Игра в прятки

Как спрятаться внутри головы из живописных полотен, в скульптуре из металла, завязанной в узел, в клетке из арматуры или в Гелендвагене, зарытом в землю? В Никола-Ленивце прошел фестиваль «Архстояние» на тему «Убежище».

Автор текста:
Алла Павликова

29 Июля 2016
mainImg
Одиннадцатый по счету никола-ленивецкий фестиваль предложил свои ответы на психологически актуальную по нашим временам тему: «Убежище». Как рассказал бессменный куратор «Архстояния» Антон Кочуркин, идея возникла давно, пару лет назад, долго «вызревала» и, наконец, нашла выход в виде десяти очень разных проектов. Тема, созвучная повсеместно не слишком спокойной политической ситуации, в первую очередь стала откликом на события в самом парке, территория которого, по словам организаторов фестиваля, в любой момент может уйти с молотка. Самостоятельно выкупить земли основатели «Архстояния» не могут, средств едва хватает на проведение фестиваля. Судьба парка остается неопределенной, и некогда нашедшие здесь приют художники, таким образом, вынуждены задуматься о новом убежище, пусть пока символическом. «Никола-Ленивец изначально был убежищем, – объясняет Антон Кочуркин. – Двадцать пять лет назад в этих уединенных местах укрылась горстка архитекторов и художников, нашедших покой и умиротворение. Именно здесь родился Полисский как величайший представитель лэнд-арта в России. Из маленькой деревни Никола-Ленивец постепенно превратился в крупнейший арт-парк, и в некотором смысле утратил свое первоначальное значение. В этом году нам захотелось вернуться к истокам».
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Большая часть арт-объектов и инсталляций расположилась на ранее неосвоенной заболоченной территории между деревнями Звизжи и Кольцово. Новая тропа коротким пешеходным маршрутом соединила разрозненные части парка: ресепшн, пресс-центр и «Бобур» Николая Полисского с ландшафтным парком «Версаль» и кемпингом. Подступы к тропе обозначила гигантская триумфальная арка Полисского «Белые ворота» (да-да) – портал, открывающий проход в «последнее убежище» – Никола-Ленивецкий парк. Правда, как признался сам автор, в данном случае сначала появились ворота, а только потом тропа. Причём согласно замыслу в дальнейшем «Белые ворота» должны спровоцировать возникновение и других пешеходных маршрутов – в сторону Угры, к заповеднику, в деревню Звизжи и арт-парк. И местоположение в долине Меандр, чуть в стороне от основной проезжей дороги, этому только способствует.
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Алла Павликова

Надо сказать, что объект не вполне новый. В прошлом году его уже показывали в Москве на ВДНХ в рамках фестиваля «Политех». Типология тетрапилона для Полисского вполне традиционна, уже были похожие Пермские ворота и Лихоборские. Все части арки собраны из деревянных деталей разной формы и размера на металлическом каркасе. Элементы конструкции изображают сложные технические механизмы с пружинками и шестерёнками. Внутри арки установлен большой ящик для пожертвований, как крошечный и скорее шуточный шаг к сбору средств для выкупа земель. Однако посетители чаще использовали ящик для фотосессий.
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Появление новой тропы через болото стало возможным благодаря мосту, спроектированному командой молодых архитекторов под руководством Олега Шапиро, Ольги Рокаль и Есбергена Сабитова из бюро Wowhaus в соавторстве, как уточняют сами проектировщики, с бобрами. Последние и превратили низину с протекающим по ней ручейком в большое болото, пересекать которое вброд было довольно опасно. Именно поэтому до появления моста короткой дорогой из Звизжей в Кольцово никто не пользовался, предпочитая идти в обход. Ажурный, «вязаный» мост, не затронув интересы бобров, параллельно построивших себе ещё одну хату, проблему отчасти решил. Хотя в дождливую погоду без резиновой обуви преодолеть размытую лесную дорогу всё равно будет крайне сложно.
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
zooming
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Ольга Гриб

