Две правды для Татлина

История о том, как благородный по-своему замысел столкнулся с принуждением к еще большему благородству и чем это закончилось.

mainImg
Мастерская:
Architects of Invention
Проект:
Апартаменты Tatlin
Россия, Москва, ул. Бакунинская, 5

Авторский коллектив:
Ведущая команда Лондона: Доминикас Даунис, Кам Дхиман, Карлос Уртадо де Мендоса, Гиоргий Нишнианидзе, Николоз Джапаридзе, Тео Кирн, Антон Хмельницкий, Вано Кнеслашвили, Хосе Лозано, Альберт Серрано, Давид Цанава, Фабио Зампезе
Исполнительная команда Москвы: Иван Бабич, Ирина Браташова, Юлия Могилевцева, Никита Цымбал

1.2017 / 2018

Заказчик: Vesta Development
Здание будущих Tatlin apartements, представленных на риелторском сайте проекта как «апартаменты для неординарных людей», должно стать результатом реконструкции Телеграфа, построенного в 1927-1928 по проекту инженера В.В. Патека на Бакунинской улице, недалеко от метро «Бауманская». Район этот – ближе к ТТК, чем к Садовому, зато рядом метро, МГТУ тоже совсем недалеко. Застройка очень пестрая, разновременная: от миниатюрных, но пышных особняков середины XIX века до брежневских «элиток» розового кирпича. Впрочем в четырех минутах ходьбы от будущих апартаментов – палаты Щербакова, успешно защищенные общественностью в 1987 году от строительства трассы Третьего кольца и ныне функционирующие непонятно как, но зато «сделанные» под XVIII век с высокой кровлей в шашечку... Выглядят немного как новодел, хотя все стены сохранены, но время от времени в голову приходит – и зачем тогда старались? А защищали отчаянно, давали интервью, сидели в доме под бульдозерами, правда, нас, детей, сидеть не пускали, а разрешали только убирать снег вокруг.

Словом, пестрое окружение и неравномерное. Слева башня АТС 1960-х, для которой тоже все проектируют реконструкции (в частности, см. здесь), и все никак. Пока только облицевали.

Здание Телеграфа 1920-х занимает здесь хронологически среднюю позицию, будучи сравнительно редким для этих мест примером архитектуры конструктивизма, причем, как заметил Сергей Чобан на архсовете в августе 2016, конструктивизма питерского толка, которого в Москве немного. «Т»-образное в плане, на красной линии по сторонам от уходящего вглубь четырехэтажного корпуса два двухэтажных флигеля. Исторически главный фасад бы украшен узнаваемой триадой: монументальные надписи «Почта», «Телефон», «Телеграф». В Москве есть еще два почти таких же здания Патека – на Ордынке и Арбате, это были одни из первых телефонных станций в городе.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
zooming
Здание Телеграфа на улице Бакунинская № 5. Историческая фотография
Предоставлено Architects of Invention
Здание Телеграфа на улице Бакунинская № 5. Историческая фотография
Предоставлено Architects of Invention
Здание Телеграфа на улице Бакунинская № 5. Существующее положение
Предоставлено Architects of Invention

Здание не имеет охранного статуса, но в проекте Architects of Invention с самого начала предполагалось уличный фасад сохранить, восстановив исторические оконные переплеты и красно-серую раскраску по архивным данным; сохраненная историческая часть здания при улице должна была вместить магазины-кафе и двусветный атриум лобби. Длинный объем в глубине участка предполагалось заменить его подобием, разместив внутри 3-звездную гостиницу. Над условно-«старым» объемом гостиницы архитекторы поместили лаконично-элегантный параллелепипед «апартаментов длительного проживания»: решетка крупных окон-«кессонов», острый скос-нос с сторону Бакунинской, панели фиброцемента, цветное стекло. Поскольку дворовый корпус стоял под углом к улице, надстройка получила дополнительный динамический импульс.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Между «старым» и новым объемами – прослойка стеклянного этажа, скрывающего V-образные опоры – в нем зимний сад, детская и спортивная площадки, коворкинг и библиотека, со стороны Бакунинской – открытая терраса с панорамным видом. Прослойка создает эффект парения, горизонтального небоскреба, скос добавляет динамики в духе Родченко, ну а название Tatlin apartements инициировано, вероятно, Т-образной формой плана и обратно-Т-образной фасада. Одиннадцать этажей, 45 м высоты, подземная парковка на 65 машин, 130 апартаментов.

