Социальность дизайна

На Московской архитектурной биеннале Архи.ру побеседовал с директором норвежского фонда Norsk Form Андреасом Берманом и главой его архитектурного отдела Хеге Эриксон о выставке Nordic ID, скандинавском дизайне и государственной политике в области архитектуры и дизайна.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

01 Июня 2012
mainImg
0 Norsk Form — это общественный фонд, созданный Министерством культуры Норвегии для улучшения качества жизни средствами дизайна и архитектуры. Он выступает инициатором и участником разнообразных проектов, занимается образовательной деятельностью, проводит выставки и конкурсы.
Андреас Берман (Andreas Vaa Bermann) — архитектор и урбанист, до руководства Norsk Form он возглавлял Ассоциацию архитекторов Осло, занимался архитектурной практикой.
Хеге Эриксон (Hege Maria Eriksson) — архитектор (в частности, ее бюро LY arkitekter сопровождало норвежский проект Стивена Холла Центр Кнута Гамсуна), архитектурный критик и специалист по наследию, а также менеджер 5-й Архитектурной триеннале в Осло (2013).
zooming
«Снохетта». Фойе Национального оперного театра в Осло. Фото Нины Фроловой
Хеге Эриксон и Андреас Берман. Фото Ole Jakob Skåtun/Ambassaden

Архи.ру: В рамках московской биеннале показана выставка Nordic ID — «северная идентичность». Не кажется ли вам это упрощением: ведь у каждой страны есть своя национальная идентичность?

Хеге Эриксон: Стоит обратиться в прошлое и взглянуть на географию. Северные страны, особенно Скандинавия, расположены на окраине Европы, мало заселены, там были большие пространства нетронутой природной среды (от которых не так много сейчас осталось). А в современный период социал-демократия стала частью общих традиций региона.

Андреас Берман: Я бы также подчеркнул аспект социальной осведомленности [т. е. осознания человеком своего места в обществе, социальной ответственности и т. д. — прим. ред.] как фундаментального основания дизайна и архитектуры в скандинавских странах. Я не согласен с вами: это не национальная, а действительно региональная черта. Скандинавский дизайн, скандинавская архитектура, показанная на этой выставке, отражают идентичность, общую для Норвегии, Швеции, Дании, Финляндии и Исландии, в меньшей степени — Эстонии, так как это больше Балтика, чем Скандинавия, и здесь есть разница.

Х.Э.: Однако всегда были и различия. В Дании и Швеции была значительная прослойка аристократии, в Норвегии — почти нет, там крестьяне были самостоятельны. Сейчас Норвегия богата нефтью, а Швеция и Дания должны полагаться на другие отрасли промышленности и торговлю. Эти экономические особенности отражаются и в архитектуре, в норвежском разделе этой выставки. Сейчас в нашей стране бум строительства дорогих загородных домов. Более половины населения владеет вторым домом — раньше это были маленькие коттеджи, почти хижины, но теперь стандарты растут, и такие постройки стали даже богаче городских жилищ. И представленные здесь проекты показывают реакцию архитекторов на эту проблему: ведь всю страну можно в итоге плотно застроить такими домами. Эта реакция — обращение к идеалу скромной жизни, к прошлому — простым деревянным постройкам, связанным с ландшафтом.
zooming
Хеге Эриксон и Андреас Берман. Фото Ole Jakob Skåtun/Ambassaden

А.Б.: Выставка Nordic ID интересна тем, что пяти кураторам дали одинаковую задачу, и, хотя они решили ее по-разному, их ответ — один и тот же: социальная осведомленность и скромность, а также выразительная архитектура. Финский куратор [архитектор Туомас Тойвонен] показал пять построек пяти разных архитекторов, которые впервые за историю страны выросли в международную эпоху. Поэтому на их архитектуру, в отличие от поколения их родителей, сильно повлияли международные тенденции, хотя социальная осведомленность осталась. В норвежском разделе то же самое, он демонстрирует реакцию на благоприятную экономическую ситуацию: это небольшие, тихие проекты — в них есть роскошь, но это «скромная роскошь» [заголовок раздела]. В Швеции социальная осведомленность — главная тема. Датские проекты — ответ на преобладание коммерческой архитектуры. Интересно сравнить все это другими выставками, размещенными здесь же [2-й этаж ЦДХ] — «Историзм» и «Сложность», где можно увидеть совершенно другие типы и цели архитектуры.

Архи.ру: То есть вся скандинавская архитектура разместится в разделе «Простота»?

Х.Э.: Не вся, конечно. Большинство строящихся зданий — это «архитектура роста», демографического и экономического. Она менее качественная, менее экологичная. В настоящей скандинавской архитектуре «устойчивость» полностью интегрирована в проект. Конечно, более просторные современные дома менее ресурсоэффективны, это проблема, но зато мы достигли многого в сфере экономии энергии и строительстве с нулевым выбросом СО2. Такие сооружения определены ландшафтом и климатом, они отвечают той ситуации, в которой находятся.
zooming
Jensen & Skodvin. Центр дизайна и архитектуры DogA в Осло - штаб-квартира Norsk Form. Фото Нины Фроловой

Архи.ру: Вы говорите о связи с ландшафтом, экологичности как органичном свойстве архитектуры — это качества, определявшие скандинавский дизайн в середине 20 в., когда возникло само это понятие. Остался ли он неизменным — со вниманием к материалу, использованием естественного освещения, простотой и элегантностью форм?

