Блоги: 20–26 июня

В блогах комментируют результаты первого этапа конкурса на парк «Зарядье», размышляют о популярности урбанистики среди нынешних политиков и приветствуют самоотверженную акцию «Архнадзора» по спасению купола дома Волконских на Воздвиженке.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

26 Июня 2013
mainImg
Внимание блоггеров снова приковано к Зарядью: на прошлой неделе определились шестеро финалистов самого громкого архитектурного конкурса нынешней мэрии. В сети, между тем, результаты оценивают скептически; вот, например, на странице «Проект Россия» в Фейсбуке про конкурсантов пишут с иронией: «Читаем «мотивационное письмо» первого участника Diller Scofidio + Renfro (США). Сплошные общие места. Единственное, что обращает на себя внимание – «Проект также должен заложить основу для создания нового концертного зала и гостиничного комплекса». Здравствуй, РОССИЯ-2!».

«Главное, что вовремя очухались и не стали городить идиотические проекты бизнес-центра. Гостиница будет, правда в самом конце Варварки. А так... хоть что-то хорошее», – замечает dmitryl68 в блоге hitrovka.livejournal.com. Автор блога nashenasledie, в свою очередь, считает, что конкурсное ТЗ вообще никуда не годится, поскольку противоречит действующему законодательству; заменить, пишет блоггер, нужно и жюри, в котором нет «ни одного археолога, реставратора, музейщика, представителя церкви, представителя министерства туризма, причём федерального, представителя ЮНЕСКО, представителя Министерства культуры, потому что Зарядье – охранная зона Кремля». Блоггер Олег Кручинин в комментарии на Архи.ру возмущается жестким квалификационным отбором конкурса: «К чему эти «понты» с портфолио? Что мешало сделать конкурс для всех желающих? Какие мы стали заботливые к коллегам из запада…». Впрочем, по мнению seakonst, «ни о каких нормальных конкурсах мечтать не стоит. Это будет большой, дорогой и совершенно мутный по процедуре проект. Не Сочи, конечно, но со всеми характерными признаками».

Координатор «Архнадзора» Марина Хрусталева в блоге на Йополис пишет об археологическом потенциале стройплощадки. По мнению автора, работа археологов могла бы вестись здесь открыто и уже этим летом «стать частью городского аттракциона «освоения» города». Ничто, между тем, не мешает уже сейчас подвинуть и строительный забор, открыв взгляду древние храмы, напоминает автор идею недавней выставки «Через забор» на фестивале «АрхМосква».

Что же до самой архитектуры будущего парка, то судя по работам финалистов, ожидается нечто совсем не классическое. Архитектор Михаил Белов, между тем, в качестве остроумной альтернативы предлагает свой проект 1986 года, сделанный совместно с Андреем Савиным. «Проект можно было назвать «Самодельные джунгли в заснеженной Москве», – пишет Белов. – Собирались бы там, в нанотехнологически осмысленных джунглях и прогрессивные москвичи, и их консервативные собратья».

«Зарядье – важнейший исторический район Москвы. Нужна хотя бы одна улица древнего города, может быть, даже с гусями и коровами во дворе. Церкви, куда она должна вести, слава Богу, остались, – пишет еще один остроумный комментарий в блоге «Коммерсанта» пользователь andynoz. – В деревянных жилищах могут быть и кафе, и выставки (ремесел и проч.). В центре парка, за деревьями, пожалуйста, модерн», – довершает блоггер картину во вкусе Юрия Лужкова.

Конкурса, тем временем, коснулись и участники дискуссии в сообществе RUPA вокруг неожиданной популярности вопросов урбанистики среди нынешних политиков. Вот, в частности, Ирина Ирбитская напоминает, что идея парка в Зарядье – заслуга Вячеслава Глазычева, сумевшего убедить в его необходимости тогдашний тандем. – «Смекнули наверху, что лучше через парки лишний пар выпускать. Но до настоящего парка от этого разговора еще очень далеко, – замечает на это Валерий Нефедов. – Царящий в стране ландшафтный абсурд начисто стирает малейший шанс построить что-то, кроме очередного «мемориала абсурда». С бронзой и елками. Наших придворных ландшафтников, как бы они не гримировались под цивилизованных, ни за что подпускать нельзя даже к обсуждению». Впрочем, по мнению Ирины Ирбитской, организовавшая конкурс «Стрелка» как раз нашла компромиссный вариант – «прошли не наши ландшафтники, а наши + иностранные архитекторы». Было бы еще лучше, замечает архитектор, если бы к ним добавились образовательные институции, которым, по мнению Ирины Ирбитской, нужно давать преференции в конкурсе.

