English version

Убежище для Шекспира

Разговор с победителем конкурса «Дом для Шекспира», архитектором бюро Wowhaus Есбергеном Сабитовым и руководителем мастерской Олегом Шапиро о том, как башня стала домом для великого драматурга.

Беседовала:
Анна Сансиева

22 Августа 2016
mainImg
Мастерская:
WOWHAUS
Архи.ру:
– Как появилась идея принять участие в конкурсе «Дом для Шекспира»?

Олег Шапиро:

– Этот проект изначально был сделан для фестиваля «Архстояние». Тема этого года – «Убежище», и нас пригласили поучаствовать. Общими усилиями коллектива бюро мы придумали сделать убежище в виде башни, и объект мы назвали «Перпендикуляр». Это был общий проект, который разрабатывался под моим руководством, но у Есбергена сразу же появился свой специфический вариант, который, к сожалению, шел в разрез с идеей нашей команды. Я даже провел ассоциацию – как наша башня должна быть установлена в неудобном месте, на склоне, перпендикулярно ему, так и Есберген хотел пойти «поперек» общей идеи.

Мы не смогли принять его вариант для «Архстояния», но он сумел найти ему прекрасное применение – отправил на конкурс «Дом для Шекспира» и победил! Я сразу видел, что это хорошая работа, а хорошая работа не может пропасть. Дальше мы отказались от идеи делать убежище согласно концепции «Архстояния» этого года и взялись за проектирование моста в Никола-Ленивце. Им также всецело занялся Есберген, собственно говоря, благодаря его стараниям мост удалось реализовать. Он придумал массу остроумных решений, позволивших воплотить проект несмотря на то, что, как всегда, не хватало времени, не хватало денег, не хватало рабочих сил. Но с первой очередью Есберген вместе с командой справились, а значит, в скором времени последует работа и над второй очередью строительства моста.
Есберген Сабитов на мосту в Никола-Ленивце. 2016. Фотография © Ольга Гриб
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus
Мост на фестивале «Архстояние». 2016. Фотография © Ольга Гриб

– Расскажите подробнее о вашей башне для «Архстояния».

Есберген Сабитов:
– Моя идея башни для «Архстояния» не выбивалась из контекста темы «Убежище». Башня это, можно сказать, связь неба и земли. В ней существуют две основные части: открытая и закрытая. Внизу, под землей я запроектировал закрытую часть – бункер. Это убежище в прямом смысле слова. Сама башня и верхняя площадка открыты, это, скорее, метафоричная трактовка «убежища» – уединение, место для интровертов, возможность реализовать свое желание и оторваться от земли.
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus

На «Архстоянии» нам была дана ситуация: башня должна была располагаться у реки, на возвышенности, по оси направления моста. Для такого рельефа было необходимо подобрать верное конструктивное решение. Над этим вопросом мы думали все вместе, группой из 8 человек. В итоге выбрали самый простой, бюджетный вариант – каркас рамы. Но моя идея была другой даже с технической точки зрения: вместе с конструктором мы придумали струнную, шпренгельную башню. По этому же принципу собрана, например, Останкинская башня – ствол и удерживающие его канаты. Мою башню даже неплохо приняли, но позже решили, что это слишком сложное и дорогое решение, хотя, честно говоря, я до сих пор с этим не согласен. Как и в случае с мостом – если задаться целью, то всегда можно найти оптимальное решение.
zooming
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». Ситуация. 2016 © Wowhaus

Но, как и сказал Олег Аркадьевич, проект башни лёг в стол. Мы занялись мостом. И в процессе на Архи.ру я увидел анонс конкурса «Дом для Шекспира». Я расспросил организаторов про детали и техническое задание, и оказалось, что это конкурс исключительно концепций и идей, поэтому ситуацию, объект, методы подачи и описание можно было выбрать любые. Поэтому я и решил использовать для конкурса свой проект немного забытой на тот момент башни для «Архстояния».

– Какие изменения вы внесли в проект, чтобы преобразовать его в «Дом для Шекспира»?

Е.С.:
– Тема конкурса предполагала не столько проектирование дома для физического проживания в нем человека, сколько аллюзию, ассоциативный ряд с Шекспиром и с космосом. Это не сам дом, как объект с кухней, спальней и другими функциональными помещениями, а мир, где существует определенный человек. В задании так и было сказано – история через архитектуру. Поэтому я посчитал, что башня очень подходит под «космос Шекспира», связь между двумя полями – творчеством и обществом. Так как выбор ситуации оказался на конкурсе свободным, мой «Дом для Шекспира» находится в своей среде, на возвышенности Никола-Ленивца, словно на театральной сцене. Хотя, надо сказать, такая башня может быть построена в любой ситуации, что подтверждает цитату «весь мир – театр».
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus

Башня ассоциируется с театром «Глобус», созданным Шекспиром. В пояснении к проекту я писал, что на лестнице башни должны стоять все герои шекспировских пьес – они являются не только актерами, но и выполняют роль зрителей, разглядывая окружение, среду, узнавая в ней свои роли. Поэтому отличие «Дома для Шекспира» от башни для «Архстояния» скорее идейное, нежели техническое.
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Лестница. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Лестница. 2016 © Wowhaus

Тема убежища, открытого и закрытого пространства (башни и бункера, соответственно), как я и говорил, тут по-прежнему присутствует. На основе связи этих частей я создал фильм, который и стал формой моей подачи проекта на конкурс. Я сделал его по всем канонам развития сюжета пьесы, создал инсценировку проекта – подход к башне, ее вид со стороны горы становится завязкой сюжета; подъем вверх представляет нарастание ритма, борьбу, драму; спуск на землю и попадание в бункер – это трагедия, а выход из него на свет – развязка, финал и вывод.
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер в разрезе. 2016 © Wowhaus

– Почему вы выбрали фильм в качестве формы подачи конкурсного проекта?