Все довольно красиво и остро: свежий стеклянно-ребристый, летящий объем надстройки, подхватывающий авангардные идеи здания АТС, уличную часть которого, то ли только фасад, то ли весь блок по красной линии, авторы и девелоперы планировали сохранить по доброй воле, без законодательного принуждения, а лишь по рекомендации.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Реконструкцию такого типа Дарья Парамонова называет «метаболической»: «когда историческое здание достраивается за счет добавления крупных, доминирующих объемов, выполненных в модернисткой стилистике, нависающих, пожирающих первоначальную постройку». Увеличивая площадь объекта, эти пристройки «тем самым трансформируют его под главное требование – быть финансово оправданным и, следовательно, получить право на вторую жизнь в новом обществе...».
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Стилистика дома определенно наследует обаяние «авангарда вообще» или говоря шире модернизма, начиная от названия Татлин. Фактически, модернистский блок надстроен над конструктивистским зданием. Внутри тему поддерживает лаконизм, белизна, винтовая лестница в холле.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Дальше история продолжилась таким вот образом. Проект вынесли на упомянутый выше архсовет, и там изрядно раскритиковали, хотя кто-то и поддержал благородное намерение сохранить конструктивистское здание без статуса пусть не целиком, но частично. Особенно категоричен был Сергей Чобан, увидевший в здании АТС 1920-х «сочетание новых материалов с традиционной монументальной неоклассической структурой и композицией, что характерно именно для петербургской школы. Для такого здания абсолютно противопоказано давление, если не сказать изнасилование, нависающим объемом». Чобан предложил сохранить здание целиком, устроить в бывшей АТС лофт-апартаменты, а метры добрать, построив в глубине участка башню.

Проект отправили на доработку, рекомендовав рассмотреть все возможности для сохранения здания целиком и затем утвердили в ноябре 2016 – в рамках предложенной первоначальной концепции с надстройкой-балкой, но с условием сохранения всего здания конструктивистской АТС. Да.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Ну а в июле текущего года сначала отменили презентацию проекта для журналистов, а потом стало известно, что весь дворовый корпус снесли. Это и не секрет, это хорошо видно на риелторском сайте апартаментов, там, где мониторинг строительного процесса для покупателей.
***

В этой истории есть две правды. Первая – правда заказчика и отчасти архитектора, если не сказать проектировщика: пригласили англичан, те спроектировали, законов не нарушили, даже по доброй воле предложили сохранить часть неохраняемого, актуальным образом вдохновились авангардом, назвали Tatlin – согласовательный орган вторгся, принял вкусовое, да-да, именно вкусовое, потому охранного статуса нет, решение, приказал сохранить здание целиком. Согласились, переделали проект, а потом сделали все так, как планировали с самого начала.

Вторая – правда общественности, часть которой архсовет и знаменитые архитекторы в нем. Здание конца 1920-х, редкой для Москвы разновидности конструктивизма «питерского разлива», если соглашаться с Сергеем Чобаном – а если не соглашаться, то может быть это уже постконструктивизм, предтеча 1930-х? – Но так или иначе здание достойно охраны. Попробовали сохранить целиком, согласовали проект с сохранением, и ведь не попросили переделать полностью, так, как предлагал Сергей Чобан.

Затем получили ответный ход. Теперь уже дворовый корпус настоящим никак не будет, возвращаемся к началу. Общественность возмущена и совершенно бессильна. Честно ли так поступать? А честно на архсовете просить проект переделать? А надо ли архсовету хотеть большего, если всё равно сюжет обрастает «многими печалями»? Согласовали бы так, и так было со-своему благородно? Насколько важна подлинность дворового корпуса АТС? Есть над чем неординарным людям поломать голову. Есть в этой истории и переклички с историей палат Щербакова, хотя они, конечно, совершенно неодинаковые, скорее обе звучат на этакой печальной струне разбитых надежд. А вот сказать, что Татлин переворачивается в гробу, наверное, нельзя – в 1920-е и 1930-е годы практика надстроек по 2-3 этажа, как правило над доходными домами, была совершенно обычной, хотя и не Татлин ею занимался.

В общем-то все, кого не касается финансовая составляющая проекта и стоимость строительства подземной парковки на пятне, занятой постройкой конца 1920-х со всеми ее особенностями, согласятся с правдой номер два. Но, с другой стороны, никто не попробовал выкупить участок, чтобы спасти здание конструктивизма. Кстати, кажется, и одиночных пикетов у стройки не замечено. Всё идет своим чередом, здание памятник-непамятник потихоньку метаболически переваривают, впитывая с желудочными соками тему конструктивизма; такова, знаете ли, жизнь.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Мастерская:
Architects of Invention
Проект:
Апартаменты Tatlin
Россия, Москва, ул. Бакунинская, 5

Авторский коллектив:
Ведущая команда Лондона: Доминикас Даунис, Кам Дхиман, Карлос Уртадо де Мендоса, Гиоргий Нишнианидзе, Николоз Джапаридзе, Тео Кирн, Антон Хмельницкий, Вано Кнеслашвили, Хосе Лозано, Альберт Серрано, Давид Цанава, Фабио Зампезе
Исполнительная команда Москвы: Иван Бабич, Ирина Браташова, Юлия Могилевцева, Никита Цымбал

1.2017 / 2018

Заказчик: Vesta Development

06 Августа 2018

Алёна Кузнецова Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Алёна Кузнецова, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Диско Суперстар
Павильон для фудтраков в Парке Горького с предметами дизайна из советского автопрома ностальгирует по неоновой Америке.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.