничего нет от лаконичного конструктивизма, он представляет собой вариант популярного в Москве последних десятилетий направления современного ар-деко. Небольшое отступление: представителей этого стиля, развившегося в «буржуазных» Америке и Европе 1930-х как некий противовес смелым поискам авангарда, в Москве 1930-х, строго говоря, почти нет – можно сравнивать с ним постконструктивизм и «сталинский ампир», но все же совпадение неточное, хотя бы по причине известной экономности города индустриализации. Было, было похожее, но все же «не так», как говорил классик.

Поэтому неудивительно, что в Москве 2000-х различные варианты ар-деко популярны: безусловно, многое объясняется тем, что они находят отклик в сердцах заказчиков и покупателей столичного центра, но в этом процессе также видится некий род компенсации упущенного стилевого направления. К тому же оно позволяет значительные вольности, к примеру, атектоничную «помпеянскую» трактовку ордера – и, с другой стороны, неплохо вписывается в контекст современной тяги к орнаменту, резьбе, пластике, всему, что насыщает поверхность фасада. В данном же случае в появлении «ардекошного» дома на месте конструктивистского ощущается определенная историческая логика, один дом 1920-х заменяют другим, апеллирующим к тому же периоду, но в широком диапазоне: если приглядеться, то дом как будто «растянут» во времени лет на сто с небольшим.
Южный фасад (со стороны сквера). ЖК Дом Бакст, проект
© АБ Гран

Самый яркий элемент комплекса – в прямом и переносном смыслах – живописные панно венчающих этажей. Их исполнила художник-монументалист Татьяна Кудрина методом многослойной ручной росписи по керамограниту, а мотив заимствован из театральной ширмы Льва Бакста к балету «Полуденный отдых фавна», поставленного Дягилевым в Париже в 1912 году. Это уже не модерн, но и не вполне неоклассика, а в получившихся панно прочитываются ноты и Густава Климта, и Макса Клигера, а при взгляде снизу, с улицы, вверх – москвичу они обязаны, конечно, напомнить «Метрополь», хотя там – майолики Врубеля и появились они на 10 лет раньше, чем ширма Бакста. Но дом в итоге получил поэтическое название, которое вовсе не было придумано маркетологами, а произошло именно от предложенных архитектором Павлом Андреевым панно – ЖК «Бакст».

Панно сопровождены орнаментами, некоторые из которых напоминают Кандинского, некоторые Билибина, а третьи, на ризалитах, так и вовсе представляют собой реплики византийского мозаичного декора. В данном случае они образуют своего рода легкую живописную корону, пламенеющее венчание, как следует из авторских эскизов, где объем дома тянется к венку пейзажей аттикового яруса.
  • zooming
    1 / 6
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    2 / 6
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    3 / 6
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    4 / 6
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    5 / 6
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    6 / 6
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран

Металлические обрамления цвета зеленоватой патинированной бронзы, напоминают венские оранжереи и пассажи XIX века. Они подчиняют себе образность аттикового этажа и центральной части с вытянутыми декоративными колонками – в этих частях, акцентированных по центральной оси двух фасадов, узкого стройного уличного и широкого, обращенного к скверу и обрамленного двумя ризалитами южного «паркового», расположены гостиные, в том числе двусветные. В доме, к слову сказать, предусмотрены и двухуровневые квартиры, в верхних частях ризалитов.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    2 / 3
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    3 / 3
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран

Все вместе больше всего напоминает эпоху расцвета и декаданса, предмет ностальгии – время перед Первой мировой «около 1913 года», – когда модерн, «Вишневый сад», и даже расцвет «Мира искусства» уже в прошлом, но еще недалеко, когда уже появилась абстрактная живопись, но не все еще в курсе. Это время шляпок с вуалью, духов, пудры, театра, конфетных коробок; и фотографий, желтоватых, но очень четких – их воспроизведения столь часто встречаются в современных краеведческих изданиях, многие скучают по ним, по 1913 году как по утраченному Золотому веку. Ностальгическую ноту архитекторы понимают хорошо и сопровождают проект иллюстрацией, напоминающей выцветший старый отпечаток, окутывая дом романтикой вменённых воспоминаний, формируя слои восприятия, и в то же время как будто проверяя – похоже ли? Удалось ли вписаться?
ЖК Дом Бакст, проект
© АБ Гран

И удалось, и похоже, но как-то ускользает основной прообраз. Возможно потому, что его нет, а дом собран из нескольких слоев, разделенных примерно веком. Один из таких слоев – разобранный конструктивистский дом по Большому Козихинскому: во-первых, у него было два симметричных ризалита, во-вторых, их окна были тонкими, вертикальными, всё как и здесь. Удивителен сам факт их появления: если тот дом действительно был построен в 1920 году, то они могли быть «пережитком» 1910-х, или их могли пристроить в начале 1930-х, уже как элемент постконструктивизма. Этот структурный элемент старого дома получает отклик в новом корпусе – а не только окна доходного дома, как просили в МКН.

Все это довольно непросто, необходимо не только знать и любить историю и фактуру эпохи, но и иметь практический опыт реализации подобных реплик: такой опыт у авторов есть, вспомним, к примеру, фасад гостиницы «СтандАРТ» на Страстном бульваре, в котором использованы элементы из увражей Петра Дмитриевича Барановского. Подобные знания, позволяющие оперировать аллюзиями, определенно есть. На риелторском сайте архитектор – а заметим, это тот случай, когда заказчик достаточно подробно представил автора на сайте дома – Павел Андреев назван «самым тонким стилизатором из современных московских архитекторов». Что ж, с этим можно согласиться. Здесь партитура сыграна на нескольких темах, и одна из них – современный декоративный стиль, на который указывают прежде всего каменные филенки с резным растительным орнаментом.

