Игра в прятки

Как спрятаться внутри головы из живописных полотен, в скульптуре из металла, завязанной в узел, в клетке из арматуры или в Гелендвагене, зарытом в землю? В Никола-Ленивце прошел фестиваль «Архстояние» на тему «Убежище».

Алла Павликова

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
0 Одиннадцатый по счету никола-ленивецкий фестиваль предложил свои ответы на психологически актуальную по нашим временам тему: «Убежище». Как рассказал бессменный куратор «Архстояния» Антон Кочуркин, идея возникла давно, пару лет назад, долго «вызревала» и, наконец, нашла выход в виде десяти очень разных проектов. Тема, созвучная повсеместно не слишком спокойной политической ситуации, в первую очередь стала откликом на события в самом парке, территория которого, по словам организаторов фестиваля, в любой момент может уйти с молотка. Самостоятельно выкупить земли основатели «Архстояния» не могут, средств едва хватает на проведение фестиваля. Судьба парка остается неопределенной, и некогда нашедшие здесь приют художники, таким образом, вынуждены задуматься о новом убежище, пусть пока символическом. «Никола-Ленивец изначально был убежищем, – объясняет Антон Кочуркин. – Двадцать пять лет назад в этих уединенных местах укрылась горстка архитекторов и художников, нашедших покой и умиротворение. Именно здесь родился Полисский как величайший представитель лэнд-арта в России. Из маленькой деревни Никола-Ленивец постепенно превратился в крупнейший арт-парк, и в некотором смысле утратил свое первоначальное значение. В этом году нам захотелось вернуться к истокам».
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Большая часть арт-объектов и инсталляций расположилась на ранее неосвоенной заболоченной территории между деревнями Звизжи и Кольцово. Новая тропа коротким пешеходным маршрутом соединила разрозненные части парка: ресепшн, пресс-центр и «Бобур» Николая Полисского с ландшафтным парком «Версаль» и кемпингом. Подступы к тропе обозначила гигантская триумфальная арка Полисского «Белые ворота» (да-да) – портал, открывающий проход в «последнее убежище» – Никола-Ленивецкий парк. Правда, как признался сам автор, в данном случае сначала появились ворота, а только потом тропа. Причём согласно замыслу в дальнейшем «Белые ворота» должны спровоцировать возникновение и других пешеходных маршрутов – в сторону Угры, к заповеднику, в деревню Звизжи и арт-парк. И местоположение в долине Меандр, чуть в стороне от основной проезжей дороги, этому только способствует.
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Алла Павликова

Надо сказать, что объект не вполне новый. В прошлом году его уже показывали в Москве на ВДНХ в рамках фестиваля «Политех». Типология тетрапилона для Полисского вполне традиционна, уже были похожие Пермские ворота и Лихоборские. Все части арки собраны из деревянных деталей разной формы и размера на металлическом каркасе. Элементы конструкции изображают сложные технические механизмы с пружинками и шестерёнками. Внутри арки установлен большой ящик для пожертвований, как крошечный и скорее шуточный шаг к сбору средств для выкупа земель. Однако посетители чаще использовали ящик для фотосессий.
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Появление новой тропы через болото стало возможным благодаря мосту, спроектированному командой молодых архитекторов под руководством Олега Шапиро, Ольги Рокаль и Есбергена Сабитова из бюро Wowhaus в соавторстве, как уточняют сами проектировщики, с бобрами. Последние и превратили низину с протекающим по ней ручейком в большое болото, пересекать которое вброд было довольно опасно. Именно поэтому до появления моста короткой дорогой из Звизжей в Кольцово никто не пользовался, предпочитая идти в обход. Ажурный, «вязаный» мост, не затронув интересы бобров, параллельно построивших себе ещё одну хату, проблему отчасти решил. Хотя в дождливую погоду без резиновой обуви преодолеть размытую лесную дорогу всё равно будет крайне сложно.
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
zooming
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Ольга Гриб

