Две правды для Татлина

История о том, как благородный по-своему замысел столкнулся с принуждением к еще большему благородству и чем это закончилось.

mainImg
Архитектор:
Николоз Джапаридзе
Антон Хмельницкий
Мастерская:
Architects of Invention http://architectsofinvention.com/
Архитектурное бюро АИ
Проект:
Апартаменты Tatlin
Россия, Москва, ул. Бакунинская, 5

Авторский коллектив:
Ведущая команда Лондона: Доминикас Даунис, Кам Дхиман, Карлос Уртадо де Мендоса, Гиоргий Нишнианидзе, Николоз Джапаридзе, Тео Кирн, Антон Хмельницкий, Вано Кнеслашвили, Хосе Лозано, Альберт Серрано, Давид Цанава, Фабио Зампезе
Исполнительная команда Москвы: Иван Бабич, Ирина Браташова, Юлия Могилевцева, Никита Цымбал,  Наталья Крикотина

1.2016 — 2017 / 2018 — 2021

Заказчик: Vesta Development / «Бакунинская»
0 Здание будущих Tatlin apartements, представленных на риелторском сайте проекта как «апартаменты для неординарных людей», должно стать результатом реконструкции Телеграфа, построенного в 1927-1928 по проекту инженера В.В. Патека на Бакунинской улице, недалеко от метро «Бауманская». Район этот – ближе к ТТК, чем к Садовому, зато рядом метро, МГТУ тоже совсем недалеко. Застройка очень пестрая, разновременная: от миниатюрных, но пышных особняков середины XIX века до брежневских «элиток» розового кирпича. Впрочем в четырех минутах ходьбы от будущих апартаментов – палаты Щербакова, успешно защищенные общественностью в 1987 году от строительства трассы Третьего кольца и ныне функционирующие непонятно как, но зато «сделанные» под XVIII век с высокой кровлей в шашечку... Выглядят немного как новодел, хотя все стены сохранены, но время от времени в голову приходит – и зачем тогда старались? А защищали отчаянно, давали интервью, сидели в доме под бульдозерами, правда, нас, детей, сидеть не пускали, а разрешали только убирать снег вокруг.

Словом, пестрое окружение и неравномерное. Слева башня АТС 1960-х, для которой тоже все проектируют реконструкции (в частности, см. здесь), и все никак. Пока только облицевали.

Здание Телеграфа 1920-х занимает здесь хронологически среднюю позицию, будучи сравнительно редким для этих мест примером архитектуры конструктивизма, причем, как заметил Сергей Чобан на архсовете в августе 2016, конструктивизма питерского толка, которого в Москве немного. «Т»-образное в плане, на красной линии по сторонам от уходящего вглубь четырехэтажного корпуса два двухэтажных флигеля. Исторически главный фасад бы украшен узнаваемой триадой: монументальные надписи «Почта», «Телефон», «Телеграф». В Москве есть еще два почти таких же здания Патека – на Ордынке и Арбате, это были одни из первых телефонных станций в городе.
Апартаменты Tatlin. Первоначальный вариант проекта
© Architects of Invention
zooming
Здание Телеграфа на улице Бакунинская № 5. Историческая фотография
Предоставлено Architects of Invention
Здание Телеграфа на улице Бакунинская № 5. Историческая фотография
Предоставлено Architects of Invention
Здание Телеграфа на улице Бакунинская № 5. Исходное состояние
Предоставлено Architects of Invention