Между тем, повод для широкого обсуждения урбанистов дала статья в Газета.ру, сообщающая, что первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин на днях приезжал в Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» обсуждать урбанистику с молодыми архитекторами. Впрочем, профессиональный цех расценил это как самопиар чиновника, а вовсе не желание вывести урбанистику в приоритетные цели политики крупных городов. «В области городского развития страна уверенно движется к катастрофе, – комментирует статью Александр Ложкин. – Главные архитекторы городов отличные проводники этой политики /.../. Понимающие ситуацию профессионалы в государственные и муниципальные органы просто не идут, чтобы не участвовать в происходящем», – заключает архитектурный критик.
 
Саратовские блоггеры, напротив, появление Володина на «Стрелке» встретили оживленно: вот например, в журнале masha-usova.livejournal.com пишут об участии чиновника в ряде успешных градостроительных проектов Саратова, среди которых новое здание Театра юного зрителя, корпуса Саратовского университета и проект парка около цирка, который, правда, по словам автора журнала, после ухода Володина застроили очередным ТЦ.

В целом же зарождающаяся профессиональная дискуссия о городе, по мнению участников сообщества RUPA, небесполезна. Более того, по словам Ирины Ирбитской, к ней стоило бы подключить и профессионалов «лужковской» команды, например, экс главного архитектора Александра Кузьмина: «Столь крупных, масштабных личностей, как Кузьмин, не осталось почти, – замечает Ирина Ирбитская.  –  «Стрелка – носитель современности, а Кузьминцы –  носители опыта». – «Собянин работает на тех теоретических материалах, планах действия, которые были созданы профессиональной командой Кузьмина, – соглашается Ilya Mashkov.
 
Кстати много шума в блогах наделала недавняя инициатива мэра Собянина по отмене согласования Мосгорнаследием строек в охранных зонах. Любопытно, что сторонниками законопроекта, помимо чиновников, выступили и некоторые архитекторы. Например, участники той же RUPA размышляют в такт главе Мосгорнаследия Александру Кибовскому, который ратует за приведение городского законодательства в соответствие с федеральным и снятие лишних административных барьеров. «Если учитывать, что каждое согласование наверняка очередная взятка, то почему бы и нет?» – пишет, к примеру, Михаил Лин. «Я за ответственность архитектора, документы и нормативные акты и против согласований», – поддерживает Ilya Mashkov. Согласования давно пора заменить четкими регламентами в зонах охраны, уверен Александр Ложкин, тем более что «норма о согласованиях с госорганами строительства в зонах охраны исключена из 73-ФЗ уже более 5 лет назад», – замечает критик.

Противниками инициативы ожидаемо стали градозащитники, по мнению которых принятие закона лишь увеличит неразбериху в охранных зонах, отчего пострадает исторический облик столицы. «Так вот оно что, теперь понятна причина молчания Собянина в многочисленных случаях сноса архитектурных памятников Москвы, – пишет Rufus55 в комментариях на портале Ридус. –  Мешают эти защитники исторического наследия осваивать площади в центре Москвы!» – «Глупо так явно выказывать личную заинтересованность в застройке исторических мест», – добавляет sakaska в блоге «Коммерсанта». – «Даже Лужков себе такого не позволял...», – заключает пользователь DIK.
 
Столичные власти, между тем, призывы градозащитников все чаще игнорируют, и городским активистам приходится в буквальном смысле рисковать здоровьем, спасая памятники. Так, исчерпав все законные способы остановить реконструкцию «дома Болконского» на Воздвиженке, 9, в ночь на 25 июня координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин и двое активистов забрались на крышу, чтобы предотвратить демонтаж исторического купола: «Всю ночь Рустам Рахматуллин с соратниками продержались на куполе. Кран зацепил его крюком, но не начинал подъем, боясь погубить людей», – рассказывает Марина Хрусталева в блоге на Йополис. Строителей в результате удалось остановить до утра; градозащитники благодарят своих коллег за самоотверженность, понимая, однако, что противостояние на этом не закончится.
zooming
Зарядье. Фото Дмитрия Бальтерманца


26 Июня 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.