Как рассказал Олег Шапиро, авторы вдохновлялись образом построенного сто лет назад моста через залив Ферт-оф-Форт в Шотландии. Методика же укрепления берегов при помощи гео-решеток была заимствована из практики американских военных, укреплявших болота во Вьетнаме. Опорами для моста служат поставленные на дно водоема колодезные кольца, соединенные металлическими рамами. А сам мост, кажущийся шатким и подвижным, собран из горизонтальных секций и балок из светлого дерева.
Олег Шапиро и Антон Кочуркин на мосту, спроектированом бюро Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Реализация проекта рассчитана на несколько лет. Пока удалось возвести только первую очередь – самую функциональную. Но каждый год мост будет прирастать новыми ответвлениями – где-то он пройдет ближе к берегу, где-то проникнет вглубь протоки, предоставляя возможность оказаться в сердце болота, не вторгаясь в его границы. Берега, которые сейчас засыпаны гравием, зарастут мхом, папоротниками и осокой. Дерево потемнеет, и мост, разветвленный и многослойный, постепенно полностью сольется с окружением. По крайней мере, так архитекторы представляют себе дальнейшее развитие проекта. По словам Олега Шапиро, это не просто функциональный, но скорее медитативный объект. Мост, перекинувшись через живописную топь рядом с нерукотворной плотиной бобров, позволяет взглянуть на ландшафт в разрезе. "Мост – это своеобразный побег в природу," – говорит Олег Шапиро. Значит, тоже убежище.
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции. Схема компоновки досок © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции. Схема компоновки досок © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Опорные рамы © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Рамы с установкой на кольца © Wowhaus, Есберген Сабитов

