06.03.2007

Рождение концепции

Выставка со странным названием «РодДом» совсем не проста. В ней участвуют многие известные архитекторы, треть или четверть из них иностранцы. Каждый представил собственный взгляд на тему рождения творческого замысла в виде объекта компактных размеров

информация:

Корпус Строгановского училища, построенный А.Кузнецовым в 1913 году, в котором расположена галерея ВХУТЕМАС
Корпус Строгановского училища, построенный А.Кузнецовым в 1913 году, в котором расположена галерея ВХУТЕМАСоткрыть большое изображение

Выставка «РодДом», проходящая в рамках Биеннале современного искусства – первый проект новой галереи ВХУТЕМАС, которая разместилась под крышей современного МАрхИ в бывшем скульптурном классе знаменитой Строгановки. Зал проектировался для работы скульпторов, поэтому его южная стена целиком стеклянная; в дальнейшем галерея планирует восстановить стеклянный купол для освещения сверху. Расставленные сейчас в этом зале высокие подставки с объектами очень напоминают скульптурный класс. Все объекты куратора выставки Юрия Аввакумова, должны интерпретировать тему «рождения новой формы» и весом-ростом не превышать новорожденного младенца.  

Юрию Аввакумову удалось задать для концептуальной выставки замечательно многозначную тему. Первой мыслью по прочтении названия было – это вариация на тему alma mater, потому что все находится в МАрхИ. Подходя к галерее, ощущение только растет – да, вот оно, знаменитое здание архитектора Кузнецова, корпус института, где «делают» новых архитекторов, на входе так и написано: «роддом».

С другой стороны, студенты МАрхИ во время обучения получают разные тематические задания – полтора года назад об этом вспоминала выставка, организованная журналом «Проект Россия». Там проектировали клуб. Возможно, для того, чтобы участникам не пришло в голову взаправду нарисовать родильный дом, в манифесте «БорнХауза» было оговорено, что они «не обязательно должны были проектировать реальное родильное отделение», хотя эту успокоительную ремарку предварял увлекательный рассказ про то, что роддома придумали в XIX веке для тайного рождения незаконных детей.

Итак, кураторский замысел, озвученный в названии-задании Юрия Аввакумова – «метафора формы для рождения новой формы». Фраза любопытна сама по себе, потому что ведь метафора – это такой специальный художественный контейнер для хранения смыслов, в него автор вкладывает другую форму, от которой, с свою очередь, рождается третья, новая. Получается такая матрешечная многослойность, которая и была реализована в собственно аввакумовском проекте, где, правда, матрешек было не три, а больше, как будто внутри новорожденной метафорической формы расплодилось еще много меньших деток. В матрешке, видимо, очень здорово размножаться, одна проблема – расти некуда. Впрочем идеи могут выпрыгивать из материнской куклы –матрешки были открыты. Эта инсталляция стоит среди других почти как логотип всего проекта, сопровожденная, правда, скромным извинением о том, что на самом деле болванка – старая, ее купили в 1984 году для другого проекта.

Пространство бывшего скульптурного зала «держит» самая пластичная инсталляция выставки, объект «Арт-Бля» (Андрей Савин, Андрей Чельцов, Михаил Лабазов) – поставленная выше всех группа пружинок, похожих на известную визуализации этой группы в виде шевелящихся над Москвой-рекой синих шупалец. Движение пружинок-отростков хорошо бросается в глаза любому входящему, безусловно заявляя – да, здесь и впрямь что-то то ли рождается, то ли, скорее, зачинается.

Парадоксальным образом почти все проигнорировали тему рождения, сосредоточившись на зачатии или на крайний случай – вынашивании. Сложно сказать, почему так вышло – может быть, из-за того, что участники восприняли свои объекты как детей и углубились в тему – как же их все-таки делают. Тотан Кузембаев в экспликации честно написал, что раз на обдумывание дали 6 месяцев, а не положенные 9, то и объект недоношенный. Сергей Скуратов обратился к теме искусственного оплодотворения, что по-своему логично: откровенно говоря, настоящее творение остается делом Божественным, а творение художника – в какой-то степени всегда искусственное, почему собственно и называется искусством. Отсюда увлекшая многих тема «одержимой куклы» – в мифах голема, в сказках Пиноккио. Гофрированная доска Евгения Асса, «Хай-тек Буратино» – самое непосредственное раскрытие идеи. Глиняную матрицу Александра Бродского для отливки эмбрионов можно понимать в том же ключе; также как и овальный инкубатор для макетов Сергея Чобана – глядя на который, сложно отделаться от ощущения, что там, как папоротники по весне, проклевываются еще три, а то и четыре башни «Федерация», тоже, видимо, ввиду недостаточности срока выросшие еще не вполне.

