Блоги: 20–26 июня

В блогах комментируют результаты первого этапа конкурса на парк «Зарядье», размышляют о популярности урбанистики среди нынешних политиков и приветствуют самоотверженную акцию «Архнадзора» по спасению купола дома Волконских на Воздвиженке.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg
Внимание блоггеров снова приковано к Зарядью: на прошлой неделе определились шестеро финалистов самого громкого архитектурного конкурса нынешней мэрии. В сети, между тем, результаты оценивают скептически; вот, например, на странице «Проект Россия» в Фейсбуке про конкурсантов пишут с иронией: «Читаем «мотивационное письмо» первого участника Diller Scofidio + Renfro (США). Сплошные общие места. Единственное, что обращает на себя внимание – «Проект также должен заложить основу для создания нового концертного зала и гостиничного комплекса». Здравствуй, РОССИЯ-2!».

«Главное, что вовремя очухались и не стали городить идиотические проекты бизнес-центра. Гостиница будет, правда в самом конце Варварки. А так... хоть что-то хорошее», – замечает dmitryl68 в блоге hitrovka.livejournal.com. Автор блога nashenasledie, в свою очередь, считает, что конкурсное ТЗ вообще никуда не годится, поскольку противоречит действующему законодательству; заменить, пишет блоггер, нужно и жюри, в котором нет «ни одного археолога, реставратора, музейщика, представителя церкви, представителя министерства туризма, причём федерального, представителя ЮНЕСКО, представителя Министерства культуры, потому что Зарядье – охранная зона Кремля». Блоггер Олег Кручинин в комментарии на Архи.ру возмущается жестким квалификационным отбором конкурса: «К чему эти «понты» с портфолио? Что мешало сделать конкурс для всех желающих? Какие мы стали заботливые к коллегам из запада…». Впрочем, по мнению seakonst, «ни о каких нормальных конкурсах мечтать не стоит. Это будет большой, дорогой и совершенно мутный по процедуре проект. Не Сочи, конечно, но со всеми характерными признаками».

Координатор «Архнадзора» Марина Хрусталева в блоге на Йополис пишет об археологическом потенциале стройплощадки. По мнению автора, работа археологов могла бы вестись здесь открыто и уже этим летом «стать частью городского аттракциона «освоения» города». Ничто, между тем, не мешает уже сейчас подвинуть и строительный забор, открыв взгляду древние храмы, напоминает автор идею недавней выставки «Через забор» на фестивале «АрхМосква».

Что же до самой архитектуры будущего парка, то судя по работам финалистов, ожидается нечто совсем не классическое. Архитектор Михаил Белов, между тем, в качестве остроумной альтернативы предлагает свой проект 1986 года, сделанный совместно с Андреем Савиным. «Проект можно было назвать «Самодельные джунгли в заснеженной Москве», – пишет Белов. – Собирались бы там, в нанотехнологически осмысленных джунглях и прогрессивные москвичи, и их консервативные собратья».

«Зарядье – важнейший исторический район Москвы. Нужна хотя бы одна улица древнего города, может быть, даже с гусями и коровами во дворе. Церкви, куда она должна вести, слава Богу, остались, – пишет еще один остроумный комментарий в блоге «Коммерсанта» пользователь andynoz. – В деревянных жилищах могут быть и кафе, и выставки (ремесел и проч.). В центре парка, за деревьями, пожалуйста, модерн», – довершает блоггер картину во вкусе Юрия Лужкова.

Конкурса, тем временем, коснулись и участники дискуссии в сообществе RUPA вокруг неожиданной популярности вопросов урбанистики среди нынешних политиков. Вот, в частности, Ирина Ирбитская напоминает, что идея парка в Зарядье – заслуга Вячеслава Глазычева, сумевшего убедить в его необходимости тогдашний тандем. – «Смекнули наверху, что лучше через парки лишний пар выпускать. Но до настоящего парка от этого разговора еще очень далеко, – замечает на это Валерий Нефедов. – Царящий в стране ландшафтный абсурд начисто стирает малейший шанс построить что-то, кроме очередного «мемориала абсурда». С бронзой и елками. Наших придворных ландшафтников, как бы они не гримировались под цивилизованных, ни за что подпускать нельзя даже к обсуждению». Впрочем, по мнению Ирины Ирбитской, организовавшая конкурс «Стрелка» как раз нашла компромиссный вариант – «прошли не наши ландшафтники, а наши + иностранные архитекторы». Было бы еще лучше, замечает архитектор, если бы к ним добавились образовательные институции, которым, по мнению Ирины Ирбитской, нужно давать преференции в конкурсе.

