Стихия воды

К Универсиаде в Казани по проекту бюро SPEECH был построен Дворец водных видов спорта. О проекте и истории его реализации рассказывают его авторы Сергей Чобан, Сергей Кузнецов и Николай Гордюшин.

Автор текста:
Алла Павликова

31 Октября 2013
mainImg
Мастерская:
СПИЧ
Проект:
Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2011 – 2012

ПСО Казань

Сергей Чобан,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
 «Работу над стадионом водных видов спорта в Казани мы начали после того, как выиграли конкурс, который проводился руководством республики Татарстан и администрацией города Казани. С этим проектом мы прошли все стадии проектирования и строительства – от разработки концепции до сопровождения рабочей документации и осуществления авторского надзора. Кроме того, мы с самого начала хотели, чтобы данный проект был реализован казанскими строителями, а производители строительных материалов были преимущественно российскими, и нам удалось это воплотить.   

В основе архитектурного образа этого сооружения лежит сразу несколько очень важных идей. Прежде всего, хотелось создать крупный и выразительный объем, воспринимаемый как единый и снаружи, и особенно изнутри. Храм спорта, который имеет очень спокойную, но стремительную форму. Основную конструкцию мы решили выполнить из деревоклееных рам и тем самым создать атмосферу тепла и уюта в этом огромном помещении, сделать экологичным сам конструктивный скелет здания. Кроме того, мотив стрельчатых арок, образованных деревянными конструкциями,  близок к традиционной архитектуре Татарстана  – для нас было очень важно опираться на национальные архитектурные традиции с целью контекстуальной привязки, сохранения памяти места. 

Также внешний облик здания должен был ясно показывать, что речь идет о стадионе водных видов спорта. Плавные стремительные линии, очерчивающие здание, наклонный фасад со стороны реки, вылет карниза в зоне входа, большие торцевые окна из стекла и нержавеющей стали  – все эти элементы подчеркивают предназначение комплекса, обыгрывают тему скорости и воды.  «Концентрические»  круги на торцах, образованные полированной и шлифованной нержавеющей сталью, поддержаны цветными голубовато-серым линиями на стекле главного фасада, которые одновременно дают необходимую солнцезащиту. А внутри рисунок, нанесенный на стекло, поддержан очертаниями деревянных рам, которые удерживают конструкцию стеклянных витражей.  

При разработке решения главного фасада мы столкнулись с мучительным выбором материала. Сначала планировалось использовать строительное стекло, но возникли сомнения в его долговечности и надежности при дальнейшей эксплуатации, поэтому было решено заменить его на стекло с печатью. Этот материал мы очень часто используем в своих проектах, и нам показалось, что здесь он более чем уместен. Подчеркну, что печать на стекле решена весьма сложно, поскольку за панелями вторым слоем располагаются окна, и для того, чтобы не препятствовать проникновению внутрь помещения естественного света и обзору из окон, в местах их расположения растр точек печати на стеклянных панелях сделан более редким. 

В интерьере казанского стадиона центральное место занимает прыжковая вышка  – ключевой элемент дизайна  всех мировых стадионов водных видов спорта. Мы знаем очень интересные примеры, как, скажем, вышка Захи Хадид в стадионе водных видов спорта, построенном к Олимпиаде в Лондоне, и нам хотелось внести свой вклад в эту галерею. У нас это вертикальная конструкция с равновесными, но чуть изогнутыми площадками для прыжков. Вышка повторяет мягкие, упругие линии, присущие всему зданию. В стадионе ведь нет ни одной строго вертикальной или горизонтальной линии, все они слегка изгибаются, создают упругость, сравнимую с движением пловца, двигающегося на большой скорости. Такое же насыщенное силой движение нам хотелось отобразить во всех элементах здания – в форме витражей, трибун и, в том числе и в вышке». 

Дворец водных видов спорта
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Фрагмент главного фасада
© Илья Иванов


Сергей Кузнецов,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Проектом дворца водных видов спорта в Казани мы стали заниматься по итогам конкурсного отбора в 2009 году. Проектировщика выбирали оргкомитет и люди, ответственные за проведение Универсиады. И я сразу хотел бы сказать много комплиментов в адрес команды, готовившей Универсиаду – у них была четкая установка строить объекты на самом высоком уровне. Наши коллеги из Татарстана не полагались только на свои силы, а старались привлекать лучший российский и мировой опыт. 

В тот момент я периодически бывал в Татарстане, занимаясь другими объектами, и услышал, что идет поиск проектировщиков для дворца водных видов спорта. Для участия в этом конкурсном отборе требовалось показать организаторам свой опыт работы и пройти серию интервью. Это нельзя назвать конкурсом в полном смысле, это был именно отбор кандидатов. Мы решили принять в нем участие совместно с английской компанией Arup, сделали серьезное исследование по подобным сооружениям, изучили типологию, подумали, какие ноу-хау можно применить, чтобы построить серьезный и знаковый, но при этом экономичный объект. Экономия средств тогда была одним из самых важных критериев, поскольку Татарстан не располагал такими ресурсами, какие были, скажем, в Сочи при подготовке к Олимпийским играм. Нам нужно было уложиться в довольно ограниченный бюджет – 2,5 миллиарда рублей, что весьма скромно для объекта с пятью тысячами зрительских мест, двумя бассейнами олимпийского размера и одной прыжковой ванной. Постаравшись учесть все возможные факторы и определившись с габаритами сооружения, мы подготовили свое эскизное концептуальное предложение спортивного кластера в предельно сжатые сроки. Мы с нашим ГАПом Николаем Гордюшиным суммировали результат и заканчивали работу над финальной подачей буквально в гостинице в Казани. На следующий день я представил нашу концепцию оргкомитету. По итогам этой презентации было принято решение доверить проект нашему офису. Так мы вошли в проект совместно с компанией «ПСО Казань», которая выступала подрядчиком и одновременно техническим заказчиком. 

В основу концепции легла очень простая и понятная схема, которую мы выявили, изучив целый ряд подобных спортивных объектов. Например, мы побывали во дворцах водных видов спорта в Манчестере и Шеффилде и увидели, что там применяется экономичная линейная схема расположения ванн и трибун вдоль них. Условно говоря, это большая коробка с повторяющимся сечением конструкций. Мы взяли эту схему за основу и развили ее, так как наш объект по габаритам значительно превышал увиденные. 

Основной идеей и изюминкой проекта стали конструкции из клееного дерева. На сегодняшний день казанский дворец является одним из самых больших деревянных сооружений в мире. Нам безумно жаль, что сегодня строительство из дерева в России не очень хорошо развито, и мы как раз и хотели переломить эту тенденцию, показать, что дерево – великолепный материал для решения самых сложных задач – и конструктивных, и художественных. Да, возвести здание дворца спорта из дерева выходило несколько дороже, чем строительство в металле, но нам удалось убедить заказчика, найти экономичное решение и все-таки реализовать красивую деревянную конструкцию, которая стала основой формирования образа всего дворца. Нам очень много удалось соединить в одном образе – гнутые арки деревянной конструкции отсылают к мусульманским традициям, прослеживается также образ аркады готических соборов (в то время мы с Сергеем Чобаном очень увлекались рисованием готических соборов). Мотив стрельчатых сводов, уходящих в перспективу, стал одним из самых ярких художественных образов. 

Каркас явился смысловой осью, на которую мы нанизали все остальные элементы. Снаружи, конечно, конструкция считывается не так буквально, поскольку мы решили не рисковать и не проводить дерево через тепло/холод (в более теплом климате это, конечно, возможно). Зато внутри главным героем интерьера является именно деревянная структура. Это главный элемент, который формирует пространство. Все, кто уже побывал во дворце, говорили, что это совершенно потрясает воображение.

Дальше, уже в процессе работы, пришла идея облицевать дворец волнообразным стеклом в комбинации с металлом, возник большой вынос козырька входной группы, появилась мысль о печати на больших стеклянных элементах рисунка, изображающего водную поверхность. Вообще нам изначально подчеркнуть тему воды, и  не только потому что это дворец водных видов спорта, но и потому что он построен на берегу реки Казанки на насыпных территориях, искусственно созданных. Прежде там была подтопляемая зона, в поводок уходящая под воду. Комплекс стоит на подесте, чтобы не уходить в воду, потому что чаши, особенно прыжковые, имеют очень глубокое основание. Это было сложное инженерное решение. Можно дискутировать по поводу печати на стекле, которая многими воспринимается как прямая цитата. Я же рассматриваю это как творческий ход – на мой взгляд, довольно простой и выразительный. Да, печать на стекле – это прямой отсыл к воде, но есть и косвенный. Боковые фасады были выполнены в чередовании шлифованных и полированных элементов, находящих друг на друга, как жабры.  

Особая гордость проекта – дизайнерская вышка для прыжков. Это моя любимая история, мы ее очень долго отрисовывали, думали, как ее отлить. Получился настоящий арт-объект, выполненный в растительной форме – очень характерной для ислама.

На сегодняшний день для меня это один из самых важных проектов и первый столь масштабный объект, построенный в России. Количество усилий, вложенных в его реализацию, и степень личного участия невероятно велики. Это три года регулярных поездок в Казань, постоянное взаимодействие с локальными проектировщиками и строителями. Для меня казанский дворец стал практически родственником. Но самое главное – я доволен результатом, потому что проект удалось реализовать на самом высоком уровне».
Дворец водных видов спорта в Казани. Наклонный фасад, выходящий к реке. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стекло с печатью на главном фасаде. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой витраж. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный входной фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вид со стороны реки Казанки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Единое внутренее пространство стадиона. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого


Николай Гордюшин,
SPEECH Чобан&Кузнецов, главный архитектор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Участок проектирования находится на левом берегу реки Казанки, в центре города, прямо напротив Кремля. Раньше это были подтопляемые, болотистые территории. Для строительства комплекса пришлось сделать искусственное основание. С самого начала работы у нас было желание сделать довольно серьезное конструктивное решение с учетом агрессивной среды – воды и постоянной конденсации. Мы решили, что дерево – самый подходящий для этого материал. Мы долго обсуждали это решение, но сошлись на применении деревянных клееных балок. Так родилась форма и геометрия здания. У застройщика была масса вопросов и сомнений, многие люди говорили, что реализовать это невозможно. Но мы сумели их переубедить. 

Затем встал вопрос о наружной отделке дворца, и, конечно, стилистика воды здесь превалировала. Главный фасад изначально предполагалось выполнить из стеклопрофилей, широко использующихся в советское время. Но заказчик с непониманием воспринял это решение, и мы от него отказались, взамен предложив печать на стекле, также обращающуюся к водным мотивам. Наклонная стена, обращенная к реке, решена с применением панелей, находящих одна на другую. 

Для того, чтобы защитить внутренние помещения от прямых солнечных лучей, используется матовое стекло. Требования по освещению для соревновательных бассейнов очень строгие, необходимо добиться отсутствия бликов на воде. При видеосъемке соревнований очень важно, чтобы свет, проникающий в помещение извне, не был ярче внутреннего освещения. Поэтому пришлось тонировать стекло, не исключая проникновения естественного света. Потребовалось много усилий, чтобы подобрать необходимый процент освещения. Также мы делали серьезный акустический анализ, просчитывали движение воздуха. Одним словом, это была очень серьезная работа. В результате получился передовой в России объект по физическим и функциональным возможностям. Поэтому даже чемпионат мира решено было провести в Казани.

Во дворце предусмотрено три бассейна. Основная чаша под прыжковой вышкой имеет размеры 33х25 м. В этом бассейне можно проводить соревнования по прыжкам в воду, водному поло, плаванию на короткие дистанции и синхронному плаванию. Мало того, здесь предусмотрен подъемный пол, глубина которого варьируется от шести до ноля метров. Во втором бассейне диной 50 м тоже поднимается пол, правда, только в одной его половине. Раздвижная перегородка позволяет разделять пространство чаши, чтобы плавать на различные дистанции. Третий бассейн 50х25 м имеет постоянную глубину и используется как тренировочный. Кроме того, в здании располагается большой фитнесс-клуб, и этот бассейн предполагается использовать в коммерческих целях.

Надо отдать должное заказчику: он очень чутко реагировал на все наши предложения. Даже дизайнерскую вышку, изображенную как некий арт-объект, заказчик безоговорочно реализовал, несмотря на то, что это было очень непросто и дорого, пришлось заказывать сложную опалубку на авиационном заводе. Но в итоге получился главный и самый выразительный элемент интерьера, при всем при том обладающий всеми предусмотренными параметрами соревновательной прыжковой вышки. 

Весь комплекс – это серьезная инженерная и архитектурная конструкция, реализацией которой мы остались довольны. С нами работала большая группа локальных проектировщиков, занимающихся рабочей документацией, и они выполнили свою часть работы очень качественно, точно по нашим чертежам. Мы постоянно приезжали в Казань на консультации, вели авторский надзор, постоянно общались с местными проектировщиками. И вся команда, а это порядка ста человек проектировщиков, работала очень слажено».
Дворец водных видов спорта в Казани. Интерьер. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Чаши бассейнов и трибуны вдоль них. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Дерево-металлические конструкции, удерживающие стеклянный фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стрельчатые арки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные балки в интерьере. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные конструкции в интерьере
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. V-образные конструкции окон
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Освещение в интерьере
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Прыжковая вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Ситуационный план
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка для прыжков. Генплан
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План первого этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План второго этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План пятого этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Продольный разрез
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Поперечный разрез
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Эскиз
© SPEECH


Мастерская:
СПИЧ
Проект:
Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2011 – 2012

ПСО Казань

31 Октября 2013

Автор текста:

Алла Павликова
Технологии и материалы
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.