А.Б.: Да, это так. В Осло только что прошел семинар по скандинавской идентичности, где мы обсуждали, что такое скандинавский дизайн сегодня и можем ли мы до сих пор его так называть. Есть нечто общее в идентичности скандинавского образца: дизайнеры учатся тщательной работе с материалом, обращают внимание на северный свет, природу. Они не учатся «скандинавскому дизайну», они учатся проектировать «по-скандинавски». Учебника для этого нет.
Сами Ринтала. Дендрарий Йёвикского центра помощи подросткам © Pasi Aalto

Х.Э.: Они не копируют, это не проблема стиля, это образ мышления…

А.Б.: ...и метод работы…

Х.Э.: ...и метод работы, контекстуальность подхода. Например, архитекторы TYIN tegnestue, чья постройка есть на выставке, начинали с проектов для бездомных детей в Таиланде: с использованием очень простых и дешевых местных материалов, вторсырья, с учетом жаркого климата — для совсем иной ситуации, чем на родине, но с тем же подходом. Осознание архитектором того, как его проекты могут увеличить «устойчивость» общества, улучшить образ жизни, лежит в основе скандинавского метода.
zooming
TYIN tegnestue. Библиотека приюта Safe Haven в Таиланде © Pasi Aalto

Архи.ру: Скандинавский дизайн все-таки меняется?

Х.Э.: Да, он меняется, в том числе и благодаря компьютерным технологиям, позволяющим работать по-новому. Есть настоящая инновация и обновление архитектурного мышления. Например, «Снохетта» использует новые технологические методы, много экспериментирует. Мы до сих пор много работаем с деревом, возможно, это главный для нас материал, и сейчас происходит его возрождение в контексте «устойчивой» архитектуры, но используется оно уже совершенно по-новому. Дереву придаются сложные формы, как, например, в оперном театре в Осло, или используется массив дерева. Это позволяет уберечь объекты от пожаров, не прибегая к химической обработке построек. Массив дерева очень долго тлеет, поэтому нет опасности быстрого возгорания и распространения огня. Все эти новшества, наряду с большим запасом этого материала, позволяют постепенно улучшать жизнь в малых городах Норвегии, где очень много построек из дерева.
zooming
TYIN tegnestue. Библиотека приюта Safe Haven в Таиланде © Pasi Aalto

Архи.ру: Как вы видите на нашей биеннале, классицизм занял здесь видное место. А как обстоят дела в Норвегии? Строят ли люди при случае себе дома «с колоннами»?

Х.Э.: Люди сейчас предпочитают модернизм, такой обновленный вариант функционализма. А для загородных, «вторых» домов наиболее типичная идея — старый норвежский бревенчатый дом. Они хотят вернуться к корням, а традиции пышности в Норвегии просто нет.
zooming
«Снохетта». Зал Национального оперного театра в Осло. Фото Нины Фроловой

Архи.ру: В Норвегии много делается для популяризации архитектуры. Работает Norsk Form, проводятся дни архитектуры, триеннале, выставки, существует большой архитектурный раздел в Национальном музее. Такая политика — это ответ на запрос общества или стратегия по воспитанию вкуса публики, ее интереса к архитектуре и дизайну?
«Снохетта». Фойе Национального оперного театра в Осло. Фото Нины Фроловой

А.Б.: Norsk Form существует уже 20 лет. Деятельность фонда основана на идее того, что государство и общественные институты должны объяснять людям важность роли архитектуры и дизайна в жизни. Необходимо улучшать вкус и способность к оценке качества. Но мы не проповедуем хороший вкус, мы проповедуем важность выбора между хорошим и плохим, по мнению каждого конкретного человека, вкусом. Люди должны понимать, на чем основывается их выбор.
Есть несколько вариантов стратегии, например, показывать лучшие образцы архитектуры и дизайна. Один из наших главных проектов — «Дизайн без границ». Мы создаем совместные проекты в странах третьего мира, где дизайн становится инструментом их развития. Публику больше всего интересует дизайн изделий, но это не так важно, важнее показать им, как методы и методология проектирования может быть частью процесса развития. В сфере архитектуры мы участвуем во многих проектах, особенно градостроительных — связанных с архитектурой и дизайном. Мы устраиваем общественные дискуссии, чтобы планировщики, муниципальные служащие, политики и даже дети лучше понимали, как создается окружающая их городская среда.

