Архитектурный ритм революции

Открывшийся в декабре выставочный проект Музея архитектуры и бюро Тотана Кузембаева напоминает о том, что было построено за самое плодотворное в истории отечественной архитектуры десятилетие и продолжает жить в настоящем.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

25 Декабря 2017
mainImg
Выставка называется «Авангардстрой» – она, действительно, показывает именно то, что было построено в авангардные 1920-1930-е. Точнее, о начале реального строительства можно говорить после окончания гражданской войны где-то к 1925 году; концом эпохи стал 1932. Хотя в экспозиции есть и гораздо более поздние вещи – такие как эскизы «Города солнца» Ивана Леонидова, почему – вы еще вернемся к этому. Итак – всего 10 лет, за которые в стране появилось так много «новой» архитектуры, что материала хватит на сотню выставок. Поэтому естественно, что в экспозиции почти нет архитектурных фантазий, работ вхутемасовцев – им физически не нашлось места – только проектная графика, 90 процентов которой составляет конструктивизм, что и понятно: самое популярное из авангардных направлений дало наибольшее число реальных построек по всей стране.

Свое богатое собрание графики авангарда Музей архитектуры, к которому присоединились еще несколько музеев Москвы, Санкт-Петербурга и частных собраний, показывает в типологическом порядке – «зал клубов», «зал административных зданий», «зал промышленных комплексов», что, конечно, позволяет оценить масштаб. Короткий век авангарда дал советской архитектуре десятки новых типологий зданий, новых технологий, сотни построек, определивших ее дальнейшее развитие в XX веке. И это несмотря на непопулярность авангарда, на «запрет», «бедность».... Дело в том, что авангард был социально ориентированным проектом, и в этом крылось его огромное значение для всей последующей советской архитектурной истории. Появившиеся в тот период абсолютно новые понятия жилкомбинат, дом-коммуна, рабочий клуб, а еще проекты жилья с квартирами различных типов, поликлиник, детских садов, школ, спортивных комплексов стали основой для поисков архитекторов и 1930-х, и 1940-х и много дальше.
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры

Теперь о второй части названия выставки – «Архитектурный ритм революции». Как и любой большой стиль, авангард был фундаментальным и всеобъемлющим явлением. Авангардом называют многое и он, действительно, «подпитывался» из разных источников. Когда было мало возможности реального строительства, а мысль била ключом, особенно в период тяжелого восстановления страны после гражданской войны, архитекторы занимались и книжной графикой, и театральными постановками, рисовали плакаты и даже эскизы революционных шахмат. Авангард задавал архитектуру нового общества, а архитекторы были универсальны, как творцы эпохи возрождения.

Вот этот особый ритм эпохи сумел «обрамить» автор прекрасной – «красной» архитектуры экспозиции Тотан Кузембаев. «Настоящий архитектор должен желать делать что-то новое, вот Тотан Кузембаев – такой, – говорит куратор выставки Ирина Чепкунова. – Он творчески очень самобытный человек и он в состоянии понять достоинства проектов других архитекторов, что, кстати, тоже довольно редкое качество, особенно среди архитекторов. Архитекторы – очень ревнивые люди, в истории архитектуры они часто уничтожают своих предшественников и строят свое, или достраивают, или перестраивают. Тысячи тому примеров. Мне очень хотелось, чтобы архитектуру выставки делал Тотан Кузембаев, он – творец, именно в том смысле этого слова, какой вкладывал в него авангард».

Квинтэссенцией творца можно смело назвать фигуру Ивана Леонидова – и понятно, почему именно его залом открывается эта выставка. Здесь очень полно показано все собрание одного из самых ярких архитекторов своей эпохи– даже работы, которые он сделал в 1940-е годы. Это единственный зал полностью архитектурных фантазий. «Город солнца», придуманный Леонидовым, становится символом авангарда в поиске новых форм, в указании движения, направления, в котором авангард должен был развиваться. Это пролог, а эпилог – в маленьком зальчике с видеопроектором: демонстрирующийся здесь фильм – итог прошлогоднего проекта сотрудников музея по изучению и каталогизации памятников авангарда в разных регионах нашей страны, который проводился по заказу Министерства культуры. Это своеобразный мостик в день нынешний и недвусмысленный посыл – снова и снова задуматься о судьбе наследия 1920–1930-х.
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры

Более половины построек не имеют государственного статуса памятника и состояние подавляющего большинства вполне плачевное. Впрочем, не везде типология зданий потеряна, уточняет Ирина Чепкунова: «Скорее, мы теряем такие памятники в крупных городах, в Москве, Петербурге. Клуб в маленьком городе, может быть, даже сохранил функцию клуба, он аутентичен. Но чтобы сберечь в целом этот пласт, нужно, конечно, сохранять не просто отдельные постройки, а каждую часть типологии – должен быть хотя бы один соцгород, один микрорайон, один жилкомбинат, одна фабрика-кухня…».

Двадцатые годы кажутся далекими, но на самом деле авангард продолжает жить в настоящем. И не только вдохновляя современных архитекторов использовать его формообразующие приемы: немало людей, особенно в регионах, продолжают жить и пользоваться зданиями той эпохи, учитывая, что много где, например, в Челябинске, конструктивистские постройки – это градообразующая архитектура. Более того, это социальная архитектура – она доказала временем, что удобна и рациональна и может с успехом «работать» и дальше – если может рассчитывать на комплекс мер по своему сохранению и восстановлению.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала куратора выставки Ирину Чепкунову и пресс-службу Музея архитектуры. 

25 Декабря 2017

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.