Здание не имеет охранного статуса, но в проекте Architects of Invention с самого начала предполагалось уличный фасад сохранить, восстановив исторические оконные переплеты и красно-серую раскраску по архивным данным; сохраненная историческая часть здания при улице должна была вместить магазины-кафе и двусветный атриум лобби. Длинный объем в глубине участка предполагалось заменить его подобием, разместив внутри 3-звездную гостиницу. Над условно-«старым» объемом гостиницы архитекторы поместили лаконично-элегантный параллелепипед «апартаментов длительного проживания»: решетка крупных окон-«кессонов», острый скос-нос с сторону Бакунинской, панели фиброцемента, цветное стекло. Поскольку дворовый корпус стоял под углом к улице, надстройка получила дополнительный динамический импульс.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Между «старым» и новым объемами – прослойка стеклянного этажа, скрывающего V-образные опоры – в нем зимний сад, детская и спортивная площадки, коворкинг и библиотека, со стороны Бакунинской – открытая терраса с панорамным видом. Прослойка создает эффект парения, горизонтального небоскреба, скос добавляет динамики в духе Родченко, ну а название Tatlin apartements инициировано, вероятно, Т-образной формой плана и обратно-Т-образной фасада. Одиннадцать этажей, 45 м высоты, подземная парковка на 65 машин, 130 апартаментов.

Все довольно красиво и остро: свежий стеклянно-ребристый, летящий объем надстройки, подхватывающий авангардные идеи здания АТС, уличную часть которого, то ли только фасад, то ли весь блок по красной линии, авторы и девелоперы планировали сохранить по доброй воле, без законодательного принуждения, а лишь по рекомендации.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Реконструкцию такого типа Дарья Парамонова называет «метаболической»: «когда историческое здание достраивается за счет добавления крупных, доминирующих объемов, выполненных в модернисткой стилистике, нависающих, пожирающих первоначальную постройку». Увеличивая площадь объекта, эти пристройки «тем самым трансформируют его под главное требование – быть финансово оправданным и, следовательно, получить право на вторую жизнь в новом обществе...».
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Стилистика дома определенно наследует обаяние «авангарда вообще» или говоря шире модернизма, начиная от названия Татлин. Фактически, модернистский блок надстроен над конструктивистским зданием. Внутри тему поддерживает лаконизм, белизна, винтовая лестница в холле.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Дальше история продолжилась таким вот образом. Проект вынесли на упомянутый выше архсовет, и там изрядно раскритиковали, хотя кто-то и поддержал благородное намерение сохранить конструктивистское здание без статуса пусть не целиком, но частично. Особенно категоричен был Сергей Чобан, увидевший в здании АТС 1920-х «сочетание новых материалов с традиционной монументальной неоклассической структурой и композицией, что характерно именно для петербургской школы. Для такого здания абсолютно противопоказано давление, если не сказать изнасилование, нависающим объемом». Чобан предложил сохранить здание целиком, устроить в бывшей АТС лофт-апартаменты, а метры добрать, построив в глубине участка башню.

Проект отправили на доработку, рекомендовав рассмотреть все возможности для сохранения здания целиком и затем утвердили в ноябре 2016 – в рамках предложенной первоначальной концепции с надстройкой-балкой, но с условием сохранения всего здания конструктивистской АТС. Да.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention

Ну а в июле текущего года сначала отменили презентацию проекта для журналистов, а потом стало известно, что весь дворовый корпус снесли. Это и не секрет, это хорошо видно на риелторском сайте апартаментов, там, где мониторинг строительного процесса для покупателей.
***

В этой истории есть две правды. Первая – правда заказчика и отчасти архитектора, если не сказать проектировщика: пригласили англичан, те спроектировали, законов не нарушили, даже по доброй воле предложили сохранить часть неохраняемого, актуальным образом вдохновились авангардом, назвали Tatlin – согласовательный орган вторгся, принял вкусовое, да-да, именно вкусовое, потому что охранного статуса нет, решение, – приказал сохранить здание целиком. Согласились, переделали проект, а потом сделали все так, как планировали с самого начала.

Вторая – правда общественности, часть которой архсовет и знаменитые архитекторы в нем. Здание конца 1920-х, редкой для Москвы разновидности конструктивизма «питерского разлива», если соглашаться с Сергеем Чобаном – а если не соглашаться, то может быть это уже постконструктивизм, предтеча 1930-х? – Но так или иначе здание достойно охраны. Попробовали сохранить целиком, согласовали проект с сохранением, и ведь не попросили переделать полностью, так, как предлагал Сергей Чобан.

