Стихия воды

К Универсиаде в Казани по проекту бюро SPEECH был построен Дворец водных видов спорта. О проекте и истории его реализации рассказывают его авторы Сергей Чобан, Сергей Кузнецов и Николай Гордюшин.

Автор текста:
Алла Павликова

31 Октября 2013
mainImg

Мастерская:

SPEECH

Проект:

Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2011 – 2012

ПСО Казань

Сергей Чобан,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
 «Работу над стадионом водных видов спорта в Казани мы начали после того, как выиграли конкурс, который проводился руководством республики Татарстан и администрацией города Казани. С этим проектом мы прошли все стадии проектирования и строительства – от разработки концепции до сопровождения рабочей документации и осуществления авторского надзора. Кроме того, мы с самого начала хотели, чтобы данный проект был реализован казанскими строителями, а производители строительных материалов были преимущественно российскими, и нам удалось это воплотить.   

В основе архитектурного образа этого сооружения лежит сразу несколько очень важных идей. Прежде всего, хотелось создать крупный и выразительный объем, воспринимаемый как единый и снаружи, и особенно изнутри. Храм спорта, который имеет очень спокойную, но стремительную форму. Основную конструкцию мы решили выполнить из деревоклееных рам и тем самым создать атмосферу тепла и уюта в этом огромном помещении, сделать экологичным сам конструктивный скелет здания. Кроме того, мотив стрельчатых арок, образованных деревянными конструкциями,  близок к традиционной архитектуре Татарстана  – для нас было очень важно опираться на национальные архитектурные традиции с целью контекстуальной привязки, сохранения памяти места. 

Также внешний облик здания должен был ясно показывать, что речь идет о стадионе водных видов спорта. Плавные стремительные линии, очерчивающие здание, наклонный фасад со стороны реки, вылет карниза в зоне входа, большие торцевые окна из стекла и нержавеющей стали  – все эти элементы подчеркивают предназначение комплекса, обыгрывают тему скорости и воды.  «Концентрические»  круги на торцах, образованные полированной и шлифованной нержавеющей сталью, поддержаны цветными голубовато-серым линиями на стекле главного фасада, которые одновременно дают необходимую солнцезащиту. А внутри рисунок, нанесенный на стекло, поддержан очертаниями деревянных рам, которые удерживают конструкцию стеклянных витражей.  

При разработке решения главного фасада мы столкнулись с мучительным выбором материала. Сначала планировалось использовать строительное стекло, но возникли сомнения в его долговечности и надежности при дальнейшей эксплуатации, поэтому было решено заменить его на стекло с печатью. Этот материал мы очень часто используем в своих проектах, и нам показалось, что здесь он более чем уместен. Подчеркну, что печать на стекле решена весьма сложно, поскольку за панелями вторым слоем располагаются окна, и для того, чтобы не препятствовать проникновению внутрь помещения естественного света и обзору из окон, в местах их расположения растр точек печати на стеклянных панелях сделан более редким. 

В интерьере казанского стадиона центральное место занимает прыжковая вышка  – ключевой элемент дизайна  всех мировых стадионов водных видов спорта. Мы знаем очень интересные примеры, как, скажем, вышка Захи Хадид в стадионе водных видов спорта, построенном к Олимпиаде в Лондоне, и нам хотелось внести свой вклад в эту галерею. У нас это вертикальная конструкция с равновесными, но чуть изогнутыми площадками для прыжков. Вышка повторяет мягкие, упругие линии, присущие всему зданию. В стадионе ведь нет ни одной строго вертикальной или горизонтальной линии, все они слегка изгибаются, создают упругость, сравнимую с движением пловца, двигающегося на большой скорости. Такое же насыщенное силой движение нам хотелось отобразить во всех элементах здания – в форме витражей, трибун и, в том числе и в вышке». 

Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Ильи Иванова
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Фрагмент главного фасада. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотограф Илья Иванов


Сергей Кузнецов,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Проектом дворца водных видов спорта в Казани мы стали заниматься по итогам конкурсного отбора в 2009 году. Проектировщика выбирали оргкомитет и люди, ответственные за проведение Универсиады. И я сразу хотел бы сказать много комплиментов в адрес команды, готовившей Универсиаду – у них была четкая установка строить объекты на самом высоком уровне. Наши коллеги из Татарстана не полагались только на свои силы, а старались привлекать лучший российский и мировой опыт. 