Недалеко от моста расположилось еще одно убежище – «Обитаемое вещество». Так назвали свой проект художники Дмитрий и Елена Каварга. Авторы рассказали, что ради участия в «Архстоянии» они отменили все другие проекты и выставки. Сооружение биоморфного объекта заняло больше четырех месяцев непрерывной работы. Один только каркас потребовал больше километра арматуры, чего при взгляде на компактный и, как кажется, легкий арт-объект заподозрить невозможно. Он напоминает живой организм, точнее – орган. Медицинская ассоциация смягчается белым цветом, в который окрашена вся конструкция на тонких опорах. Внутрь ведет что-то вроде лестницы. Небольшое помещение полностью соответствует внешнему облику. Ощущение такое, словно находишься внутри гигантского животного. К сожалению, не всё удалось реализовать к открытию фестиваля. В будущем авторы обещают включить внутри скульптуры музыку и зажечь лампы на солнечных батарейках.
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Отдельно надо сказать об использованных непривычных для фестиваля, но традиционных для художников синтетических материалах – нескольких видах полимеров. Как пояснил Антон Кочуркин, в этом году организаторы намеренно отступили от ортодоксальной позиции применения исключительно дерева и веток. К примеру, помимо полимеров, на территории арт-парка появились сооружения и скульптуры из металла.
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Металл стал основным материалом для сооружения «Теневого павильона» Ирины Кориной и Ильи Вознесенского. Почему проект получил такое название, неизвестно, но в народе его уже окрестили «шишкой». Шишка – излюбленная форма Кориной. Здесь она получилась довольно крупной – более 5,5 м в высоту. Собранная из ржавых металлических полицейских щитов шишка приобрела выраженный оборонительный характер, превратилась в укрытие. Есть и другое значение. Шишка – это бесконечная структура, фрактал, который сам себя воспроизводит. Верхний слой отмирает, но внутри уже формируется новый росток. Последний, расположенный в центре павильона, выполнен не из ржавого, как оболочка, а из оцинкованного металла. Еще одна неоднозначная, но важная деталь проекта – синий козырек, ведущий внутрь павильона. С первого взгляда он кажется инородным. Но у Ирины Кориной это традиционный приём. Во многих её проектах воспоминания советской эпохи появляются в виде устойчивых ассоциативных рядов, знакомых каждому человеку старше 30 лет – то ли оградка детского сада, то ли козырёк над подъездом.
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Совсем иначе использует металл Дмитрий Жуков. Его «Личная вселенная № 5» кажется выполненной из старого темного дерева. Только подойдя вплотную и прикоснувшись к скульптуре, понимаешь, что это сталь – расслоившаяся, живая, наполненная воздухом и светом. Такую технологию работы изобрёл именно Жуков, как он сам шутит – «подсмотрел у металла». «Я долгое время варил дамасскую сталь, – объясняет автор. – От нас требовалось, чтобы на поверхности не оставалось ни трещинки. Но мне неровности и трещинки всегда очень нравились. Я – певец брака». Разделить не самый пластичный материал на множество слоёв, сделать его визуально мягким, завязать в узел – не каждому под силу. Но автор предложил именно такой сценарий. Пространство оборачивается вокруг человека, затягивает узел, отрезает от внешнего мира и оставляет наедине с самим собой.
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Личная вселенная № 5. На фото автор скульптуры Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Создание скульптуры заняло больше полугода. Дмитрий Жуков рассказал, что все работы велись в его собственной мастерской в Карелии. Оттуда готовый экспонат весом почти полторы тонны пришлось доставлять на машине в Никола-Ленивец.
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Экспериментальный психологический проект Наиля Гареева внёс в программу фестиваля несколько тревожные эмоции. Его красная «Клетка» – это перформанс, посвященный размышлениям на тему адаптации к отраженности. Человек адаптируется к миру и мир начинает его формировать. Как объяснил Наиль Гареев, психолог и популяризатор опыта сенсорной депривации, в этом и состоит базовая проблема, от неё и стоит искать убежище. Сделать это можно, только остановив адаптацию к отражению. На пути к инсталляции слышны звуки – это вещают новостные каналы (инструмент формирования сознания извне). Внутри клетки ничего нет, только большая зеркальная стена-экран и стул, присев на который, видишь собственное отражение, растворенное в новостном контенте. Таким образом, зритель видит отражение и встроенную в него идеологическую информацию, которую он не может отделить от действительности. Адаптация к своему отражению – это как змея, которая укусила сама себя за хвост. Это ловушка – клетка. Выходом из неё становится возврат к первичности отношений с отражением. Вернув себе изначальную позицию первичности, человек находит внутреннюю опору, равновесие.
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Абсолютным хитом фестиваля в этом году стал «Дом бомжа» Павла Суслова. Посетители облюбовали деревянный подиум, на который художник водрузил голову из живописных полотен, и использовали его как скамейку, место для посиделок и романтических свиданий. Сидя в тени головы, можно было разглядывать этюды, написанные маслом и изображающие самые красивые места Никола-Ленивца и самые забавные моменты подготовки к фестивалю. Тут и застрявший кран при строительстве моста через болото, и проливные дожди, и первый присевший на «завалинку» у недостроенной головы рабочий.
 
Голова «Дом бомжа». На фото художник и автор проекта Павел Суслов с одной из картин. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Голова «Дом бомжа» расположилась в самом оживленном месте парка, недалеко от недавно реконструированной Ротонды Александра Бродского. Тем не менее Павел Суслов использует её для проживания. Внутри головы оборудована маленькая комнатка, а в подиуме – погребок для хранения продуктов. Для художника это уже пятнадцатый вариант конструкции из холстов на подрамниках, предназначенной для временного жилья на пленэре. Голова состоит из 254 полотен, которые при необходимости снимаются с каркаса. В день Павел пишет в среднем по четыре картины и обещает, что к осени пустых холстов не останется.
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Алла Павликова
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин

Не менее популярным объектом стал закопанный в землю Мерседес Гелендваген. Владелец дорогого автомобиля и руководитель бюро Archpoint Валерий Лизунов не пожалел собственное имущество, дабы максимально полно раскрыть тему фестиваля. Машина, по мнению автора, это идеальное убежище. А закопанная в землю – так и вовсе. Автомобиль действительно зарыли целиком, присыпали землей и даже высадили сверху траву, оставив доступ посетителям через люк в крыше. Из желающих забраться внутрь, завести мотор и послушать музыку выстроилась огромная очередь, из-за чего инсталляция стала больше напоминать аттракцион, нежели надежное укрытие.