Затем получили ответный ход. Теперь уже дворовый корпус настоящим никак не будет, возвращаемся к началу. Общественность возмущена и совершенно бессильна. Честно ли так поступать? А честно на архсовете просить проект переделать? А надо ли архсовету хотеть большего, если всё равно сюжет обрастает «многими печалями»? Согласовали бы так, и так было со-своему благородно? Насколько важна подлинность дворового корпуса АТС? Есть над чем неординарным людям поломать голову. Есть в этой истории и переклички с историей палат Щербакова, хотя они, конечно, совершенно неодинаковые, скорее обе звучат на этакой печальной струне разбитых надежд. А вот сказать, что Татлин переворачивается в гробу, наверное, нельзя – в 1920-е и 1930-е годы практика надстроек по 2-3 этажа, как правило над доходными домами, была совершенно обычной, хотя и не Татлин ею занимался.

В общем-то все, кого не касается финансовая составляющая проекта и стоимость строительства подземной парковки на пятне, занятой постройкой конца 1920-х со всеми ее особенностями, согласятся с правдой номер два. Но, с другой стороны, никто не попробовал выкупить участок, чтобы спасти здание конструктивизма. Кстати, кажется, и одиночных пикетов у стройки не замечено. Всё идет своим чередом, здание памятник-непамятник потихоньку метаболически переваривают, впитывая с желудочными соками тему конструктивизма; такова, знаете ли, жизнь.
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Апартаменты Tatlin
© Architects of Invention
Архитектор:
Николоз Джапаридзе
Антон Хмельницкий
Мастерская:
Architects of Invention http://architectsofinvention.com/
Архитектурное бюро АИ
Проект:
Апартаменты Tatlin
Россия, Москва, ул. Бакунинская, 5

Авторский коллектив:
Ведущая команда Лондона: Доминикас Даунис, Кам Дхиман, Карлос Уртадо де Мендоса, Гиоргий Нишнианидзе, Николоз Джапаридзе, Тео Кирн, Антон Хмельницкий, Вано Кнеслашвили, Хосе Лозано, Альберт Серрано, Давид Цанава, Фабио Зампезе
Исполнительная команда Москвы: Иван Бабич, Ирина Браташова, Юлия Могилевцева, Никита Цымбал,  Наталья Крикотина

1.2016 — 2017 / 2018 — 2021

Заказчик: Vesta Development / «Бакунинская»