В тот момент я периодически бывал в Татарстане, занимаясь другими объектами, и услышал, что идет поиск проектировщиков для дворца водных видов спорта. Для участия в этом конкурсном отборе требовалось показать организаторам свой опыт работы и пройти серию интервью. Это нельзя назвать конкурсом в полном смысле, это был именно отбор кандидатов. Мы решили принять в нем участие совместно с английской компанией Arup, сделали серьезное исследование по подобным сооружениям, изучили типологию, подумали, какие ноу-хау можно применить, чтобы построить серьезный и знаковый, но при этом экономичный объект. Экономия средств тогда была одним из самых важных критериев, поскольку Татарстан не располагал такими ресурсами, какие были, скажем, в Сочи при подготовке к Олимпийским играм. Нам нужно было уложиться в довольно ограниченный бюджет – 2,5 миллиарда рублей, что весьма скромно для объекта с пятью тысячами зрительских мест, двумя бассейнами олимпийского размера и одной прыжковой ванной. Постаравшись учесть все возможные факторы и определившись с габаритами сооружения, мы подготовили свое эскизное концептуальное предложение спортивного кластера в предельно сжатые сроки. Мы с нашим ГАПом Николаем Гордюшиным суммировали результат и заканчивали работу над финальной подачей буквально в гостинице в Казани. На следующий день я представил нашу концепцию оргкомитету. По итогам этой презентации было принято решение доверить проект нашему офису. Так мы вошли в проект совместно с компанией «ПСО Казань», которая выступала подрядчиком и одновременно техническим заказчиком. 

В основу концепции легла очень простая и понятная схема, которую мы выявили, изучив целый ряд подобных спортивных объектов. Например, мы побывали во дворцах водных видов спорта в Манчестере и Шеффилде и увидели, что там применяется экономичная линейная схема расположения ванн и трибун вдоль них. Условно говоря, это большая коробка с повторяющимся сечением конструкций. Мы взяли эту схему за основу и развили ее, так как наш объект по габаритам значительно превышал увиденные. 

Основной идеей и изюминкой проекта стали конструкции из клееного дерева. На сегодняшний день казанский дворец является одним из самых больших деревянных сооружений в мире. Нам безумно жаль, что сегодня строительство из дерева в России не очень хорошо развито, и мы как раз и хотели переломить эту тенденцию, показать, что дерево – великолепный материал для решения самых сложных задач – и конструктивных, и художественных. Да, возвести здание дворца спорта из дерева выходило несколько дороже, чем строительство в металле, но нам удалось убедить заказчика, найти экономичное решение и все-таки реализовать красивую деревянную конструкцию, которая стала основой формирования образа всего дворца. Нам очень много удалось соединить в одном образе – гнутые арки деревянной конструкции отсылают к мусульманским традициям, прослеживается также образ аркады готических соборов (в то время мы с Сергеем Чобаном очень увлекались рисованием готических соборов). Мотив стрельчатых сводов, уходящих в перспективу, стал одним из самых ярких художественных образов. 

Каркас явился смысловой осью, на которую мы нанизали все остальные элементы. Снаружи, конечно, конструкция считывается не так буквально, поскольку мы решили не рисковать и не проводить дерево через тепло/холод (в более теплом климате это, конечно, возможно). Зато внутри главным героем интерьера является именно деревянная структура. Это главный элемент, который формирует пространство. Все, кто уже побывал во дворце, говорили, что это совершенно потрясает воображение.

Дальше, уже в процессе работы, пришла идея облицевать дворец волнообразным стеклом в комбинации с металлом, возник большой вынос козырька входной группы, появилась мысль о печати на больших стеклянных элементах рисунка, изображающего водную поверхность. Вообще нам изначально подчеркнуть тему воды, и  не только потому что это дворец водных видов спорта, но и потому что он построен на берегу реки Казанки на насыпных территориях, искусственно созданных. Прежде там была подтопляемая зона, в поводок уходящая под воду. Комплекс стоит на подесте, чтобы не уходить в воду, потому что чаши, особенно прыжковые, имеют очень глубокое основание. Это было сложное инженерное решение. Можно дискутировать по поводу печати на стекле, которая многими воспринимается как прямая цитата. Я же рассматриваю это как творческий ход – на мой взгляд, довольно простой и выразительный. Да, печать на стекле – это прямой отсыл к воде, но есть и косвенный. Боковые фасады были выполнены в чередовании шлифованных и полированных элементов, находящих друг на друга, как жабры.  

Особая гордость проекта – дизайнерская вышка для прыжков. Это моя любимая история, мы ее очень долго отрисовывали, думали, как ее отлить. Получился настоящий арт-объект, выполненный в растительной форме – очень характерной для ислама.