Как рассказал Олег Шапиро, авторы вдохновлялись образом построенного сто лет назад моста через залив Ферт-оф-Форт в Шотландии. Методика же укрепления берегов при помощи гео-решеток была заимствована из практики американских военных, укреплявших болота во Вьетнаме. Опорами для моста служат поставленные на дно водоема колодезные кольца, соединенные металлическими рамами. А сам мост, кажущийся шатким и подвижным, собран из горизонтальных секций и балок из светлого дерева.
Олег Шапиро и Антон Кочуркин на мосту, спроектированом бюро Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Реализация проекта рассчитана на несколько лет. Пока удалось возвести только первую очередь – самую функциональную. Но каждый год мост будет прирастать новыми ответвлениями – где-то он пройдет ближе к берегу, где-то проникнет вглубь протоки, предоставляя возможность оказаться в сердце болота, не вторгаясь в его границы. Берега, которые сейчас засыпаны гравием, зарастут мхом, папоротниками и осокой. Дерево потемнеет, и мост, разветвленный и многослойный, постепенно полностью сольется с окружением. По крайней мере, так архитекторы представляют себе дальнейшее развитие проекта. По словам Олега Шапиро, это не просто функциональный, но скорее медитативный объект. Мост, перекинувшись через живописную топь рядом с нерукотворной плотиной бобров, позволяет взглянуть на ландшафт в разрезе. "Мост – это своеобразный побег в природу," – говорит Олег Шапиро. Значит, тоже убежище.
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции. Схема компоновки досок © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции. Схема компоновки досок © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Опорные рамы © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Рамы с установкой на кольца © Wowhaus, Есберген Сабитов

Недалеко от моста расположилось еще одно убежище – «Обитаемое вещество». Так назвали свой проект художники Дмитрий и Елена Каварга. Авторы рассказали, что ради участия в «Архстоянии» они отменили все другие проекты и выставки. Сооружение биоморфного объекта заняло больше четырех месяцев непрерывной работы. Один только каркас потребовал больше километра арматуры, чего при взгляде на компактный и, как кажется, легкий арт-объект заподозрить невозможно. Он напоминает живой организм, точнее – орган. Медицинская ассоциация смягчается белым цветом, в который окрашена вся конструкция на тонких опорах. Внутрь ведет что-то вроде лестницы. Небольшое помещение полностью соответствует внешнему облику. Ощущение такое, словно находишься внутри гигантского животного. К сожалению, не всё удалось реализовать к открытию фестиваля. В будущем авторы обещают включить внутри скульптуры музыку и зажечь лампы на солнечных батарейках.
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Отдельно надо сказать об использованных непривычных для фестиваля, но традиционных для художников синтетических материалах – нескольких видах полимеров. Как пояснил Антон Кочуркин, в этом году организаторы намеренно отступили от ортодоксальной позиции применения исключительно дерева и веток. К примеру, помимо полимеров, на территории арт-парка появились сооружения и скульптуры из металла.
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Металл стал основным материалом для сооружения «Теневого павильона» Ирины Кориной и Ильи Вознесенского. Почему проект получил такое название, неизвестно, но в народе его уже окрестили «шишкой». Шишка – излюбленная форма Кориной. Здесь она получилась довольно крупной – более 5,5 м в высоту. Собранная из ржавых металлических полицейских щитов шишка приобрела выраженный оборонительный характер, превратилась в укрытие. Есть и другое значение. Шишка – это бесконечная структура, фрактал, который сам себя воспроизводит. Верхний слой отмирает, но внутри уже формируется новый росток. Последний, расположенный в центре павильона, выполнен не из ржавого, как оболочка, а из оцинкованного металла. Еще одна неоднозначная, но важная деталь проекта – синий козырек, ведущий внутрь павильона. С первого взгляда он кажется инородным. Но у Ирины Кориной это традиционный приём. Во многих её проектах воспоминания советской эпохи появляются в виде устойчивых ассоциативных рядов, знакомых каждому человеку старше 30 лет – то ли оградка детского сада, то ли козырёк над подъездом.
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Совсем иначе использует металл Дмитрий Жуков. Его «Личная вселенная № 5» кажется выполненной из старого темного дерева. Только подойдя вплотную и прикоснувшись к скульптуре, понимаешь, что это сталь – расслоившаяся, живая, наполненная воздухом и светом. Такую технологию работы изобрёл именно Жуков, как он сам шутит – «подсмотрел у металла». «Я долгое время варил дамасскую сталь, – объясняет автор. – От нас требовалось, чтобы на поверхности не оставалось ни трещинки. Но мне неровности и трещинки всегда очень нравились. Я – певец брака». Разделить не самый пластичный материал на множество слоёв, сделать его визуально мягким, завязать в узел – не каждому под силу. Но автор предложил именно такой сценарий. Пространство оборачивается вокруг человека, затягивает узел, отрезает от внешнего мира и оставляет наедине с самим собой.
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Личная вселенная № 5. На фото автор скульптуры Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Создание скульптуры заняло больше полугода. Дмитрий Жуков рассказал, что все работы велись в его собственной мастерской в Карелии. Оттуда готовый экспонат весом почти полторы тонны пришлось доставлять на машине в Никола-Ленивец.
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Экспериментальный психологический проект Наиля Гареева внёс в программу фестиваля несколько тревожные эмоции. Его красная «Клетка» – это перформанс, посвященный размышлениям на тему адаптации к отраженности. Человек адаптируется к миру и мир начинает его формировать. Как объяснил Наиль Гареев, психолог и популяризатор опыта сенсорной депривации, в этом и состоит базовая проблема, от неё и стоит искать убежище. Сделать это можно, только остановив адаптацию к отражению. На пути к инсталляции слышны звуки – это вещают новостные каналы (инструмент формирования сознания извне). Внутри клетки ничего нет, только большая зеркальная стена-экран и стул, присев на который, видишь собственное отражение, растворенное в новостном контенте. Таким образом, зритель видит отражение и встроенную в него идеологическую информацию, которую он не может отделить от действительности. Адаптация к своему отражению – это как змея, которая укусила сама себя за хвост. Это ловушка – клетка. Выходом из неё становится возврат к первичности отношений с отражением. Вернув себе изначальную позицию первичности, человек находит внутреннюю опору, равновесие.
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Абсолютным хитом фестиваля в этом году стал «Дом бомжа» Павла Суслова. Посетители облюбовали деревянный подиум, на который художник водрузил голову из живописных полотен, и использовали его как скамейку, место для посиделок и романтических свиданий. Сидя в тени головы, можно было разглядывать этюды, написанные маслом и изображающие самые красивые места Никола-Ленивца и самые забавные моменты подготовки к фестивалю. Тут и застрявший кран при строительстве моста через болото, и проливные дожди, и первый присевший на «завалинку» у недостроенной головы рабочий.
 
