Стихия воды

К Универсиаде в Казани по проекту бюро SPEECH был построен Дворец водных видов спорта. О проекте и истории его реализации рассказывают его авторы Сергей Чобан, Сергей Кузнецов и Николай Гордюшин.

Автор текста:
Алла Павликова

31 Октября 2013
mainImg

Мастерская:

SPEECH

Проект:

Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2011 – 2012

ПСО Казань

Сергей Чобан,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
 «Работу над стадионом водных видов спорта в Казани мы начали после того, как выиграли конкурс, который проводился руководством республики Татарстан и администрацией города Казани. С этим проектом мы прошли все стадии проектирования и строительства – от разработки концепции до сопровождения рабочей документации и осуществления авторского надзора. Кроме того, мы с самого начала хотели, чтобы данный проект был реализован казанскими строителями, а производители строительных материалов были преимущественно российскими, и нам удалось это воплотить.   

В основе архитектурного образа этого сооружения лежит сразу несколько очень важных идей. Прежде всего, хотелось создать крупный и выразительный объем, воспринимаемый как единый и снаружи, и особенно изнутри. Храм спорта, который имеет очень спокойную, но стремительную форму. Основную конструкцию мы решили выполнить из деревоклееных рам и тем самым создать атмосферу тепла и уюта в этом огромном помещении, сделать экологичным сам конструктивный скелет здания. Кроме того, мотив стрельчатых арок, образованных деревянными конструкциями,  близок к традиционной архитектуре Татарстана  – для нас было очень важно опираться на национальные архитектурные традиции с целью контекстуальной привязки, сохранения памяти места. 

Также внешний облик здания должен был ясно показывать, что речь идет о стадионе водных видов спорта. Плавные стремительные линии, очерчивающие здание, наклонный фасад со стороны реки, вылет карниза в зоне входа, большие торцевые окна из стекла и нержавеющей стали  – все эти элементы подчеркивают предназначение комплекса, обыгрывают тему скорости и воды.  «Концентрические»  круги на торцах, образованные полированной и шлифованной нержавеющей сталью, поддержаны цветными голубовато-серым линиями на стекле главного фасада, которые одновременно дают необходимую солнцезащиту. А внутри рисунок, нанесенный на стекло, поддержан очертаниями деревянных рам, которые удерживают конструкцию стеклянных витражей.  

При разработке решения главного фасада мы столкнулись с мучительным выбором материала. Сначала планировалось использовать строительное стекло, но возникли сомнения в его долговечности и надежности при дальнейшей эксплуатации, поэтому было решено заменить его на стекло с печатью. Этот материал мы очень часто используем в своих проектах, и нам показалось, что здесь он более чем уместен. Подчеркну, что печать на стекле решена весьма сложно, поскольку за панелями вторым слоем располагаются окна, и для того, чтобы не препятствовать проникновению внутрь помещения естественного света и обзору из окон, в местах их расположения растр точек печати на стеклянных панелях сделан более редким. 

В интерьере казанского стадиона центральное место занимает прыжковая вышка  – ключевой элемент дизайна  всех мировых стадионов водных видов спорта. Мы знаем очень интересные примеры, как, скажем, вышка Захи Хадид в стадионе водных видов спорта, построенном к Олимпиаде в Лондоне, и нам хотелось внести свой вклад в эту галерею. У нас это вертикальная конструкция с равновесными, но чуть изогнутыми площадками для прыжков. Вышка повторяет мягкие, упругие линии, присущие всему зданию. В стадионе ведь нет ни одной строго вертикальной или горизонтальной линии, все они слегка изгибаются, создают упругость, сравнимую с движением пловца, двигающегося на большой скорости. Такое же насыщенное силой движение нам хотелось отобразить во всех элементах здания – в форме витражей, трибун и, в том числе и в вышке». 

Дворец водных видов спорта
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Фрагмент главного фасада
© Илья Иванов


Сергей Кузнецов,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Проектом дворца водных видов спорта в Казани мы стали заниматься по итогам конкурсного отбора в 2009 году. Проектировщика выбирали оргкомитет и люди, ответственные за проведение Универсиады. И я сразу хотел бы сказать много комплиментов в адрес команды, готовившей Универсиаду – у них была четкая установка строить объекты на самом высоком уровне. Наши коллеги из Татарстана не полагались только на свои силы, а старались привлекать лучший российский и мировой опыт. 