Е.С.:
– Я спросил у организаторов, как нужно подать проект, мне ответили, что форма совершенно свободная. У меня была готова модель, и я решил сделать из нее анимацию. Предлагать чертежи и собирать альбом мне показалось скучным. А фильм я сделал скорее для отдыха, чтобы отвлечься от работы над мостом. В самом видео реализм переходит в метафоры, искажается до драмы и снова возвращается в реальность. Для меня это был интересный опыт – собрать целую постановку в фильме.




– Почему именно проект башни показался вам наиболее подходящим к теме конкурса?

Е.С.:
– Я изучил биографию Шекспира и узнал, что на его фамильном гербе изображено копье (spear по-английски – «копье»). И башня, установленная перпендикулярно холму, «воткнута» в землю, как копье. Это показалось мне интересной параллелью.
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». Ситуация. 2016 © Wowhaus

– Обозначали ли вы функции помещений бункера?

Е.С.:
– Нет, бункер, скорее, просто продолжает идею развития архитектурной формы по канонам театральной постановки. Уровни постепенно углубляются под землю, пространство становится тесным, человек чувствует себя в них все более одиноким. То есть весь сюжет можно обрисовать так – слияние с обществом на земле, возвышение над ним и трагедия одиночества, которая вынуждает делать выводы.

– А внутренние помещения бункера различаются? Каждое из них становится отдельной частью сюжета?

Е.С.:
– Да, бункер разделен на три помещения. Первое – входное – имеет окна, то есть связано с внешним миром, находится ближе всего к поверхности земли. Можно спуститься еще на два уровня вниз, чтобы оказаться в тупике. Второе помещение представляет собой коридор, где можно сесть, остановиться – переход. Последнее пространство замкнутое, тупиковое. Вместе они похожи на некую биоформу – самостоятельны, с одной стороны, и продолжают друг друга, с другой.
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Бункер. 2016 © Wowhaus

– Если башня «Дома для Шекспира» скорее идейна, чем функциональна, можно ли такое сказать о башне для Архстояния?

Е.С.:
– Нет, башня для Никола-Ленивца имеет более определенную функцию. Она может стать смотровой площадкой, так как на этой стороне территории много видовых точек, рассмотреть которые сейчас невозможно. На другом берегу реки есть Николино Ухо, а здесь ничего, что очень жалко, потому что эти места тоже очень живописны. Башня также может стать дополнительным соединяющим звеном на оси нашего моста и долины Меандра с табуретом Полисского. Тем более что поле Версаль уже развито, на нем много объектов, а Меандр еще только начинает заполняться.

Мы будем смотреть по сезону, но, мне кажется, тема башни на этом месте актуальна, поэтому очень хотелось бы ее реализовать.
Проект башни «Убежище» для фестиваля «Архстояние». 2016 © Wowhaus

– Куда пойдет проект «Дома для Шекспира» дальше? Будет ли организована выставка по итогам конкурса?

Е.С.:
– К сожалению, неизвестно. Изначально это конкурс свободный, организованный на волонтерских основах, без премий и взносов. Но я планирую дальше сотрудничать и общаться с организаторами. Это работа не ради приза, а ради интересных контактов.

Мне победа в этом конкурсе дала стимул продолжать собственное творчество, так как, помимо проектирования, я рисую и пишу стихи. Пока шло строительство моста в Никола-Ленивце, я понял, что непременно хочу написать о нем в разные времена года. Этой осенью также планируется моя персональная выставка на «Artplay». На ней я представлю урбанистические пейзажи самой территории «Artplay» и зданий бывшего завода. Они нарисованы на развернутых картонных коробках на сером фоне и напоминают эскизы к театральным декорациям. К ним же я написал стихи. Так я снова обращусь к теме театра в архитектуре, которая уже проработана в проекте для конкурса «Дом для Шекспира».
Объект для персональной выставки Есбергена Сабитова на “Artplay” © Wowhaus
Объект для персональной выставки Есбергена Сабитова на “Artplay” © Wowhaus
Объект для персональной выставки Есбергена Сабитова на “Artplay” © Wowhaus

– Организаторы конкурса «Дом для Шекспира» предлагают подобные соревнования на идеи, ассоциирующиеся с «мирами» других писателей и поэтов. Планируете участвовать в них?

Е.С.:
– Да, мне даже приходят приглашения, например, на участие в конкурсе «Дом для Цветаевой». Я думаю, что можно представить даже наш мост в Никола-Ленивце как связь творчества и реальности. Но над этим еще нужно подумать.
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. Метаморфозы. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. Метаморфозы. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Вид изнутри конструкции. Метаморфозы. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. 2016 © Wowhaus
Конкурсный проект «Дом для Шекспира». Автор: Есберген Сабитов. Кадр из фильма. Фрагмент башни. 2016 © Wowhaus


Мастерская:
WOWHAUS

22 Августа 2016

Беседовала:

Анна Сансиева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.