06 Августа 2018

Алёна Кузнецова Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Алёна Кузнецова, Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Неизвестная Грузия
Ресторан сети «Хачапури и вино» на Трубной улице с мозаикой из пионерского лагеря, яркими коврами на фоне бетона и винтажной мебелью в сочетании с мелкой плиткой.
Актерский дворик
Благоустройство по-театральному: во дворе главного корпуса ГИТИСа появился амфитеатр, танцевальный зал, а также помещение для хранения и экспонирования реквизита, созданного студентами.
И другие истории
Бюро CNTR Architects превратило пристроенный книжный магазин 1970-х годов в культурный центр и новую точку притяжения Верхней Пышмы, сохранив изначальные пропорции здания и эстетику ретрофутуризма, которые теперь дополняет объемный фасад из латуни.
Круг перерождений
Дом в Калининградской области, построенный на месте старой немецкой постройки, сохраняет подлинный кирпич и дух места.
Ничего такого
Нео-бистро Nothing Fancy в Санкт-Петербурге с футуристичным интерьером от архитекторов Эдуарда Еремчука и Кати Пятицкой
Тепло и ярко
Формат итальянского ресторана Buonamici предполагает как семейные ужины, так и коктейльные вечеринки. Дизайнер Наталья Вологдина-Аникина привнесла в пространство ощущение праздника, солнца и удовольствия от непринужденной беседы.
Изумруд и лосось
Бюро Archpoint конструирует атмосферу творческого заведения с историей за счет переосмысления классических приемов оформления брассерий, а также разнообразия материалов и деталей: например, курны из хаммама, оранжереи на потолке или обоев в духе движения «Искусства и ремесла».
Выставка достижений
Интерьер кафе «Кулинарная лавка Братьев Караваевых», расположенного у входа в парк «Сокольники», полон отсылок к творениям американских архитекторов и дизайнеров.
Жизненная энергия
Оформляя клуб сети World Class Fitness в Москве, студия VOX Architects оперировала образами мужского и женского, а также черпала вдохновение в стиле и графике Всемирного фестиваля молодежи и студентов – одного из крупнейших мероприятий в истории СССР.
Шесть сезонов
В петербургском ресторане, где меню следует за сменой времен года и сезонных продуктов, бюро KIDZ создавало атмосферу с помощью жженых стволов деревьев, зелени и камерного освещения.
Северная богема
Собственный офис студии DESIGNIC на Петроградской стороне с антресолью, современным искусством и видами на крыши Петербурга.
Обед на ферме
Для смены интерьера петербургского ресторана DA bureau выбрало подход “pop-up”: новое пространство с ясной концепцией было создано минимальными средствами и в кратчайшие сроки.
Святые камни
В результате реконструкции историческое и действующее мусульманское кладбище Кырхляр в Дербенте сохранило сакральную функцию, став привлекательным и для туристов. Авторы работали с местными строителями и материалами, адаптировав проект к традиционным технологиям. Проект участвовал в премии ArchDaily 2021.
Цвет как специя
Колоритное кафе ближневосточной кухни в старинном московском особнячке сочетает жизнерадостную палитру, винтажную мебель, португальскую плитку ручной работы и атуентичные предметы декора.
Амулет и суперсимметрия
Светильники с магнитами были разработаны Алексеем Данилиным в ответ на вызовы пандемии: они позволяют легко трансформировать пространство, меняя свет с рассеянного или направленный, а также восполняют дефицит тактильных взаимодействий.
Молодые во дворце
В пышных интерьерах Академии Штиглица появился лаконичный шоурум, придуманный бюро AMD: здесь студенты имеют возможность презентовать свои работы широкому кругу людей. Проект участвовал в премии ArchDaily 2021.
В четыре руки
Дом с многоуровневой структурой и минималистичными фасадами, отгородившийся от хаотично застроенного квартала Кишинева.
Первым классом
Вилла в самолете на скале с видом на Индийский океан: именно такая идея пришла в голову бизнесмену Феликсу Демину. Осуществить ее помогает студия Geometrium.
Суперлобби «Суперметалла»
Общедоступное лобби культурно-делового комплекса «Суперметалл», спроектированное архитектором Марией Яско, – масштабное пространство, раскрывающее, подчеркивающее и усиливающее промышленную специфику здания. Оно выстроено на контрастах и подчинено интригующему маршруту.
Дом докеров
В порту «Сероглазка» по проекту мастерской «Циркуль» построили административно-бытовое здание: оно обыгрывает эстетику грузовых контейнеров, справляется с соседством сопки и открывает вид на бухту.
Дивный вид
С помощью малых архитектурных форм и ландшафтных решений «Проектдевелопмент» примирил асфальто-бетонную набережную Дивногорска с величественными видами на реку и горы.
Золотое очелье
Новый стеклянный объем с параболической аркой из корабельной стали между башнями штаб-квартиры Сбербанка – общественное пространство, открытое для посещения. Архитектурную концепцию предложили Evolution Design. Ниже рассказ о сложностях и тонкостях.
Лес и свет
По проекту латвийского бюро Open AD построены две виллы на Урале: их архитектура предлагает сильный образ, но в то же время способна растворяться в природном окружении.
Двор для «Неба»
Проект двора ЖК «Небо» разработала британская компания Gillespies. Авторы сделали акцент на равномерном сочетании развитого озеленения и строгих выгородок, что вполне соответствует духу самого комплекса.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.