В тот момент я периодически бывал в Татарстане, занимаясь другими объектами, и услышал, что идет поиск проектировщиков для дворца водных видов спорта. Для участия в этом конкурсном отборе требовалось показать организаторам свой опыт работы и пройти серию интервью. Это нельзя назвать конкурсом в полном смысле, это был именно отбор кандидатов. Мы решили принять в нем участие совместно с английской компанией Arup, сделали серьезное исследование по подобным сооружениям, изучили типологию, подумали, какие ноу-хау можно применить, чтобы построить серьезный и знаковый, но при этом экономичный объект. Экономия средств тогда была одним из самых важных критериев, поскольку Татарстан не располагал такими ресурсами, какие были, скажем, в Сочи при подготовке к Олимпийским играм. Нам нужно было уложиться в довольно ограниченный бюджет – 2,5 миллиарда рублей, что весьма скромно для объекта с пятью тысячами зрительских мест, двумя бассейнами олимпийского размера и одной прыжковой ванной. Постаравшись учесть все возможные факторы и определившись с габаритами сооружения, мы подготовили свое эскизное концептуальное предложение спортивного кластера в предельно сжатые сроки. Мы с нашим ГАПом Николаем Гордюшиным суммировали результат и заканчивали работу над финальной подачей буквально в гостинице в Казани. На следующий день я представил нашу концепцию оргкомитету. По итогам этой презентации было принято решение доверить проект нашему офису. Так мы вошли в проект совместно с компанией «ПСО Казань», которая выступала подрядчиком и одновременно техническим заказчиком. 

В основу концепции легла очень простая и понятная схема, которую мы выявили, изучив целый ряд подобных спортивных объектов. Например, мы побывали во дворцах водных видов спорта в Манчестере и Шеффилде и увидели, что там применяется экономичная линейная схема расположения ванн и трибун вдоль них. Условно говоря, это большая коробка с повторяющимся сечением конструкций. Мы взяли эту схему за основу и развили ее, так как наш объект по габаритам значительно превышал увиденные. 

Основной идеей и изюминкой проекта стали конструкции из клееного дерева. На сегодняшний день казанский дворец является одним из самых больших деревянных сооружений в мире. Нам безумно жаль, что сегодня строительство из дерева в России не очень хорошо развито, и мы как раз и хотели переломить эту тенденцию, показать, что дерево – великолепный материал для решения самых сложных задач – и конструктивных, и художественных. Да, возвести здание дворца спорта из дерева выходило несколько дороже, чем строительство в металле, но нам удалось убедить заказчика, найти экономичное решение и все-таки реализовать красивую деревянную конструкцию, которая стала основой формирования образа всего дворца. Нам очень много удалось соединить в одном образе – гнутые арки деревянной конструкции отсылают к мусульманским традициям, прослеживается также образ аркады готических соборов (в то время мы с Сергеем Чобаном очень увлекались рисованием готических соборов). Мотив стрельчатых сводов, уходящих в перспективу, стал одним из самых ярких художественных образов. 

Каркас явился смысловой осью, на которую мы нанизали все остальные элементы. Снаружи, конечно, конструкция считывается не так буквально, поскольку мы решили не рисковать и не проводить дерево через тепло/холод (в более теплом климате это, конечно, возможно). Зато внутри главным героем интерьера является именно деревянная структура. Это главный элемент, который формирует пространство. Все, кто уже побывал во дворце, говорили, что это совершенно потрясает воображение.

Дальше, уже в процессе работы, пришла идея облицевать дворец волнообразным стеклом в комбинации с металлом, возник большой вынос козырька входной группы, появилась мысль о печати на больших стеклянных элементах рисунка, изображающего водную поверхность. Вообще нам изначально подчеркнуть тему воды, и  не только потому что это дворец водных видов спорта, но и потому что он построен на берегу реки Казанки на насыпных территориях, искусственно созданных. Прежде там была подтопляемая зона, в поводок уходящая под воду. Комплекс стоит на подесте, чтобы не уходить в воду, потому что чаши, особенно прыжковые, имеют очень глубокое основание. Это было сложное инженерное решение. Можно дискутировать по поводу печати на стекле, которая многими воспринимается как прямая цитата. Я же рассматриваю это как творческий ход – на мой взгляд, довольно простой и выразительный. Да, печать на стекле – это прямой отсыл к воде, но есть и косвенный. Боковые фасады были выполнены в чередовании шлифованных и полированных элементов, находящих друг на друга, как жабры.  

Особая гордость проекта – дизайнерская вышка для прыжков. Это моя любимая история, мы ее очень долго отрисовывали, думали, как ее отлить. Получился настоящий арт-объект, выполненный в растительной форме – очень характерной для ислама.

