English version

Убежище для Шекспира

Разговор с победителем конкурса «Дом для Шекспира», архитектором бюро Wowhaus Есбергеном Сабитовым и руководителем мастерской Олегом Шапиро о том, как башня стала домом для великого драматурга.

Беседовала:
Анна Сансиева

mainImg
Мастерская:
WOWHAUS
Архи.ру:
– Как появилась идея принять участие в конкурсе «Дом для Шекспира»?

Олег Шапиро:

– Этот проект изначально был сделан для фестиваля «Архстояние». Тема этого года – «Убежище», и нас пригласили поучаствовать. Общими усилиями коллектива бюро мы придумали сделать убежище в виде башни, и объект мы назвали «Перпендикуляр». Это был общий проект, который разрабатывался под моим руководством, но у Есбергена сразу же появился свой специфический вариант, который, к сожалению, шел в разрез с идеей нашей команды. Я даже провел ассоциацию – как наша башня должна быть установлена в неудобном месте, на склоне, перпендикулярно ему, так и Есберген хотел пойти «поперек» общей идеи.

Мы не смогли принять его вариант для «Архстояния», но он сумел найти ему прекрасное применение – отправил на конкурс «Дом для Шекспира» и победил! Я сразу видел, что это хорошая работа, а хорошая работа не может пропасть. Дальше мы отказались от идеи делать убежище согласно концепции «Архстояния» этого года и взялись за проектирование моста в Никола-Ленивце. Им также всецело занялся Есберген, собственно говоря, благодаря его стараниям мост удалось реализовать. Он придумал массу остроумных решений, позволивших воплотить проект несмотря на то, что, как всегда, не хватало времени, не хватало денег, не хватало рабочих сил. Но с первой очередью Есберген вместе с командой справились, а значит, в скором времени последует работа и над второй очередью строительства моста.
Есберген Сабитов на мосту в Никола-Ленивце. 2016. Фотография © Ольга Гриб
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus
Мост на фестивале «Архстояние». 2016. Фотография © Ольга Гриб

– Расскажите подробнее о вашей башне для «Архстояния».

Есберген Сабитов:
– Моя идея башни для «Архстояния» не выбивалась из контекста темы «Убежище». Башня это, можно сказать, связь неба и земли. В ней существуют две основные части: открытая и закрытая. Внизу, под землей я запроектировал закрытую часть – бункер. Это убежище в прямом смысле слова. Сама башня и верхняя площадка открыты, это, скорее, метафоричная трактовка «убежища» – уединение, место для интровертов, возможность реализовать свое желание и оторваться от земли.
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus

На «Архстоянии» нам была дана ситуация: башня должна была располагаться у реки, на возвышенности, по оси направления моста. Для такого рельефа было необходимо подобрать верное конструктивное решение. Над этим вопросом мы думали все вместе, группой из 8 человек. В итоге выбрали самый простой, бюджетный вариант – каркас рамы. Но моя идея была другой даже с технической точки зрения: вместе с конструктором мы придумали струнную, шпренгельную башню. По этому же принципу собрана, например, Останкинская башня – ствол и удерживающие его канаты. Мою башню даже неплохо приняли, но позже решили, что это слишком сложное и дорогое решение, хотя, честно говоря, я до сих пор с этим не согласен. Как и в случае с мостом – если задаться целью, то всегда можно найти оптимальное решение.
zooming
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». Ситуация. 2016 © Wowhaus

Но, как и сказал Олег Аркадьевич, проект башни лёг в стол. Мы занялись мостом. И в процессе на Архи.ру я увидел анонс конкурса «Дом для Шекспира». Я расспросил организаторов про детали и техническое задание, и оказалось, что это конкурс исключительно концепций и идей, поэтому ситуацию, объект, методы подачи и описание можно было выбрать любые. Поэтому я и решил использовать для конкурса свой проект немного забытой на тот момент башни для «Архстояния».

– Какие изменения вы внесли в проект, чтобы преобразовать его в «Дом для Шекспира»?

Е.С.:
– Тема конкурса предполагала не столько проектирование дома для физического проживания в нем человека, сколько аллюзию, ассоциативный ряд с Шекспиром и с космосом. Это не сам дом, как объект с кухней, спальней и другими функциональными помещениями, а мир, где существует определенный человек. В задании так и было сказано – история через архитектуру. Поэтому я посчитал, что башня очень подходит под «космос Шекспира», связь между двумя полями – творчеством и обществом. Так как выбор ситуации оказался на конкурсе свободным, мой «Дом для Шекспира» находится в своей среде, на возвышенности Никола-Ленивца, словно на театральной сцене. Хотя, надо сказать, такая башня может быть построена в любой ситуации, что подтверждает цитату «весь мир – театр».
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus

Башня ассоциируется с театром «Глобус», созданным Шекспиром. В пояснении к проекту я писал, что на лестнице башни должны стоять все герои шекспировских пьес – они являются не только актерами, но и выполняют роль зрителей, разглядывая окружение, среду, узнавая в ней свои роли. Поэтому отличие «Дома для Шекспира» от башни для «Архстояния» скорее идейное, нежели техническое.
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Лестница. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Лестница. 2016 © Wowhaus

Тема убежища, открытого и закрытого пространства (башни и бункера, соответственно), как я и говорил, тут по-прежнему присутствует. На основе связи этих частей я создал фильм, который и стал формой моей подачи проекта на конкурс. Я сделал его по всем канонам развития сюжета пьесы, создал инсценировку проекта – подход к башне, ее вид со стороны горы становится завязкой сюжета; подъем вверх представляет нарастание ритма, борьбу, драму; спуск на землю и попадание в бункер – это трагедия, а выход из него на свет – развязка, финал и вывод.
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер в разрезе. 2016 © Wowhaus

– Почему вы выбрали фильм в качестве формы подачи конкурсного проекта?