С другой стороны нельзя не признать, что в отношении художественного творчества зачатие идеи – в каком-то смысле и есть ее рождение. Так что показанные именитыми авторами объекты можно признать в некотором роде экстрактом их творчества – каждого попросили артистически интерпретировать процесс рождения его художественного замысла, и соответственно «дети» получились похожими на «родителей».

Работы много практикующих архитекторов получились больше других похожи на дома. «In Vitro» Сергея Скуратова, несмотря на попадающие в резонанс с историческими экскурсами организаторов поклоны в сторону первого человека, зачатого в пробирке,  больше всего напоминает «настоящие» здания архитектора. Это параллелепипед, составленный из стеклянных мензурок квадратного сечения, до разного уровня заполненных водой – что вызывает в памяти любимые Скуратовым «плавающие» окна. Все блестит и преломляется, послойно уходит в глубину и совмещает прямоугольную правильность объема с асимметрией меньших мотивов.

Объект Владимира Плоткина тоже очень похож на его архитектурные проекты, но пользуясь свободным форматом арт-жеста, который не придется потом строить, автор усиливает взаимное проникновение строгой сетки-подосновы и вживленных в нее живописных «вольностей». Отчего вырезанная из листов пластика «сетка» становится более гибкой и сложносочиненной. Путем многократных пересечений она превращается в сложную трехмерную структуру, модель современной инсулы, населенную цветными пластилиновыми людьми. Тема зачатия-рождения довольно-таки буквально иллюстрируется поведением этих фигурок, которые, как артисты на сцене, работают для раскрытия замысла. Похожим образом решен объект Гари Чанга, но его люди более реалистичны, и масштаб крупнее – все приближено к макету большой квартиры. Однако фигурки лепятся не к одной плоскости пола, а еще и к стенам, как мухи.

Дом-свечка «Меганома», напротив, меньше всего напоминает настоящее здание. Это квадратный кусок парафина с окошками и вплавленными внутрь кусками дерева. На самом деле «балок» не задумывалось: бруски вставили при отливке, чтобы сделать отверстия, но вытащить смогли не все, отчего получилось даже более интригующее, хотя и добавился лишний реализм. Момент рождения, видимо, здесь обозначается светом. Если принять такое объяснение, то меганомовскую «свечку» надо признать точным ответом на название – это и правда дом, в котором что-то такое светлое родится внутри; что и  как – непонятно, но снаружи красиво. Вообще создается впечатление, что Юрий Григорян от мегалитов обратился к свету: на упомянутой выставке «Клуб» его объектом был полусгоревший бумажный домик.

Тотан Кузембаев тоже по-своему интерпретирует свет: его объект состоит из шести (по числу месяцев «вынашивания») пластмассовых ванночек, куда были насыпаны разные элементы, из которых что-нибудь может произрасти: воды, земли, семян… Лампочки цветные, все вместе выглядит очень радужно и напоминает старый ламповый компьютер, наводя на мысли о «Матрице».

Один из самых многослойных в смысле интерпретации объект принадлежит Александру Бродскому. Два «кирпича», слепленных вручную из глины изображают матрицу (опять она) для изготовления маленького человеческого эмбриона путем его отливки из чего-нибудь. Для «скрепления» половинок предусмотрены штырьки и соответствующие впадины, для «отливания» - специальный желобок. Половинки большие, их, наверное, удобно брать руками и соединять, но только они никогда не соединятся и выплавить скульптурку эмбриона с помощью этой матрицы, конечно же, невозможно. Потому что поверхности кирпичей криволинейные, рукотворные, глина местами съежилась и местами потрескалась, отсюда – формочки больше похожи на кустарную поделку какого-нибудь, к примеру, ассирийца или представителя «трипольской культуры», который возгордился и решил собственноручно повторить акт Божественного творения, да у него ничего не вышло. В этом смысле больше подходит ассириец, по аналогии с неудачной попыткой Вавилонской башни достать до неба.

Как видим, непростое задание отрефлексировать творчество как рождение в виде одного объекта весом 3,5 килограмма и ростом около полуметра породила множество разных вариантов. Тема неисчерпаемая, что в принципе не исключает появления в будущем роддома-2.