На сегодняшний день для меня это один из самых важных проектов и первый столь масштабный объект, построенный в России. Количество усилий, вложенных в его реализацию, и степень личного участия невероятно велики. Это три года регулярных поездок в Казань, постоянное взаимодействие с локальными проектировщиками и строителями. Для меня казанский дворец стал практически родственником. Но самое главное – я доволен результатом, потому что проект удалось реализовать на самом высоком уровне».
Дворец водных видов спорта в Казани. Наклонный фасад, выходящий к реке. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стекло с печатью на главном фасаде. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой витраж. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный входной фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вид со стороны реки Казанки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Единое внутренее пространство стадиона. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого


Николай Гордюшин,
SPEECH Чобан&Кузнецов, главный архитектор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Участок проектирования находится на левом берегу реки Казанки, в центре города, прямо напротив Кремля. Раньше это были подтопляемые, болотистые территории. Для строительства комплекса пришлось сделать искусственное основание. С самого начала работы у нас было желание сделать довольно серьезное конструктивное решение с учетом агрессивной среды – воды и постоянной конденсации. Мы решили, что дерево – самый подходящий для этого материал. Мы долго обсуждали это решение, но сошлись на применении деревянных клееных балок. Так родилась форма и геометрия здания. У застройщика была масса вопросов и сомнений, многие люди говорили, что реализовать это невозможно. Но мы сумели их переубедить. 

Затем встал вопрос о наружной отделке дворца, и, конечно, стилистика воды здесь превалировала. Главный фасад изначально предполагалось выполнить из стеклопрофилей, широко использующихся в советское время. Но заказчик с непониманием воспринял это решение, и мы от него отказались, взамен предложив печать на стекле, также обращающуюся к водным мотивам. Наклонная стена, обращенная к реке, решена с применением панелей, находящих одна на другую. 

Для того, чтобы защитить внутренние помещения от прямых солнечных лучей, используется матовое стекло. Требования по освещению для соревновательных бассейнов очень строгие, необходимо добиться отсутствия бликов на воде. При видеосъемке соревнований очень важно, чтобы свет, проникающий в помещение извне, не был ярче внутреннего освещения. Поэтому пришлось тонировать стекло, не исключая проникновения естественного света. Потребовалось много усилий, чтобы подобрать необходимый процент освещения. Также мы делали серьезный акустический анализ, просчитывали движение воздуха. Одним словом, это была очень серьезная работа. В результате получился передовой в России объект по физическим и функциональным возможностям. Поэтому даже чемпионат мира решено было провести в Казани.

Во дворце предусмотрено три бассейна. Основная чаша под прыжковой вышкой имеет размеры 33х25 м. В этом бассейне можно проводить соревнования по прыжкам в воду, водному поло, плаванию на короткие дистанции и синхронному плаванию. Мало того, здесь предусмотрен подъемный пол, глубина которого варьируется от шести до ноля метров. Во втором бассейне диной 50 м тоже поднимается пол, правда, только в одной его половине. Раздвижная перегородка позволяет разделять пространство чаши, чтобы плавать на различные дистанции. Третий бассейн 50х25 м имеет постоянную глубину и используется как тренировочный. Кроме того, в здании располагается большой фитнесс-клуб, и этот бассейн предполагается использовать в коммерческих целях.

Надо отдать должное заказчику: он очень чутко реагировал на все наши предложения. Даже дизайнерскую вышку, изображенную как некий арт-объект, заказчик безоговорочно реализовал, несмотря на то, что это было очень непросто и дорого, пришлось заказывать сложную опалубку на авиационном заводе. Но в итоге получился главный и самый выразительный элемент интерьера, при всем при том обладающий всеми предусмотренными параметрами соревновательной прыжковой вышки. 

Весь комплекс – это серьезная инженерная и архитектурная конструкция, реализацией которой мы остались довольны. С нами работала большая группа локальных проектировщиков, занимающихся рабочей документацией, и они выполнили свою часть работы очень качественно, точно по нашим чертежам. Мы постоянно приезжали в Казань на консультации, вели авторский надзор, постоянно общались с местными проектировщиками. И вся команда, а это порядка ста человек проектировщиков, работала очень слажено».
Дворец водных видов спорта в Казани. Интерьер. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Чаши бассейнов и трибуны вдоль них. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Дерево-металлические конструкции, удерживающие стеклянный фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стрельчатые арки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные балки в интерьере. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные конструкции в интерьере SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотограф Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. V-образные конструкции окон. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотограф Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Освещение в интерьере. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотограф Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Прыжковая вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотограф Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Ситуационный план. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка для прыжков. Генплан. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. План первого этажа. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. План второго этажа. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. План пятого этажа. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. Продольный разрез. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. Поперечный разрез. SPEECH Чобан&Кузнецов
Дворец водных видов спорта в Казани. Эскиз. SPEECH Чобан&Кузнецов


Мастерская:

SPEECH

Проект:

Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2011 – 2012

ПСО Казань

31 Октября 2013

Автор текста:

Алла Павликова

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.