Vanitas. На тему времени

Этот дом встречает поезда. Его место, слева от железнодорожных путей перед Курским вокзалом, сейчас занимает насосный завод, который будет выведен для строительства «офисно-делового торгового комплекса» - такие рокировки сейчас делаются в Москве постоянно ради освобождения центральных районов от промзон

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

11 Апреля 2007
mainImg
Мастерская:
ADM
Проект:
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул.
Россия, Москва, ул. Верхняя Сыромятническая, владение 7

Авторский коллектив:
Авторы:
А. Романов, Е. Кузнецова, Н. Скурчаева
При участии: А. Кавицкая, А. Шишков И., Сорокин

Инженерные/конструктивные разделы: ООО «Финпроект»

2007

Заказчик – ЗАО «Монетчик»

Итак, главный контекст здания – железная дорога, главные зрители – люди, которые приезжают в город на поезде и сидя в купе на чемоданах, смотрят в окно. Обычно, не только в Москве, но даже и в европейских городах, они видят что-то очень промышленное, какие-нибудь вокзальные задворки. Здание Андрея Романова и Екатерины Кузнецовой – подарок для таких зрителей.

Один из его объемов, тот, который расположен ближе к путям, вытянут в сторону поездов длинным «носом», который своими стремительно-плавными очертаниями напоминает современный скоростной локомотив. Это характерно для дизайна машин и поездов: предмет рисуют как можно более сглаженным, практически – для того, чтобы уменьшить сопротивление ветру и помочь ему проскользнуть между потоками воздушной стихии с минимальными потерями скорости. Внешне этот прием, по своей сути технический, создает ощущение полета – во-первых, все знают: все, что быстро движется, начиная от ракет и самолетов, имеет такие носы, и следовательно форма связана со скоростью. А во-вторых, заостренный эллиптический абрис сам по себе ассоциируется с быстротой – он как будто бы обветрен от постоянного движения вперед.
Стены нижнего этажа целиком стеклянные, а «нос» поставлен на тонкие круглые ножки, все здание целиком выглядит подвешенным, парящим над землей и преодолевающим силу тяжести, навевая мысли о левитации. И заставляя вспомнить мечты о технологиях будущего, поездах на магнитной подушке. «Он встречает поезда и сам – как поезд» - говорят архитекторы. И правда похоже, как будто это еще один локомотив, только побольше, а значит – памятник локомотиву. В этом смысле фасад очень чутко реагирует на ближайшее окружение, потому что его контекст – поезда.

Однако у описанной «обветренности» есть и еще один смысл, уже в большей степени архитектурный, чем паровозный. Авторы сознательно заложили в пластику фасадов тему истончения – по собственному признанию Андрея Романова и Екатерины Кузнецовой,  это одна из их любимых тем. Действительно, она же присутствует в доме для Гороховского переулка. А значит любопытно разобраться в том, что же это за тема и что она значит.

В описываемом здании эффект обветренности складывается из нескольких приемов. Окна разных размеров, пошире и поуже, в месте заострения фасада группируются, их там больше, а массы стены – меньше, меньше материи. Похожим образом выветриваются прибрежные скалы: мягкая порода уходит, жесткие «ребра» остаются, образуя причудливый слоистый каркас. Здесь в этой роли – междуэтажные перекрытия, дополненные тонкими вертикальными перемычками: каркас асимметричный, но жесткий, геометризованный.

Второй способ – стена сделана слоистой. В окна вставлены панели из текстурированного шелкографией полупрозрачного стекла, они глубже кирпича, но выше стекол – они создают третий промежуточный слой, поверхность истончается постепенно, опять же примерно так, как выветриваются известняковые скалы. Надо, правда, сказать, что прием слоистого фасада – древний, как ордер. Его особенно любило итальянское Возрождение и французский неоклассицизм. В «классическом», правда, случае это делалось за счет стены, которая покрывалась уступчатыми филенками. А здесь – за счет окна. 

Третий прием – цвет кирпича, который очень плавно изменяется от темного коричневого на «спокойных» центральных частях фасадов до очень светлой охры на «обветренных» выступах. Похожим образом скалы становятся на выступах светлее.
Кстати сказать, это специальный голландский кирпич, если потрогать, с него сыпется песок – после того, как он окажется на фасаде, кирпич еще некоторое время будет немного обсыпаться и вскоре приобретет что-то похожее на патину времени.

Имитация потертости и выветренности, последовательно проведенная от формы объемов и окон вплоть до цвета и формы кирпича, создает эффект искусственного состаривания совершенно нового здания и заставляет вспомнить о нарочно порванных джинсах, которые сейчас продаются во всех фирменных магазинах. Тенденция имитировать несуществующий возраст вещи существует в современном искусстве достаточно давно и закрепилась уже даже в моде.

Кстати сказать, тема потрепанности временем продолжается во внутреннем дворе здания – там по периметру каменная вымостка, а посередине газон, и граница между травой и плитами с одной стороны задумана неровной. Швы между плитами плавно увеличиваются – тротуар «растворяется» в траве, имитируя руину, но только очень новую, свежую и красивую.

Описанные приемы складываются в нечто вроде размышления о времени. В современной классике этому соответствуют руины, коих немало. В деконструктивизме – металлические каркасы и дыры в наклоненных, падающих, как Пизанская башня, строениях. Здесь тема времени решена аккуратнее. Дом совершенно новый, но содержит в себе намек на то, что, может быть, он веками тут стоит, как скала. Скала ведь может так стоять очень долго, прежде чем ветер, понимаемый проходящими поездами, обточит ее до формы гальки. Получается, что намек, заложенный в этой модернисткой разновидности искусственной руины, указывает нам на время значительно более давнее.

Итак, этот дом использует архетипические формы раннего модернизма, восхищавшегося  техникой, способной преодолевать время, быстро перенося людей в пространстве: паровозами, самолетами и океанскими лайнерами. Но время имеет свойство состаривать материал, летящий во времени. Каковая мысль была чужда формальным поискам конструктивизма. А вот рассмотренное здание соединяет эти две вещи: форму, летящую через время, и результат воздействия того самого неумолимого времени, с которым она, летя, соприкасается. И поэтому дом выглядит как рефлексия на тему архетипов модернизма. Причем сами по себе эти размышления принадлежат не столько конкретному зданию, а направлению в целом. Данный случай интересен тем, что здесь тенденция почувствована, тонко разыграна и вообще – не дает покоя авторам, прорастая в их работах.

Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул. Проект, 2007 © ADM


Мастерская:
ADM
Проект:
Офисно-деловой и торговый комплекс на Верхней Сыромятнической ул.
Россия, Москва, ул. Верхняя Сыромятническая, владение 7

Авторский коллектив:
Авторы:
А. Романов, Е. Кузнецова, Н. Скурчаева
При участии: А. Кавицкая, А. Шишков И., Сорокин

Инженерные/конструктивные разделы: ООО «Финпроект»

2007

Заказчик – ЗАО «Монетчик»

11 Апреля 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.