Архитектурный ритм революции

Открывшийся в декабре выставочный проект Музея архитектуры и бюро Тотана Кузембаева напоминает о том, что было построено за самое плодотворное в истории отечественной архитектуры десятилетие и продолжает жить в настоящем.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

25 Декабря 2017
mainImg
Выставка называется «Авангардстрой» – она, действительно, показывает именно то, что было построено в авангардные 1920-1930-е. Точнее, о начале реального строительства можно говорить после окончания гражданской войны где-то к 1925 году; концом эпохи стал 1932. Хотя в экспозиции есть и гораздо более поздние вещи – такие как эскизы «Города солнца» Ивана Леонидова, почему – вы еще вернемся к этому. Итак – всего 10 лет, за которые в стране появилось так много «новой» архитектуры, что материала хватит на сотню выставок. Поэтому естественно, что в экспозиции почти нет архитектурных фантазий, работ вхутемасовцев – им физически не нашлось места – только проектная графика, 90 процентов которой составляет конструктивизм, что и понятно: самое популярное из авангардных направлений дало наибольшее число реальных построек по всей стране.

Свое богатое собрание графики авангарда Музей архитектуры, к которому присоединились еще несколько музеев Москвы, Санкт-Петербурга и частных собраний, показывает в типологическом порядке – «зал клубов», «зал административных зданий», «зал промышленных комплексов», что, конечно, позволяет оценить масштаб. Короткий век авангарда дал советской архитектуре десятки новых типологий зданий, новых технологий, сотни построек, определивших ее дальнейшее развитие в XX веке. И это несмотря на непопулярность авангарда, на «запрет», «бедность».... Дело в том, что авангард был социально ориентированным проектом, и в этом крылось его огромное значение для всей последующей советской архитектурной истории. Появившиеся в тот период абсолютно новые понятия жилкомбинат, дом-коммуна, рабочий клуб, а еще проекты жилья с квартирами различных типов, поликлиник, детских садов, школ, спортивных комплексов стали основой для поисков архитекторов и 1930-х, и 1940-х и много дальше.
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры

Теперь о второй части названия выставки – «Архитектурный ритм революции». Как и любой большой стиль, авангард был фундаментальным и всеобъемлющим явлением. Авангардом называют многое и он, действительно, «подпитывался» из разных источников. Когда было мало возможности реального строительства, а мысль била ключом, особенно в период тяжелого восстановления страны после гражданской войны, архитекторы занимались и книжной графикой, и театральными постановками, рисовали плакаты и даже эскизы революционных шахмат. Авангард задавал архитектуру нового общества, а архитекторы были универсальны, как творцы эпохи возрождения.

Вот этот особый ритм эпохи сумел «обрамить» автор прекрасной – «красной» архитектуры экспозиции Тотан Кузембаев. «Настоящий архитектор должен желать делать что-то новое, вот Тотан Кузембаев – такой, – говорит куратор выставки Ирина Чепкунова. – Он творчески очень самобытный человек и он в состоянии понять достоинства проектов других архитекторов, что, кстати, тоже довольно редкое качество, особенно среди архитекторов. Архитекторы – очень ревнивые люди, в истории архитектуры они часто уничтожают своих предшественников и строят свое, или достраивают, или перестраивают. Тысячи тому примеров. Мне очень хотелось, чтобы архитектуру выставки делал Тотан Кузембаев, он – творец, именно в том смысле этого слова, какой вкладывал в него авангард».

Квинтэссенцией творца можно смело назвать фигуру Ивана Леонидова – и понятно, почему именно его залом открывается эта выставка. Здесь очень полно показано все собрание одного из самых ярких архитекторов своей эпохи– даже работы, которые он сделал в 1940-е годы. Это единственный зал полностью архитектурных фантазий. «Город солнца», придуманный Леонидовым, становится символом авангарда в поиске новых форм, в указании движения, направления, в котором авангард должен был развиваться. Это пролог, а эпилог – в маленьком зальчике с видеопроектором: демонстрирующийся здесь фильм – итог прошлогоднего проекта сотрудников музея по изучению и каталогизации памятников авангарда в разных регионах нашей страны, который проводился по заказу Министерства культуры. Это своеобразный мостик в день нынешний и недвусмысленный посыл – снова и снова задуматься о судьбе наследия 1920–1930-х.
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры
«Авангардстрой. Архитектурный ритм революции». Фотография предоставлена музеем архитектуры

Более половины построек не имеют государственного статуса памятника и состояние подавляющего большинства вполне плачевное. Впрочем, не везде типология зданий потеряна, уточняет Ирина Чепкунова: «Скорее, мы теряем такие памятники в крупных городах, в Москве, Петербурге. Клуб в маленьком городе, может быть, даже сохранил функцию клуба, он аутентичен. Но чтобы сберечь в целом этот пласт, нужно, конечно, сохранять не просто отдельные постройки, а каждую часть типологии – должен быть хотя бы один соцгород, один микрорайон, один жилкомбинат, одна фабрика-кухня…».

Двадцатые годы кажутся далекими, но на самом деле авангард продолжает жить в настоящем. И не только вдохновляя современных архитекторов использовать его формообразующие приемы: немало людей, особенно в регионах, продолжают жить и пользоваться зданиями той эпохи, учитывая, что много где, например, в Челябинске, конструктивистские постройки – это градообразующая архитектура. Более того, это социальная архитектура – она доказала временем, что удобна и рациональна и может с успехом «работать» и дальше – если может рассчитывать на комплекс мер по своему сохранению и восстановлению.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала куратора выставки Ирину Чепкунову и пресс-службу Музея архитектуры. 

25 Декабря 2017

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.