Два элемента выполняют роль главных связующих звеньев – это деликатно рустованный горизонталями каменный первый этаж, общий у двух корпусов; камень в нем темнее, чем а основной, орнаментированной, части. Второй вид «клея» – уже упомянутые «медно»-металлические части: аттиковые этажи объединены металлом и цветными вставками. Металл появляется и в стыках между корпусами, разделяя и в то же время объединяя согласно логике периметрально-квартального морфотипа застройки.

Арки ведут в небольшой двор, площадью около 550 м2, типичный квартальный двор исторического города. В нем запланировано многоуровневое благоустройство с помостом, деревом в центре и пышной зеленью на высоких постаментах, даже с миниатюрным фонтаном типа нимфеум. В первом этаже корпуса, обращенного к скверу, собственно дома с пейзажами Бакста, устроена глубокая лоджия для жильцов: полузакрытое пространство, спрятанное от города за деревьями, что делает его отчасти приватным; благодаря южной ориентации она может быть часто освещена солнцем, рисующим здесь причудливые узоры тенями витражных решеток. На кровле между ризалитами над этой, центральной частью дома, запланирована открытая терраса.
  • zooming
    1 / 4
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    2 / 4
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    3 / 4
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    4 / 4
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран

Внутри, в общественных зонах сохраняются бронзовые – но уже не патинированные, а полированные и со вставками цветного и фигурного стекла – рамы, рисунок которых местами напоминает обобщенный Сецессион. Современность сосуществует с оттенком ретро: стеклянные цветные «пузыри» люстры на золотом фоне, хотя и соседствуют с бежевыми филенками на стенах и лампами, напоминающими о 1930-х, но апеллируют не столько о чувственности интерьеров начала века, сколько к ярким опытам Филиппа Старка. Зато стойка главного ресепшна с «мятой тканью» полосатого фона и асимметричным кристаллом бюро полностью возвращает нас в XXI век, слегка встряхивая, будит от ностальгии, навеянной фасадом. Как будто в дом, где даже отчасти сохранилась обстановка XX века, причем местами сложно сказать, где 1910-х, где 1930-х, а где и 1980-х, встроили фрагмент чего-то остро-нового.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    2 / 3
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    3 / 3
    ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран

Патриаршие пруды – место, прямо скажем, требовательное во многих отношениях. Мало того, что от дома с «нехорошей квартирой» на Садовой до пруда здесь через шаг – Булгаков; вот и сквер так называется. Рядом Триумфальная и Москомархитектуры и много что еще, дом Тарасова, особняк Морозовой, собственный дом Жолтовского, наконец. И в то же время именно в этих местах, в престижном районе, новое строительство оказалось более чем изобильным и разномастным. Сергей Ткаченко, мастер самых ярких вещей московского постмодернизма, построил неподалеку свой дом «Патриарх», а прямо напротив сквера Булгакова и строящегося ЖК «Дом Бакст» – МФК «Сад-Лабиринт», похожий на телескопическую трубу из мультфильма. Вокруг достаточно и бывших доходных домов средней руки, и вставок периода конструктивизма, но и градус фантазирования, пожалуй, в округе тоже уже превышен. Строить в таком окружении, безусловно, непросто, здесь «много историй». Поэтому и требовалось предложить нечто элегантное, не спорящее к окружением, но и не теряющее своего голоса, что для клубного дома тоже, конечно, недопустимо. Так возникли «Дягилевские сезоны», тема по-своему безупречная, и время привлекательное, серебряный век, золотистый театр. Поэтому потребовались тонкие линии, яркие акценты, легкие вертикали. И довольно любопытный эффект точки соприкосновения между современным декоративизмом и отсылкой к началу века – без итоговой ретро-точки, и без подчеркнутой современности, скорее steampank, рефлексирующий о жизни до мировых войн.
  • zooming
    1 / 8
    Ситуационный план. ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    2 / 8
    Эскиз планировки. ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    3 / 8
    План 1 этажа. ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    4 / 8
    План 4 этажа. ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    5 / 8
    План 5 этажа. ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    6 / 8
    План 6 этажа. ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    7 / 8
    Разрез 3-3. ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
  • zooming
    8 / 8
    Разрез 4-4. ЖК Дом Бакст, проект
    © АБ Гран
Архитектор:
Павел Андреев
Проект:
ЖК «Дом Бакст»
Россия, Москва, Большой Козихинский, 13, стр. 1, 2, 15, стр. 1, 2

Авторский коллектив:
Руководитель проекта П.Ю. Андреев, ГАП О.В. Дрябжинский, ГИП С.С.Смирнов; А.Е. Пахомов

2015 — 2017 / 2017 — 2019

01 Ноября 2019

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Зубчатые террасы
Концепция реконструкции красильного цеха бывшей фабрики Цинделя под лаборатории завода «Мосавтостекло» сохраняет и освежает здание начала века, интересным образом решая силуэт его верхнего этажа.
Сохранить «Холодильник»
Проект-концепция, предусматривающая сохранение неохраняемого здания ангара-холодильника на Дубининской улице, в самой середине интенсивно развивающейся Павелецкой промзоны.
Vis-a-vis с парком
Конкурсный проект мастерской «Гран» для Малой Трубецкой улицы – авторское видение того, каким мог бы быть клубный дом в плотном и обязывающем окружении. Два корпуса трактованы как объёмные рамы квартир, смотрящих на парк.
Павел Андреев: «Не хочу заниматься проектами, которые...
Мастерской «Гран» Павла Андреева в 2016 году исполнилось 10 лет, а работе архитектора в Моспроекте-2 – 20. Говорим о бюро «Гран», о Большом театре и Детском мире, и о том, почему архитектор предпочитает работать в центре города, а не на окраинах.
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.