Стихия воды

К Универсиаде в Казани по проекту бюро SPEECH был построен Дворец водных видов спорта. О проекте и истории его реализации рассказывают его авторы Сергей Чобан, Сергей Кузнецов и Николай Гордюшин.

Автор текста:
Алла Павликова

31 Октября 2013
mainImg
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2008 — 2011 / 2010 — 2012

ПСО Казань

Сергей Чобан,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
 «Работу над стадионом водных видов спорта в Казани мы начали после того, как выиграли конкурс, который проводился руководством республики Татарстан и администрацией города Казани. С этим проектом мы прошли все стадии проектирования и строительства – от разработки концепции до сопровождения рабочей документации и осуществления авторского надзора. Кроме того, мы с самого начала хотели, чтобы данный проект был реализован казанскими строителями, а производители строительных материалов были преимущественно российскими, и нам удалось это воплотить.   

В основе архитектурного образа этого сооружения лежит сразу несколько очень важных идей. Прежде всего, хотелось создать крупный и выразительный объем, воспринимаемый как единый и снаружи, и особенно изнутри. Храм спорта, который имеет очень спокойную, но стремительную форму. Основную конструкцию мы решили выполнить из деревоклееных рам и тем самым создать атмосферу тепла и уюта в этом огромном помещении, сделать экологичным сам конструктивный скелет здания. Кроме того, мотив стрельчатых арок, образованных деревянными конструкциями,  близок к традиционной архитектуре Татарстана  – для нас было очень важно опираться на национальные архитектурные традиции с целью контекстуальной привязки, сохранения памяти места. 

Также внешний облик здания должен был ясно показывать, что речь идет о стадионе водных видов спорта. Плавные стремительные линии, очерчивающие здание, наклонный фасад со стороны реки, вылет карниза в зоне входа, большие торцевые окна из стекла и нержавеющей стали  – все эти элементы подчеркивают предназначение комплекса, обыгрывают тему скорости и воды.  «Концентрические»  круги на торцах, образованные полированной и шлифованной нержавеющей сталью, поддержаны цветными голубовато-серым линиями на стекле главного фасада, которые одновременно дают необходимую солнцезащиту. А внутри рисунок, нанесенный на стекло, поддержан очертаниями деревянных рам, которые удерживают конструкцию стеклянных витражей.  

При разработке решения главного фасада мы столкнулись с мучительным выбором материала. Сначала планировалось использовать строительное стекло, но возникли сомнения в его долговечности и надежности при дальнейшей эксплуатации, поэтому было решено заменить его на стекло с печатью. Этот материал мы очень часто используем в своих проектах, и нам показалось, что здесь он более чем уместен. Подчеркну, что печать на стекле решена весьма сложно, поскольку за панелями вторым слоем располагаются окна, и для того, чтобы не препятствовать проникновению внутрь помещения естественного света и обзору из окон, в местах их расположения растр точек печати на стеклянных панелях сделан более редким. 

В интерьере казанского стадиона центральное место занимает прыжковая вышка  – ключевой элемент дизайна  всех мировых стадионов водных видов спорта. Мы знаем очень интересные примеры, как, скажем, вышка Захи Хадид в стадионе водных видов спорта, построенном к Олимпиаде в Лондоне, и нам хотелось внести свой вклад в эту галерею. У нас это вертикальная конструкция с равновесными, но чуть изогнутыми площадками для прыжков. Вышка повторяет мягкие, упругие линии, присущие всему зданию. В стадионе ведь нет ни одной строго вертикальной или горизонтальной линии, все они слегка изгибаются, создают упругость, сравнимую с движением пловца, двигающегося на большой скорости. Такое же насыщенное силой движение нам хотелось отобразить во всех элементах здания – в форме витражей, трибун и, в том числе и в вышке». 

Дворец водных видов спорта
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Фрагмент главного фасада
© Илья Иванов


Сергей Кузнецов,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Проектом дворца водных видов спорта в Казани мы стали заниматься по итогам конкурсного отбора в 2009 году. Проектировщика выбирали оргкомитет и люди, ответственные за проведение Универсиады. И я сразу хотел бы сказать много комплиментов в адрес команды, готовившей Универсиаду – у них была четкая установка строить объекты на самом высоком уровне. Наши коллеги из Татарстана не полагались только на свои силы, а старались привлекать лучший российский и мировой опыт. 

В тот момент я периодически бывал в Татарстане, занимаясь другими объектами, и услышал, что идет поиск проектировщиков для дворца водных видов спорта. Для участия в этом конкурсном отборе требовалось показать организаторам свой опыт работы и пройти серию интервью. Это нельзя назвать конкурсом в полном смысле, это был именно отбор кандидатов. Мы решили принять в нем участие совместно с английской компанией Arup, сделали серьезное исследование по подобным сооружениям, изучили типологию, подумали, какие ноу-хау можно применить, чтобы построить серьезный и знаковый, но при этом экономичный объект. Экономия средств тогда была одним из самых важных критериев, поскольку Татарстан не располагал такими ресурсами, какие были, скажем, в Сочи при подготовке к Олимпийским играм. Нам нужно было уложиться в довольно ограниченный бюджет – 2,5 миллиарда рублей, что весьма скромно для объекта с пятью тысячами зрительских мест, двумя бассейнами олимпийского размера и одной прыжковой ванной. Постаравшись учесть все возможные факторы и определившись с габаритами сооружения, мы подготовили свое эскизное концептуальное предложение спортивного кластера в предельно сжатые сроки. Мы с нашим ГАПом Николаем Гордюшиным суммировали результат и заканчивали работу над финальной подачей буквально в гостинице в Казани. На следующий день я представил нашу концепцию оргкомитету. По итогам этой презентации было принято решение доверить проект нашему офису. Так мы вошли в проект совместно с компанией «ПСО Казань», которая выступала подрядчиком и одновременно техническим заказчиком. 

В основу концепции легла очень простая и понятная схема, которую мы выявили, изучив целый ряд подобных спортивных объектов. Например, мы побывали во дворцах водных видов спорта в Манчестере и Шеффилде и увидели, что там применяется экономичная линейная схема расположения ванн и трибун вдоль них. Условно говоря, это большая коробка с повторяющимся сечением конструкций. Мы взяли эту схему за основу и развили ее, так как наш объект по габаритам значительно превышал увиденные. 

Основной идеей и изюминкой проекта стали конструкции из клееного дерева. На сегодняшний день казанский дворец является одним из самых больших деревянных сооружений в мире. Нам безумно жаль, что сегодня строительство из дерева в России не очень хорошо развито, и мы как раз и хотели переломить эту тенденцию, показать, что дерево – великолепный материал для решения самых сложных задач – и конструктивных, и художественных. Да, возвести здание дворца спорта из дерева выходило несколько дороже, чем строительство в металле, но нам удалось убедить заказчика, найти экономичное решение и все-таки реализовать красивую деревянную конструкцию, которая стала основой формирования образа всего дворца. Нам очень много удалось соединить в одном образе – гнутые арки деревянной конструкции отсылают к мусульманским традициям, прослеживается также образ аркады готических соборов (в то время мы с Сергеем Чобаном очень увлекались рисованием готических соборов). Мотив стрельчатых сводов, уходящих в перспективу, стал одним из самых ярких художественных образов. 

Каркас явился смысловой осью, на которую мы нанизали все остальные элементы. Снаружи, конечно, конструкция считывается не так буквально, поскольку мы решили не рисковать и не проводить дерево через тепло/холод (в более теплом климате это, конечно, возможно). Зато внутри главным героем интерьера является именно деревянная структура. Это главный элемент, который формирует пространство. Все, кто уже побывал во дворце, говорили, что это совершенно потрясает воображение.

Дальше, уже в процессе работы, пришла идея облицевать дворец волнообразным стеклом в комбинации с металлом, возник большой вынос козырька входной группы, появилась мысль о печати на больших стеклянных элементах рисунка, изображающего водную поверхность. Вообще нам изначально подчеркнуть тему воды, и  не только потому что это дворец водных видов спорта, но и потому что он построен на берегу реки Казанки на насыпных территориях, искусственно созданных. Прежде там была подтопляемая зона, в поводок уходящая под воду. Комплекс стоит на подесте, чтобы не уходить в воду, потому что чаши, особенно прыжковые, имеют очень глубокое основание. Это было сложное инженерное решение. Можно дискутировать по поводу печати на стекле, которая многими воспринимается как прямая цитата. Я же рассматриваю это как творческий ход – на мой взгляд, довольно простой и выразительный. Да, печать на стекле – это прямой отсыл к воде, но есть и косвенный. Боковые фасады были выполнены в чередовании шлифованных и полированных элементов, находящих друг на друга, как жабры.  

Особая гордость проекта – дизайнерская вышка для прыжков. Это моя любимая история, мы ее очень долго отрисовывали, думали, как ее отлить. Получился настоящий арт-объект, выполненный в растительной форме – очень характерной для ислама.

На сегодняшний день для меня это один из самых важных проектов и первый столь масштабный объект, построенный в России. Количество усилий, вложенных в его реализацию, и степень личного участия невероятно велики. Это три года регулярных поездок в Казань, постоянное взаимодействие с локальными проектировщиками и строителями. Для меня казанский дворец стал практически родственником. Но самое главное – я доволен результатом, потому что проект удалось реализовать на самом высоком уровне».
Дворец водных видов спорта в Казани. Наклонный фасад, выходящий к реке. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стекло с печатью на главном фасаде. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой витраж. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный входной фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вид со стороны реки Казанки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Единое внутренее пространство стадиона. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого


Николай Гордюшин,
SPEECH Чобан&Кузнецов, главный архитектор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Участок проектирования находится на левом берегу реки Казанки, в центре города, прямо напротив Кремля. Раньше это были подтопляемые, болотистые территории. Для строительства комплекса пришлось сделать искусственное основание. С самого начала работы у нас было желание сделать довольно серьезное конструктивное решение с учетом агрессивной среды – воды и постоянной конденсации. Мы решили, что дерево – самый подходящий для этого материал. Мы долго обсуждали это решение, но сошлись на применении деревянных клееных балок. Так родилась форма и геометрия здания. У застройщика была масса вопросов и сомнений, многие люди говорили, что реализовать это невозможно. Но мы сумели их переубедить. 

Затем встал вопрос о наружной отделке дворца, и, конечно, стилистика воды здесь превалировала. Главный фасад изначально предполагалось выполнить из стеклопрофилей, широко использующихся в советское время. Но заказчик с непониманием воспринял это решение, и мы от него отказались, взамен предложив печать на стекле, также обращающуюся к водным мотивам. Наклонная стена, обращенная к реке, решена с применением панелей, находящих одна на другую. 

Для того, чтобы защитить внутренние помещения от прямых солнечных лучей, используется матовое стекло. Требования по освещению для соревновательных бассейнов очень строгие, необходимо добиться отсутствия бликов на воде. При видеосъемке соревнований очень важно, чтобы свет, проникающий в помещение извне, не был ярче внутреннего освещения. Поэтому пришлось тонировать стекло, не исключая проникновения естественного света. Потребовалось много усилий, чтобы подобрать необходимый процент освещения. Также мы делали серьезный акустический анализ, просчитывали движение воздуха. Одним словом, это была очень серьезная работа. В результате получился передовой в России объект по физическим и функциональным возможностям. Поэтому даже чемпионат мира решено было провести в Казани.

Во дворце предусмотрено три бассейна. Основная чаша под прыжковой вышкой имеет размеры 33х25 м. В этом бассейне можно проводить соревнования по прыжкам в воду, водному поло, плаванию на короткие дистанции и синхронному плаванию. Мало того, здесь предусмотрен подъемный пол, глубина которого варьируется от шести до ноля метров. Во втором бассейне диной 50 м тоже поднимается пол, правда, только в одной его половине. Раздвижная перегородка позволяет разделять пространство чаши, чтобы плавать на различные дистанции. Третий бассейн 50х25 м имеет постоянную глубину и используется как тренировочный. Кроме того, в здании располагается большой фитнесс-клуб, и этот бассейн предполагается использовать в коммерческих целях.

Надо отдать должное заказчику: он очень чутко реагировал на все наши предложения. Даже дизайнерскую вышку, изображенную как некий арт-объект, заказчик безоговорочно реализовал, несмотря на то, что это было очень непросто и дорого, пришлось заказывать сложную опалубку на авиационном заводе. Но в итоге получился главный и самый выразительный элемент интерьера, при всем при том обладающий всеми предусмотренными параметрами соревновательной прыжковой вышки. 

Весь комплекс – это серьезная инженерная и архитектурная конструкция, реализацией которой мы остались довольны. С нами работала большая группа локальных проектировщиков, занимающихся рабочей документацией, и они выполнили свою часть работы очень качественно, точно по нашим чертежам. Мы постоянно приезжали в Казань на консультации, вели авторский надзор, постоянно общались с местными проектировщиками. И вся команда, а это порядка ста человек проектировщиков, работала очень слажено».
Дворец водных видов спорта в Казани. Интерьер. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Чаши бассейнов и трибуны вдоль них. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Дерево-металлические конструкции, удерживающие стеклянный фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стрельчатые арки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные балки в интерьере. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные конструкции в интерьере
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. V-образные конструкции окон
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Освещение в интерьере
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Прыжковая вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Ситуационный план
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка для прыжков. Генплан
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План первого этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План второго этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План пятого этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Продольный разрез
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Поперечный разрез
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Эскиз
© SPEECH
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2008 — 2011 / 2010 — 2012

ПСО Казань

31 Октября 2013

Автор текста:

Алла Павликова
СПИЧ: другие проекты
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
Воля к разнообразию
ЖК «Европа Сити» оживил как минимум три вещи: бывшую промышленную территорию на окраине Петроградской стороны, классические приемы построения городской застройки и устоявшиеся представления о панельной архитектуре.
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Сергей Чобан: «Объекты спортивной архитектуры всегда...
По завершении ЧМ, главной ареной которого стала реконструированная Большая спортивная арена в Лужниках, говорим с Сергеем Чобаном об особенностях проекта реконструкции, а также об отношении архитектора к спорту и специфике спортивных объектов.
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Пороховые кварталы
На территории бывших заводов «Химволокно» и «Пластополимер» по замыслу архитекторов бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и SPEECH появятся жилые кварталы с продуманной планировочной структурой, в которую будут включены исторические здания и рекреационные зоны. Рассматриваем эскиз застройки.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
«Архитектура начинается с иррационального пространства»
Публикуем расшифровку беседы теоретика архитектуры Александра Раппапорта и архитектора Сергея Чобана, состоявшейся в Латвии осенью этого года. Поводом для встречи и разговора послужила вышедшая в издательстве НЛО книга «30:70. Архитектура как баланс сил», написанная Сергеем Чобаном и Владимиром Седовым.
Янтарная стрела
Санкт-Петербургский Экспофорум – конгрессно-выставочный центр, которого долго ждали и о котором много спорили, наконец построен, введен в эксплуатацию и уже активно функционирует.
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Панорамные перспективы
Проект архитекторов SPEECH для конкурса «Филикровли» сосредоточен на том, чтобы дать будущим квартирам максимум лучших видов на реку и город.
Прозрачность империи
В Петербурге завершилось строительство первой очереди административно-делового квартала «Невская ратуша» Евгения Герасимова и Сергея Чобана. Рассказываем и показываем, что получилось из синтеза классики и прозрачности.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Похожие статьи
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.