   РодДом. На открытии выставки
   РодДом. На открытии выставкиоткрыть большое изображение
Матрешки Юрия Аввакумова
Матрешки Юрия Аввакумоваоткрыть большое изображение
А.Савин, В.Чельцов, М.Лабазов
А.Савин, В.Чельцов, М.Лабазовоткрыть большое изображение
С.Чобан. Объект для хранения новорожденных идей
С.Чобан. Объект для хранения новорожденных идейоткрыть большое изображение
Сергей Скуратов. In Vitro
Сергей Скуратов. In Vitroоткрыть большое изображение
открыть большое изображение
Евгений Асс. «Хай-тек Бутатино»
Евгений Асс. «Хай-тек Бутатино»открыть большое изображение
Объект Владимира Плоткина
Объект Владимира Плоткинаоткрыть большое изображение
открыть большое изображение
Гэри Чанг. Maze of the Ready made
Гэри Чанг. Maze of the Ready madeоткрыть большое изображение
Юрий Григорян, Александра Павлова (Бюро «Проект Меганом»). Роддом
Юрий Григорян, Александра Павлова (Бюро «Проект Меганом»). Роддомоткрыть большое изображение
Объект Тотана Кузембаева
Объект Тотана Кузембаеваоткрыть большое изображение
Александр Бродский. Без названия. Необожженная глина
Александр Бродский. Без названия. Необожженная глинаоткрыть большое изображение
открыть большое изображение

Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты:

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Александр Скокан
  • Никита Бирюков
  • Александр Попов
  • Сергей Кузнецов
  • Никита Токарев
  • Карен Сапричян
  • Левон Айрапетов
  • Зураб Басария
  • Наталья Сидорова
  • Владимир Биндеман
  • Антон Надточий
  • Станислав Белых
  • Алексей Гинзбург
  • Даниил Лоренц
  • Сергей Сенкевич
  • Антон Яр-Скрябин
  • Андрей Романов
  • Константин Ходнев
  • Юлия Тряскина
  • Валерий Лукомский
  • Михаил Канунников
  • Валерия Преображенская
  • Андрей Гнездилов
  • Игорь Шварцман
  • Антон Барклянский
  • Александр Асадов
  • Сергей Чобан
  • Всеволод Медведев
  • Юлий Борисов
  • Александр Бровкин
  • Алексей Курков
  • Наталия Шилова
  • Сергей  Орешкин
  • Тотан Кузембаев
  • Дмитрий Васильев
  • Илья Уткин
  • Полина Воеводина
  • Иван Кожин
  • Олег Мединский
  • Дмитрий Ликин
  • Дмитрий Селивохин
  • Никита Явейн
  • Александра Кузьмина
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Павел Андреев
  • Роман Леонидов
  • Екатерина Грень
  • Вера Бутко
  • Владимир Плоткин
  • Андрей Асадов
  • Владимир Ковалёв
  • Арсений Леонович
  • Николай Миловидов
  • Олег Карлсон
  • Антон Бондаренко
  • Антон Ладыгин
  • Антон Лукомский
  • Анатолий Столярчук
  • Илья Машков
  • Василий Крапивин
  • Олег Шапиро
  • Сергей Скуратов
  • Сергей Труханов
  • Евгений Герасимов
  • Екатерина Кузнецова

Постройки и проекты (новые записи):

  • Дом «KINO»
  • Мемориал жертвам политических репрессий на проспекте Сахарова, конкурсный проект
  • Международный медицинский кластер в Сколково. Диагностический и терапевтический корпус
  • Моносад на московском монорельсе
  • Спортивный центр Nike Box MSK
  • Павильон в парке Горького
  • ШАР перед Даниловским рынком
  • ЖК «Палникс»
  • Эскиз застройки территории заводов «Химволокно» и «Пластполимер»

Технологии:

06.07.2018

Кирпич без границ

Представляем лауреатов Brick Award 2018 – премии, учрежденной компанией Wienerberger за выдающиеся здания, построенные из керамических материалов.
Wienerberger (Винербергер)
04.07.2018

Кондиционеры на фасадах

Рассматриваем еще раз острую проблему кондиционеров на фасаде. Свое мнение высказали архитекторы, девелоперы и специалисты по фасадным системам.
ТехноДекорСтрой
02.07.2018

Птица на гараже

Деконструированный «Птеродактиль» Эрика Мосса в Карвер-Сити сделан из титан-цинка.
RHEINZINK
29.06.2018

Остекление палубы теплохода как главный фактор коммерческого успеха

Безрамное раздвижное остекление Lumon на теплоходе «Ласточка-2»
ЗАО "Лумoн"(LUMON)
18.06.2018

Архитектура из «гипюра»

Что нашли в деталях из Ductal® Жан Нувель, Фрэнк Гери, Ренцо Пьяно и Руди Ричотти? Какие возможности дает этот инновационный материал для архитекторов? Об этом – в интервью с Паскалем Пине, бизнес-инженером направления Ductal® компании LafargeHolcim.
другие статьи