Смешанные чувства вызвала и «Походная пагода», реализованная буквально за три дня до открытия фестиваля компаниями «Комитет Аполлона» и Patkonen Projects. Пагоду решили собрать из четырех армейских палаток. Внутри смастерили что-то вроде молельного барабана из березовых бревен. Но мистическое настроение создать не получилось. Покосившуюся палатку почему-то хотелось переместить в район кемпинга.
Секретный перформанс. Ольга Кройтор. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

Ещё более странным показался очередной перформанс Ольги Кройтер. Если на одном из предыдущих фестивалей она, как спящая красавица, весь день пролежала в стеклянном гробу, то теперь в качестве убежища выбрала кокон из полиэтиленовой плёнки. За слоями полиэтилена, плотно прилегающего к стволу дерева, едва угадывался силуэт человека, за жизнь и здоровье которого было откровенно страшно. В целом же программа фестиваля в этом году, как впрочем и обычно, была перенасыщена перформансами и импровизациями. Больше всего запомнился курс Муравицкого – экскурсия по арт-объектам фестиваля в компании «инопланетян» в противогазах, завершившаяся мистическим ритуалом возле «Теневого павильона». Своё настроение инопланетности внесла и школа вокальной импровизации «Music Inside», которая все фестивальные дни наполняла пространство арт-парка таинственными звуками. От этого казалось, что убежище стоит искать не здесь, не на этой планете даже…
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов

29 Июля 2016

Алла Павликова

Автор текста:

Алла Павликова
Похожие статьи
Градсовет Петербурга 14.12.2022
Градсовет критично отнесся к проекту гостиницы на Октябрьской набережной и эскизу застройки микрорайона «Юнтолово», но одобрил проект спортивного центра на берегу Малой Невки.
Архсовет Москвы – 78
Совет поддержал проект 400-метровой офисной башни, которая дополнит Сити и станет продолжением моста Багратион. Экспертам понравилась ярусная композиция, «интерактивный» фасад и функциональная насыщенность.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Жизнь в трещинах асфальта
В рамках программы «Сказки о золотых яблоках» в Альметьевске открылся Индустриальный сквер – общественное пространство рядом с действующей котельной, над которым работала команда из архитекторов, антропологов, культурологов и ботаников. Результат – многослойное пространство, выросшее из семян татарской земли.
Архсовет Москвы – 77
Совет поддержал проект башни, завершающей ансамбль ВТБ Арена Парка с северной стороны. Авторы проекта – UNK – предложили увеличить ее высоту со 100 до 150 м для лучших пропорций. В ходе обсуждения возникли предложения увеличить высоту сильнее, сделать башню стройнее и сдвинуть с оси ТТК, что она не замыкала его перспективу от Беговой.
Три «зеленых» истории
Рассматриваем городские экологические проекты, представленные Институтом Генплана на Зодчестве. Они очень разного масштаба: от сбора информации и пожеланий жителей в масштабе города до выращивания луговых растений между домами и картин, которые, как оказалось, лечат деревья, помогают затягивать раны в коре. + перечень естественных для Москвы видов в помощь девелоперу.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Градсовет Петербурга 24.08.2022
Второй вариант ЖК «Морская Резиденция», в котором восстанавливается недавно снесенное здание Давида Бурышкина, а также дом рядом с Мурино, который похож на общежитие.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Сохранить спонтанное?
О том, как эксперты Нижнего Новгорода обсуждали судьбу Караваихи – городского района, сложившегося в 1920-е – 1950-е годы, а сейчас ставшего территорией КРТ.
Арх Москва 2022: награды
Наград Арх Москвы, как всегда, много, на сей раз даже очень много. Рассказываем, кого за что отметили, вспоминаем прошедшую выставку. Важно: звание лучших архитекторов NEXT и обязанность делать экспозицию молодого архитектора получило бюро Надежды и Ильи Кореневых KRNV – за объект «Экзистенция».
Устоять на трех китах
В Гостином дворе открылась Арх Москва. Ее тема – «Устойчивость», но только редкие участники исследуют известные темы sustainability. Больше внимания уделено разного рода балансу и постоянству творческих поисков. Много разных и качественных арт-объектов, да и сама экспозиция тонко сбалансирована.
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Сцена и графика
Или графика на сцене. В театре Мастерская Петра Фоменко открылась выставка акварелей и рисунков Сергея Кузнецова. Небольшой фоторепортаж.
Первая легальная
Руководство Винзавода и Москомархитектуры открыли выставку граффити на бетонной железнодорожной стене при Курском вокзале. По словам организаторов, это первый опыт легального граффити в городском пространстве Москвы. Он интересным образом соседствует с нелегальными надписями напротив.
Архсовет Москвы – 74
Проект ЖК на территории ПВСВ, построенной по проекту архитекторов мастерской Весниных, тесно соседствует с известным «Домом-Самолетом», но сохранных памятников конструктивизма на его территории немного. Авторы – АБ ЦЛП, – уделили много внимания памяти о конструктивистском прошлом места, так же как и парку. Но главной темой обсуждения совета стала проницаемость территории в будущем хотя бы для транзитного прохода.
Сгорание
В воскресенье в Никола-Ленивце сожгли объект молодого архитектора Екатерины Поляковой, Вавилонскую башню. Решение о том, чтобы не отменять готовое действо, было принято не без труда; согласно заявлению организаторов, Масленица 2022 года – не праздник, а невеселое художественное высказывание, призыв к прощению и примирению.
Стирание
В четверг (или в среду?) в Анфиладе Музея архитектуры открылась выставка Валерия Кошлякова Domus Maxima. Открытие началось с обсуждения возможности открывать выставку в кризисные времена вообще – но сама живопись, пожалуй, дает ответ на этот вопрос. Выставка очень красивая, ее даже можно понять как вариант истории архитектурной культуры, увиденной через призму личного взгляда художника.
Суметь посметь
Выставка в галерее «Беляево» объединяет советское и современное монументальное искусство – и стрит-арт, поднимая тему их сходств и отличий, в которых, если подумать, не все так просто, как кажется.
Ценность подлинности
Музей Третьяковых в 1-м Голутвином переулке – пример нестандартного подхода к формированию экспозиции там, где невозможна мемориальная обстановка дома-музея. Другая особенность – проект реставрации вырос из дизайна экспозиции, и оба нацелены на демонстрацию подлинности и акцентирование аутентичности. Такое сращение экспозиции и проекта реставрации возможно только при очень последовательной работе от идеи к воплощению. Показываем, рассказываем, беседуем с автором проекта Наринэ Тютчевой.
Технологии и материалы
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Сейчас на главной
Стихия воды
Ванная на 84 этаже, купание под звездами, заплыв к Финскому заливу и спуск к горному источнику – в нашей подборке спа-комплексов.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Сохранить модернистское здание вокзала города Владимира!
Открываем сбор подписей под открытым письмом директора Музея архитектуры Елизаветы Лихачевой и архитектора Сергея Чобана в защиту модернистского здания вокзала города Владимира, которому сейчас угрожает реконструкция с обезличиванием, и всех памятников модернизма в целом – авторы призывают поставить их на охрану как федеральные ОКН. Поддерживаем инициативу, эти здания, действительно, давно пора поставить на охрану.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.
День и ночь в лесу
Гастробар в Калининграде, в оформлении которого архитекторы Line Design использовали настоящие природые объекты: стволы и ветви сосен, залитые в эпоксидную смолу папоротники, песок Балтийского моря и ковер из мха.
Белое внутри
Обновленный по проекту бюро ГОРА интерьер филармонии имени Ростроповича в Кремле Нижнего Новгорода – белый и текучий, – по словам архитекторов, как мелодия. Он действительно стал ощутимо свежее и современнее, проявил и усилил достоинства, заложенные при реконструкции 1960-х, добавив современной цельности, пластичности и медитативности.