Голова «Дом бомжа». На фото художник и автор проекта Павел Суслов с одной из картин. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Голова «Дом бомжа» расположилась в самом оживленном месте парка, недалеко от недавно реконструированной Ротонды Александра Бродского. Тем не менее Павел Суслов использует её для проживания. Внутри головы оборудована маленькая комнатка, а в подиуме – погребок для хранения продуктов. Для художника это уже пятнадцатый вариант конструкции из холстов на подрамниках, предназначенной для временного жилья на пленэре. Голова состоит из 254 полотен, которые при необходимости снимаются с каркаса. В день Павел пишет в среднем по четыре картины и обещает, что к осени пустых холстов не останется.
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Алла Павликова
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Не менее популярным объектом стал закопанный в землю Мерседес Гелендваген. Владелец дорогого автомобиля и руководитель бюро Archpoint Валерий Лизунов не пожалел собственное имущество, дабы максимально полно раскрыть тему фестиваля. Машина, по мнению автора, это идеальное убежище. А закопанная в землю – так и вовсе. Автомобиль действительно зарыли целиком, присыпали землей и даже высадили сверху траву, оставив доступ посетителям через люк в крыше. Из желающих забраться внутрь, завести мотор и послушать музыку выстроилась огромная очередь, из-за чего инсталляция стала больше напоминать аттракцион, нежели надежное укрытие.

Смешанные чувства вызвала и «Походная пагода», реализованная буквально за три дня до открытия фестиваля компаниями «Комитет Аполлона» и Patkonen Projects. Пагоду решили собрать из четырех армейских палаток. Внутри смастерили что-то вроде молельного барабана из березовых бревен. Но мистическое настроение создать не получилось. Покосившуюся палатку почему-то хотелось переместить в район кемпинга.
Секретный перформанс. Ольга Кройтор. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Ещё более странным показался очередной перформанс Ольги Кройтер. Если на одном из предыдущих фестивалей она, как спящая красавица, весь день пролежала в стеклянном гробу, то теперь в качестве убежища выбрала кокон из полиэтиленовой плёнки. За слоями полиэтилена, плотно прилегающего к стволу дерева, едва угадывался силуэт человека, за жизнь и здоровье которого было откровенно страшно. В целом же программа фестиваля в этом году, как впрочем и обычно, была перенасыщена перформансами и импровизациями. Больше всего запомнился курс Муравицкого – экскурсия по арт-объектам фестиваля в компании «инопланетян» в противогазах, завершившаяся мистическим ритуалом возле «Теневого павильона». Своё настроение инопланетности внесла и школа вокальной импровизации «Music Inside», которая все фестивальные дни наполняла пространство арт-парка таинственными звуками. От этого казалось, что убежище стоит искать не здесь, не на этой планете даже…
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

29 Июля 2016

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни