Стихия воды

К Универсиаде в Казани по проекту бюро SPEECH был построен Дворец водных видов спорта. О проекте и истории его реализации рассказывают его авторы Сергей Чобан, Сергей Кузнецов и Николай Гордюшин.

Автор текста:
Алла Павликова

31 Октября 2013
mainImg
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2008 — 2011 / 2010 — 2012

ПСО Казань
0

Сергей Чобан,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
 «Работу над стадионом водных видов спорта в Казани мы начали после того, как выиграли конкурс, который проводился руководством республики Татарстан и администрацией города Казани. С этим проектом мы прошли все стадии проектирования и строительства – от разработки концепции до сопровождения рабочей документации и осуществления авторского надзора. Кроме того, мы с самого начала хотели, чтобы данный проект был реализован казанскими строителями, а производители строительных материалов были преимущественно российскими, и нам удалось это воплотить.   

В основе архитектурного образа этого сооружения лежит сразу несколько очень важных идей. Прежде всего, хотелось создать крупный и выразительный объем, воспринимаемый как единый и снаружи, и особенно изнутри. Храм спорта, который имеет очень спокойную, но стремительную форму. Основную конструкцию мы решили выполнить из деревоклееных рам и тем самым создать атмосферу тепла и уюта в этом огромном помещении, сделать экологичным сам конструктивный скелет здания. Кроме того, мотив стрельчатых арок, образованных деревянными конструкциями,  близок к традиционной архитектуре Татарстана  – для нас было очень важно опираться на национальные архитектурные традиции с целью контекстуальной привязки, сохранения памяти места. 

Также внешний облик здания должен был ясно показывать, что речь идет о стадионе водных видов спорта. Плавные стремительные линии, очерчивающие здание, наклонный фасад со стороны реки, вылет карниза в зоне входа, большие торцевые окна из стекла и нержавеющей стали  – все эти элементы подчеркивают предназначение комплекса, обыгрывают тему скорости и воды.  «Концентрические»  круги на торцах, образованные полированной и шлифованной нержавеющей сталью, поддержаны цветными голубовато-серым линиями на стекле главного фасада, которые одновременно дают необходимую солнцезащиту. А внутри рисунок, нанесенный на стекло, поддержан очертаниями деревянных рам, которые удерживают конструкцию стеклянных витражей.  

При разработке решения главного фасада мы столкнулись с мучительным выбором материала. Сначала планировалось использовать строительное стекло, но возникли сомнения в его долговечности и надежности при дальнейшей эксплуатации, поэтому было решено заменить его на стекло с печатью. Этот материал мы очень часто используем в своих проектах, и нам показалось, что здесь он более чем уместен. Подчеркну, что печать на стекле решена весьма сложно, поскольку за панелями вторым слоем располагаются окна, и для того, чтобы не препятствовать проникновению внутрь помещения естественного света и обзору из окон, в местах их расположения растр точек печати на стеклянных панелях сделан более редким. 

В интерьере казанского стадиона центральное место занимает прыжковая вышка  – ключевой элемент дизайна  всех мировых стадионов водных видов спорта. Мы знаем очень интересные примеры, как, скажем, вышка Захи Хадид в стадионе водных видов спорта, построенном к Олимпиаде в Лондоне, и нам хотелось внести свой вклад в эту галерею. У нас это вертикальная конструкция с равновесными, но чуть изогнутыми площадками для прыжков. Вышка повторяет мягкие, упругие линии, присущие всему зданию. В стадионе ведь нет ни одной строго вертикальной или горизонтальной линии, все они слегка изгибаются, создают упругость, сравнимую с движением пловца, двигающегося на большой скорости. Такое же насыщенное силой движение нам хотелось отобразить во всех элементах здания – в форме витражей, трибун и, в том числе и в вышке». 

Дворец водных видов спорта
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Фрагмент главного фасада
© Илья Иванов


Сергей Кузнецов,
SPEECH Чобан&Кузнецов, автор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Проектом дворца водных видов спорта в Казани мы стали заниматься по итогам конкурсного отбора в 2009 году. Проектировщика выбирали оргкомитет и люди, ответственные за проведение Универсиады. И я сразу хотел бы сказать много комплиментов в адрес команды, готовившей Универсиаду – у них была четкая установка строить объекты на самом высоком уровне. Наши коллеги из Татарстана не полагались только на свои силы, а старались привлекать лучший российский и мировой опыт. 

В тот момент я периодически бывал в Татарстане, занимаясь другими объектами, и услышал, что идет поиск проектировщиков для дворца водных видов спорта. Для участия в этом конкурсном отборе требовалось показать организаторам свой опыт работы и пройти серию интервью. Это нельзя назвать конкурсом в полном смысле, это был именно отбор кандидатов. Мы решили принять в нем участие совместно с английской компанией Arup, сделали серьезное исследование по подобным сооружениям, изучили типологию, подумали, какие ноу-хау можно применить, чтобы построить серьезный и знаковый, но при этом экономичный объект. Экономия средств тогда была одним из самых важных критериев, поскольку Татарстан не располагал такими ресурсами, какие были, скажем, в Сочи при подготовке к Олимпийским играм. Нам нужно было уложиться в довольно ограниченный бюджет – 2,5 миллиарда рублей, что весьма скромно для объекта с пятью тысячами зрительских мест, двумя бассейнами олимпийского размера и одной прыжковой ванной. Постаравшись учесть все возможные факторы и определившись с габаритами сооружения, мы подготовили свое эскизное концептуальное предложение спортивного кластера в предельно сжатые сроки. Мы с нашим ГАПом Николаем Гордюшиным суммировали результат и заканчивали работу над финальной подачей буквально в гостинице в Казани. На следующий день я представил нашу концепцию оргкомитету. По итогам этой презентации было принято решение доверить проект нашему офису. Так мы вошли в проект совместно с компанией «ПСО Казань», которая выступала подрядчиком и одновременно техническим заказчиком. 

В основу концепции легла очень простая и понятная схема, которую мы выявили, изучив целый ряд подобных спортивных объектов. Например, мы побывали во дворцах водных видов спорта в Манчестере и Шеффилде и увидели, что там применяется экономичная линейная схема расположения ванн и трибун вдоль них. Условно говоря, это большая коробка с повторяющимся сечением конструкций. Мы взяли эту схему за основу и развили ее, так как наш объект по габаритам значительно превышал увиденные. 

Основной идеей и изюминкой проекта стали конструкции из клееного дерева. На сегодняшний день казанский дворец является одним из самых больших деревянных сооружений в мире. Нам безумно жаль, что сегодня строительство из дерева в России не очень хорошо развито, и мы как раз и хотели переломить эту тенденцию, показать, что дерево – великолепный материал для решения самых сложных задач – и конструктивных, и художественных. Да, возвести здание дворца спорта из дерева выходило несколько дороже, чем строительство в металле, но нам удалось убедить заказчика, найти экономичное решение и все-таки реализовать красивую деревянную конструкцию, которая стала основой формирования образа всего дворца. Нам очень много удалось соединить в одном образе – гнутые арки деревянной конструкции отсылают к мусульманским традициям, прослеживается также образ аркады готических соборов (в то время мы с Сергеем Чобаном очень увлекались рисованием готических соборов). Мотив стрельчатых сводов, уходящих в перспективу, стал одним из самых ярких художественных образов. 

Каркас явился смысловой осью, на которую мы нанизали все остальные элементы. Снаружи, конечно, конструкция считывается не так буквально, поскольку мы решили не рисковать и не проводить дерево через тепло/холод (в более теплом климате это, конечно, возможно). Зато внутри главным героем интерьера является именно деревянная структура. Это главный элемент, который формирует пространство. Все, кто уже побывал во дворце, говорили, что это совершенно потрясает воображение.

Дальше, уже в процессе работы, пришла идея облицевать дворец волнообразным стеклом в комбинации с металлом, возник большой вынос козырька входной группы, появилась мысль о печати на больших стеклянных элементах рисунка, изображающего водную поверхность. Вообще нам изначально подчеркнуть тему воды, и  не только потому что это дворец водных видов спорта, но и потому что он построен на берегу реки Казанки на насыпных территориях, искусственно созданных. Прежде там была подтопляемая зона, в поводок уходящая под воду. Комплекс стоит на подесте, чтобы не уходить в воду, потому что чаши, особенно прыжковые, имеют очень глубокое основание. Это было сложное инженерное решение. Можно дискутировать по поводу печати на стекле, которая многими воспринимается как прямая цитата. Я же рассматриваю это как творческий ход – на мой взгляд, довольно простой и выразительный. Да, печать на стекле – это прямой отсыл к воде, но есть и косвенный. Боковые фасады были выполнены в чередовании шлифованных и полированных элементов, находящих друг на друга, как жабры.  

Особая гордость проекта – дизайнерская вышка для прыжков. Это моя любимая история, мы ее очень долго отрисовывали, думали, как ее отлить. Получился настоящий арт-объект, выполненный в растительной форме – очень характерной для ислама.

На сегодняшний день для меня это один из самых важных проектов и первый столь масштабный объект, построенный в России. Количество усилий, вложенных в его реализацию, и степень личного участия невероятно велики. Это три года регулярных поездок в Казань, постоянное взаимодействие с локальными проектировщиками и строителями. Для меня казанский дворец стал практически родственником. Но самое главное – я доволен результатом, потому что проект удалось реализовать на самом высоком уровне».
Дворец водных видов спорта в Казани. Наклонный фасад, выходящий к реке. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стекло с печатью на главном фасаде. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Общий вид. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Торцевой витраж. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный входной фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вид со стороны реки Казанки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Единое внутренее пространство стадиона. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого


Николай Гордюшин,
SPEECH Чобан&Кузнецов, главный архитектор проекта дворца водных видов спорта в Казани.
«Участок проектирования находится на левом берегу реки Казанки, в центре города, прямо напротив Кремля. Раньше это были подтопляемые, болотистые территории. Для строительства комплекса пришлось сделать искусственное основание. С самого начала работы у нас было желание сделать довольно серьезное конструктивное решение с учетом агрессивной среды – воды и постоянной конденсации. Мы решили, что дерево – самый подходящий для этого материал. Мы долго обсуждали это решение, но сошлись на применении деревянных клееных балок. Так родилась форма и геометрия здания. У застройщика была масса вопросов и сомнений, многие люди говорили, что реализовать это невозможно. Но мы сумели их переубедить. 

Затем встал вопрос о наружной отделке дворца, и, конечно, стилистика воды здесь превалировала. Главный фасад изначально предполагалось выполнить из стеклопрофилей, широко использующихся в советское время. Но заказчик с непониманием воспринял это решение, и мы от него отказались, взамен предложив печать на стекле, также обращающуюся к водным мотивам. Наклонная стена, обращенная к реке, решена с применением панелей, находящих одна на другую. 

Для того, чтобы защитить внутренние помещения от прямых солнечных лучей, используется матовое стекло. Требования по освещению для соревновательных бассейнов очень строгие, необходимо добиться отсутствия бликов на воде. При видеосъемке соревнований очень важно, чтобы свет, проникающий в помещение извне, не был ярче внутреннего освещения. Поэтому пришлось тонировать стекло, не исключая проникновения естественного света. Потребовалось много усилий, чтобы подобрать необходимый процент освещения. Также мы делали серьезный акустический анализ, просчитывали движение воздуха. Одним словом, это была очень серьезная работа. В результате получился передовой в России объект по физическим и функциональным возможностям. Поэтому даже чемпионат мира решено было провести в Казани.

Во дворце предусмотрено три бассейна. Основная чаша под прыжковой вышкой имеет размеры 33х25 м. В этом бассейне можно проводить соревнования по прыжкам в воду, водному поло, плаванию на короткие дистанции и синхронному плаванию. Мало того, здесь предусмотрен подъемный пол, глубина которого варьируется от шести до ноля метров. Во втором бассейне диной 50 м тоже поднимается пол, правда, только в одной его половине. Раздвижная перегородка позволяет разделять пространство чаши, чтобы плавать на различные дистанции. Третий бассейн 50х25 м имеет постоянную глубину и используется как тренировочный. Кроме того, в здании располагается большой фитнесс-клуб, и этот бассейн предполагается использовать в коммерческих целях.

Надо отдать должное заказчику: он очень чутко реагировал на все наши предложения. Даже дизайнерскую вышку, изображенную как некий арт-объект, заказчик безоговорочно реализовал, несмотря на то, что это было очень непросто и дорого, пришлось заказывать сложную опалубку на авиационном заводе. Но в итоге получился главный и самый выразительный элемент интерьера, при всем при том обладающий всеми предусмотренными параметрами соревновательной прыжковой вышки. 

Весь комплекс – это серьезная инженерная и архитектурная конструкция, реализацией которой мы остались довольны. С нами работала большая группа локальных проектировщиков, занимающихся рабочей документацией, и они выполнили свою часть работы очень качественно, точно по нашим чертежам. Мы постоянно приезжали в Казань на консультации, вели авторский надзор, постоянно общались с местными проектировщиками. И вся команда, а это порядка ста человек проектировщиков, работала очень слажено».
Дворец водных видов спорта в Казани. Интерьер. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Чаши бассейнов и трибуны вдоль них. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Дерево-металлические конструкции, удерживающие стеклянный фасад. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Стрельчатые арки. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные балки в интерьере. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Деревянные конструкции в интерьере
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. V-образные конструкции окон
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Освещение в интерьере
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Прыжковая вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка. SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Алексея Народицкого
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка
© Илья Иванов
Дворец водных видов спорта в Казани. Ситуационный план
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Вышка для прыжков. Генплан
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План первого этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План второго этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. План пятого этажа
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Главный фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Фасад
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Продольный разрез
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Поперечный разрез
© SPEECH
Дворец водных видов спорта в Казани. Эскиз
© SPEECH
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
Дворец водных видов спорта
Россия, Казань, ул. Чистопольская

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов
Главный архитектор проекта: Николай Гордюшин
Архитекторы: Татьяна Варюхина, Георгий Глебов, Татьяна Логунова, Алексей Шубкин
Главный инженер проекта: Сергей Сердюков

2008 — 2011 / 2010 — 2012

ПСО Казань

31 Октября 2013

Автор текста:

Алла Павликова
СПИЧ: другие проекты
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
Воля к разнообразию
ЖК «Европа Сити» оживил как минимум три вещи: бывшую промышленную территорию на окраине Петроградской стороны, классические приемы построения городской застройки и устоявшиеся представления о панельной архитектуре.
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Сергей Чобан: «Объекты спортивной архитектуры всегда...
По завершении ЧМ, главной ареной которого стала реконструированная Большая спортивная арена в Лужниках, говорим с Сергеем Чобаном об особенностях проекта реконструкции, а также об отношении архитектора к спорту и специфике спортивных объектов.
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Пороховые кварталы
На территории бывших заводов «Химволокно» и «Пластополимер» по замыслу архитекторов бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и SPEECH появятся жилые кварталы с продуманной планировочной структурой, в которую будут включены исторические здания и рекреационные зоны. Рассматриваем эскиз застройки.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
«Архитектура начинается с иррационального пространства»
Публикуем расшифровку беседы теоретика архитектуры Александра Раппапорта и архитектора Сергея Чобана, состоявшейся в Латвии осенью этого года. Поводом для встречи и разговора послужила вышедшая в издательстве НЛО книга «30:70. Архитектура как баланс сил», написанная Сергеем Чобаном и Владимиром Седовым.
Янтарная стрела
Санкт-Петербургский Экспофорум – конгрессно-выставочный центр, которого долго ждали и о котором много спорили, наконец построен, введен в эксплуатацию и уже активно функционирует.
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Похожие статьи
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Технологии и материалы
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Сейчас на главной
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.