На сегодняшний день для меня это один из самых важных проектов и первый столь масштабный объект, построенный в России. Количество усилий, вложенных в его реализацию, и степень личного участия невероятно велики. Это три года регулярных поездок в Казань, постоянное взаимодействие с локальными проектировщиками и строителями. Для меня казанский дворец стал практически родственником. Но самое главное – я доволен результатом, потому что проект удалось реализовать на самом высоком уровне».
Дворец водных видов спорта в Казани. Наклонный фасад, выходящий к реке. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стекло с печатью на главном фасаде. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой витраж. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный входной фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вид со стороны реки Казанки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Единое внутренее пространство стадиона. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого


Николай Гордюшин,
SPEECH Чобан&Кузнецов, главный архитектор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Участок проектирования находится на левом берегу реки Казанки, в центре города, прямо напротив Кремля. Раньше это были подтопляемые, болотистые территории. Для строительства комплекса пришлось сделать искусственное основание. С самого начала работы у нас было желание сделать довольно серьезное конструктивное решение с учетом агрессивной среды – воды и постоянной конденсации. Мы решили, что дерево – самый подходящий для этого материал. Мы долго обсуждали это решение, но сошлись на применении деревянных клееных балок. Так родилась форма и геометрия здания. У застройщика была масса вопросов и сомнений, многие люди говорили, что реализовать это невозможно. Но мы сумели их переубедить. 

Затем встал вопрос о наружной отделке дворца, и, конечно, стилистика воды здесь превалировала. Главный фасад изначально предполагалось выполнить из стеклопрофилей, широко использующихся в советское время. Но заказчик с непониманием воспринял это решение, и мы от него отказались, взамен предложив печать на стекле, также обращающуюся к водным мотивам. Наклонная стена, обращенная к реке, решена с применением панелей, находящих одна на другую. 

Для того, чтобы защитить внутренние помещения от прямых солнечных лучей, используется матовое стекло. Требования по освещению для соревновательных бассейнов очень строгие, необходимо добиться отсутствия бликов на воде. При видеосъемке соревнований очень важно, чтобы свет, проникающий в помещение извне, не был ярче внутреннего освещения. Поэтому пришлось тонировать стекло, не исключая проникновения естественного света. Потребовалось много усилий, чтобы подобрать необходимый процент освещения. Также мы делали серьезный акустический анализ, просчитывали движение воздуха. Одним словом, это была очень серьезная работа. В результате получился передовой в России объект по физическим и функциональным возможностям. Поэтому даже чемпионат мира решено было провести в Казани.

Во дворце предусмотрено три бассейна. Основная чаша под прыжковой вышкой имеет размеры 33х25 м. В этом бассейне можно проводить соревнования по прыжкам в воду, водному поло, плаванию на короткие дистанции и синхронному плаванию. Мало того, здесь предусмотрен подъемный пол, глубина которого варьируется от шести до ноля метров. Во втором бассейне диной 50 м тоже поднимается пол, правда, только в одной его половине. Раздвижная перегородка позволяет разделять пространство чаши, чтобы плавать на различные дистанции. Третий бассейн 50х25 м имеет постоянную глубину и используется как тренировочный. Кроме того, в здании располагается большой фитнесс-клуб, и этот бассейн предполагается использовать в коммерческих целях.

Надо отдать должное заказчику: он очень чутко реагировал на все наши предложения. Даже дизайнерскую вышку, изображенную как некий арт-объект, заказчик безоговорочно реализовал, несмотря на то, что это было очень непросто и дорого, пришлось заказывать сложную опалубку на авиационном заводе. Но в итоге получился главный и самый выразительный элемент интерьера, при всем при том обладающий всеми предусмотренными параметрами соревновательной прыжковой вышки. 

Весь комплекс – это серьезная инженерная и архитектурная конструкция, реализацией которой мы остались довольны. С нами работала большая группа локальных проектировщиков, занимающихся рабочей документацией, и они выполнили свою часть работы очень качественно, точно по нашим чертежам. Мы постоянно приезжали в Казань на консультации, вели авторский надзор, постоянно общались с местными проектировщиками. И вся команда, а это порядка ста человек проектировщиков, работала очень слажено».
Дворец водных видов спорта в Казани. Интерьер. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Чаши бассейнов и трибуны вдоль них. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Дерево-металлические конструкции, удерживающие стеклянный фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стрельчатые арки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные балки в интерьере. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные конструкции в интерьере
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. V-образные конструкции окон
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Освещение в интерьере
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Прыжковая вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Ситуационный план
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка для прыжков. Генплан
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План первого этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План второго этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План пятого этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Продольный разрез
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Поперечный разрез
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Эскиз
© SPEECH


Мастерская:

SPEECH

Проект:

Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2011 – 2012

ПСО Казань

31 Октября 2013

Автор текста:

Алла Павликова

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.