Х.Э.: С целью улучшения среды в 2009 году норвежское правительство приняло государственную архитектурную политику, задействующую 13 министерств, т. е. оно признало, что архитектура «работает» во всех общественных сферах — транспорта, культуры, здравоохранения, торговли. Эта политика определила работу правительства в этой области и уже повлияла на архитектуру как дисциплину.
zooming
«Тверрфьелльхютта» – павильон Центра диких северных оленей © Ketil Jacobsen

А.Б.: Одна из целей работы Norsk Form — включение людей в процесс планирования, обсуждения проектов застроенной среды. Люди лучше понимают, о чем идет речь, участвуют в дебатах, и в результате повышается качество проектов и качество жизни всего населения — что и является для Norsk Form главной задачей. Сейчас в Норвегии разрабатывают государственную политику по дизайну, чтобы использовать его как инструмент для обновления общества. Он часть всего экономического процесса — от производства до продажи товара. С его помощью определяют, какие туристические образы и объекты должны представлять страну, а какие — нет. Вот, например, матрешка — это единственный символ России или можно рассмотреть и иные образы? Также есть иной, крайне важный тип «дизайн-политики»: универсальный дизайн, позволяющий каждому равно пользоваться всеми элементами среды. Он включает в себя все — от стула и санузла до дома, вокзала, городской площади.
zooming
JVA. Пост весового контроля у фьорда Гуллесфьорд на севере Норвегии © Haakon Aurlien

Х.Э.: Например, архитектурная политика включает крупномасштабное планирование транспортных систем, что очень важно для городов. Но архитектура воплощается в конкретных объектах, которые должны быть качественными, в том числе на уровне фактуры поверхности, освещения и т. д. Нельзя забывать об удлинении срока службы постройки, что зависит как от ее прочности, так и от способности к трансформации. И, конечно, качественные, продуманные архитектурные объекты должны отлично выглядеть!
zooming
Jensen & Skodvin. Церковь Мортенсрюд в Осло. Фото Нины Фроловой

01 Июня 2012

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Пресса: Классика в архитектуре: быть или не быть?
«Классическая архитектура в современном мире: выживание и новые перспективы». Такова была тема круглого стола, состоявшегося в рамках III Московской биеннале архитектуры в мае. Новость не остроновая, но еще долго будет актуальной. Как сказал поэт, « ах, если бы ее могли состарить годы…».
Flos – 50 лет света
В свой юбилейный год компания Flos порадовала российских архитекторов мастер-классами Джованны Кастильони на Арх-Москве 2012.
Рецепты для Переславля-Залесского
Посетителям прошедшей Арх Москвы среди множества других презентаций, вернисажей и лекций показали проект Toy City (Игрушечный город) – концепцию развития туристического города на примере Переславля-Залесского. Авторы считают, что выработанные рецепты можно было бы использовать и для других городов «Золотого кольца».
Пресса: Российская архитектура: от рывка до рывка
На 3-й Московской архитектурной биеннале задана новая повестка дня в градостроительстве: вместо архитектуры и интерьеров на первый план выходят урбанизм и общественные пространства.
Социальность дизайна
На Московской архитектурной биеннале Архи.ру побеседовал с директором норвежского фонда Norsk Form Андреасом Берманом и главой его архитектурного отдела Хеге Эриксон о выставке Nordic ID, скандинавском дизайне и государственной политике в области архитектуры и дизайна.
Пресса: Виды на озеро
На прошедшей в Москве Биеннале архитектуры урбанист и архитектор, основатель бюро anOtherArchitect Даниэль Дендра представил проект Toy City, посвященный Переславлю-Залесскому. Он рассказал «Пятнице» о том, зачем в Переславле общественные пространства, почему города должны планировать свое будущее на много лет вперед и как должно быть устроено современное архитектурное бюро.
Пресса: Победитель конкурса "зелёных" архитекторов в Москве...
Архитекторы трех проектов-победителей первого конкурса "зелёного" строительства, прошедшего в рамках Московской биеннале архитектуры, получили более полутора миллионов рублей, сообщает организатор конкурса компания Rосkwool.
Пресса: Как делать парки: Директор Центрального парка о бюджетах,...
Руководитель самого известного городского парка в мире Даглас Блонски приезжал на Московскую биеннале архитектуры по приглашению «Друзей Зарядья» — подумать над новым парком на месте бывшей гостиницы «Россия». «Афиша» поговорила с Блонски о том, как делать парки, и записала рекомендации других экспертов.
Пресса: Алексей Тарханов беседует с Кенго Кумой
В конце прошлой недели японский архитектор Кенго Кума был нашим гостем в Москве. Он читал лекцию во время выставки "Арх-Москва" и дал нам небольшое интервью. Мы его опубликуем очень скоро, а пока что предлагаем прочитать интервью, которое Алексей Тарханов взял у Кенго Кумы несколько лет назад. Оно опубликовано в февральском номере AD 2009 года, а недавно вновь опубликовано в книге "Словесные конструкции".
Пресса: Утраченные коллизии
В Москве открылась III Биеннале архитектуры, которая продлится до 7 июня. Тема биеннале этого года — "Идентичности". О том, возможно ли определить идентичность города в рамках художественного проекта, и о том, почему реконструкцию парка Горького в некотором смысле можно считать провалившимся проектом, размышляет Григорий Ревзин.
Технологии и материалы
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Сейчас на главной
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.