Между тем, повод для широкого обсуждения урбанистов дала статья в Газета.ру, сообщающая, что первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин на днях приезжал в Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» обсуждать урбанистику с молодыми архитекторами. Впрочем, профессиональный цех расценил это как самопиар чиновника, а вовсе не желание вывести урбанистику в приоритетные цели политики крупных городов. «В области городского развития страна уверенно движется к катастрофе, – комментирует статью Александр Ложкин. – Главные архитекторы городов отличные проводники этой политики /.../. Понимающие ситуацию профессионалы в государственные и муниципальные органы просто не идут, чтобы не участвовать в происходящем», – заключает архитектурный критик.
 
Саратовские блоггеры, напротив, появление Володина на «Стрелке» встретили оживленно: вот например, в журнале masha-usova.livejournal.com пишут об участии чиновника в ряде успешных градостроительных проектов Саратова, среди которых новое здание Театра юного зрителя, корпуса Саратовского университета и проект парка около цирка, который, правда, по словам автора журнала, после ухода Володина застроили очередным ТЦ.

В целом же зарождающаяся профессиональная дискуссия о городе, по мнению участников сообщества RUPA, небесполезна. Более того, по словам Ирины Ирбитской, к ней стоило бы подключить и профессионалов «лужковской» команды, например, экс главного архитектора Александра Кузьмина: «Столь крупных, масштабных личностей, как Кузьмин, не осталось почти, – замечает Ирина Ирбитская.  –  «Стрелка – носитель современности, а Кузьминцы –  носители опыта». – «Собянин работает на тех теоретических материалах, планах действия, которые были созданы профессиональной командой Кузьмина, – соглашается Ilya Mashkov.
 
Кстати много шума в блогах наделала недавняя инициатива мэра Собянина по отмене согласования Мосгорнаследием строек в охранных зонах. Любопытно, что сторонниками законопроекта, помимо чиновников, выступили и некоторые архитекторы. Например, участники той же RUPA размышляют в такт главе Мосгорнаследия Александру Кибовскому, который ратует за приведение городского законодательства в соответствие с федеральным и снятие лишних административных барьеров. «Если учитывать, что каждое согласование наверняка очередная взятка, то почему бы и нет?» – пишет, к примеру, Михаил Лин. «Я за ответственность архитектора, документы и нормативные акты и против согласований», – поддерживает Ilya Mashkov. Согласования давно пора заменить четкими регламентами в зонах охраны, уверен Александр Ложкин, тем более что «норма о согласованиях с госорганами строительства в зонах охраны исключена из 73-ФЗ уже более 5 лет назад», – замечает критик.

Противниками инициативы ожидаемо стали градозащитники, по мнению которых принятие закона лишь увеличит неразбериху в охранных зонах, отчего пострадает исторический облик столицы. «Так вот оно что, теперь понятна причина молчания Собянина в многочисленных случаях сноса архитектурных памятников Москвы, – пишет Rufus55 в комментариях на портале Ридус. –  Мешают эти защитники исторического наследия осваивать площади в центре Москвы!» – «Глупо так явно выказывать личную заинтересованность в застройке исторических мест», – добавляет sakaska в блоге «Коммерсанта». – «Даже Лужков себе такого не позволял...», – заключает пользователь DIK.
 
Столичные власти, между тем, призывы градозащитников все чаще игнорируют, и городским активистам приходится в буквальном смысле рисковать здоровьем, спасая памятники. Так, исчерпав все законные способы остановить реконструкцию «дома Болконского» на Воздвиженке, 9, в ночь на 25 июня координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин и двое активистов забрались на крышу, чтобы предотвратить демонтаж исторического купола: «Всю ночь Рустам Рахматуллин с соратниками продержались на куполе. Кран зацепил его крюком, но не начинал подъем, боясь погубить людей», – рассказывает Марина Хрусталева в блоге на Йополис. Строителей в результате удалось остановить до утра; градозащитники благодарят своих коллег за самоотверженность, понимая, однако, что противостояние на этом не закончится.
zooming
Зарядье. Фото Дмитрия Бальтерманца


26 Июня 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.