Е.С.:
– Я спросил у организаторов, как нужно подать проект, мне ответили, что форма совершенно свободная. У меня была готова модель, и я решил сделать из нее анимацию. Предлагать чертежи и собирать альбом мне показалось скучным. А фильм я сделал скорее для отдыха, чтобы отвлечься от работы над мостом. В самом видео реализм переходит в метафоры, искажается до драмы и снова возвращается в реальность. Для меня это был интересный опыт – собрать целую постановку в фильме.




– Почему именно проект башни показался вам наиболее подходящим к теме конкурса?

Е.С.:
– Я изучил биографию Шекспира и узнал, что на его фамильном гербе изображено копье (spear по-английски – «копье»). И башня, установленная перпендикулярно холму, «воткнута» в землю, как копье. Это показалось мне интересной параллелью.
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». Ситуация. 2016 © Wowhaus

– Обозначали ли вы функции помещений бункера?

Е.С.:
– Нет, бункер, скорее, просто продолжает идею развития архитектурной формы по канонам театральной постановки. Уровни постепенно углубляются под землю, пространство становится тесным, человек чувствует себя в них все более одиноким. То есть весь сюжет можно обрисовать так – слияние с обществом на земле, возвышение над ним и трагедия одиночества, которая вынуждает делать выводы.

– А внутренние помещения бункера различаются? Каждое из них становится отдельной частью сюжета?

Е.С.:
– Да, бункер разделен на три помещения. Первое – входное – имеет окна, то есть связано с внешним миром, находится ближе всего к поверхности земли. Можно спуститься еще на два уровня вниз, чтобы оказаться в тупике. Второе помещение представляет собой коридор, где можно сесть, остановиться – переход. Последнее пространство замкнутое, тупиковое. Вместе они похожи на некую биоформу – самостоятельны, с одной стороны, и продолжают друг друга, с другой.
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus

– Если башня «Дома для Шекспира» скорее идейна, чем функциональна, можно ли такое сказать о башне для Архстояния?

Е.С.:
– Нет, башня для Никола-Ленивца имеет более определенную функцию. Она может стать смотровой площадкой, так как на этой стороне территории много видовых точек, рассмотреть которые сейчас невозможно. На другом берегу реки есть Николино Ухо, а здесь ничего, что очень жалко, потому что эти места тоже очень живописны. Башня также может стать дополнительным соединяющим звеном на оси нашего моста и долины Меандра с табуретом Полисского. Тем более что поле Версаль уже развито, на нем много объектов, а Меандр еще только начинает заполняться.

Мы будем смотреть по сезону, но, мне кажется, тема башни на этом месте актуальна, поэтому очень хотелось бы ее реализовать.
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus

– Куда пойдет проект «Дома для Шекспира» дальше? Будет ли организована выставка по итогам конкурса?

Е.С.:
– К сожалению, неизвестно. Изначально это конкурс свободный, организованный на волонтерских основах, без премий и взносов. Но я планирую дальше сотрудничать и общаться с организаторами. Это работа не ради приза, а ради интересных контактов.

Мне победа в этом конкурсе дала стимул продолжать собственное творчество, так как, помимо проектирования, я рисую и пишу стихи. Пока шло строительство моста в Никола-Ленивце, я понял, что непременно хочу написать о нем в разные времена года. Этой осенью также планируется моя персональная выставка на «Artplay». На ней я представлю урбанистические пейзажи самой территории «Artplay» и зданий бывшего завода. Они нарисованы на развернутых картонных коробках на сером фоне и напоминают эскизы к театральным декорациям. К ним же я написал стихи. Так я снова обращусь к теме театра в архитектуре, которая уже проработана в проекте для конкурса «Дом для Шекспира».
Объект для персональной выставки Есбергена Сабитова на “Artplay” © Wowhaus
Объект для персональной выставки Есбергена Сабитова на “Artplay” © Wowhaus
Объект для персональной выставки Есбергена Сабитова на “Artplay” © Wowhaus

– Организаторы конкурса «Дом для Шекспира» предлагают подобные соревнования на идеи, ассоциирующиеся с «мирами» других писателей и поэтов. Планируете участвовать в них?

Е.С.:
– Да, мне даже приходят приглашения, например, на участие в конкурсе «Дом для Цветаевой». Я думаю, что можно представить даже наш мост в Никола-Ленивце как связь творчества и реальности. Но над этим еще нужно подумать.
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. Метаморфозы. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. Метаморфозы. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. Метаморфозы. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Фрагмент башни. 2016 © Wowhaus
Мастерская:
WOWHAUS

22 Августа 2016

Беседовала:

Анна Сансиева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.